02:34 

Первопроходимцы. Глава 7.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Первопроходимцы
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: PG
Персонажи/пейринг: Неджи, Саске, Итачи/Наруто
Жанр: фантастика, постапокалипсис, слеш, драма
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: персонажи принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Как выглядит мир, в котором идёт непрерывная борьба за выживание.
От автора: Есть такое детское аниме "Воздушные пираты", вдруг всплывшее из закромов моей памяти. Связь между персонажами заставляет меня о нём упомянуть, хотя идейка-то вылезла не из него.
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6-

Неджи был совсем маленьким, когда впервые познакомился с обитателями замков. Это не было личным знакомством. Это не было хорошим знакомством или плохим. Но оно оказалось поучительным. Неджи уже тогда начали брать с собой на сборы провизии, объясняли, где лучше собирать, а где не стоит. Показывали, как надо рвать стебли и как складывать, чтобы не высушить их на солнце. Солнце – это воздействие излучений. А природная еда при термической обработке или под воздействием сильной внешней среды становилась непригодной, а иногда и токсичной. Сильное воздействие – больше вероятность отравиться. Никто никогда не пробовал замораживать, потому что холодильники считались роскошью и редко у какой колонии они встречались. В колонии Неджи холодильника не было. И на вопрос о заморозке ему никто ничего определённого не сказал. Хотя логично предположить в стебле остановку всех процессов, в том числе и образование токсинов. Хрупкое равновесие царило везде. Одни и те же химические элементы в одном и том же веществе могли соединиться по-другому и стать совершенно другим веществом. Хрупкое равновесие держалось в обществе. Колонии сохраняли равнодушие друг к другу, заботясь только о внутренних жильцах, но стоило какой-то одной взбунтоваться – и мог начаться кровавый переворот, где все воюют со всеми. Они удерживались за счёт понимания этой глубокой проблемы и страха перед замками, время от времени демонстрирующими свою власть над всем миром. Появлялись и исчезали, долго после этого не показываясь на глаза. Никто не знал, как они отреагируют на народное возмущение, но у них были средства для массового убийства. У них была армия защитников, способная убивать людей.
Неджи тогда не знал всего этого и задавал множество вопросов. Его интерес привлекал внимание взрослых, заставлял вести с мальчиком постоянные беседы, в которых и формировалась его личность. Неджи мог стать лидером, но не располагал основным качеством оного – активностью и целеустремлённостью. Неджи был из тех людей, которые выполняли свои обязанности блестяще, понимали всю меру ответственности, готовы были возложить её на себя, но оставались в стороне.
Неджи тоже оставался в стороне, когда впервые увидел группу людей, одетых куда ярче, чем любой обитатель колонии. Соплеменники Неджи не были грязнулями и не ходили в обносках, но эти люди буквально сияли. Их одежда отличалась стилем, непривычным среди простых людей. Они вели себя ярко. Так ярко, что Неджи не отрываясь смотрел на них и хотел подойти поздороваться. Он верил, что люди становятся благосклоннее, если проявить учтивость. Люди переставали рассматривать незнакомца и искать в нём подвох, если он первым проявлял дружелюбие. Они становились равнодушными, как и к остальным. Именно это поглощающие равнодушие Неджи поначалу ошибочно принимал за благосклонность.
Люди из замка играли с обречёнными. Проходили мимо или просто соскучились, но их внимание к самой низшей касте выражалось в грубых и жестоких шуточках. Пока Неджи не видел, что они делают, он ещё хотел подойти к ним и улыбнуться. Когда заметил, как один из них наступил на ногу одному из несчастных, он сам дёрнулся. Обречённый только протяжно застонал и попытался скрутиться в шарик, обхватывал согнутые колени руками, низко опускал голову, чуть ли не тыкаясь носом в землю. Неудобная поза и болезненная. Потом он начал странно покачиваться в такт дыханию и не переставал стонать. Неджи видел причину столь отчётливой реакции. Подошва ботинка мучителя была увенчана шипами. На одном из них даже почудилась кровь. Он только раз продемонстрировал свою власть и безнаказанность над другими и тут же утратил интерес. Неджи крепко сжимал руку взрослого, за которую держался, и смотрел. Он больше не хотел здороваться. Он не понимал, зачем люди делают это. Обречённым же и так плохо, зачем усугублять их состояние.
Неджи не разговаривал об этом случае с другими. Некоторые пытались, но он только кивал и делал вид, что всё понимает. Что готов мириться и дальше с установленными порядками ради существования всей колонии. Он не смирился, но никому не рассказывал об этом. Он заново переживал происшествие, пытался придумать хоть одно человечное объяснение и не находи его. Тогда мир начал показывать свою настоящую сторону. Неджи уже не верил в справедливость для всех. Он мог отличить наигранность от настоящего. Он чувствовал это, как чувствуют защитники приближение опасности. Он в полном одиночестве переживал потрясение и научился давать работу рукам, чтобы легче было отвлечься от мыслей, обладающих удивительной способностью проникаться обречённостью. Неджи боялся обречённых за то, что они есть, как отчётливое напоминание, что будет, если увлечься этими мыслями. Тогда Неджи уже знал, что улыбка – это особая эмоция, которой не стоит расшвыриваться без причины.
Наруто снова мелко подрагивал. Он не считал нужным прятаться от посторонних глаз и переживать в одиночестве. Или он просто не считал Неджи хоть мало-мальски посторонним. Свой, как вторая половинка физического тела. Связь на уровне защитник-партнёр углубила это чувство.
Наруто плохо спал последние недели, как только начал понимать, куда именно они идут. Он не спрашивал у Неджи, знал, что натолкнётся на такое же неведение. Он просто изо всех сил старался быть полезным, помогал собирать провиант и, как одержимый, гонялся за редкими насекомыми, яд которых они обычно только покупали, высушенный в порошки и не такой концентрированный. Наруто пытался смеяться над каждой шуткой, над каждым камнем необычной формы. И Наруто вечерами подсаживался к спутнику поближе и заверял, что они прорвутся. Страшился того, к чему они шли, и всё равно шёл.
- Оно уже близко совсем, - произнёс Наруто, сидя на пригорке, обрамлённом низкими кустиками, баклажку с водой опустил. Пил часто и помаленьку, будто искал, чем бы себя занять. Неджи его даже тормозить приходилось, отдохнуть призывал.
- Не жалеешь, что пошёл? – спросил Неджи.
Близко к рубежу. Эта близость пугала не только Наруто со встроенным шестым чувством. Неджи замечал за собой озноб и ёжился, но не от холода, а от психического воздействия переменившейся атмосферы.
- Нет, - Наруто покачал головой. – Не хочу возвращаться. Я эгоист, да? Потащил тебя чуть не волоком и даже не спросил, хочешь ли ты.
- Я сам пошёл, - заверил Неджи, подсаживаясь рядышком, касаясь плечом его плеча. – Никак в себя не придёшь? Может, послушаешь меня?
- Искать его? – Наруто в нетерпении отмахнулся, сделал один большой глоток и раскашлялся. – Если я поступаю эгоистично, то он вообще… Хочет, чтобы всё по его было. Не хочу стоять перед выбором. Не хочу с ним… то есть…
Наруто выразил несогласие с самим собой гортанным рычанием, на какое было способно человеческое горло. Неджи понимал его чувства. Помнил, как сам расставался с остатками семьи и долгими ночами под открытым небом думал о них и скорбел. Хотел отыскать и не делал этого. Он понимал, как трудно Наруто сделать выбор между людьми, которых любил. У Неджи преимущество было – они вместе росли, вместе переживали невзгоды и приятные моменты. Но Итачи – это новое и необычное. Итачи – это та половинка Наруто, которой недоставало ему самому. Неджи пытался переупрямить Наруто и отыскать Итачи с братом. Хотя бы только ради Наруто. Неважно, как сложно будет привыкать к жизни без него, как трудно будет мириться с характером Саске, но Неджи готов был пойти навстречу желанию Наруто. А Наруто – нет.
- Получается, ты вперёд так рвёшься, чтобы чувства свои подавить, - неодобрительно отметил Неджи. – Ты знаешь, как становятся обречёнными? Они тоже всё отвергают.
- Кто тут обречённым собирается стать! – выпалил Наруто недовольно.
- Надеюсь, никто, - Неджи как распалил, так и сгладил. – Тебе точно не дам им стать. Силой затолкаю в убежище и…
Не договорил. А что если они ступили на путь в один конец.
- Природа сходи с ума, - словно прочёл его мысли Наруто, снова на баклажку посмотрел, но пить больше не стал. – Меня пугает, что дожди в этой половине континента могут лить и в другое время.
- На небе нет туч, - напомнил Неджи.
- Ветры просто так не дуют, - Наруто принялся мять в пальцах крышку от баклажки. – Я думаю, они уже начинают собирать тучи. И дожди, если откуда и приходят, то отсюда.
- Ветры перед дождями всегда насыщены химикатами, - отрицательно качнул головой Неджи.
- Ты ничего не знаешь о погоде здесь, - заупрямился собеседник.
- Верно, не знаю. Но я знаю, по какому принципу меняются погодные условия, как собираются дожди и как получается ветер. Ты сам говорил, что не чувствуешь перемены давления.
Перемены в погоде всегда воздействовали на Наруто угнетающе. На последней неделе перед дождями Наруто часто страдал головными болями, поэтому Неджи приходилось добавлять в еду средство, смягчающее восприятие. Не лекарство, ибо в организме человека и так много гадости скапливается за его жизнь. Чем больше её потреблять из окружающей среды, тем короче становится срок жизни. Без лекарств всё равно не получалось. Обычно это были химические препараты, нейтрализующие другие вредные вещества. И не все они выводились из организма. Неджи знал это и старался составлять правильный рацион.
- Тогда если не дожди, то что?
Наруто нервничал. Неджи помнил, как впервые подувший ветер напугал их обоих. Помнил, как Наруто чуть ли не заметался в поисках убежища. Понимал, что до дома им уже не добраться, и всё равно искал ниточку к спасению.
- Ты не допускаешь, что это может быть просто ветер?
- Ой, Неджи, это же только в книгах бывает, - Наруто улыбнулся, - просто ветер… - и тут же стёр улыбочку.
- Извини, это я потянул тебя в путешествие, - Неджи пригладил волосы товарища. Он бы и за уши их заложил, если бы они были достаточной длины. С другой стороны, видеть его аккуратно причёсанным было странно. После душа Наруто всегда сверкал блестящей круглой головой, Неджи порой сам его взлохмачивал, а Наруто сопротивлялся и в шутку обещал вообще наголо сбрить.
- Давай пойдём прямо сейчас, - Наруто подскочил. Как ужаленный, взвился в воздух, едва не подпрыгнул, едва собеседника не сбил и даже не заметил этого.
- Куда пойдём? – Неджи поднялся следом, придержал его на всякий случай, словно Наруто уже готов ринуться вперёд, не разбирая дороги. Его сознание переживало множество конфликтов. Он места себе не находил и не видел единого выхода. Лучше бы признал наконец, что его тянет к Итачи. Не к Неджи, с которым жил столько лет, в одной кровати, считай, спали, а к человеку, совершенно чужому. Человеку, который знал о жизни, кажется, больше их обоих вместе взятых. Человеку, который мог слишком рано оставить Наруто.
Неджи дёрнулся, чересчур отчётливо подумал, как Наруто распрощается с ним на кладбище, где после сезона дождей ни следочка не останется, ни упоминания.
- Наруто, - Неджи потянул его на себя, - если тебе станет совсем плохо, ты ведь скажешь?
- С чего это мне плохо должно быть? – бодрячком.
Наруто всегда держался бодрячком. Наверно, ещё не верил в настоящий конец. Для него не существовало предела.
- Скажи, Наруто, я же не буду осуждать, - Неджи первым двинулся навстречу неизвестности, пока спутник не убежал вперёд с разведкой. Чуял, что сегодняшний переход последний. Они оба чуяли, насколько позволяло предчувствие. И оба боялись, но находили поддержку друг в друге.


Неджи помнил день, когда Наруто остановился возле плачущего обречённого. Он сам никогда не обратил бы внимания на чужие слёзы, но остановился вместе с Наруто. Остановился, потому что больше не слышал шагов спутника. Наруто не было рядом. От этого у Неджи что-то дрогнуло внутри. Он не испугался и не подумал на серьёзные неприятности, просто задался вопросом: что придётся объяснять сегодня. Наруто стоял почти вплотную к обречённому, воздевшему глаза к небу, начинающему приобретать опасный оттенок. Тучи уже расползались по планете ровным слоем, уплотнялись, твердели, почти готовые высыпаться на землю смертоносным дождём. Обречённый плакал. Первый раз Неджи видел такую картину. Обычно обречённым было всё равно, погибнут они через месяц или завтра. Наруто протянул маленькую ладошку и прикоснулся к его щеке. Обречённый никак не отреагировал, продолжал смотреть вверх, а слёзы катились по его щекам за шиворот по отчётливо прочерченным дорожкам меж засохшей грязью. Наруто просто тронул его и замер в смешанном наборе эмоций. Неджи готов был поклясться, что он сам готов заплакать. И обязательно захочет помочь.
Наруто захотел помочь. Неджи не составило труда взять его за руку и отвести домой, где сам лично обработал его руку антисептиками и заставил хорошенько помыть. Тогда Наруто накричал на него, высказал всё, что думает о равнодушии и людях, его поддерживающих. Неджи нагрубил в ответ и заявил, что не может собирать в убежище всех нуждающихся.
Не было нуждающихся. Ни одного. Только два мальчика, только-только вышедших в самостоятельную жизнь. Неджи сидел очень тихо и прислушивался к каждому шороху, ждал, что Наруто выйдет наверх и исчезнет среди чужих людей, погрязнет в апатии мира. Подумал, что может потерять Наруто, и испугался одиночества. Неджи не хотел ничего менять. Не хотел заводить новых знакомств и не думал, что будет, если ему одному придётся провести сезон под землёй.
Наруто не ушёл. Он подсел к Неджи, отрывая его от чтения. Неджи сразу книгу в покое оставил и спросил, что хочет Наруто. Наруто хотел соединиться с обречённым. Хотел попробовать хоть так спасти его. Возможно, он не желал смерти и не знал, как выразить своё несогласие со смертью. Наруто выразился в одной красочной фразе и замолчал. Он ждал ответа Неджи больше, чем дети ждут от родителей. Наруто верил, что товарищ не проигнорирует его просьбу. Неджи не проигнорировал, но не позволил соединиться. Не хотел делиться силой Наруто с другими. С теми, кто не вызывал никаких эмоций в проходящих мимо людях. Неджи чувствовал, что нельзя. Чувствовал до такой степени, что мог бы запретить приближаться к этому незнакомцу, но не запретил. Они вместе отыскали его на том же месте и поставили миску с едой. Обречённый её не заметил. Неджи хотел сам вложить ему в руку съедобный корень, но Наруто опередил. Оставалось только дёрнуться от неприятно проползшего холодка по спине. Он боялся слёз незнакомца вкупе с его пустым взглядом. Обречённый только голову чуть опустил, посмотрел на руку, в которую Наруто вложил еду и закрыл его пальцы. Обречённый машинально поднёс руку ко рту и принялся медленно жевать. Наруто от него взгляда не отводил и держал до тех пор, пока Неджи не вмешался. Он заметил другой признак. Тот, от которого стало совсем неприятно. Неджи казалось, он до конца дней будет вспоминать это облитое слезами лицо и испытывать это отвращение. Глаза незнакомца гноились в уголках. То, что Неджи поначалу принял за уличную пыль, являлось дорожками гноя. Слёзы прочертили в нём скользкое русло и постепенно налипали корочкой. Неджи не обратил внимания на сопротивление Наруто, на его обидные возгласы и угрозы. Неджи было всё равно, какой глубины обида поселится в душе товарища. Он просто тащил и тащил его за собой, пока не втолкнул на верхний уровень убежища. Там они разругались окончательно. Кричали так, что снаружи все обходили стороной целый участок. Так казалось. Такой силы бушевало несогласие в Неджи. Спор закончился резко, в ту секунду, когда Неджи выплеснул, что это не слёзы вовсе, а глазная болезнь. Наруто словно в себя пришёл, смотрел то на Неджи, то на свои руки. И ушёл, так и не показав, что собирается делать. Неджи за ним было дёрнулся, но остановился. Он должен был заставить его помыться. Он должен был обработать каждый его палец антисептиком, что сделал ещё вчера, но он просто выжидал. Чувствовал, что нельзя, что Наруто сам не вспомнит о санитарии, и всё равно ничего не предпринимал. Ночью он вертелся в кровати, а утром сам к Наруто подошёл, спросил, как он себя чувствует. И всё пошло своим чередом, будто и не было ссоры и плачущего обречённого. Наруто заметно стушевался, вину чувствовал и не мог прощения попросить за то, что пожалел незнакомого человека. Неджи не нужно было его признание вины. Неджи только одного боялся, что Наруто заразится. И не переставал себя обвинять. Из-за упрямства и глупой ссоры пренебрёг правилами безопасности – накануне дождей тащить в убежище заразу.
Наруто заболел. Однажды он проснулся утром и пришёл к Неджи, показал грязные рукава и пробурчал под нос еле слышное:
- Я не хотел заболеть.
Он заметил признаки болезни ещё два дня назад, но надеялся на обычное слёзотечение. Гноя он проигнорировать не мог. Неджи обработал его глаза известными средствами, но и через несколько дней улучшений не увидел. Он переворачивал медицинские справочники, порой роняя ценные книги на пол и ужасаясь тому, что с ними могло произойти. Если бы люди не начали добавлять в бумагу синтетические волокна, книги давно бы рассыпались в пыль – и уже никто не насладился бы знаниями о прекрасном прошлом, настолько живом, что оно походило на сказку.
Наруто помогал, но ему было труднее сосредоточиться на определённой теме. Он читал всё подряд. А дожди неминуемо приближались. Когда уже начались сезонные ветры, когда солнца не стало видно из-за нависших туч, Неджи совершил длительную вылазку из библиотеки. Велел Наруто ждать его дома, а сам бегом побежал, чтобы за день успеть пересечь половину заселённых земель. Он задыхался от длительного бега, в боку кололо, он то и дело останавливался и сильно нажимал на бок, сгибаясь чуть ли не пополам, потом вновь продолжал бежать. Он нашёл в книге всего лишь намёк и решил испробовать средство. Одним из важнейших ингредиентов являлось растение, никогда не встречающееся в округе. Только в одном месте его продавали, и то не всегда. Неджи подозревал, что его приносили из мёртвых территорий. Думал о походе за границы жизни и ужасался. В тот день он нашёл этот ингредиент и обработал глаза Наруто, остатками смазал свои собственные, предотвращая неожиданности. Лечение длилось около недели, до тех пор, пока глаза Наруто не очистились, пока он не перестал их тереть, пока краснота не спала, а одежда перестала пачкаться гноем. В этот год они больше не поднимались на поверхность. Потому что дожди вот-вот должны были начаться. Даже если бы задержались на месяц, Наруто не попросился бы посмотреть на мир перед его закрытием. Наруто часто вспоминал плачущего обречённого. Точно так же, как вспоминал Неджи. И каждый раз испытывал неприятный осадок. Каждый раз Неджи поджимал губы и старался свести разговор на нет. Неджи не хотел помнить моменты, вызывающие особое отвращение. Неджи опасался, что Наруто после дождей станет искать того обречённого, но через три месяца Наруто больше не упоминал о нём. А спустя несколько лет забыл. Неджи надеялся, что забыл.
Они оба вздрогнули от необычного звука, прокатившегося даже не резко, а неправильно. Звук, которого никогда не слышали до сегодняшнего дня. Оттенок эха лишь на миг подхватил концовку и убил её о громадину каменной глыбы. Глыбы, состоящей из нескольких сегментов, одинаковых по форме и величине, не считая сколов.
- Что это? – Наруто задышал чаще. Он с самого начала ступал осторожно, будто по раскалённой поверхности. Неджи приходилось за ним по пятам следовать. Сам не знал, чего в нём больше: тревоги за спутника или чувства опасности. Тишина царила в обители обломков. Она поглощала спутников, крошечных и незаметных в этой пустыне. Всё вокруг – пустыня. Наруто вообще остановился, искал хоть какой-нибудь ориентир в местности, которую никогда не видел и представить не мог. Неджи рядом стоял, тронул его за спину и задержал руку, смотрел на профиль Наруто, покрытого испариной. Его сотрясал озноб. Неджи очень надеялся, что не болезненный, ибо не представлял, где можно спрятаться и можно ли вообще.
- Если от этого места веет опасностью, то оно было опасно, - Неджи заговорил, чтобы тишина не давила так сильно. Вместе с раскалённой атмосферой они уверенно побеждали. Рождалось и увеличивалось чувство, заставляющее бежать без оглядки, пока не упадёшь от изнеможения. А если упадёшь без сил, неминуемо погибнешь в такую жару. Если нет воды – нет и спасения.
- Я не понимаю, - Наруто яростно замахал головой. – Не понимаю, что здесь вообще опасного. Это же просто камни. Это проклятые каменюки!
Эхо подхватило последний слог и унесло его за пределы слышимости. Неджи снова вздрогнул – до того это прозвучало жутко.
- Система, - отметил Неджи спокойно, - они подчиняются системе. Вернее, то, что стояло здесь, не было беспорядочными строениями.
Он обратил внимание Наруто на то, что заметил сам: одинаковые размеры, одинаковые изгибы, одинаковые выемки. Если бы они стояли до сих пор, возвышались бы на десятки человеческих ростов. Они бы смотрелись, как замки, взрезающие облака, с одинаково расположенными окнами, одинаковой ширины и длины. Это не было просто домами – это руины ряда корпусов, какие бывают только на хорошо оборудованных комплексах. То, о чём Неджи столько раз читал и представлял. Но он не был готов увидеть настоящие размеры исполинских строений. Он видел всего лишь обломки и страшился представить, какой действительно высоты и протяжённости были эти корпуса.
- Энергетическая станция, - наконец озвучил первое предположение Неджи. – Это было громадное предприятие, уничтожающее энергию на свои нужды. Но для того, чтобы её потреблять, оно должно было и создавать её.
Даже больше. Чтобы содержать этот комплекс, были необходимы деньги. Столько, сколько современным обитателям из замков и не снилось. Столько, что они обеспечили бы безбедное проживание всем ныне заселённым землям. Чтобы получить эти деньги, организация должна была обеспечивать близлежащие города своей продукцией. От этого она становилась ещё больше, ещё монструознее. Пока не выросла до размеров, просто поражающих любое воображение, внушающих трепет перед этой бушующей взаперти силой.
- Это могла быть только энергия, - Неджи не дождался реплики спутника. – Если она вырвалась, могла утащить за собой весь континент.
Они увидели только малую её часть. Продвигаясь вглубь уже несколько дней, они не видели признаков края. Те же руины, та же едва сдерживаемая паника, к которой не удавалось привыкнуть.
- Это не она, - Наруто снова замахал головой. – Не может такого быть, чтобы люди сами…
Не договорил. Люди сами отравили планету и поплатились за это, прежде всего учёными умами, теми, кто мог бы возродить уровень развития. Неджи поймал себя на том, что тоже мелко подрагивает. Одни среди обломков настолько мёртвых, что каждый день выглядел как последний.
- Нет, не она, - Неджи заставил себя смахнуть разрастающийся страх. Страх, который Наруто мог внушить собственными эмоциями. – Энергия – это сила, а небо отравлено химией.
- Если вместе с силой не взлетела и она тоже, - буркнул Наруто, поднял руки к лицу, помассировал круговыми движениями в районе висков и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул.
- Если это так, то неудивительно, что мир пошатнулся, - Неджи подавил усмешку. Нервничал и хотел скрыть это напускной уверенностью. Не надо обманывать Наруто в момент, когда он может не распознать этот обман. Когда он поймёт, ему будет вдвойне обидно.
- Что это?! – Наруто снова дёрнулся. По его лицу прошла тень.
Неджи крутанулся на месте, молниеносно обыскал взглядом округу и небо. Он успел заметить эту тень. Тень, какую могли отбрасывать только пожухлые листья в сильный ветер. Ещё одно предзнаменование. Ещё один повод мчаться без оглядки и никогда больше не покидать надёжных стен библиотеки. Они с Наруто обязательно восстановят перекрытия. Будут пахать как проклятые, руки в мозоли сотрут, но после следующего сезона дождей обязательно поменяют то, что прогнило. Нельзя было уходить из дома. Нельзя покидать единственного места, где можно выжить. Неджи молчал. Он отлично понимал, что за него страх говорит.
- Я не знаю, - Наруто стоял, не сделал ни шагу больше. – Я не чувствую опасности в том виде, в каком привык видеть её. Я не чувствую, Неджи. Не чувствую!
Чувствовал другое, то же самое, что и Неджи.
- Успокойся, - Неджи взял его за руку.
- Почему здесь кусты не растут? – Наруто ткнул себе под ноги, на гигантскую дорогу, по которой никто никогда не ездил и не ходил. Всё, что было создано человечеством, давно сожгла кислота. Всё, кроме камней. Под ногами просто не могло быть ничего искусственного, а камни не лежат настолько ровными пластами.
- Наруто, ты просто паникуешь, - на миг повысил голос Неджи и снова сбавил его. – Как только успокоишься, начнёшь думать. Скажи, что ты чувствуешь? Сейчас, что чувствуешь?
Звук не давал Неджи покоя. Тень, промчавшаяся по лицу спутника. Дорога, по которой они шли уже несколько дней. Ночами не удавалось выспаться, они то и дело нервно вскакивали, пока не распределили роли: один спит, другой охраняет. Стало ненамного лучше – атмосфера не переставала давить.
- Мы не одни, Неджи, - Наруто выдохнул.
- Защитники? Проходимцы? – попытался навести Неджи его на мысль.
- Нет, что-то другое. Как будто сами камни смотрят на нас, - Наруто молниеносно развернулся к спутнику, ткнул пальцем ему чуть ли не в нос. – Это не фигуральное выражение.
- Я ничего и не сказал.
- И мне не нравится эта дорога. Почему мы не можем сойти с неё?
- Если сойдём, рискуем заблудиться и не выйти вовремя. И тогда мы просто не успеем вернуться, - пояснил Неджи. Самоконтроль спасал его. Спасал их обоих. То качество, которое Неджи воспитывал в себе с детства и которым постоянно пользовался для решения проблем. Качество, на которое рассчитывал и Наруто тоже. Неджи содрогнулся, едва подумал, что стало бы с Наруто, окажись он тут совершенно один. Он бы ринулся в неизвестность, не разбирая дороги, и заблудился бы. Он бы плутал тут до самых ветров, пока не понял бы, что искать выход уже поздно. Наруто не сумел бы обеспечить себя пропитанием, потому что его предчувствие кричало слишком громко. И пугало слишком сильно. До такой степени, что Наруто забывал о потребностях организма и не ел бы, пока живот от голода сводить не начало. Неджи контролировал ситуацию, насколько мог. Он не имел власти над руинами и тем, что в них кроется, но он уверенно вёл Наруто за собой.
- А если эта дорога ведёт в болото? – высказал беспочвенное предположение Наруто.
- Хочешь посмотреть? – предложил Неджи. – Убедиться, что она надёжна.
- Как?
- Режим защитника, Наруто, - Неджи сдавил его запястье сильнее. – Только посмотрим.
Наруто понял. Он сперва просто стоял и смотрел большими глазами, какими смотрел в детстве напуганный ребёнок. Он сам потянулся к Неджи и обхватил его за плечи. Только на долю секунды. В этой секунде Неджи задохнулся от охватившей его эйфории. Он не почувствовал физического прикосновения, зато по всему телу разлилось знакомое тепло. Казалось, Неджи жил только ожиданием этих моментов. Наруто мог стать самим собой в режиме защитника. Наруто был всемогущим и дарил это могущество партнёру. Неджи открыл глаза. Чувствовал дыхание Наруто словно внутри себя. Ребёнок, до сих пор нуждающийся в поддержке. Защитники – всегда дети, которым жизнь в одиночестве представлялась хуже гибели под дождём.
Неджи присел на корточки. Шевелящиеся хвосты за спиной обдували жаром, возвращали уверенность. Какая бы опасность ни поджидала в руинах, сейчас Неджи был защищён. И Наруто чувствовал расслабленность. Может быть, стоило продлить это чувство уверенности и пройтись так? Неджи мысленно отмахнулся от идеи: он бы начал использовать силу Наруто. В конечном итоге, Наруто просто свалился бы, смертельно усталый и больной. И неизвестно, сколько дней он провалялся бы в бреду. Неджи никогда не проверял его предела.
Он опустил руку на землю, окутал её энергией и надавил. Смотрел, как расступается песок, как засыпает его кисть. Надавливал на поверхность дороги до тех пор, пока не наткнулся на плотный пласт. Безошибочно угадал в нём камень. Монолитный или сваренный намертво древними материалами – Неджи не знал. Он просто продолжал прижимать руку, надеялся пробить брешь и понимал, насколько беспочвенно это действие. Если камень не смогла разрушить стихия за столько лет, то как справиться маленькому человеку, ошибочно считающему себя неуязвимым из-за живых доспехов.
- Камень… - повторил мысль вслух Неджи. – Это камень.
- Откуда здесь камень?
- Камни повсюду, - напомнил Неджи. Перестал давить, но не встал с корточек. – Камни – это основа мира… мне так кажется. Ведь только камни спасают нас от стихии.
Ровная дорога, одинаковые обломки. Быть может, это была сплошная стена в несколько десятков или даже сотен километров. Или это лежал фундамент от бесконечно длинного здания.
Наруто мог не подумать о таких деталях, зато он вспомнил и о другом аспекте, не замедлил огласить вслух:
- Звук, – он снова учащённо дышал, - ищи источник звука.
Звук, не похожий на те, что рождается природой. Не существовало явления или животного, которое могло бы издавать такой звук.
- Не думаю, что он опасен для нас. Если бы так и было, он давно бы…
- Блин! Ну ты можешь просто меня послушать?! – взвился Наруто, буквально выдирая ладонь Неджи из-под земли. Грубый осколок оставил на коже яркую царапину. Неджи не успел сообразить, как схватился за больное место и сжал со всех сил. Сквозь пальцы просочилась капелька крови. Только это успокоило Наруто.
- Ой, прости, Неджи, - принялся оправдываться он. – Я не хотел. Я же забылся. Блин, ну вот опять от моего рвения одни проблемы… - не дождался слова партнёра. – Сейчас я тебя подлечу. Я пока ещё не очень хорошо умею, но ты ведь поможешь мне, правда? Тебя ведь должен был Саске научить?
Саске научил Неджи. Первым делом они оба испытали на себе трюк с лечением. Неджи мог залечить свои раны силой Саске, и с опаской думал, получится ли с Наруто. Напрасно опасался, ибо Наруто сам показал, где у него кроется эта сила. Он набросился на рану Неджи с таким энтузиазмом, будто всегда только этого момента и ждал. Неджи снова сдержал усмешку перед тем, как направил силу Наруто и умеренно её дозировал.
- Ничего, заживёт, - заверил он свойски. – Да и ты не дёргайся попусту.
- Как можно не дёргаться, если вокруг всё так и дёргает… - ворчание Наруто выглядело удивительно уютным. Неджи буквально наслаждался его силой целителя и едва не пропустил момент, когда он начал впустую растрачивать свою энергию. Тогда Неджи остановил его, поднял руку и сжал собственное плечо, зная, что Наруто то же самое почувствует. Они оба остановились. Оба настолько единые, что продвижение дальше друг без друга в одном теле казалось нереальным.
- Звук, Неджи, - напомнил Наруто. – Пока мы вместе.
- Почему он тебя так беспокоит?
- Потому что он слишком чужой.
Настолько чужой, что заставлял Наруто вздрагивать от любого шороха.
- А меня другое волнует, - обронил Неджи. – Кто вкопал в землю каменную дорогу и зачем?
- Давай выясним. Мы можем выяснить, Неджи? Ведь можем?
- Всё зависит от того, что мы найдём в руинах комплекса.
- Тогда давай найдём, - Наруто было всё равно, как действовать, лишь бы не стоять и не мяться в неизвестности. – Пожалуйста, давай поищем. Хоть что-нибудь, а то меня от всего этого распирает. И где гарантии, что тебя не разорвёт вместе со мной?
- Ладно, - Неджи сильнее сдавил плечо. До неприятного ощущения сдавил. – Только давай поищем в обычном режиме. Не хочу, чтобы ты свои силы тратил.
- А, боишься проверять, разорвёт или нет?
- Ну, если разорвёт, то мы с тобой точно одним целым станем, - отшутился Неджи. – И тогда я к Итачи на пушечный выстрел не подойду.
- Это поче… тфу, зачем Итачи-то? – с ноткой обиды произнёс Наруто.
- А затем, что это ты с ним любовь-морковь крутишь, а не я. Я вообще не понимаю, как ты на него повёлся.
- А это не твоё дело. И кто сказал, что мы его искать будем?
- Будем, Наруто. Для тебя я его хоть из-под дождей вытащу.
Наруто остановился в недоумении. Он принялся было ворчать, но испытывал то же чувство облегчения, что опустилось на Неджи. От дружеской беседы всегда легче становилось. Может быть, она заглушит и панику. Не сразу. Когда придёт время. Или хотя бы когда они оба с ней свыкнутся.


Наруто никогда не скрывал личных проблем. Он начал интересоваться противоположным полом после прочтения нескольких книг. Сперва Неджи вслух читал, потом углубился в другие книги, считал, что обязан знать, как ремонтировать перекрытия. В справочниках и руководствах брались в расчёт материалы, которых не было в ходу уже несколько поколений. Неджи с трудом представлял себе, на что похожа древесина, но мог прикинуть, опираясь на красочные сравнения. Он знал, что дерево тоже бывает разным, и потратил на его изучение несколько дней. Знал, что не понадобится, но было ужасно любопытно. К тому же, дерево представлялось как самый простой строительный материал. Его легко обрабатывать, в него легко входили гвозди, оно легко клеилось. Принцип строительных работ всегда основан на одном и том же, поэтому Неджи позволил себе потратить это время на бесполезные, казалось бы, вещи. Он занимался изучением архитектуры всё свободное время. А потом пришёл Наруто, подсел поближе и принялся теребить справочник с цветными иллюстрациями. Неджи оставил книгу во владении товарища и поинтересовался, что его так гложет, на что услышал вполне ожидаемый для любого родителя ответ:
- А почему только у мужчины и женщины может быть любовь? Неужели только из-за детей?
Неджи растерялся. Не потому растерялся, что не знал. Даже если и не знал какие-то нюансы, он всегда мог в книгах посмотреть. Он изучал всё, что происходило с ним самим, но не подумал, что это же может случиться и с Наруто. Неподготовленный к серьёзному разговору с быстро растущим мальчишкой, он долго молчал. Непозволительно долго, пока Наруто не выдохнул громко и не попытался перевести неловкий разговор на тему строительства, картинку показал, ткнул в неё пальцем и прокомментировал. Неджи комментария предпочёл не заметить, зато подобрался сам и дал простой ответ. Такой, какой, наверное, давали детям взрослые. Он рассказал то, что сам знал, признался, что опыта и у него никакого нет. А Наруто сидел, раскрыв глаза пошире, сглатывал и постоянно двигал руками. А потом снова спросил:
- У нас с тобой никогда девушки не будет, да?
И снова Неджи не нашёл достойного ответа. Он старался помогать Наруто в том, чего сам толком не знал. Они начали смущаться, когда душ вместе принимали. Помимо воли приходило возбуждение, но ни один из них не мчался прочь и не запирался в отдельной комнате. Думая только об одном, они молча поворачивались спиной друг к другу, отодвигались в дальние уголки и сосредоточенно сопели, пока всё не заканчивалось. Неджи исключил из их распорядка стеснительность или отторжение, говорил, что если испытывать неудобство, то вместе. Тем более, некого стесняться. Было бы гораздо сложнее, если бы Неджи с девочкой жил. Наруто спрашивал, попробовал бы он в неё влюбиться. Всё, что касалось половой жизни, у Наруто выражалось в слове «любовь». Еще не думал о том, что и без любви можно. Неджи тоже не думал до того, как сам взрослеть начал и обращать внимание на интимные подробности. Романтика уместна только в романах. В жизни всё должно быть проще. Тем более в жизни, к романтике совсем не располагающей. Неджи не помнил цветов и свечей, не помнил тиснёных лентами подарков. Если взрослые проявляли друг к другу чувства, они делали это просто, открыто, как само собой разумеющееся. Все пары уже были сформированы. Как они образовывались, Неджи оставалось только фантазировать.
Наруто избавился от неловкости в присутствии Неджи раньше него самого. Неджи ещё отворачивался, когда Наруто громко выражал недовольство бунтом своего тела. Громко провозглашал, словно жалуясь на его своевольство. Постепенно они отучились мыться вместе. Неджи понимал, что это дополнительная растрата воды, но помимо личных проблем появлялась и та, которую обойти или проигнорировать невозможно: душевая кабинка стала слишком мала для быстро растущих юношей.
Неджи не останавливал Наруто, когда он засматривался на девочек. Он не мешал, когда Наруто неуклюже пытался с ними флиртовать, иногда получая ответные улыбки. И Неджи думал, что будет, если Наруто однажды скажет, что нашёл себе жену и уйдёт в её колонию. Наруто не ушёл. Вместо жены он заинтересовался вопросом, почему нигде не описано, как это бывает между мужчинами. Неджи тогда впервые холодок по спине почувствовал, себя представил с Наруто и ничем не показал своих эмоций, усмехнулся только и отшутился. Наруто больше не спрашивал. А Неджи потом долгое время перед сном думал, почему, действительно, отношения между мужчинами не встречались в художественной литературе. Было объяснение в тех же справочниках или энциклопедиях, но слишком скупое и никак не способное удовлетворить любопытства Неджи. Ещё он думал о том, задался бы он вопросом, если бы его не задал Наруто. И как бы всё изменилось, если бы Неджи попробовал с ним сам. Он не нашёл в себе резкого отторжения, но и особого влечения, кроме дружеского. Потом, когда разобрался, понял, что их вместе удерживает другая любовь, какую никак нельзя было менять отношениями. Он не представлял, как можно думать о Наруто по-другому. Он не знал, что станет делать, если однажды Наруто потянется к нему с улыбкой на губах и заверением «просто попробовать».
Наруто не потянулся. Потом Неджи узнал, что он тем же руководствовался и злился на себя за одно представление их обоих в позах, на которые «смотреть противно».
Неджи смотрел на беспокойно спящего спутника. Наруто дёргался, будто постоянно от кого-то бежал, его глаза бегали под векам, из горла порой раздавался звук, близкий к стону. Наруто плохо спал с тех пор, как они подошли к руинам на расстояние недельного перехода. Сначала было немного, но Неджи начал беспокоиться уже через два дня. Никогда Наруто не пребывал в состоянии тревоги так долго. Сперва Неджи на Итачи грешил, слишком часто заводил разговоры о нём. Помимо желания помочь Наруто он мучился любопытством, как бы стыдно ни было. Он уже давно не был взрослеющим мальчишкой и мог рационально думать о разных вещах, не чувствуя неприятных последствий. Наруто для него был не любовником, а семьёй. Он стал ближе, чем когда-либо были сёстры, дяди и тёти. Неджи только к отцу такую тесную привязанность чувствовал. Но папа рано умер, а Неджи даже не видел его тела. Его не пустили на кладбище отдать последнюю дань, говорили, что он слишком маленький, хотя Неджи видел умершую женщину, постоянно кашлявшую при жизни. Тогда его не выгнали, даже попросили принести хозяйственную миску. Неджи так никогда и не узнал, для чего им понадобилась миска. И для чего надо было скрывать тело отца. Он не спрашивал, но переживал бурю направленного на него внимания, поглаживаний по голове, увеличенных порций за обедом. Неджи догадывался, что с папой произошло что-то плохое. Он либо изуродовал лицо, либо умер по причине, которую не хотели демонстрировать детям.
Наруто снова дёрнулся. Неджи прилёг рядом, обнял его, как делал раньше, и как делал Итачи по отношению к брату. Так легко всего лишь обнять и ощутить, как тревожно колотится его сердечко. Наруто не находил покоя, когда они вошли на территорию мёртвого комплекса. Однообразные обломки тянулись с обеих сторон дороги, которую Неджи не решался покинуть. Они искусственно чередовались с растениями: то зарослями, то редко торчащими меж глыб. Несколько дней один и тот же пейзаж. Несколько дней одни и те же чувства. Одно и то же ожидание опасности. Здесь не было ничего. Неджи постоянно пытался заверить себя в этом. Здесь просто не могло таиться никакой опасности. Здесь не было людей, не было болот, не было подземных ниш, в которые можно случайно провалиться и сломать ногу. Поверхность сгладили периодические землетрясения. Возможно, они и послужили причиной глобальной разрухи. Но если люди достигли такого развития, почему же не предусмотрели все нюансы. Почему вообще построили комплекс на нестабильной платформе. Или раньше она стабильной была, а катастрофа изменила реальность, расколола пласт, потревожила недра и разбудила все вулканы планеты. Не потому ли люди бежали с этих земель, что больше не могли их контролировать. Стихия всегда отвечает сторицей. Она долго терпит, а потом рушит все надежды. Неджи хорошо представлял силу планетарных недр и относился к ним уважительно. На смех Наруто над «возмущением земли» обычно находил исторически зафиксированный пример и подробно его разбирал. Нельзя смеяться над природой. Она уже однажды показала, как легко может разрушить целый мир.
Неджи резко выпрямился, когда подул ветер. Тихий, едва ощутимый. От него становилось приятно физически, но внутри всё замерло от надвигающегося страха. Нельзя за несколько дней изжить привычки, укрепляющиеся годами. Неджи казалось, он до конца жизни будет бояться ветров, хотя они не наносили никакого урона колониям. Они выполняли другую функцию – предвещали сезонное бедствие.
Неджи убедился, что Наруто не проснулся. Уже светать начало, а Неджи не спешил будить его. Наруто уставал чаще, спал меньше, двигался больше и постоянно просил режима защитника. Неджи поначалу наслаждался неуязвимостью, а потом ограничил. Нельзя уступать во всём, как бы дорог ни был ему Наруто. Нельзя просто потому, что им обоим понадобятся все силы для преодоления инстинктивных страхов.
Неджи встал, прошёлся. Снова думал, какую напасть принесёт ветер. Не бывает ветра без дождя. Хотя это слабое движение воздуха и ветром-то назвать нельзя, оно вызывало однозначные чувства. Неджи не разбудил Наруто, даже когда он начал шевелиться отчётливее. Он интуитивно реагировал на то, что Неджи видел и ощущал всем телом. Он смотрел на полосу непрерывного поля руин, различал каждую чёрточку на фоне восходящего солнца, пока ещё холодного. Совсем скоро станет трудно сосредоточиться из-за жары. Ещё и поэтому Неджи не трогал Наруто, позволял ему выспаться в мягкой атмосфере.
И вдруг он услышал тот самый звук, который напугал их несколько дней назад. Резкий и непривычный. Его не мог издавать ветер, в какую бы дыру не задувал. Неджи огляделся, завертелся на месте волчком в поисках источника и замер в недоумении. Он видел на вершине обломка крошечный обтекаемый нарост. Мог поклясться, что ещё минуту назад его не было. Неджи не смел пошевелиться, рассматривал во все глаза, не мог различить цветов из-за восходящего солнца, только чёрный силуэт в бледных лучах рассвета. Неджи едва подавил паническое желание отступить, когда понял, что силуэт шевельнулся. Страх перед неизвестным, даже сильнее, чем перед прямым взглядом в щелочное болото, чем перед самыми первыми каплями дождя, когда бежишь во всю прыть и боишься не успеть, когда маска и тяжёлые противохимические одежды мешают ускориться. Неджи только раз приходилось бежать в таких условиях, необходимо было проверить шов люка. Нельзя было оставлять на произвол судьбы свою безопасность. Он тогда все люки осмотрел и помчался домой не разбирая дороги, где его на верхнем ярусе уже ждал растревоженный Наруто.
Силуэт опять шевельнулся, изменил форму и снова стал прежним. Неджи понимал, что видит мираж. Он узнал этот силуэт – пережиток прежнего мира. Он смотрел и смотрел, как существо, которого просто не могло быть на самом деле, опускает голову вниз, к лапам, потом снова поднимает. Несколько раз подряд, потом делает однообразные движения головой.
Он не мог пошевельнуться – так очаровала его скопившая в душе тьма замершей паники. Даже то, что вреда причинить не может, выглядело кошмаром наяву. Существо перестало опускать голову, ставшую круглой – оно смотрело прямо на незваного гостя. Интересно, видело ли оно человека. И если видело, выработался ли у него инстинкт, заставляющий животных бояться людей.
- Невозможно, - помимо воли произнёс вслух Неджи. На звук среагировал силуэт, снова изменился, стал похож на неровную звезду. Всего лишь на долю секунды, после чего сорвался с обломка и растворился в небе, роняя вниз, на землю, что-то маленькое. На голос среагировал Наруто, подскочил и принялся вертеть головой, пока не заметил замершего спутника.
- Неджи, - позвал он тихо. Чувствовал перемены. Возможно, чувствовал неопределённое состояние партнёра. Неджи пошевелил рукой, заметил, как она дрожит. Хотел глаза прикрыть, но опасался снова увидеть неприятное соседство. Вместо глаз накрыл лоб, прижал волосы, от чего стало неудобно.
- Неджи! – выпалил Наруто и метнулся к нему, увлекая за собой одеяло. Сна ни в одном глазу. Наруто развернул спутника к себе и встряхнул его за плечи. Не заметил, как перевернул всю лежанку. Не увидел, как близко упало одеяло к потухшему костру. Не обратил внимания на обсыпанную песком разложенную на тряпице еду.
- Ну Неджи, ну что с тобой? – он требовал ответа немедленно, сам готов был начать прочёсывать окрестности в поисках невидимой опасности.
- Ничего, всё нормально, - спокойно произнёс Неджи. – Перестань ты меня дёргать, и так передумал всё на свете, пока она…
Он не знал, кого видел. Мог предположить, ибо силуэт походил формой на давно вымерших животных. Их просто не могло остаться. Ни одного. С другой стороны, никому не было известно, так ли это на самом деле. И никто до сих пор с точностью не мог утверждать, по всей ли планете идут дожди. Это просто было логично.
- Кто «она»? – Наруто тоже подобрался. У него дыхание перехватило. – Ты видел, да? Того, кто тут обитает?
- Ну… - Неджи задумался на долю секунды и сделал выводы, - это не жук. И это не растение.
- Большое?
- Маленькое, - покачал Неджи головой, чуть развёл руки, демонстрируя размеры, - и чертовски быстрое.
Он снова смотрел в небо, ждал хоть намёка на пребывание существа. Никого. Во всей округе – абсолютно никого. Это было так жутко, что крошечная птица казалась громадной. Неджи заставлял себя помнить её размеры. Наверное, птица уместилась бы в его руках. Настолько маленькая, но настолько чужая, что дрожь никак не желала отступать.
Чтобы не заставлять Наруто беспокоиться ещё сильнее, он подошёл к обломку, с которого сорвалось существо. Он всё ещё не был уверен, что это была птица. Если он найдёт то, что она клевала, возможно, убедится в реальности происходящего. Он нашёл. Это были остатки насекомого, одного из тех, что быстро ползают по открытому грунту, пересекают большие расстояния от рощи к роще в поисках самых сочных плодов. Неджи взял остатки жука и поднёс к глазам. Наруто следовал по пятам, готов был ринуться в тело партнёра и защитить его от опасности любого характера.
- Это жук, - продемонстрировал он аккуратно обклёванное тельце.
- Часть жука, - поправил Наруто.
- Очень странно, - подсказал Неджи, на что стоит обратить внимание. – Существо не тронуло его ядовитые железы, - он провёл пальцем по краешку. Очень близко, очень точно, как работа хирурга. Теперь, увидев достаточно, Неджи мог поручиться, что птица не стала бы доедать добычу, если бы её даже не вспугнули.
- Неджи, - Наруто сбавил тон. Пережил то же самое. Неизвестное всегда выглядит страшнее, чем оно есть на самом деле. – Кто это был?
- Оно не опасно, - Неджи покачал головой и словно заверил сам себя. – Думаю, что не опасно.
- Кто это был?!
- Птица, живущая охотой, - Неджи посмотрел на спутника. Не мог собраться с мыслями, но уже вспомнил о роли проводника для Наруто. Если не на Неджи, то на кого ещё ему положиться. Если они не отыщут Итачи. И если Наруто не справится со своим инстинктивным страхом перед громадой мёртвого комплекса.


Неджи часто участвовал в детских играх. В основном они происходили под землёй, так как любой человек чувствует себя в безопасности только на защищённой территории. Улица – территория чужая, настолько враждебная, что заставляла притихнуть даже самых расшалившихся детей. Они редко выходили всем скопом и всегда в сопровождении взрослых. Первый, кто вышел один, считался в узком кругу отважным. С самого мальства учили избегать открытых пространств, не контактировать с незнакомцами, отворачиваться от обречённых и ускорять шаг, если кто-то задал вопрос. Даже если кто-то отчаянно просил помощи, надо было просто проходить мимо. Неджи каждый раз содрогался и не спрашивал почему. Он слышал стоны больных людей, выползших из убежища в поисках сочувствия, и редко кто его находил. Колонии не любили брать приблудных, особенно ослабших. Люди благоразумно полагали, что если их не смогли вылечить в прежней колонии, то бесполезно уже. Ухаживать за человеком, тратить на него сбережения и продукты, драгоценные медикаменты и в конечном итоге не получить ничего взамен. Это всего лишь расчёт. Мир заставлял становиться равнодушным. Мир погрузился в апатию и успешно распространял её на всех без исключения.
Игры происходили и наверху. Дети обычно выходили в качестве сопровождения для взрослых, выполняли простые поручения, помогали нести сумки и учились взрослой жизни. С того момента, как они начинали соображать, они становились на путь быстрого взросления. Никто не осуждал их за игры, но не позволял увлекаться ими целый день.
Неджи помнил день, когда группа взрослых взяла с собой пятерых детей разного возраста в поход на несколько километров. Тогда это расстояние казалось Неджи огромным. Они дважды останавливались по пути. Взрослые выдерживали вынужденные промедления, не погоняли и не ставили никого в пример. Неджи помнил, как они остановились вплотную к мёртвым землям. Не стояло запрещающих знаков или изгородей. Просто по границе тянулась дорога, которую никто никогда не смел пересекать. Даже растения с другой стороны выглядели нетронутыми. Неджи надолго остановился на обочине и рассматривал заросли. Думал, как странно это выглядит – чужой мир в одном шаге. Рядом с ним замерли остальные дети, всматривались и помалкивали поначалу. Потом затеяли новую игру. Разумеется, это была проверка на храбрость. По условиям надо было сделать несколько шагов на чужие земли. Победитель тот, кто выйдет дальше. Никто не давал задания сорвать сочный плод или толстый стебель, или поймать жука. Никому в голову не пришло усложнить квест таким логичным шагом. Неджи промолчал. Он сам решил сорвать этот плод, даже издали выглядящий сочным и просто-таки огромным. Неджи наблюдал, как товарищи поочерёдно ступают вперёд, крадучись и оглядываясь широко открытыми глазами, как они делали ещё один лишний шажок и считали себя чуть ли не героями. Каждый следующий делал на один шаг больше, чтобы выглядеть круче. Неджи не был последним, он не бился за право сперва понаблюдать за остальными и выиграть преимущество. Он не обратил внимания на споры из-за «ты специально дальше меня вышел». Он просто пошёл вперёд. Ожидая только смертельного ужаса, он удивился, когда не ощутил ничего. Он шёл и не понимал, почему все так боятся. Никого не было вокруг, никто не стремился напасть из-под ветвей и растерзать на месте, никто не дышал в спину, готовый ограбить слабого мальчишку. Неджи понимал, насколько он был слаб физически и неподготовлен к самостоятельной жизни морально. Он знал, что без практики выжить невозможно, поэтому впитывал в себя знания, смотрел на действия взрослых, наблюдал за ними, когда они совершали покупки или выбирали поляну для сбора провизии.
Неджи без толики страха, не горбя спины, дошёл до куста и сорвал плод, на который смотрел. Потыкал в него пальцем, словно ища отличия. Он стоял до тех пор, пока товарищи не принялись отчаянно голосить. Они уже считали, что Неджи утратил разум и никогда больше не вернётся. Неджи вернулся. Он молча протянул добычу, смотря на испуганно-восторженные глазки друзей. Никто не осмелился взять плод, сорванный на мёртвой земле. Никто не проронил ни слова, когда Неджи отдавал этот плод взрослым. И они не спросили, откуда он. По дороге один из товарищей подошёл вплотную и выразил шёпотом то, что думали все. Неджи понял, что стал для них героем уже тогда, когда зашёл дальше остальных. Незаметно, со временем он стал негласным лидером для всех. Новости быстро распространяются. Самой популярной была новость о бесстрашии Хьюги Неджи. Бесстрашие на пустом месте. Неджи не знал, чего следовало бояться на другой стороне дороги.
Неджи и сейчас не знал, чего следует бояться. Что в мёртвых землях такого особенного, чего не было в освоенных. Но Неджи боялся. Это уже не являлось беспричинной паникой. Казалось, инстинкт самосохранения не переставал вопить в голос, когда они с Наруто ступили на погребённую под слой земли монолитную каменную дорогу. Не раз и не два ещё Неджи размышлял над значением этой дороги и убеждался, что это изначально дорогой не являлось. А если не дорога, тогда подземное убежище? Бесконечно длинное убежище – от того версия выглядела вовсе нереальной. Здесь явно стояла сеть зданий или стена, впоследствии рухнувшие от землетрясений и взрывной волны, если взрыв и послужил причиной катастрофы. Стена, не охватывающая комплекс по периметру, а разделяющая его на две части. Хотя, может статься, она разветвлялась где-нибудь посередине и делила технический мегаполис на сектора.
Наруто первым шёл. У него хватало героизма побороть инстинктивный страх и двигаться вперёд с высоко поднятой головой. Он не опустил бы взгляда при встрече с армией натренированных партнёров-защитников из замка. Он бы и тогда яростно смотрел в глаза явной угрозе, когда лежал бы в крови совершенно обессиленный и неподвижный, когда видел бы растерзанное тело Неджи, над которым возвышались убийцы.
Неджи испытал несколько неприятных моментов, представив себя мёртвым, а Наруто побеждённым. Скрывая вспыхнувшие эмоции, он глубоко вдохнул и выдохнул три раза. Само это место навевало негативные размышления. Здесь не хотелось думать по-другому. Наверно, это и есть обитель тьмы, от которой бегут нормальные люди, и в которой гибнут эпические герои.
Наруто остановился.
- Что случилось? – Неджи сразу заметил его перемену. Та перемена, которую Наруто демонстрировал, когда знал, что за опасность ждёт за углом.
- Источник силы, - произнёс спутник, вытянул руку вперёд, указывая пальцем в пустоту просеки перед собой.
- Здесь? – удивление вырвалось вперёд и задавило ожидаемую опаску. – Кто может скрываться здесь?
- Пираты? – Наруто не был уверен, повернулся, будто Неджи ответы на все вопросы знал. Будто он мгновенно мог выхватить из чужих мыслей и чувств самое необходимое и найти ему объяснение. И Неджи знал, что Наруто на него полагается. На кого ещё, если не на ближайшего друга.
- Невозможно, - скептично качнул головой Неджи и тут же привёл неоднократно обсуждаемое объяснение. – Пираты действуют только ради выгоды. Они не настолько сумасшедшие, чтобы осмелиться дойти до пустующих руин.
Ни одна группа пиратов не захочет растрачивать силы на бесцельное патрулирование. На авось. Вернёшься без добычи – поменяешь социальный статус на несколько ступеней вниз. Смешон тот грабитель, который не может поживиться.
Наруто снова устремил взгляд вперёд и дополнил отчёт подробностями:
- Это сила не рядового класса. Не такая большая, как моя, но больше, чем у пиратов возле болота. Она как… в замке. Там было много такой силы.
Всплыли смутные подозрения. Неджи заступил на шаг вперёд и остановился снова. Сила больше, чем у рядовых пиратов, но меньше хвостатых. Знакомое сравнение. Но бывают ли настолько неправдоподобные совпадения. Он не знал, что сказать, что думать и что предпринять. Неджи просто думал. Мысли летели впереди него, выстраиваясь в общую картину. Разум – зона стабильности. Нельзя допускать в него хаос. Даже если Неджи ошибался, всегда можно подправить картину, не трогая основ.
Он сделал жест рукой, не оборачиваясь, двинулся вперёд по дороге. Ждал и не верил. Или верил, но не смел сам себе признаться. Если бы он увидел впереди две одинокие среди руин фигурки Итачи и Саске, он бы, наверное, выдохнул с облегчением и осел на землю бесформенной фигурой. Он бы смеялся от облегчения и испытывал неприятную тревогу, потому что Наруто мог уйти. Если он на самом деле хочет любить Итачи, будет ли он способен ещё раз отвернуться от него. Неджи до сих пор себя отчасти виноватым чувствовал, ибо из-за него Наруто так поступил.
Больше не поступит. Неджи найдёт доводы убедить его не держаться до конца жизни за прошлое. Или, если повезёт… если очень-очень повезёт, они все вместе вернутся в библиотеку. Создадут собственную колонию. Может быть, и девушки найдутся. Саске рассказывал, какой популярностью пользуются защитники у населения.
- Стой! – выпалил Наруто из-за его спины, с места сорвался, как оголтелый, схватил спутника всей пятернёй за спину, больно сжимая кожу вместе с одеждой. – Стой, Неджи, погоди… - дышал чаще, - погоди…
Неджи ждал. Если Наруто так стремительно кинулся, то источник силы совсем близко, прямо за поворотом.
- Наруто, - Неджи повёл плечами в намёке, что надо бы и отпустить, - Саске узнает твою силу?
- А? – Наруто молниеносно выпрямился, но руки не разжал, глаза расширил и дважды моргнул в недоумении.
Узнает. Уже знал, если и Неджи не ошибся.
- Такой силы, как у тебя, не встретишь на улице, - Неджи обернулся и сам снял руку Наруто.
Они оба посмотрели вперёд, успели ухватить момент, когда из-за поворота, который Неджи и отметил мысленно, появились две фигуры. Точно такие, какими он представлял их себе. Крошечные и уязвимые среди всех этих гигантских каменных глыб, среди зловеще торчащих между ними растений и где-то там обитающей хищной птицы. Должно быть, сами они выглядели не более внушительно.
Он повернул голову к спутнику. Наруто во все глаза смотрел на остановившихся посреди дороги братьев. Вперёд подался и даже не заметил этого. Неджи хотел снова ему путь заступить, но просто наблюдал. Ждал эмоций. Только по ним можно понять, насколько Наруто соскучился. И если слишком сильно, жестоко будет снова ставить его перед выбором, итог которого Неджи прекрасно видел.
Неджи снова первый шаг сам сделал. Наблюдал за Наруто, который отставать не собирался, след в след двигался и не замечал, куда ноги ставит. Если б не выровненная ветрами и дождями поверхность, споткнулся бы о первую попавшуюся кочку. Ничего не видел перед собой, кроме братьев-Учиха. Более того, Неджи поручиться мог, что только одного из них. Про такие моменты говорят «пожирает взглядом». Наруто пожирал Итачи взглядом: сердитым и расслабленным одновременно. Не о любовных ласках он думал, а о том, как на Итачи накричит, выплёскивая все таившиеся в его голове эмоции. Наруто всегда пытался доказывать свою точку зрения громким голосом и обещаниями. От пустых обещаний они тем отличались, что Наруто их держать пытался. И держал, если это возможно хотя бы в теории.
- Спокойнее, - шепнул Неджи. Знал, что на таком расстоянии никто их не услышит, и всё равно шептал. Наверно, если бы нормально заговорил, голос задрожал бы. – Держи себя в руках, а то он сразу тебя раскусит и под себя подомнёт.
- Ничего он… - Наруто развернулся к спутнику и разозлился. – Их двое, вообще-то, если ты не заметил.
- Я-то заметил. А ты?
Наруто сердился. На всех сердился: на Неджи, на Итачи, на Саске, на руины, которые мешали ему сосредоточиться. Наруто хотел сам собой быть, а не получалось. Интересно на Саске посмотреть, если он настолько же чутьистый.
Они шли навстречу. Неджи больше не останавливался, Наруто ускорился, вперёд выбежал, пёр напролом – так хотел поскорее момент приблизить. Зря торопился. Обычно из-за такой вот поспешности не успеваешь сообразить, что сказать надо. Хочется остаться на высоте, с непринуждённой усмешкой на губах, а не получается. И у Наруто не получится. Неджи не отставал. Не хотел, чтобы его спутник в грязь лицом падал, собирался поддержать его, если понадобится. А потом серьёзно потолковать с Итачи. Нельзя им больше расходиться. Если встретились на землях, на которые в здравом рассудке не глянешь даже, то это точно судьба, каким бы фигуральным ни выглядело это выражение.
- Каким ветром вас занесло? – Неджи как чуял, что ему самому придётся начинать. Начал сразу же, как только между ними расстояние сократилось до десятка шагов.

Окончание главы внезапно не влезло в пост. Оно будет в комментариях. Вот засада!

@темы: Слэш, Неджи, Макси, Джен, katsougi, Фанфикшн

Комментарии
2016-10-23 в 02:35 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
окончание главы

   

Hyuuga FanFiction

главная