01:12 

Клан Хьюга. Глава 16.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Клан Хьюга
Глава: 16
Автор: Shelma-tyan
Персонажи (Пейринг): Неджи/Хината
Рейтинг (для главы): PG-15
Жанр: романс
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежат Кишимото
Саммари: Про Неджи, Хинату и клан Хьюга. После второго экзамена на чунина, Хината в попытке помириться хочет увидеть Неджи. Но он приходит к ней в палату вовсе не за тем, чтобы забыть клановые раздоры и извинится. Как ей не начать ненавидеть, как ему перестать презирать. Все об этом.
Предупреждение: ГЕТ/всем бояться/, некоторое АУ от манги, ООС
Разрешение автора на размещение его работы: получено

Главы 1-3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
*16*


После ужина, состоящего из горячей лапши и наспех порезанных овощей, Хинату одолела мягкая домашняя усталость. Они с Неджи устроились на диванчике в гостиной. Неджи потянулся за пультом от телевизора, но Хината остановила его.
- Не надо. Не хочу шума.
- Хорошо, - легко согласился кузен. Хината смущенно потупилась. Они сидели вдвоем, совсем одни, и не далее часа назад Неджи поцеловал ее. Было от чего смущаться. Хината совершенно не представляла, как себя вести с Неджи теперь, когда они, кажется, встречаются. Хотя разве один поцелуй может служить четкой гарантией? Быть может, он ничего и не значит, может быть…
Поток сумбурных мыслей прервал Неджи. Он мягко обнял ее за плечи, притянул к себе и устроил ее голову у себя на плече. Хината вся замерла. Это было так странно, непривычно и смущающе. Но, кроме того, приятно и тепло, даже правильно. Словно так и должно было быть.
- Неджи, - шепнула Хината, с любопытством глядя на его такой близкий сейчас профиль.
- М? – так же тихо отозвался он.
Хината глупо хихикнула. На самом деле в голове роились сотни вопросов, но ей не хватило бы смелости озвучить их.
- Что? – Неджи лениво повернул голову и поглядел на нее сверху вниз.
- Ничего, - тут же опустила глаза Хината.
Они сидели так близко,что Хината чувствовала исходившее от Неджи тепло и негу. От этого все тело таяло, расслаблялось, но в то же время Хината не помнила, когда она еще так волновалась.
- Хочешь спросить «что дальше»? – предположил Неджи насмешливо.
Хината зарделась. Захотелось спрятать пылающее лицо в ладонях, но она лишь уткнулась в ворот рубашки Неджи.
- Нет! – возмущенно прошептала она.
- Неужели не любопытно? – подразнил Неджи. Хината отрицательно помотала головой. Конечно, она знала, «что дальше», правда, очень приблизительно. Все же Хината еще ни разу ни с кем не встречалась. Но они ведь не… то есть… не могли же они вот так сразу с места в карьер… Хината почувствовала, что краснеет сильнее.
- Дальше ты будешь спать, а я тебя охранять. Как дракон прекрасную принцессу.
- Я не принцесса, – нахмурилась Хината.
- А я, конечно, не дракон, - согласился Неджи сонным голосом.
Они засыпали. По крыше уютно барабанил дождь, в доме было тихо и темно. Несколько раз за окнами сверкнуло, по небу прокатился громовой раскат, и снова все стихло. Они дремали, греясь в объятиях друг друга.
В какой-то момент Хината проснулась оттого, что соскользнула с плеча Неджи. Он тут же, не открывая глаз, уложил ее к себе на колени. И она, даже не успев смутиться, снова закрыла глаза.
В следующий раз Хината проснулась уже оттого, что Неджи осторожно поднимал ее с дивана. Она глянула в окно – уже совсем стемнело.
- Спать, – скомандовал Неджи беспрекословным тоном. – Хватит валяться на диване.
- Тиран, – слабо воспротивилась Хината, но все же встала. Сон освежил ее, и, пока они поднимались по лестнице, Хината совсем раскачалась. Они прошли по коридору и, когда остановились у двери ее спальни, Хината с трудом ее открыла – так дрожали руки. А все потому, что Неджи шагнул следом за ней.
Хината онемела. Она хотела спросить или возразить или еще что-то, но от явственного ужаса и смущения не могла произнести ни звука. Неджи прошел в комнату, сдёрнул покрывало с постели и аккуратно сложил вчетверо. Хината смотрела на него во все глаза. Он же… он ведь…
Неджи, наконец, разглядел ее испуг и усмехнулся.
- Нет, - твердо заявил он, закатив глаза. Хината выдохнула. И вдруг отчетливо почувствовала укол странного разочарования. Противоречивое чувство спокойствия и потери одновременно. Она, конечно же, не была готова к тому, чтобы спать с Неджи, в любом из смыслов, но и отпускать его не хотелось.
- Хм, - не удержалась Хината. Неджи замер с покрывалом в руках.
- Хм? – переспросил он, приподняв бровь. – И что это должно означать?
Хината была готова провалиться сквозь землю от смущения. По большей части оттого, что она сама не знала, что значит ее «хм».
- Я умываться, – побито прошептала она и проскользнула в ванную. Только захлопнув за собой дверь, Хината дала волю чувствам. В ужасе прижала ладони к пылающим щекам, несколько раз глубоко вдохнула, успокаивая колотящееся сердце, и даже прошлась туда-сюда, чтобы успокоить нервы.
Вот ужас! Что же это! Неджи должен вести себя иначе! Или, может, это ей следует как-то по-другому реагировать? Наверное, она ведет себя как сущая идиотка! На ум пришла неприятная мысль, что Тен-Тен наверняка уж знала, что делать, оставшись с Неджи наедине. А она, Хината, ничегошеньки не смыслила в романтических делах. Хината с тоской посмотрела на дверь. Наверняка Неджи сравнивает ее и Тен-Тен, и в этом сравнении Хината явно не выигрывает.
От этих мыслей стало совсем тоскливо. Хината включила воду и принялась яростно чистить зубы. Ох, ну что ей стоило обзавестись каким-никаким опытом? Она ведь даже целоваться не умеет! Не говоря уж о чем-то большем. Хината прополоскала рот и, с тревогой глядя на себя в зеркало, пригладила спутавшиеся во сне волосы. Ну вот, еще и всклокоченная, словно после драки! Неджи, наверное, сам недоумевает, как он ввязался с ней в это.
От самобичевания Хината совсем расстроилась. Теперь выйти обратно в комнату казалось непосильной задачей. С каждой секундой Неджи казался все недоступнее, а она все глупее и некрасивее.
- Надеюсь, ты там не заснула? – раздался из-за двери голос Неджи. Хината поняла, что дальше сидеть в ванной не получится. Какая ни есть, а ей придется предстать перед Неджи.
Она приоткрыла дверь и понуро проскользнула в комнату. Неджи посмотрел на нее и сжал губы, сдерживая улыбку.
- Даже боюсь предположить, что ты там себе на воображала, - как всегда, прочел он ее, словно открытую книгу.
- Ничего, - едва слышно отозвалась Хината и, подойдя к кровати, потянулась к одеялу, намереваясь его откинуть.
Неджи подошел и обнял ее со спины.
Хината замерла, закрыла глаза. Руки Неджи скользнули по ее животу, мягко обнимая, он зарылся носом в ее волосы за ухом и крепче прижал к себе.
- Рассказывай, – шепнул он ей в ухо. Его голос дрожал от смеха, от этого дыхание, отрывистое и теплое, чувственно щекотало кожу. Хината думала, что ни за что не сможет признаться в таком кому бы то ни было, но это был Неджи, с которым она провела большую часть жизни, Неджи, с которым ее роднило и связывало большее, чем с кем бы то ни было.
- Я не умею целоваться, – едва слышно выдохнула Хината. – И вообще ничего не умею. Я не знаю, как себя вести. И все время смущаюсь.
- Ужас, - согласился Неджи и мягко поцеловал ее за ухом. Хината затрепетала. Прикосновение, такое чуткое, почти лишенное чувственности, едва ли не изучающее, тем не менее проскользнуло по телу самой настоящей искрой.
- Я… - Хината облизнула пересохшие губы. – Я… наверное, кажусь тебе смешной?
- Очень, - Неджи наклонил голову и поцеловал ее шею прямо под мочкой уха. Хината томно откинула голову, сама не понимая, что с ней творится. Неджи крепко, но мягко держал ее, и хотелось просто отдаться потоку, забыть про все страхи и сомнения и таять в его руках.
- Очень смешной… - шепнул он, и спустился еще ниже, лаская кожу легкими поцелуями.
Хината с трудом приоткрыла затуманенные глаза. Увидела свою привычную комнату, зеркало, расправленную кровать. И почувствовала Неджи еще ярче, ощутила каждый сантиметр, каждый мускул в его теле. Хината запоздало услышала свое тяжелое глубокое дыхание, ощутила, как предательски подкашиваются ноги.
От осознания того, что пожелай Неджи, и она не сможет устоять, Хината в страхе вздрогнула. Неджи развернул ее к себе. Но, прежде чем Хината успела сгореть со стыда, взглянув в его лицо, он поцеловал ее. И все стало неважно.
Неважно, что она никогда никого не целовала, кроме него. Неважно, что она неловко попыталась прихватить его губу своими и позорно промахнулась, ткнувшись куда-то в подбородок.
Они оба усмехнулись.
- Ужасно, – кивнул Неджи. – Просто катастрофа, – шепнул он в ее губы, снова углубляя поцелуй. Хината подумала, что это верх неприличия, так откровенно льнуть к Неджи всем телом, но подумала вяло и безразлично. Она не могла иначе. Не могла контролировать себя. С Неджи все было правильно. Все, что угодно.
Хината обняла его за плечи, запуталась пальцами в длинных волосах и чувственно ахнула, когда Неджи на секунду прижал ее к себе, почти оторвав от пола. Так близко, так откровенно.
Они целовались, еще и еще. Хината давно уже закрыла глаза и тонула в ощущениях. Как сладко, волшебно, маняще…
Неджи отстранился, тяжело выдохнув ей в губы. Зацелованные, влажные, они тут же отозвались холодком. Хината испуганно вскинула глаза:
- Что-то не так? – спросила она встревоженно.
Неджи улыбнулся. Закрыл глаза и снова тяжело вздохнул, словно успокаивая себя.
- Спать! – скомандовал он и отстранился. Хината, потеряв тепло его тела, тут же почувствовала холод.
- А, да… - забормотала она. – Конечно. Извини, – зачем-то добавила она.
- Я был бы не против хоть всю ночь провести за поцелуями, – усмехнулся Неджи. – Но я здесь не просто так. Я твоя охрана, ты об этом помнишь?
- Угу. – Хината, все еще не отошедшая от ласк, глупо смотрела на Неджи. Спохватилась и забралась под одеяло. – Но мы же в Конохе. От кого меня тут охранять? – легкомысленно пожала она плечами.
Неджи посмотрел на нее и промолчал. Наклонился, целомудренно поцеловал ее в кончик носа и вышел, тихо притворив за собой дверь.

Хината проснулась четко по часам. Шесть утра, утренняя тренировка. Тело привычно вытолкнуло ее из сна без всякого будильника.
Она оделась, завязала волосы в хвост и осторожно вышла в коридор. Неджи не было видно.
Хината беззаботно улыбнулась. Яркому утру, птичьему щебету в саду, своему радужному искреннему счастью. Она сбежала по лестнице и открыла дверь в тренировочный зал.
Никого не было. Хината разочарованно осмотрелась кругом. Ни отца, ни Ханаби, ни Неджи. Пусто.
Хината прошлась по гладкому полу, разминая руки. Она могла бы уйти, забраться снова в теплую постель и урвать еще пару часов сна. Когда-то очень давно она мечтала именно об этом.
Резко оттолкнувшись, Хината сделала несколько прыжков, сальто, поворотов. Она была одна, никто ее не заставлял, не поучал, не натаскивал. И все же она не думала о том, чтобы уйти. Она хотела стать сильнее не для того, чтобы впечатлить отца или клан. Она хотела стать сильной, чтобы их защитить.
Через час дверь приоткрылась. Хината обернулась, но вместо Неджи медленно вошла Кам. Старая нянька за последние годы заметно сдала. Волосы совсем поредели, черты лица заострились, кожа стала похожа на папирусную бумагу. Она не могла больше помогать по дому, да и Хината и Ханаби повзрослели. Теперь она лишь заходила изредка в гости, и только.
- Бабуля Кам, – поприветствовала Хината.
- Привет, милая, – негромко поприветствовала старушка, тяжело опираясь на трость. Ей было тяжело ходить по ступенькам, а пол тренировочного зала был специально занижен по отношению к остальному дому.
- Не заходи, – торопливо остановила ее Хината и подошла сама. – Пойдем присядем? Хочешь чаю?
- Чаю? О, только не вашего отвратительного. Хиаши вечно держит этот мерзкий сорт. Терпеть его не могу. И как он только его пьет? Я ему однажды принесла прекрасного чаю из страны Волн, такой был хороший, с травами, а пах! Божественно…
Хината взяла старушку под локоть и провела на кухню. Под нескончаемые воспоминания о вероломном отношении отца к драгоценному чаю, Хината усадила ее и заварила таки чай.
- А… - Кам привередливо понюхала чашку. – А этот не так и плох.
Это был любимый сорт Хиаши. Хината улыбнулась с грустью. Когда-то Кам была лучшим медиком в клане, но сейчас просто старой нянькой. Пару лет назад она торжественно отдала все свои записи, свитки с рецептами, драгоценные травы новому первому медику, женщине по имени Мика. «Ее служба клану закончилась, – сказал тогда отец. – Теперь клан будет служить ей».
Тогда Хината не поняла его слов. Но сейчас, пожалуй, понимала.
Мягко улыбаясь, поддакивая и пропуская мимо ушей нелестные замечания о родителях, сестре и даже Неджи. Со свойственной старости категоричностью, Кам не щадила никого. Но Хината, уже не ребенок, все понимала и не обижалась.
- Скоро станешь главной, моя милая. И вот что. Помни главное: легко править лодкой, когда море спокойно. Вот! – сказала Кам и сделала многозначительную паузу. – Это и Хикару сказал, когда отдавал клан Хиаши. Его море и было спокойным. Сам ли он этого добивался, или уж так сложилось, кто знает. Но тебе, Хината, такой роскоши не видать. Бурлит клан. Бурлит.
Хината настороженно отодвинула чашку.
- О чем ты, бабуля Кам?
- Да я-то что, старуха. Они и не скрываются при мне. Говорят все, что думают, я же уже того, – Кам со смешком покрутила пальцем у виска. – Сумасшедшая. Плохие мысли, плохие темные разговоры. Ох, что только не говорят. Про Неджи много болтают. Много разного. Ты его остерегайся. Не друг он тебе. Не брат.
- А кто же? – негромко спросила Хината.
- Соперник, вот кто! – громко заявила Кам. – Соперник, уж ты поверь. Его многие, многие называют. Способный уж больно, на виду. А ты не такая. Где им понять, какая ты, если тебя не видно, не слышно.
Сердце Хинаты упало куда-то в желудок.
- Он из побочной ветви, – произнесла Хината и тут же скривилась. Как она, она! Та, что всегда не понимала и осуждала это разделение, так легко ухватилась за единственную соломинку. Приписала Неджи к побочной ветви, словно разом списала со счетов.
- Как и половина клана, – хмыкнула Кам и шумно отхлебнула чаю. – Побочная, главная, все едино - Хьюга, все одна кровь. Кланом управлять – не на троне сидеть. Защищать надо, заботиться. Даже когда твои не правы, даже когда несправедливо, а все равно за своих стоять. Вот за таким главой клан пойдет.
- Что же, я должна и преступников защищать? – нахмурилась Хината.
- Своих – должна. Если не глава клана, то кто должен? А?
Хината нахмурилась, и, приняв последние слова за старческий бред, не стала в них вдумываться. Глупости.
- Стой за клан, Хината. Тогда и он за тебя постоит. Там, где кровь, – там крепко люди друг за друга держатся. А там, где слова, – там ничего. Все пусто. Вон возьми хоть деревню. Ну где они, великие Санины? Преданные были, а все разбежались кто куда. Орочимару Сарутоби убил. Ученик учителя. Эх, нет. Нет порядка в селении. Кто после Цунаде будет? Неясно.
Хината вдруг улыбнулась.
- Наруто Узумаки.
- Узумаки? Да, был клан. И Сенджу, ох какой был клан. Учиха, те еще кровопийцы, а друг за друга стояли горой. Сплоченные были, зуба не подточишь. Все как один. Да и на них нашелся… Ох, Хината. – Кам горестно покачала головой. – Сложно тебе будет. Времена тяжелые. Чувствую, а сделать уже ничего не могу. Старая. Ты уж послушай меня, что-нибудь да запомнишь. Защищай клан. Всегда защищай. Там, глядишь, и поймут они, какая ты.
Хината проводила старушку до крыльца, помогла спуститься и распрощалась.
Пришел Ке, торжественно заявивший, что днем он ее охраняет. Хината вежливо улыбнулась и приличествующе случаю коротко поклонилась.
Войдя обратно в дом, она поднялась наверх и быстро переоделась в привычную толстовку.
Птицы все так же щебетали за окном, но Хината уже не улыбалась.

Медицинские дзюцу с возвращением в деревню Цунаде разом обрели второе дыхание. На техники, как и на музыку и одежду, время от времени случалась мода. И в последние годы все девчонки поголовно изучали лечебные дзюцу. Сакура блистала навыками, полученными от самой Хокаге, Ино старалась не отставать, а Хината и сама не поняла, как однажды оказалась на занятиях по первой помощи.
Для медицинских дзюцу требовался филигранный контроль чакры, и хоть Хината и понимала, что такого таланта, как у Сакуры, у нее нет, все же получалось у нее неплохо. Потому что она умела от рождения усиливать и ослаблять давление чакры, управлять ее движением, чувствовать через нее предметы. Это была ее кровь, кровь Хьюга, мастеров в контроле чакры. Ее клан, конечно, специализировался на нанесении ущерба этой самой чакрой, которой Хината пыталась залечивать ткани, но и для того, и для другого требовались точность и контроль, а этим Хината обладала сполна.
Хината рассудила, что немного дополнительных навыков никогда не помешает и, как и все девчонки, время от времени стала ходить на занятия к Шизуне.
В это утро они усиленно сращивали поломанные кости. Сакура, конечно же, справлялась лучше всех, а Ино в этот раз совсем уж отставала. Потому что то и дело строила глазки сидящему в уголке Ке.
Хината очень просила его не ходить за ней на занятие, но Ке был неумолим. Хиаши-сама велел охранять ее денно и нощно, и он не может отпустить ее одну.
Так и вышло, что девичий класс в присутствии молодого парня был особенно смешлив и не очень-то сосредоточен на техниках.
- Хината! – шепнула Ино, бочком пододвигаясь ближе. – А он свободен?
- А… я не знаю, – пожала плечами Хината.
- Он же из твоего клана! – возмущенно прошипела Яманака и, тряхнув волосами, томно вздохнула, прежде чем вернутся к технике.
Ке, похожий на камень, неподвижно сидел в углу кабинета и смотрел прямо перед собой. И иногда на Хинату. И только. Ино, похоже, это задевало.
- Кость - это не мягкие ткани, – громко напутствовала Шизуне, проходя между ученицами. – Будьте настойчивее, больше силы, больше твердости! Но мягко, вы не пилите, вы лечите. Мягко, но сильно.
Хината закрыла глаза. Твердость. Как в шестидесяти четырех ударах. Мягкость, как в Пустой ладони. Она сосредоточилась, меняя поток чакры в руках. Открыла глаза и увидела, что кость таки срослась, хоть и не особенно гладко.
- Молодец, Хината! Пару лет тренировок, и быть тебе ниндзя-медиком! – похвалила Шизуне. Хината мягко улыбнулась. Нет, не быть. Но это может и пригодиться однажды.
Занятие проходило в госпитале, где один из кабинетов был оборудован под учебный зал. Когда Шизуне отпустила их, Ке поднялся и неслышно последовал за Хинатой. Девушки оживленно распрощались и разошлись кто куда.
- На сегодня все, – сказала Хината Ке, когда они шли по коридору к выходу. – Я вернусь домой.
- Простите, Хината-сама, но я последую за вами и туда.
- Извинятся не за что, – улыбнулась Хината.
- …Хьюга! – донеслось из кабинета, мимо которого они шли. – Всегда Хьюга! Если я вижу эту чертовщину, значит, это они!
Хината замедлила шаг. Остановилась. Ке хмуро смотрел перед собой.
Голос принадлежал Хокаге, Хината в этом не сомневалась.
- Чертовы засранцы! – распалялась Цунаде. – Кто-нибудь научит их писать нормально? Или мне самой этим заниматься? Что это за белиберда? Кто-нибудь вообще понимает эти хьюговские каракули?
Хината стояла и не шевелилась. Она могла пройти мимо, забыть, не услышать. Она могла просто прибавить шагу, как делала это всегда, когда видела или слышала что-то не очень приятное. Хокаге поносила их клан там за дверью, и Хината слышала. Слышал и Ке. Она ничего не могла поделать, верно? Не могла. Да и потом, быть может, это все недоразумение. Какая-нибудь глупость, и только. Что она может сделать? Ничего. Она всего лишь девочка, услышавшая то, что не предназначалось для ее ушей. Ну что она может поделать? Открыть дверь и призвать Хокаге к ответу? Она! Хината! Смех.
- Пойдемте, Хината-сама, – сказал Ке напряженно. Он смотрел куда-то вниз, то ли от обиды, то ли от стыда. Хината вздрогнула. Привычное уважительное обращение резануло слух. Она не могла сдвинуться с места. Она Хината Хьюга. Хината-сама. Всю ее жизнь клан заботился, защищал и оберегал ее. А она… Она лишь кланялась да носила гордый мон на шелковом кимоно. Кам сказала ей защищать клан всегда. Всегда. Хината задрожала от ужаса, но разве она могла уйти вот так?
Ке, раздражённый и оскорблённый, стоял рядом. Если бы она была одна, быть может, она прошмыгнула мимо, словно мышка и забыла бы об этом через день, но сейчас Хината не могла просто сделать вид, что она ничего не слышала. С ней рядом был член ее клана. Ее отца не было в селении. Ке некому было защитить от жестоких слов Хокаге. Пусть это только слова, но они задели его. И она, Хината, должна была что-то сделать.
- Од-ну мин-нуту, – заикаясь от страха, выдавила Хината. Она плохо представляла, что она скажет, что сделает и во что это выльется. Но она должна была сделать хоть что-то. Она, Хината, наследница клана Хьюга.
Хината, дрожа от ужаса, подошла, дважды коротко стукнула в дверь и открыла ее.
Цунаде склонилась над стандартным формуляром отчета о миссии, рядом стоял штабной чунин, а за соседним столом деловито записывал в свиток ниндзя-медик.
- Что?! – недовольно рявкнула Хокаге, поднимая голову от отчета. – О! Легки на помине! – сказала она, оглядев Хинату и Ке. – Знаете что?! Вот и чудесно! Хината, а ну подойди!
Хината, инстинктивно вытянувшаяся почти по стойке смирно, зашла в кабинет.
- Вот, читай! Читай-читай! – подбодрила Хокаге. Хината взяла листок отчета и, кашлянув, прочла.
- Движения чакры три в точках восемь и шестнадцать. Спиралеобразные колебания в танкецу третьего и пятого порядка, – прочла Хината и улыбнулась. Почерк она узнала, а терминологию, почерпнутую из клановой библиотеки Хьюга, и подавно.
- Так. И что это, черт побери, значит? Мы тут что, команда дешифровки? – продолжала буйствовать Хокаге. – Он мне технику описывает, этот твой братец, или, может, это сонет любовный?
- Про танкецу, к сожалению, и я не знаю, что он тут имеет в виду. Их мало кто видит, поэтому не изучают. А точки - это общая терминология для техники шестьдесят четыре удара. Так нас учат ее выполнять.
- А меня так не учили. И что мне прикажешь делать? Мне надоело расшифровывать инопланетное послание от Неджи Хьюга!
- Я буду рада помочь, – тут же вызвалась Хината.
- Да уж! Будь добра, переведи это с Хьюговского на человеческий. Жду завтра к утру.
- Слушаюсь, Хокаге-сама.
Хината сложила листки в папку, закрыла ее и быстро вышла из кабинета. Ке шел за ней, почтительно приотстав на полшага.

Солнце медленно клонилось к закату. Сумерки неумолимо сгущались вокруг сада, и Хината поспешила сорвать цветы. Она осторожно срезала понравившиеся тонким лучиком чакры, поленившись обойти веранду и достать садовые ножницы. Иногда ей претило пользоваться техниками в быту, но сегодня, после своей маленькой победы, напротив, хотелось всему миру кричать, что она Хината из Клана Хьюга.
В доме Ке все же прекратил ходить за ней по пятам, дав немного свободы. Хината оглядела притихший дом с легкой грустью. Раньше она и не замечала, как успокоительно постоянно допоздна горит свет в отцовском кабинете. Теперь за седзи была темнота и пустота. Сзади дома не доносились звуки ударов по деревянным манекенам, что говорило об отсутствии и Ханаби, только на кухне негромко переговаривались повариха и служанка. Хината грустно улыбнулась и встряхнула последний пышный белоснежный пион, уже покрывшийся первой росой.
- Хотите поставить их в доме? – раздался из-за спины голос. Хината улыбнулась, прежде чем обернуться.
- Ты специально ко мне подкрадываешься?
Неджи небрежно пожал плечами.
- Проверяю вашу охрану. Оценка – неудовлетворительно.
- Ты слишком строг, – легкомысленно отмахнулась Хината и шагнула к веранде. Неджи не отошел, и они вдруг оказались очень близко. Хината мгновенно затрепетала, подняла глаза на его лицо с неясной надеждой. Но секунда прошла, Неджи посторонился, и Хината разочарованно прошла мимо.
- Они для Куренай-сенсей. Мы сегодня с ней встречаемся. – Хината разложила цветы и стала собирать их в букет.
- Мы?
- Киба, Шино и я. И, очевидно, ты, если ты принял вахту у Ке.
- Не хочу коротать вечер в компании Инудзуки и Абураме, – ворчливо заметил Неджи.
Хината на мгновение обиделась за сокомандников, но, взглянув на Неджи, тут же его простила. Он просто смотрел, но так тепло, так откровенно заинтересованно, что Хината почувствовала, как цветы едва не выскользнули из ставших вдруг очень неловкими пальцев. Она беспричинно улыбнулась в ответ. «Наверное, выгляжу как сущая дурочка», - мелькнула мысль. Но было все равно.
- Тогда предлагаю тебе остаться дома.
- И доверить вашу охрану… - Неджи осекся и скосил глаза в сторону ворот. Парой секунд позже Хината тоже расслышала шаги.
Киба обычно не любил заходить даже в ворота дома, поэтому Хината уже приготовилась услышать оклик, но напарник вдруг появился на дорожке. Насупленно засунув руки в карманы, он шагал расхлябано, почти дерзко, словно бросал вызов этому дому, саду и его обитателям.
- Хината! – улыбнулся он, полностью игнорируя Неджи. – Ты готова?
- Еще пару минут, я сейчас, – она присела на пол веранды и стала торопливо доделывать букет.
Неджи спустился на ступеньку ниже и прислонился к перилам, намеренно или случайно встав между Хинатой и Кибой. Киба неопределенно хмыкнул и принялся чесать Акамару за ухом.
- Шино будет ждать у дуба, оттуда и выдвинемся, – сказал Киба, глядя, как Хината осторожно поправляет связанный ленточкой букет.
- Что скажешь? – спросила Хината.
- Красота! – тут же отозвался Киба. Неджи бросил взгляд на букет и промолчал. Хината спустилась с крыльца и удивленно обернулась – Неджи стоял на месте.
- Думаю, я там буду лишний, все же это ваш сенсей, а не мой.
- А как же моя охрана? – подняла брови Хината, которая сегодня такими титаническими усилиями заставила Ке не ходить за ней по пятам хотя бы в доме.
- Я буду поблизости, – пообещал Неджи и улыбнулся ей едва заметно, но так по-особенному, что Хината тут же слегка зарделась. Киба фыркнул.
- Веселись! – бросил он Неджи и небрежно увлек Хинату к воротам. Как только они вышли из квартала Хьюга, веселую браваду Кибы как ветром сдуло.
- Почему он тебя охраняет? Что у вас стряслось?
- У нас?
- Твоего отца нет, а за тобой по пятам ходит этот засранец, который тебя убить хотел. Что происходит?
- Пожалуйста, не говори так про Неджи, – едва слышно произнесла Хината.
- Он что, тебя запугал? Хината одно слово, и…
Хината, прикусив губу, промолчала, давая Кибе закончить, но он умолк.
- Неджи меня охраняет, потому что так приказал мой отец, – прохладно пояснила Хината. – Он заботится обо мне. И я давно простила ему тот бой на экзамене. Не понимаю, почему ты продолжаешь на него злиться.
- Я ведь не ты, – зло процедил Киба. - Не страдаю амнезией и всепрощением.
Хината оскорбленно выпрямилась и взглянула на Кибу.
- Извини, – тут же пошел он на попятный. – Я просто ему не доверяю и не понимаю, как ты можешь доверять.
- Он из моего клана.
- Из побочной ветви! – вставил Киба. Хината вспомнила, как Кам сегодня утром сказала ей «соперник, вот кто!». Секунду она колебалась, но только секунду.
- Неджи не сделает мне ничего плохого, – твердо сказала Хината. - Он мой друг.
«Даже больше, чем друг», - мысленно поправила себя Хината, вспомнив, как нежно Неджи укладывал ее, сонную, к себе на колени.
- Не говори про него плохо, – подвела черту Хината.
- А как еще говорить про этого…
- Киба. – Хината остановилась, дрожа от странного испуга, граничащего с яростью. – Я серьезно. Не говори про Неджи плохо. Он давно мне не враг, и ты это знаешь.
Киба внимательно посмотрел на нее, чуть наморщил нос, словно пытаясь унюхать, что стоит за этими словами. Фыркнул, пожал плечами и легко толкнул ее, предлагая двигаться вперед. Хината пошла следом. Пусть безмолвно, пусть неохотно, но Киба принял ее условия, и Хината облегченно выдохнула.
Они как раз подошли к дубу. Шино, закутавшись в плащ, ждал их там.
- Вечер добрый, время отправляться нам, – сказал он.
- Угу, - угрюмо согласился Киба. Они шли по улице к дому Куренай-сенсей, когда Хинату вдруг пронзило легкой щекочущей искрой. Она улыбнулась и, не сбавляя шага, пододвинулась ближе к Шино. Тот, увидев, что она активирует бьякуган, привычно подставил плечо, ведь, продолжая шагать, Хината могла столкнуться с кем-то из прохожих.
Она быстро огляделась вокруг, не поворачивая головы, и тут же нашла Неджи, стоящего через квартал в темной подворотне, прислонившегося к стене и угрюмо скрестившего руки на груди. Кузен безразлично наблюдал за их процессией.
Хината сделала еще несколько шагов, а потом резко обернулась в ту сторону, где был Неджи и, глядя прямо на него сквозь все преграды, весело подмигнула. Неджи удивленно вздрогнул, моргнул, словно не верил своим глазам, и одними губами произнес: «Как?»
Хината рассмеялась. Счастливо и беззаботно. Сегодня точно был ее день. И вершиной триумфа стало изумление на лице Неджи.
- Куда ты смотришь? – раздался раздраженный голос Кибы, и Хината, расслабив глаза, вернулась взглядом к напарникам.
- Я… да никуда… - замямлила Хината, не желая снова произносить имя Неджи, которое и так сегодня стало яблоком раздора.
- Что значит никуда? С каких пор у нас бьякуган используется, чтобы смотреть в никуда? – продолжал ворчать Киба. Хината взглянула на невозмутимого Шино, которого ее маленькая отлучка взглядом на соседнюю улицу, похоже, совсем не задела.
- Извини, Киба-кун, – понурилась Хината, наполовину играя привычное смущение, наполовину действительно испытывая перед напарником неловкость.
Киба промолчал. Молча они дошли до дома Куренай и поднялись в квартиру.
За окошком все так же цвели маки, обстановка не изменилась, за исключением того, что на полке совершенно открыто появилась фотография Асумы, да по углам комнаты ютились ждущие своего часа кроватка, коляска и комод с пеленальным столиком.
- Букет для вас. Чудесно выглядите вы сегодня. – Шино протянул Куренай белые пионы, снял свой неизменный плащ и повесил на крючок в прихожей.
- О, не сомневаюсь, королева красоты, – фыркнула Куренай, и Хината улыбнулась. Округлившаяся сенсей двигалась все же не так неловко, как от нее можно было ожидать. – Садитесь. Я испекла пирог к вашему приходу.
Команда восемь не переглянулись. Это было бы слишком. Но все трое синхронно напряглись и застыли. Куренай куда лучше удавались генджитсу, чем пироги. Но с тем же упрямством, с которым она, одна из немногих женщин за всю историю Конохи, добилась звания джоунина, Юхи Куренай пыталась освоить вершины кулинарного мастерства. И дегустаторами ее шедевров неоднократно выступала любимая команда.
- Э… - выдавил из себя Киба.
- Да шучу я, шучу, – рассмеялась Куренай звонким открытым смехом. – Заказала в лучшей булочной Конохи! Садитесь уже.
Хината привычно села поближе к сенсею и тепло ей улыбнулась. Ее всегда восхищала Куренай. А то, что в свое время она проявляла чудеса терпения и деликатности в обучении Хинаты, ни разу не заставила ее почувствовать себя ущербным осколком великого клана или, тем более, постыдным баластом команды, сделало ее восхищение близким к самой настоящей преданности и любви.
- Как вы себя чувствуете?
- Неповоротливой и огромной. – Куренай снова рассмеялась. – Вчера решила надеть кеды вместо сандалий и не смогла завязать шнурки. Пришлось просить помощи.
- У соседей? – рассмеялся Киба.
- У теневого клона, – ответила Куренай.
Они разлили чай, Киба умял три куска пирога, и настроение его слегка улучшилось. Он взахлеб рассказывал про миссию, с которой они только что вернулись.
- И только одного я не пойму - ну почему Наруто так привязан к этому засранцу Саске? Он ведь три года пропадает неизвестно где.
При упоминании Наруто Куренай искоса глянула на Хинату. Та секунду не понимала, в чем дело, и вдруг зарделась. Куренай ведь думает, что Хината все еще по уши влюблена в Наруто! Хината неловко переставила кружку, та звякнула о блюдце, Хината засуетилась и, кажется, этим самым убедила всех, что все по-прежнему - стоит прозвучать имени Наруто, и у нее все валится из рук.
- Они напарники, друзья. К тому же Наруто считает, что Саске заблуждается.
- Уйдя к Орочимару?
- Уйдя из Конохи, я полагаю, – рассудительно заметила Куренай. – К кому – это не столь важно.
- А почему бы ему и не уйти? У него же тут никого нет, верно? – начиная четвертый кусок пирога, заметил Киба. – Попробовал бы я уйти из Конохи, меня бы мать так отделала. Если бы у Учихи все еще был клан, никуда бы он не пошел, верно?
- Клан – большая сила. – Куренай осторожно повернула чашку на блюдце, осматривая своих учеников. Все трое принадлежали к известным в Конохе и за ее пределами военным кланам. – Но не единственная.
- Дерево без ветвей голо, но ветвь без дерева мертва, – сказал Шино.
Несколько мгновений все привычно переваривали слова Шино.
- А, ты про Коноху то есть, – дошел Киба.
- У Наруто-куна нет клана, но он предан Конохе, – задумчиво сказала Хината. – А Саске ушел мстить за свой клан, бросив службу деревне. Получается, мертвому клану Учиха он предан больше, чем селению Листа?
- Мне сложно судить о кланах, мои родители зеленщики. – Куренай улыбнулась. – Но, глядя на вас, обучая вас, я поняла, что система кланов, хоть по сути она и устарела, сменившись скрытыми деревнями, принесла в мир шиноби свои бесценные дары. – Она протянула руку и подняла лицо Хинаты за подбородок, вглядываясь в ее глаза. – Твои глаза – это дар клана Хьюга, дар поколений, которые не жалели себя, чтобы сохранить это додзюцу. Так же, как нос Кибы и секретные техники Шино. Но сейчас мы все в Конохе, и те, кто проливает кровь за нашу общую деревню, не меньше родные вам, чем родственники.
- Слова, достойные Хокаге, – негромко заметил Шино. Куренай выпустила лицо Хинаты и усмехнулась.
- А что, быть может, однажды и стану. Я ведь шиноби Кинохи, разве я не должна хотеть стать Хокаге?
- Конкуренция на должность растет с каждой секундой, – хмыкнул Киба.
Уже собираясь уходить, Хината снова увидела усмехающегося с фотографии Асуму. Куренай и Асума никогда не афишировали свои отношения, но и скрываться не пытались. И все же, когда он был жив, его фото не стояло на полке. «Неужели только смерть может освободить нас от условностей и стеснения?» - грустно подумала Хината.
Куренай заметила ее взгляд и поправила рамку. Шино и Киба уже возились с обувью в прихожей.
Хината мучительно придумывала, что сказать, но на ум ничего не приходило.
- Ужасно по нему скучаю, – сказала Куренай тихо. – И так жаль времени, которое мы потратили впустую. – Она с грустной улыбкой посмотрела на Хинату. – Не повторяй моей ошибки, Хината. Мы шиноби, и мы каждый день ходим по грани. Не теряй времени, хватай своего Наруто и никуда не отпускай, хорошо?
Хината на мгновение опешила, услышав имя Наруто, но тут же улыбнулась. Ей столько хотелось рассказать Куренай, но из прихожей уже высунулся Киба. Хината кивнула сенсею со всей уверенностью и горячностью и пошла обуваться.
Они спустились вниз и вышли на темную вечернюю улицу, залитую желтым светом фонарей. В траве стрекотали кузнечики, из центра деревни доносилась тихая музыка.
- А если серьезно? – сказал вдруг Киба. – Если бы вам пришлось выбирать – клан или деревня – вы бы что выбрали?
Вопрос повис в воздухе. Каждый думал о чем-то своем. Хината почему-то представила Неджи, темноволосого, с прозрачно-лиловыми глазами, в белой рубашке, дерущегося стилем мягкого касания, подающего ей воду на клановой свадьбе, шепчущего ей в ухо смешливое «Рассказывай». И Наруто, вихрастого, голубоглазого, яркого. Упрямо не сдающегося в поединке с Кибой, давящего слезы, упустив в погоне Саске, в сотый раз зазывающего на свидание Сакуру, грозящего, что станет лучшим Хокаге в истории Конохи…
- Если на дороге нет развилки, то и путь выбирать не нужно, – сказал Шино, застегивая заклепки плаща и пряча подбородок в воротник.
- Ну а если представить, что она есть? – закатил глаза Киба.
Шино промолчал. Киба глянул на Хинату. Но Хината словно онемела. Киба почесал нос, потрепал Акамару по холке и, наконец, ответил сам себе.
- В общем, будем надеяться, что выбирать нам никогда не придется. На том и порешим.
Хината посмотрела на него и промолчала. Из их кланов Хьюга был самым консервативным, самым щепетильным в вопросах чистоты крови и, несомненно, самым эгоистичным в своих интересах. Возможно, именно поэтому ее клан был самым многочисленным и процветающим, но сейчас Хината думала не об этом. Она думала о цене, которую платили, чтобы клан Хьюга процветал. О печати на лбу Неджи, о двух ровных шеренгах гостей на той свадьбе. О том, что отец освободил ее от миссий, а Неджи – нет. Все поколения Хьюга, трепетно берегущие бьякуган, спасающие одних и жертвующие другими, вдруг встали перед ее глазами незримыми мрачными тенями. И все же… Они ведь добились своего. Ее клан живет, дышит, растет, тогда как другие погибли, засохли, словно чахлые деревца, смешались и растворились в людской толще.
Если она станет главой клана, разве она дерзнет его изменить? Изменить то, что наглядно и просто – работает? А если нет, то разве будет у нее выбор? Конечно же, она будет стоять за клан. Но сможет ли она стоять за него в ущерб Конохе, друзьям, напарникам, даже самому Наруто, которым она искренне, от всей души, восхищается и испытывает жгучую благодарность? Хината сглотнула, почувствовав себя дважды предательницей.
- Какой глупый вопрос, – сказала она негромко и возмущенно. – Нам никогда не придется выбирать. – И, успокоив себя этим, Хината бодро пошла следом за напарниками.

@темы: Хината, Фанфикшн, Неджи/Хината, Неджи, Макси, Другие члены клана, Гет, Shelma-tyan

   

Hyuuga FanFiction

главная