Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Клан Хьюга
Глава: 18
Автор: Shelma-tyan
Персонажи (Пейринг): Неджи/Хината
Рейтинг (для главы): R
Жанр: романс
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежат Кишимото
Саммари: Про Неджи, Хинату и клан Хьюга. После второго экзамена на чунина, Хината в попытке помириться хочет увидеть Неджи. Но он приходит к ней в палату вовсе не за тем, чтобы забыть клановые раздоры и извинится. Как ей не начать ненавидеть, как ему перестать презирать. Все об этом.
Предупреждение: ГЕТ/всем бояться/, некоторое АУ от манги, ООС
Разрешение автора на размещение его работы: получено

Главы 1-3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17

*18*

Когда команда Гая скрылась за воротами, Хината еще несколько минут в странном оцепенении стояла и смотрела им вслед. Неджи снова ушел с напарниками. С Тен-Тен…
Едкий червячок ревности заворочался в груди. Хината в сотый раз вспомнила самодовольное, вызывающее выражение лица Тен-Тен, когда она небрежно бросила свою рубашку на подушку Неджи. Словно показывая, что она в его доме почти хозяйка, а Хината всего лишь скромная гостья.
В ворота вошел Ко, подошел к Хинате и приветливо улыбнулся, прежде чем смиренно поклонится.
- Привет, – улыбнулась Хината, наверное, впервые заговорив с ним первая.
Ко удивленно посмотрел на нее и только кивнул. Хината осмотрела его заспанные глаза, небрежно повязанную бандану и неровно намотанную ленту под ножнами. Одна из пуговиц на кармане джоунинского жилета была расстёгнута.
- Тебя подняли с постели?
- Это не имеет значения… - начал он, и Хината, понимая, что ничего другого не услышит от верного Ко, остановила его жестом.
- Позавтракаешь?
Ко, онемев, моргнул.
- Э… я не думаю, что…
- Позавтракаешь, – твердо закончила Хината. Она не удержалась и еще раз посмотрела на ворота, словно Неджи мог вдруг выглянуть и помахать ей на прощание. Неджи! Хината, усмехнувшись собственной фантазии, развернулась и вошла в дом.
Она прошла на кухню и соорудила для Ко простой завтрак, не желая звать служанку. Хлеб, сыр, еще теплый утренний омлет и стакан сока.
Ко сел за стол так, словно его тут и сейчас будут подвергать изощренному допросу с пристрастием. Спина прямая, руки по швам, а глаза тревожно мечутся по кухне. Хината, смутившись, поставила перед ним еду, принесла тарелку и приборы.
- Благодарю вас, Хината-сама, – Ко подчеркнуто вежливо склонил голову.
Хината смущенно пожала плечами и ничего ответила. Ко придвинул к себе тарелку, положил на нее омлет с чугунной сковородки и стал есть, очень осторожно и тихо жуя, словно он был на светском приеме. Хината не хотела его смущать взглядом, но попытайся она уйти, и Ко сразу бы отложил еду и пошел следом. Поэтому Хината неловко бродила по кухне, переставляя кастрюли и перевешивая с места на место полотенца.
Звук ножа, скребнувшего по тарелке, заставил Хинату обернуться. Ко отрезал кусок хлеба и не рассчитал силу.
- Прошу прощения, Хината-сама, – быстро проговорил он.
Хината от этой почти испуганной вежливости сама не знала, куда себя деть. Вежливость Ко, похожая на услужливость слуги, смущала невероятно. Но сказать об этом не поворачивался язык.
- Ничего, - пробормотала Хината и снова прошлась туда-сюда перед столом.
- Ко, - наконец отважилась заговорить Хината. – Почему ты так… добр ко мне?
Хината только после того как выговорила это осмелилась посмотреть на Ко. Он смущенно прожевал кусок, с видимым трудом проглотил его и кашлянул.
- Я… не понимаю вас, Хината-сама.
- Думаю, что понимаешь, – тихо сказала Хината. Ко опустил глаза.
Побочная ветвь клана не ограничивалась одним Неджи, и если главная ветвь всегда наблюдала за наследницей с все более возрастающей тревогой и недовольством, то побочная и подавно не оставляла Хинату без внимания. На нее смотрели сначала равнодушно, но потом год от года во взглядах родичей, носивших печать, Хината замечала едкую вызывающую горчинку, почти злорадство. Хината слыла слабачкой и бездарностью, и отмеченные печатью Хьюга подчинялись ей с явной неохотой. Хината отчасти поэтому никогда лишний раз не пользовалась своей формальной властью. Да, она могла приказывать Ко, даже Неджи она могла приказывать, и это считалось само собой разумеющимся. Но ей было это попросту не нужно, даже не приходило в голову. А уж о том, чтобы приказать что-то такому весомому человеку как Ивао-сан, Хината и помыслить не могла. Она знала, что только выставит себя посмешищем, если решится вдруг козырнуть своим статусом. Но Ко, в отличие от других в побочной ветви, всегда спокойно, почти с радостью охранял Хинату, всегда был вежлив и услужлив. Всегда вел себя с ней так, словно она была самой настоящей наследницей, и у него не было в этом ни тени сомнений.
Ко отодвинул от себя недоеденный омлет. Этот простой жест больно уколол Хинату. Словно он согласился преломить хлеб с врагом и уже раскаивался в этом. Ко посмотрел на нее с опаской и недоверием.
Хината поняла его опасения. Она ведь из главной ветви, и, что бы она ни сказала, это слова члена главной ветви. Ко подумал, что его осторожно и злонамеренно склоняют к чему-то, что может навредить побочной ветви.
В груди Хинаты свернулся холодный клубок. Ну почему все так? Почему в ее клане любое слово, сказанное члену другой ветви, сразу рассматривается с нескольких сторон, тщательно взвешивается и просчитывается?
- Я вас не понимаю, Хината-сама, – повторил Ко прохладно.
- Хорошо. Неважно, – Хината перестала ходить, села напротив Ко и грустно уставилась в стол. – Доешь, пожалуйста.
Ко, поколебавшись, пододвинул тарелку обратно к себе. Хината подумала было сказать ему, что она не имела в виду ничего дурного и говорила искренне и от сердца. Но что, если ее излияния еще больше убедят его в том, что она пытается его обмануть?
Хината, вздохнув, подперла ладошкой подбородок. Как же ей несказанно повезло, что у нее есть Неджи. Ведь он единственный член побочной ветви, с которым она общается на равных, который знает ее и доверяет ей. Хината, вспомнив некоторые подробности прошлой ночи, зарделась.
Доверяет? А доверяет ли?
Хината нахмурилась. После памятного приключения с поддельной печатью и Неджи, и Хината старались не вмешивать отношения ветвей клана в их дружбу. Они нередко обсуждали Клан, но всеми силами делали вид, что они ничем не отличаются в иерархии Хьюга. Но Кам, несомненно, права – Неджи главный ее соперник в борьбе за пост главы клана, если эта борьба, конечно, будет. Если Неджи действительно захочет стать главой клана, кто его поддержит? Побочная ветвь целиком и полностью, в этом не может быть сомнений. А ее отец? Хината не была уверена, чью сторону выбрал бы Хиаши в этом вопросе. А что главная ветвь? Вот Ханаби, конечно, не поддержала бы Неджи. Но ведь и Хинату она не станет поддерживать. Скорее уж выдвинет свою собственную кандидатуру. А прочие? Куда там, ее не одобряла даже собственная сестра, а старейшины и подавно. Похоже, единственный член клана, кто верил в нее, это старая няня Кам, которая одной ногой стоит в могиле. Получается, на стороне Неджи большая часть клана, а на ее стороне лишь право рождения да сомнительная поддержка традиций.
Хината тяжело вздохнула. Ко осторожно взглянул на нее.
- Как бы то ни было, - негромко сказала Хината. – Спасибо, что добр ко мне. Я это ценю.
Ко смущенно склонил голову, но так ничего и не ответил.


После обеда Хината собралась в штаб отнести задание для Цунаде-сама и по пути встретиться с Шино и Кибой. Ко, разумеется, пошел следом. Хината сбежала со ступенек веранды и нежно коснулась пиона, склонившегося к дорожке. Цветок мягко качнулся, словно ласкаясь о ее ладонь.
Хината взглянула на тихий пустой дом и вздохнула. Седзи в кабинет отца были распахнуты, словно он был там, но на деле это просто служанка решила проветрить комнату. В тени веранды, выставив белое брюшко, лежал соседский кот.
- Опять ты здесь, – покачала головой Хината. Этот назойливый гость слишком уж любил их веранду, где в любое время дня можно было найти прохладный уголок. Хината вспомнила, как Неджи однажды долго чесал кота за ухом и всячески ублажал, а когда Хината спросила, откуда вдруг такая нежность, то ответил туманно: «Мы с ним старые приятели».
Хината еще раз окинула дом взглядом на прощание и вышла из ворот.
Они молча шли по улочкам Конохи: Хината впереди, Ко почтительно приотстав на шаг. Хината чувствовала себя очень одинокой. Она скучала по отцу и Ханаби, уже скучала по Неджи и корила себя, что не спросила, когда они хотя бы планируют вернуться.
Подойдя к дубу и увидев привычную компанию, Хината просияла. Акамару с лаем кинулся к ней и чуть не сшиб с ног.
- Привет! – Хината потрепала пса, и тот удовлетворенно тявкнул.
- Эй, Хината! – Киба приветливо взмахнул рукой. Шино отлепился от дуба и подошел, приветственно кивнув.
- Привет, - улыбнулась Хината. Ее команда почти в полном составе, не хватает только Куренай-сенсей.
- Ну что, потренируемся? – азартно потер руки Киба.
- Мне нужно… - Хината осеклась. Громкий глухой хлопок раздался из центра деревни.
- Что это? – насторожился Киба. Он принюхался. – Дымом пахнет. Взрыв?
- Возможно, – осторожно сказал Шино.
Никто из них не был так уж встревожен. Они жили в деревне шиноби, где семилетний мальчуган из академии мог учудить с техникой нечто куда более громкое.
- Мне нужно в Штаб, а потом… - Хината осеклась. Куда более громкий и раскатистый звук донесся из центра деревни.
- Шино… - Киба с силой втянул воздух. Акамару неспокойно переступил лапами и залаял. – Что-то стряслось.
- Хината, – негромко сказал Шино, но Хината поняла его с полуслова. Она подняла руки собираясь сложить печать, но рука Ко резко остановила ее.
- Хината-сама, мы должны немедленно вернуться в квартал.
- Что?
- Нет времени объяснять. Таковы мои инструкции, – Ко повернулся к Кибе и Шино. – Идите к своим. На Коноху, похоже, напали.
- Чего?! – воскликнул Киба. – Хината!
Но Ко с неожиданной силой потянул ее за собой. Его рука так впилась в ее запястье, что стало больно. Хината хотела было воспротивиться, но тогда Шино и Киба, чего доброго, сцепились бы с Ко. Только чтобы не допустить потасовки из-за какого-то глупого недоразумения, Хината побежала следом за Ко.
- Ко, что происходит?! – крикнула Хината и услышала, как от центра деревни донеслось еще несколько громких хлопков и разрастающийся шум криков. – Ко!
Но верный вежливый Ко молча мчался вперед, даже не обернувшись. Через пять минут они были у ворот квартала. Вбежали внутрь, и Хината обомлела. Внутри было форменное столпотворение. Все куда-то спешили, матери несли детей напуганных и ревущих от суматохи. Мужчины вели стариков, подгоняли женщин.
- Скорее, пожалуйста! – это было первое, что Ко сказал ей от самого дуба. Хината вбежала следом за ним на крыльцо одного из домов и резко остановилась.
- Да что происходит?! – взорвалась она и вырвала руку.
- А, вот и вы, Хината-сама, - Хизео-сан открыл дверь и пропустил их с Ко внутрь дома. Ко, несмотря на всю суматоху, поклонился. - Скорее спускайтесь.
- Спускаться? – непонимающе обернулась вокруг Хината. На улице что-то с ужасающим грохотом обрушилось на землю. Жалобно заскрипело дерево и едко проскрежетал металл.
- Веди ее вниз! – скомандовал Хизео-сан, указывая на дверь в подвал. Ко схватил Хинату за руку.
Хината хотела вырвать ее, но старейшина прикрикнул на нее:
- Скорее, нет времени!
Хината подчинилась. Они вбежали в темное помещение с уходящей глубоко вниз лестницей.
- Спускайтесь! – Хизео-сан без какого-либо почтения подтолкнул Хинату в спину. – А ты – вон.
И он указал Ко в сторону выхода.
- До свидания, Хината-сама, – с горькой улыбкой поклонился Ко, и покорность судьбе прозвучала в его голосе.
- Ко останется со мной, – ледяным тоном отрезала Хината. Дом вздрогнул. Пыль и паутина посыпалась с потолка подвала.
- Для них свое задание! – зарычал старейшина.
- Он останется со мной, – Хината остановилась на лестнице, несмотря на все попытки Хизео-сана подтолкнуть ее вперед. – Ко, я приказываю тебе остаться!
- Ками, какая нежность! – фыркнул Хизео-сан. Дом тяжело вздрогнул. - Вниз! – рявкнул старейшина. Они втроем быстро спустились на несколько длинных пролетов вниз. Ступеньки заканчивались внушительной железной дверью.
- Убежище? – не понимая, пробормотала Хината. На двери было наклеено несколько крупных листков с замысловатыми печатями. Они втроем вбежали внутрь, и за ними, тяжело грохнув металлом, захлопнулась дверь.
Старейшина брезгливо стряхнул паутину с плеча и пошел вперед.
Хината с изумлением осматривала просторное помещение. Левый угол был заставлен припасами, корзинками со снедью и аккуратно сложенными коробками, в которых Хината узнала сухие пайки. В правом стояли бочки с водой. Весь пол, тут и там, был усыпан футонами. Кое-где стояли низкие столики, в дальнем углу виднелись стулья. И все кругом было занято людьми. Здесь была почти вся старшая ветвь Хьюга. Женщины успокаивали детей, мужчины сбившись в кружки, обсуждали происходящее. Хината увидела Мику Хьюга, нового главного медика клана, хмурую и недовольную, в небрежно повязанной бандане листа. К ней жались трое ребятишек, четвертого она держала на руках. Рядом с ее футоном стоял огромный саквояж, набитый, видимо, целебными снадобьями и свитками с рецептами. Однако ее мужа было не видно. Они с Хинатой встретились на мгновение взглядами и отвернулись. Старейшины, рассевшись на стульях в одном из углов зала, надменно разговаривали, понизив голоса.
- Что же это? – пробормотала Хината. – Что это такое?
- Пойдемте, Хината-сама. – Ко отвел ее в сторону от двери, где они были на виду у всех. Хината не верила своим глазам. Вся старшая ветвь Хьюга сидела в просторном убежище в подвале дома старейшины Хизео.
- Почему? - Хината от изумления не могла совладать с голосом. – Почему?!
- Хината-сама! – Ко попытался ее остановить, но Хината решительно направилась в угол, где были старейшины.
Она подошла к ним, пылая гневом, до сих пор не верившая своим глазам.
- Что здесь происходит?! – громко спросила она. Почтенные старцы не торопясь, с явной неохотой прервали разговор и снисходительно обратили взгляды на Хинату.
- В чем дело, Хината-сама? – ласково поинтересовался Хизео-сан. Еще никогда ее уважительное обращение не звучало с такой издевкой.
- Почему клан собран в убежище?
- Потому что так необходимо.
- На селение напали! – Хината задохнулась от возмущения. Несколько мужчин, услышавших ее слова, неловко заерзали. Хината посмотрела на них - опытных шиноби, запертых в подвале, – кто-то сразу отвел глаза, кто-то сперва недовольно посмотрел на старейшин. – Чье это решение?!
- Наше решение. Мы управляем Кланом в отсутствие Хиаши-сама, – проскрипел другой старейшина, Хару-сан, сморщенный старик с тростью.
Хината еще раз обвела взглядом сородичей. Хмурые лица смотрели на нее и старейшин отовсюду. Кроме Ко и Мики, никто не закрывал лоб хитаем. Вся старшая ветвь клана.
- А младшая ветвь? – спросила Хината.
- В основном, отправлены на задания вне деревни. Женщины и дети в убежище.
- В основном?
Старейшина посмотрел на Ко. Безразлично, как на кусок мяса на прилавке мясника.
- Разумеется, кто-то от клана должен участвовать в битве на случай победы селения. Небольшая часть, сильно рисковать не стоит. Эта битва, возможно, станет для Конохи роковой, но мы не допустим, чтобы она стала таковой для клана Хьюга.
Хинате захотелось встряхнуть его за грудки или влепить этому почтенному старцу звонкую оплеуху.
Она развернулась и быстро пошла к двери.
- Откройте дверь! – скомандовала она стоящим рядом мужчинам. Все зашевелились, повскакивали на ноги, зазвенело оружие.
- Отлично! Давно пора! – зашумели за спиной Хинаты.
- Всем оставаться на месте! – громогласно приказал Хизео-сан. Он поднялся и подошел к Хинате.
- Ты маленькая глупая девчонка, – четко произнес он в наступившей тишине. – Ты понятия не имеешь, что происходит. Думаешь, мы единственные, кто пережидает эту бурю? Ты глубоко заблуждаешься. И я не позволю глупой девчонке сгубить наш клан. Тот, кто выйдет за эту дверь – умрет! – громко объявил он. – Умрет, без сомнения, погубит свою жизнь ни за что.
- Ни за что?! – сипло от возмущения выдохнула Хината. – Там сражаются наши товарищи! А вы хотите, чтобы мы сидели в подвале?!
- Я хочу, чтобы вы выжили! – прорычал старейшина. – Я хочу, чтобы все эти люди – выжили!
Хината обвела притихших соклановцев взглядом. Они смотрели на нее с сомнением в глазах. Дом над ними снова вздрогнул.
- Я приказываю всем оставаться на месте! – громко объявил Хизео. – А ты… - он схватил Хинату за толстовку и приблизил к ней свое лицо. – Не смей сеять панику! Хочешь умереть? Пожалуйста! Но не тащи за собой в могилу остальных! – и он с силой оттолкнул ее в сторону двери.
Ко мигом оказался рядом. Он гневно посмотрел на Хизео, шагнул в его сторону, но тот немедленно сложил печать одной рукой, и Ко споткнулся на ровном месте.
- Не смейте! – крикнула Хината. Ко отшатнулся, Хизео демонстративно сложил руки на груди, глядя на Хинату. Он поднял брови, словно призывая ее продолжить перепалку, но что она могла сказать еще? Он был прав. У него была власть. Отец оставил власть им, не ей. Отец сказал слушаться старейшин, если только…
Хината обвела убежище взглядом и вспомнила, как однажды почти так же сидела с гражданскими во время нападения Орочимару. Сидела и клялась, что никогда больше не будет слишком слабой, чтобы защищать свою деревню и свой клан.
- Коноха еще не проиграла, – сказала Хината, подняв подбородок. – Сидите здесь, если вам угодно. – Она отвернулась. У двери стояли двое мужчин Хьюга в джоунинских жилетах.
- Откройте дверь! – приказала Хината.
- Я приказываю всем оставаться на месте! – громко заявил Хизео-сан.
Хината обернулась и четко произнесла, глядя старейшине в глаза:
- Идите к черту.
Она прошла мимо ошарашенных джоунинов. Они не решились ее остановить, но и помогать явно не собирались. В полной тишине, наступившей в убежище, Хината потянула дверь на себя. Но та была слишком тяжелой, Хината изо всех сил тянула ее, но дверь не сдвигалась с места.
За спиной мерзко хмыкнул Хизео-сан. Хината чуть не расплакалась от того, что после всего этого ее остановит такая глупость, как закрытая дверь.
- Позвольте, Хината-сама, – раздался над ухом вежливый голос Ко. Он взялся за ручку вместе с ней, и вместе они потянули. Дверь приоткрылась.
- Спасибо, - шепнула Хината. Ко лишь улыбнулся.
Они вышли на лестницу. Сзади донесся ропот голосов, гневный оклик и хлопок двери. Хината и Ко быстро поднялись по ступенькам.
Квартал был пуст. От суматохи творившейся тут десять минут назад не осталось и следа. Хината посмотрела на свой дом в конце улицы. Он, как и несколько соседних был разрушен взрывом.
- Куда теперь? – Ко быстро осматривал окрестности бьякуганом. Он повернулся и спокойно посмотрел на Хинату, ожидая указаний. Хината была чунином, но на самом деле еще ни разу не выполняла обязанности командира даже самой крохотной боевой группы. У нее всегда был Шино, который спокойно и беспрекословно брал на себя ответственность так, словно в мире не было ничего более естественного.
- В деревню, – коротко приказала Хината. – Здесь нам делать нечего.
Они побежали. Взрывы и грохот разрушений доносились со всех сторон сразу. На улицах метались гражданские.
- В убежище! – закричал Ко, когда кто-то попытался ухватить его за жилет. – На гору!
- Хьюга! – крикнул звучный голос. – Помогайте!
Двое джоунинов махали им рукой с крыши соседнего дома.
Хината и Ко быстро запрыгнули туда. На соседней улице гражданских было еще больше. Шиноби прикрывали отход, но видимо где-то совсем рядом бесновался враг. Хината на мгновение нырнула взглядом за соседние дома и увидела огромного трехглавого пса, легко крушащего здания, словно те были из картона.
- Прикрывай! Прикрывай! – закричал один из джоунинов. Хината вернулась взглядом назад. На гражданских падал огромный кусок кровли.
- Ко! – Хината крикнула, уже спрыгивая вниз. Раздались отчаянные крики. Каким-то седьмым чувством Ко понял ее правильно. Они спрыгнули в саму гущу гражданских, прямо под падающую крышу. Хината использовала Пустую Ладонь, Ко просто подпрыгнул и изо всех сил ударил по куску металла. Совместными усилиями они откинули ее прочь.
Рядом зарыдала какая-то женщина.
- Шевелитесь! – жестко прикрикнула Хината. – Вперед, вперед! Почему не Пустой ладонью? – в суматохе прокричала она Ко. Тот, так же как и она, подталкивал и успокаивал гражданских. Кто-то еще темной молнией промчался мимо и запрыгнул на крыши, осматривая соседние улочки. Из всех шиноби вокруг только они двое не крутили головами, не оглядывались поминутно назад, не поворачивали головы на хлопки и крики. Видимо, поэтому они казались невозмутимо спокойными напуганным гражданским. Пройдя мимо, те, ободрившись, спешили вперед. Хината и Ко просто смотрели друг на друга прозрачными глазами с тонким кружком зрачка в активированном бьякугане и видели все вокруг.
- Я же не владею этой техникой, Хината-сама! – рассмеялся Ко. – Она же секретная, только для главной ветви! – и он расхохотался, впервые на памяти Хинаты.
Гражданские продолжали бежать к убежищу, шиноби двигались параллельно по крышам, впереди и сзади. Ко и Хината шли сзади, прикрывая их отход. Когда они чуть удалились от места основных громких баталий, Хината выдохнула с облегчением.
И вдруг что-то случилось. Она почувствовала это за несколько мгновений до того, как толпа волной хлынула обратно. Хината на секунду взглянула бьякуганом вперед и увидела, что к двум джоунинам впереди неспешной походкой направляется мужчина с двумя рядами пирсинга на лице в темном плаще со светлыми облаками. Бьякуган, как всегда, лишил ее зрение цветов, но не узнать было невозможно.
Акацуки.
Хинату прошиб холодный пот. Это был другой, не тот в маске, что они встретили на задании.
Пэйн.
И в этот момент обезумевшие от паники люди сшибли ее с ног.
Хината закричала, зажмурилась, закрывая драгоценные глаза, прикрыла голову руками. Она упала, и сразу поняла, что это было роковой ошибкой. Несколько человек наступили на нее, кто-то запнулся, больно ударив ее в живот. Ее затопчут! Нужно выбраться!
Кто-то вздернул ее на ноги и вытащил из толпы. Ко, тяжело дыша, запрыгнул на крышу и отряхнул ее.
- Вы в порядке? – крикнул он, чтобы перекричать обезумевшую толпу.
- Скорее! – Хината в несколько прыжков обогнала толпу и спрыгнула на дорогу. - Туда! – закричала она, указывая на переулок, ведущий на соседнюю улицу. – Туда!
Ко встал рядом и тоже стал без всякой нежности подталкивать людей в нужном направлении.
Люди забежали в переулок, выскочили на соседнюю улицу и побежали в сторону скалы Хокаге.
Хината бросила взгляд на джоунинов. Там, в конце улицы, Акацуки схватил их обоих за горло и без видимого усилия приподнял над землей.
- Помочь! Надо помочь! – прошептала Хината. – Где же джоунины? – но все прочие шиноби, что были с ними, видимо, уже сражались где-то. Ах, если бы тут был кто-то более опытный и сильный. Если бы тут был кто-то из АНБУ! Где же они? В тот раз, когда атаковал Орочимару, личная гвардия Хокаге, казалось, была повсюду, но сейчас Хината поняла, что не видела ни одного светло-серого панциря, только зеленые джоунинские жилеты.
Ко вопросительно взглянул на нее. Что делать? – прочла она на его лице.
Хината кивнула в сторону гражданских, и они двумя тенями мелькнули в переулок. Люди бежали изо всех сил. Хината обогнала их по козырьку крыши и увидела, что впереди несколько домов разрушены. Акацуки стоял посреди открытого пространства. Если бы люди побежали мимо, он их, несомненно, заметил бы.
- Вправо, – шепнула она, и они с Ко еще раз перенаправили людской поток.
Когда последний человек скрылся в переулке Хината, похолодев, обернулась назад.
- Ты иди с ними, я помогу джоунинам.
- Я вас не оставлю, – сказал Ко, и Хината поняла, что препираться с ним совершенно бесполезно.
Она побежала. В груди глухо колотилось сердце.
Пэйн. Тот самый главный из всех Акацуки, в битве с которым погиб Джирайя-сама.
«Отступай не раздумывая», - вспомнила она голос Неджи. Вот бы здесь был Неджи. Уж он-то знал бы, что делать. Он джоунин и смог бы что-то придумать, а она всего лишь чунин, и то не ориентированный на боевые способности. Ко, в силу ограничений младшей ветви, не знает ни Пустой ладони, ни Вихря, ни Шестьдесят четыре удара. «Как мы можем быть такими глупыми? Почему мы сами ослабляем свой клан?» – мелькнуло в голове Хинаты.
Она подбежала к углу дома, за которым был Акацуки. Бьякуган позволил ей осмотреть площадку, не выглядывая за угол.
Тела двоих джоунинов лежали бездыханные на земле. Недалеко от Акацуки на земле скорчился Эбису-сенсей, он был еще жив, хотя, похоже, ранен. Сам Акацуки схватил за горло мальчика, в котором Хината узнала племянника Асумы-сенсея. Племянника? Хината присмотрелась. Нет, это клон! А вон и настоящий с еще одним клоном подбираются к Акацуки со спины.
Хината знала, что вставать между шиноби, готовящим технику, и врагом не очень хорошая идея. Но не встать между генином и Пэйном из Акацуки она не имела права.
Она придержала Ко за плечо, беззвучно приказывая оставаться на месте.
В один прыжок Хината оказалась за спиной Акацуки.
- Расен… - закричал мальчик у нее за спиной.
Вокруг себя Хината как наяву увидела заученные с детства небесные сферы. Шестьдесят четыре удара небес заставили тело Акацуки отлететь назад и врезаться в стену дома.
Хината по инерции повернулась, отбрасывая от лица волосы, и остановилась лицом к мальчику и его клону.
- …ган… - пробормотал он. В его руках распалась какая-то техника, чакра мигнув, растворилась в воздухе. – Воу… - выдохнул он полушепотом.
Подскочил Ко.
- Отлично, Хината-сама! – Он подбежал к Эбису-сенсею и помог ему подняться.
Хината, не веря собственному успеху, так и стояла столбом. Бьякуган позволял ей видеть тело Акацуки за своей спиной, оборачиваться было излишне. Он был мертв, несомненно. Чакра в теле не циркулировала, но все же усиленно бурлила на поверхности тела.
- К-к-конохамару, – прошептал мальчик то ли испуганно, то ли пораженно взирая на Хинату снизу вверх. Хината посмотрела не него бьякуганом, не отрывая взгляда от тела Акацуки. Что-то тут было не так…
И тут мертвое тело пошевелилось и медленно поднялось на ноги. Хината, делая вид, что спиной ничего не видит, осталась стоять на месте. Он ожил. Ожил!
Она стрельнула глазами назад, указывая мальчику на Акацуки. Не то чтобы она сильно рассчитывала на помощь малыша-генина, скорее, хотела предупредить, чтобы он бежал.
Резко обернувшись, Хината Пустой ладонью оттолкнула тело Акацуки.
Он впечатался в стену. Техника еще какое-то время удерживала его, но вот он опустился на землю, и Хината увидела его глаза. Светло-сиреневые, почти как у Неджи, но только с несколькими концентрическими кругами. Риннеган! И в этих глазах Хината четко и ясно увидела свою смерть.
- Расенган!!!
Техника Конохамару припечатала Акацуки к стене. В груди трупа просияла огромная дыра, руки неестественно искривило. Из груди вылетело несколько длинных черных металлических шипов. Тело Пэйна тяжело рухнуло на бок и осталось лежать.
- Сарутоби Конохамару! – объявил генин и гордо упер руки в бока.
- Надо запомнить, – выдохнула Хината полуавтоматически, не спуская глаз с трупа. – Расенган? Разве это не техника Наруто Узумаки?
- Ага, это братец Наруто меня научил! – Конохамару гордо ткнул себе в грудь большим пальцем. – Я ее освоил, совсем как он!
Хината, не слушая его, шагнула к трупу. Его глаза все еще были открыты.
- Он мертв, – со знанием дела заявил Конохамару.
- Он и был мертв, - негромко согласилась Хината. – Это всего лишь труп. А это, – она осторожно подняла тонкий металлический шип, который расенган вырвал из груди трупа. – По этому к нему течет чакра. Поэтому он не умер от Шестидесяти четырех ударов. Повреждать его внутренние органы бесполезно, и чакру извне не остановишь. Нужна простая грубая сила.
- Обращайся! – Конохомару, подбоченясь, выпрямился.
- Спасибо, - борясь с желанием усмехнуться, серьезно кивнула Хината. – Непременно.
Мальчишка просиял.
- Мы проводим вас в убежище! – браво выкрикнул Конохамару. Хината с Ко переглянулись. Она сама только что собиралась сказать то же самое.
- Спасибо, Конохамару-кун, – вежливо поблагодарила Хината, взглядом остановив смешок Ко.
Ко взвалил Эбису-сенсея на себя, и они побежали следом за гражданскими к скале Хокаге.
- А ты из клана Хьюга, да? – непринужденно поинтересовался Конохамару. – Как тебя зовут?
- Хината, – Хината с трудом не рассмеялась.
- Ага, очень хорошо, – важно кивнул Конохамару. Он влюбленно посмотрел на нее и радостно вздохнул.
Ко беззвучно рассмеялся, но Хината стрельнула в него предупреждающим взглядом.
Они поднялись к скале и сдали раненого Эбису-сенсея на руки дежурящим чунинам.
- Стойте! – Эбису нырнул за пазуху и вытащил голубого с белым слизня. – Вот, возьмите Кацую. Конохамару, ты тоже отдай.
- Отдать?! Но Эбису-сенсей, я же сейчас пойду сражаться! – возмутился Конохамару.
- Нет, ты должен остаться со мной и меня охранять, – прохрипел Эбису и демонстративно схватился за сломанные ребра. – Пожалуйста, Конохамару-кун.
Конохамару прикусил губу, нехотя нырнул рукой за пазуху и протянул слизня Хинате.
– Вот, это тебе.
- Спасибо, Конохамару-кун, – улыбнулась Хината и, поддаваясь порыву, звонко поцеловала его в щеку. Конохамару горячо покраснел.
Они с Ко быстро спустились по лестнице и побежали обратно в деревню.
- Похоже, у вас появился еще один поклонник, Хината-сама! – смеясь, сказал Ко.
- Еще один? – подметила Хината вопросительно.
- Не нужно этой скромности! – усмехнулся Ко. Хината подумала, что впервые за все время они с Ко разговаривают так свободно, почти на равных, почти как с Неджи…
И в этот момент что-то случилось. Хината и Ко остановились. Они не успели ничего сказать, даже обменяться вопросительными взглядами. Волна, необоримая волна, сметающая все на своем пути, надвигалась на них от центра деревни. Подбрасывая здания, как легкие картонные коробки, бурля кусками кирпича, бетона и арматуры, она надвигалась на них.
- Вихрь! – инстинктивно крикнула Хината, повернулась вокруг себя, выпуская чакру, в попытке защититься. Но ее все равно оторвало от земли и кувырком понесло куда-то. Верх и низ менялись местами, вокруг трещали камни, доски, металл. Пыль загородила все вокруг, а потом Хината почувствовала резкий горячий всплеск у своей груди, и наступила тишина.

Она очнулась и жадно вдохнула воздух. Кацую с мерзким хлюпаньем сползла с ее тела.
- Прошу прощения, что обернулась вокруг вас. Это все, что я могла сделать, – тоненьким голоском проговорила она.
Рядом задыхался от пыли Ко.
- Ко, ты как? – Хината подползла к нему и осмотрела бьякуганом пораненную ногу. Перелом и несколько глубоких порезов.
- Прошу прощения, но Цунаде-сама больше не может передавать чакру через меня. Ее запасы истощены.
- Ничего страшного, - бодро сказала Хината. Она осмотрелась вокруг и усилием воли постаралась не думать о том, что увидела. Коноха была уничтожена, но сейчас это не имело значения.
- Вы в порядке, Хината-сама? – Ко осторожно приподнялся. – Если с вами что-то случиться, пока нет Хиаши-сама…
- Перестань, - остановила его Хината. – Со мной все в порядке. Вихрь, похоже, оттолкнул первые обломки, и…
- Да, вас защитить я успела, – подтвердила Кацую.
- А вашу ногу я не уберегла, - пропищала вторая, та, что сидела рядом с Ко. – Я должна защищать жизненно важные органы…
- Вы спасли нам жизнь, - сказала Хината. – Спасибо вам, Кацую-сама.
Слизень застенчиво склонил усики.
- Это… Наруто, – прошептал Ко.
Хината, занятая его ногой, подняла голову.
- Где?
- Он сражается!
Хината сложила печать и ринулась взглядом в центр селения, точнее того, что от него осталось. Наруто буквально светился от пульсирующей вокруг него чакры. А Пэйн, как и тот, с которым она столкнулась, несомненно, был уже давно мертв.
- Нужно помочь! – Хината поднялась.
- Нет, Хината-сама! Вы только помещаете ему! – крикнул Ко, и Хината, вздохнув, осталась на месте. Он был прав. Все, что ей оставалось, это стоять на месте и верить, всем сердцем верить в то, что Наруто справится. Справится за них всех.
Хината наблюдала, не в силах отвести взгляд. Бой, что предстал ее глазам, был невероятен. Скорость была такой, что даже бьякуганом Хината не могла поспеть за Наруто. Он на равных сражался с Пэйном уже один на один. Остатки других тел Пэйна валялись, поверженные, на поле боя.
Хината задохнулась от восторга. Наруто побеждал! Он обязательно победит, иначе и быть не может!
И вдруг…
Наруто оказался на земле. Пэйн пронзил его ладони металлическим штырем.
- О нет… - Хината подалась вперед. Что делать? Что делать? Этого Наруто точно не планировал. Не вмешаться? Но что, если Наруто погибнет? Пэйн воткнул в него еще несколько шипов, и Хината не выдержала.
- Хината-сама! – Ко отчаянно закричал ей вслед.
Но она не могла просто стоять и смотреть, как Наруто умирает за них всех. Не могла! Пусть он и не родной ей, но он шиноби Конохи и ее друг! Это же Наруто! Тот самый ее дорогой драгоценный Наруто-кун, что всю жизнь подбадривал ее одним своим существованием. Он не может проиграть Пэйну и уж тем более не может погибнуть. Она, Хината, не может этого допустить!
К тому моменту, как Хината подбежала к полю боя, Пэйн подошел к Наруто вплотную. Наруто был совершенно обездвижен.
Хината собралась со всеми оставшимися силами. Она сможет. Она одолела одно из тел Пэйна, сможет и этого! Сможет, потому что нельзя ей проиграть! Ни за что нельзя!
Она подпрыгнула, пытаясь атаковать Пэйна в слепую зону, но тот, словно почуяв опасность, отпрыгнул назад.
- Подкрепление… - сказал Пэйн глубоким усталым голосом. В его глазах, как и в глазах того, что они победили с Конохамару, горел риннеган. Полусказочный риннеган, в существование которого почти и не верили уже. Все равно! Что бы ни было, она справится ради Наруто!
- Я не позволю тебе и пальцем коснуться Наруто-куна! – холодно произнесла Хината.
- Зачем ты пришла сюда! – отчаянно закричал Наруто. Прикованный к земле, истекающий кровью, он тем не менее не нашел ничего другого, чем сказать ей то, что Хината слушала всю свою жизнь. – Беги! Он слишком силен для…
- Нет! – оборвала его Хината.
«Нет, не слишком. Потому что я тоже… я тоже… сильная!»
Хината смотрела на тело Пэйна, такое же мертвое, как и то, с которым она сражалась. Он отпрыгнул чуть дальше, чем доставали ее небесные сферы, да и Шестьдесят четыре удара, как и мягкое касание, было против него бесполезны. Если это он устроил уничтожение деревни, значит, Вихрь против него не поможет. Нужна грубая сила, такая, как расенган, и у нее была эта сила.
- Я, должно быть, кажусь тебе эгоистичной… - сказала Хината с усмешкой. И вправду, что подумал Наруто, когда она так глупо и героически появилась на поле его боя? Что она просто хочет умереть? Нет, это не так. Что не отдает себе отчета в своих действиях? Нет, и это неправда.
- О чем, черт побери, ты говоришь?! – закричал Наруто. – Это не оправдание, чтобы вмешиваться в такой опасный бой!
- Я здесь, потому что я хочу быть здесь, – сказала Хината спокойно. Ее глаза с активированным бьякуганом неотрывно следили за Пэйном, который, казалось, слушал их разговор, не пытаясь нападать. А может, просто выжидал, собираясь с силами. Но и Хината использовала это время с умом, высматривая место для удара, которое было бы фатальным для этого тела-марионетки. Такое место, которое повредило бы наибольшее число металлических приемников чакры в его теле. – Я всегда только плакала и сдавалась, пока ты, Наруто-кун, не показал мне правильный путь, по которому нужно идти. Я всегда мечтала однажды догнать тебя, идти с тобой наравне. Ты изменил меня, и я не боюсь защищать тебя, даже если умру! Потому что я верю в тебя, Наруто-кун!
Хината бросилась вперед. Чакра на руках запульсировала, обернула ее кулаки, обретая форму. Один удар, всего один удар! Один удар!
Она промахнулась. Он, совсем как Неджи, был слишком быстр.
- Шинра Тенсей! – произнес холодный голос, и Хинату с силой втолкнуло в сухую землю. Что-то хрустнуло в теле так, что, казалось, сам звук пронесся по нервам. Боли не было, но от этого противоестественного хруста Хинату замутило. Изо рта потекла кровь, дурной знак внутренних повреждений. Над ней нависла тень… Пэйн занес руку… Наруто что-то крикнул… и Хината потеряла сознание.

@темы: Хината, Фанфикшн, Неджи/Хината, Неджи, Макси, Ко, Другие члены клана, Гет, Shelma-tyan