Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Первопроходимцы
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: PG
Персонажи/пейринг: Неджи, Саске, Итачи/Наруто
Жанр: фантастика, постапокалипсис, слеш, драма
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: персонажи принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Как выглядит мир, в котором идёт непрерывная борьба за выживание.
От автора: Есть такое детское аниме "Воздушные пираты", вдруг всплывшее из закромов моей памяти. Связь между персонажами заставляет меня о нём упомянуть, хотя идейка-то вылезла не из него.
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7-

Итачи долго стоял перед кроваткой с бортиками, сквозь пластиковые прутья наблюдая за коконом из пелёнок, в которые было завёрнуто вечно орущее существо. Поначалу Итачи было просто любопытно, он пытался привыкнуть к мысли, что теперь он не единственный ребёнок у папы с мамой. Теперь Саске доставалось больше внимания. Итачи понимал, что так нужно, это необходимо, потому что младенцы не выживут без заботы. Ребёнок возраста Итачи мог выжить, если не гнушался работы. Итачи смог бы выжить даже оказавшись на улице. Он бы напросился в колонию и мужественно прошёл бы так называемый испытательный срок, где жители решали, пригодится ли им новый член их общества, или только есть будет. Дети хороши ещё и тем, что ими легко управлять. Их легко переучить, подогнать под свои стандарты. Итачи, даже если бы и испытывал неприязнь к этому обществу, смог бы её вытерпеть. Он знал, что выжить без убежища невозможно.
Итачи смотрел на Саске бесконечно долго. Когда Саске прекращал орать и засыпал, родители отвлекались. И Итачи мог не опасаться замечания со стороны, что он бездельничает. По сути, Саске не орал только тогда, когда спал. Мама даже с главным медиком сдружилась, то и дело таскала к нему младшего сына. Итачи довольствовался скупыми распоряжениями. Он не обижался и не пытался что-то менять или сравнивать. Он просто знал, что так не будет продолжаться всегда. Он сам пытался помогать с уходом за братом, пока его наконец не заметили. Тогда мама разрешила. Под строгим наблюдением она давала Итачи простые задания и наставления. Итачи быстро научился и получил такое доверие, что Саске стали оставлять на его попечение. Мама могла отлучаться на пару часов, вернуться к обычной работе, которая никогда не заканчивалась. Она возвращалась усталая и тут же нагибалась над Саске, попутно спрашивая у Итачи, всё ли хорошо. Итачи продолжал заботиться о брате, когда мама спешно принимала душ, кормила малыша и ложилась на минутку, где тут же засыпала. Итачи не будил её, хотя она намеревалась действительно только подремать. Итачи выходил с Саске гулять по уровням и не решался спросить, почему брата не поднимают на воздух. До дождей было ещё далеко, а младенцам нужно гулять. По крайней мере, так писали в книге, единственной инструкции по воспитанию детей. Итачи бы никогда не тронул её и пальцем, если бы не появление брата. Он бы тщательно обходил её стороной и стеснялся переложить в другое место, когда родители поручали ему убраться дома. Но любопытство заставило Итачи перешагнуть через неловкость. Он уже не видел в свёртке из ткани, с торчащей детской головой, просто шумный предмет. Он просто принял на себя обязанности старшего брата, хотя ещё не научился любить его. Зато он любил маму и папу и понимал, как им тяжело везде успевать.
Итачи задал свой вопрос матери, и она рассердилась. Улица в её глазах выглядела враждебной территорией. Итачи не согласился, потому что улица кормила всех людей. Улица даже в самые тяжёлые времена вознаграждала смельчаков и дарила сочные плоды и питательные коренья. Улица укрепляла здоровье и в то же время отнимала его. Вся химия, витающая в воздухе, успешно откладывалась в лёгких, затем всасывалась в кровь и находила любые потайные местечки в организме. Там она выстраивала надёжные крепости и продолжала копиться. Если её становилось слишком много, человек начинал быстро угасать. Истощение от того, что попросту пища переставала усваиваться, поджидало чуть ли не каждого второго. Это была самая распространённая и ожидаемая причина смерти. Наверно, поэтому мама не хотела выводить Саске на воздух. Она боялась, что крошечный детский организм наполнится токсинами ещё быстрее. Наверное, Итачи тоже так рос. Он помнил, как долго его не брали с собой на улицу. Он не просился, но всегда ждал и видел, что о его ожидании известно остальным. Каждый раз он надеялся, потому что получалось ощутить себя взрослым. Годам к четырём он впервые увидел настоящее солнце. Тогда он долго жмурился, слёзы текли по щекам с непривычки, всё выглядело слишком ярким и искусственным. У него кружилась голова от всех этих новшеств и непривычного воздуха. Он хотел рассмотреть сразу всё, прогуляться и потрогать руками растения, ещё никем не сорванные, растущие прямо из земли. Он не мог, потому что видел всё сквозь мутную пелену. Он не переставал тереть глаза, рукава промокли чуть ли не насквозь. К вечеру глаза покраснели, к ним стало больно прикасаться. Потом он услышал разговор родителей о поднявшемся уровне химикатов в атмосфере. Шла вторая половина периода покоя.
Итачи не хотел, чтобы Саске тоже было так неудобно, поэтому спросил ещё раз у отца. Фугаку не дал определённого ответа, но не рассердился. Он не видел в Итачи маленького ребёнка, он уже начал воспринимать первенца как соратника. С ребёнком, который начал работать, уже начинали считаться. И не было бесконечных прелюдий, модных в забытом умершем мире, о недееспособности. Не было ущемлений свобод только потому, что ты ещё маленький, а они большие. Взрослые просто дозировали обязанности, словно пропускали работу через фильтр и ту, что полегче, давали детям.
Саске показали внешний мира в два года. Итачи позволили сопровождать его. Мама следила за каждой эмоцией младшего сына, не пыталась ни в чём уличить Итачи, не начинала выговаривать или сыпать распоряжения. Прогулка проходила спокойно, без рукоплесканий и ярких слов. Как и было всегда. Наверно, с Итачи так же было, только он захотел выйти на своих ногах, а Саске мама несла на руках. И Саске не истекал слезами. Он просто замолчал. Итачи как завороженный смотрел на притихшего брата. Саске не пытался капризничать или требовать к себе внимания. Он вцепился матери в плечи обеими ручонками и глазел по сторонам.
Наруто чувствовал себя скованно. Даже не наедине с Итачи, а вместе со всеми, стоя за десяток шагов, глядя в другую сторону и думая о чём-то своём. Итачи много бы отдал, чтобы знать наверняка, о чём он думает. Но у него не было ничего. У него не было даже чёткого представления, с чего начать возобновлять прежнее доверие. Наруто ни разу не посмотрел в его сторону без веской, но крайне натянутой причины. Казалось, близкий контакт причиняет ему невыносимую боль. Казалось, Наруто было бы легче, если бы они тогда навсегда распрощались. Но Итачи не знал, что он тоже до конца пойдёт. Они с Наруто поступали слишком одинаково, чтобы сомневаться в чувствах друг друга. И всё равно всё шло не так.
Поэтому Наруто было легче уходить вглубь комплекса, обосновывая это разведкой. С широкой улыбкой на губах, такой же фальшивой, как и его деланное спокойствие.
- Ты слышал звуки? – сбоку подошёл Неджи, не останавливаясь. Им некуда было идти, но они шли. Наугад, в тишину мёртвого мира. В лес из руин.
- Какие именно? – Итачи оставался спокойным. Он обязан был оставаться эталоном сдержанности и уверенности. Он привык прятать свой внутренний разлад ради братишки, который с детства крепко держал его за руку и смотрел большими испуганными глазами, боясь спросить, что с ними будет.
- Чужие звуки, которых ты никогда не слышал, - Неджи знал, как вызвать нужное воспоминание. Звуки мешали Итачи сохранять привычное хладнокровие. Когда Саске смотрел в другую сторону, Итачи сам озирался по сторонам, как потерянный мальчишка. Он думал, куда завёл брата, и что будет, если не сумеет вывести обратно.
Звуки пугали, заставляли содрогаться, тормозили неторопливое шествие по каменной дороге. Итачи каждый раз ждал их снова. И снова испытывал то же самое. Порой хотелось послушаться инстинктов и бежать прочь без оглядки.
- Резкие, высокие… - попытался Итачи их охарактеризовать, остановился, смотря на собеседника.
Неджи тоже выглядел крошечным в этом жутком мире. Его глаза казались такими же огромными, как у перепуганного Саске в глубоком детстве. Но Неджи не совершал нервных движений, словно знал что-то особенное. Словно сам был здесь, когда всё это началось. За Неджи хотелось держаться, как за единственную опору, оставшуюся после прежнего мира.
- И что чувствовал? – поинтересовался Неджи. Хотел убедиться, что его страх разделяют все остальные, но почему-то обратился именно к Итачи, к которому не питал особого тепла.
Итачи помнил, как себя чувствовал. Это состояние можно разве что пришедшей из глубины прошлого типичной фразой выразить: «Чуть не обмочился». Настолько чужое не могло нести в себе никакого блага. Всё нетипичное – всегда угроза.
- Ты ведь тоже, - вместо ответа догадался Итачи.
- Но ты не повернул назад. Почему, Итачи?
- Наверно, потому что мы с Саске вместе выбрали этот путь.
- Это ведь неправда, - Неджи ничуть не поверил, - ты ведь сам гонишь себя. Ты слишком много потерял, чтобы позволить себе ещё раз обмануться.
- Ты говоришь загадками, - предупредил Итачи.
- Он тоже всячески избегает упоминаний о тебе, - обрушил Неджи, - и не признаёт истины, как и ты. Если ты бежишь, может, пора подумать о причине?
Итачи снова не ответил. Он вообще ни звука не издал. Смотрел на собеседника и видел обманутого надеждами Наруто.
- Так и будешь скрывать, Учиха? – потребовал объяснений Неджи, голос повысил.
Саске резко обернулся.
- Что скрывать? – самый бесполезный и ожидаемый ответ. Итачи проклял себя за него.
Неджи тоже не поверил, но и не продемонстрировал возмущения, усмехнулся просто:
- Так и собираешься умереть? Высоко задирая голову и отрицая самую суть.
Итачи сам чуть не дёрнулся, но возразить не мог. Он ещё отчётливее прочувствовал пустоту внутри, возникшую после ссоры с Наруто. Наруто, который лучше сам страдать будет, чем позволит Неджи. Проклятому Хьюге, забравшему его себе и ревностно охраняющему от любого проявления извне.
Итачи бессильно выдохнул. Это не Неджи, это он сам не прав. А когда осознаёшь свои ошибки, не стоит продолжать обвинять в них других.
- Что это были за звуки? – отступил он. Открыто капитулировал, ибо позиции собеседника уже знал. Неджи не встанет непреодолимым препятствием. Он сам глубоко переживал из-за несбывшихся надежд самого близкого ему человека. Наверно, он пересилил себя, когда решился на этот разговор.
- Ты слышишь меня, Итачи? – настала очередь Неджи игнорировать вопросы.
- Слышу, - без промедления отозвался тот и сразу уточнил. – Сразу услышал.
И не показал, как воздействовали на него слова собеседника. Итачи услышал, наверно, даже раньше, чем Неджи попытался упрекнуть его.
Неджи на несколько секунд, словно в бессилии, опустил веки. Он тоже услышал невысказанное.
- Это птица, - сказал он.
- Птица? – машинально повторил Итачи, не совсем понимая, при чём здесь птица. Вероятно, какую-то роль сыграли крылья Саске. Итачи не мог понять этой роли и вообще связи, но не торопил собеседника.
- Ты слышал её голос, а не резкий звук, не похожий на ветер, - тут же последовало разъяснение.
Итачи не воспринял всерьёз поначалу. Он бы вообще не обратил внимания на фантастическое заявление, если бы не знал Хьюгу Неджи достаточно хорошо. Неджи не врал. Даже если птица тут совершенно ни при чём, он твёрдо верил в неё.
- Ты не веришь, - сделал он вывод из скептичного выражения лица Итачи.
- Ты же говоришь, что здесь живёт птица. Настоящая птица, насколько я понимаю, не игрушка и не заманка для остолопов с большими кошельками.
- Я видел её, - очередное заверение заставило Итачи пересмотреть мнение, будто в этом мире уже ничто не может его удивить. Он готов был удивиться, если бы птица оказалась реальной. Он не отводил взгляда от Неджи и ждал его реплики.
- Я сам не мог поверить. Убедился только тогда, когда увидел, насколько искусно она обклевала жука. Съела его всего, выбросив ядовитые железы.
- Но птицы не могли выжить под дождями, - Итачи покачал головой.
- Я тоже так думал, - Неджи не стал вдаваться в убеждения или доказательства, он сразу дальше пошёл, - но если птицы выжили, может быть, мы и прежние учёные знаем о климате не всё? Что, если дожди не покрывали всю планету целиком? Или фронт циклона постоянно передвигался?
Итачи хотел тут же предоставить объяснения, почему этого не может быть, но не произнёс ни слова. Ему нечего было возразить. Он верил своим знаниям и верил знаниям Неджи. Если что-то заставило Неджи усомниться, возможно, причина куда более весомая. Потом Итачи понял, почему Неджи выглядит не так. Совсем не так, как несколько минут назад, предъявляющий требования. Неджи выглядел как напуганный ребёнок. Он страшился перемен. Погода и потеря Наруто – всё это запросто могло заставить его забеспокоиться. И заставляло Итачи. Прямо сейчас заставляло. Понятная система рушилась, а неизвестность – всегда опасно.
- Если дожди здесь не идут в срок, - продолжил Неджи, будто ожидая, что ему укажут на ошибку в предположениях, - где гарантии, что они не пойдут через неделю?
Итачи вздрогнул. Представил тучи над головой, когда убежища нет, и похолодел. Нервно сглотнул и поискал краешком взгляда Саске. Брат не вступал в дискуссию. Он словно почуял, о чём речь пойдёт. Словно доверял Неджи и Итачи самим решить вопрос про Узумаки Наруто. Но он бы не ушёл, если бы услышал о птице. Теперь Итачи верил, что она действительно существует. Не обнаружив Саске в поле зрения, он наконец ответил, и голос его прозвучал приглушённо и чуть хрипло:
- Если дожди так близко, почему птица всё ещё здесь?
Птица, которая должна предвидеть перемены и спешно кочевать всю свою жизнь, чтобы не раствориться под смертоносными струями.
- С той же вероятностью они могли уже закончиться, - второе предположение Неджи заставило выпустить воздух из лёгких. Сразу стало спокойнее. Заявление безо всяких оснований, но оно словно глоток свежего воздуха после долгого сиденья взаперти.
- Я не видел туч, а осадки с чистого неба не сыплются, - подхватил Итачи разработку версии.
- Но был ветер, - очередное упоминание, очередной страх. Итачи понимал, что погода над разрушенным комплексом не подчинялась привычным законам. А если подчинялась, откуда взялась птица?
Они смотрели друг другу в глаза с оттенком тревоги и бессилия. Они слишком мало знали о загадках природы. Особенно о загадках, к которым приложил руку человек. Откуда-то Итачи получил твёрдую уверенность, что именно катастрофа послужила началом к крушению мира. Необъятные территории, которые они не могли обойти уже вторую неделю. Итачи понял ещё кое-что: ему неимоверно повезло встретиться с командой Неджи и Наруто. Стало не по себе от мысли, что больше никогда бы не увидел Наруто. То чувство, которое Неджи вытащил на поверхность и подчеркнул. То чувство, которое и Наруто разделяет. Итачи укрепился в решении вернуть его. Увы, соблазнение не поможет. Наруто, несомненно, соблазнится, но останется при своём. Его упрямство заставляло Итачи по-настоящему нервничать. Упрямство, которое и привело его в самый низ существования, которое дало ему силы пережить адаптацию и не сломаться в мире, так отличающемся от шика крепостей.
- Это был чистый ветер, - уточнил Итачи.
Страшный, но чистый.
Потом в угнетающую тишину заросших руин ворвался очередной посторонний звук. Обычный человеческий крик, близко знакомый с детства, но крайне неуместный в мёртвых землях.
- Наруто… - Неджи дёрнулся. Метнулся было в сторону, но остановился, силясь понять, в каком направлении бежать.
Итачи рядом очутился, схватил его за руку чуть пониже локтя и сдавил, приводя в чувство.
- У нас есть Саске, - расчётливо напомнил он.
Саске не было поблизости, но он не мог пропустить мимо ушей настолько пугающего звука. Наруто больше не кричал. Всего лишь громкий возглас с протяжной концовкой, а Неджи с Итачи хватило, чтобы чуть ли не поседеть от инстинктивного страха. Они оба любили его. По-своему, но любили безгранично. Итачи любил его так, что не смог бы уйти во второй раз, если останется хотя бы крошечная надежда.
- Наруто! – не выдержал Неджи, рванулся, высвобождаясь и ринувшись меж громадами обломков в никуда.
- Неджи! – Итачи потянулся за ним, но дальше пары шагов не зашло. Он оглянулся в поисках брата. Если они оба заблудятся, каковы шансы соединиться вновь?
Шансы были, пока живо чутьё защитников. Но один из них кричал.
Итачи остался совершенно один на пустынной дороге. Вместо того, чтобы броситься хоть на чьи-нибудь поиски, он остался на месте, поднял голову вверх и попытался проанализировать крик. Это не был крик ужаса. Скорее удивление. Наруто увидел что-то совершенно неожиданное и не сумел сдержаться. Неожиданное, превращающееся в страшное, ибо на обычном возгласе Наруто не остановился. Итачи не двинулся с места, когда почуял порыв броситься вслед за Неджи. Только благодаря выдержке он дождался брата. Саске тоже сразу к партнёру метнулся. Если это опасность, то они только вдвоём с ней справятся. Саске остановился напротив, дышал чаще, глаза широко открыл. Сперва Неджи поискал, но не обнаружил его в поле зрения.
- Где они? – спросил Саске громко. Что угодно, лишь бы не слышать пугающей тишины.
- Сможешь их найти? – Итачи двинулся навстречу. Нервно дёрнул рукой, когда к брату тянулся.
Силу Наруто Саске издалека увидит.
- Он там, - Саске дёрнул было рукой в сторону, западнее той, куда побежал Неджи. Опустил руку и всмотрелся в лицо Итачи.
- Идём, - Итачи решил быстро. Сперва Наруто. Он эгоистично не вспомнил о том, что Неджи мог действительно заблудиться. Хотя он не давал повода сомневаться в его способности ориентироваться на местности. Поняв, что сбился с пути, он мог просто вернуться на дорогу.
- Неджи!!! – снова заорал Наруто. На этот раз чересчур громко, будто он на самом деле в ловушку попал и не смог вырваться. Итачи вслушивался в его интонацию и не обнаружил ужаса. Испуг… это сейчас основная нотка в голосе любого из них при виде не вписывающейся в общую картину детали. Итачи старался прятать этот испуг за спокойствием. Он давно научился контролировать себя ради того, чтобы Саске чувствовал себя уверенно.
Потом они с Саске вырвались из густых зарослей. Ветка больно хлестнула Итачи по лицу, наверно, оставила на щеке красный след. Листья в волосах можно было самому увидеть. Итачи только рукой махнул, стряхивая их с чёлки. Пальцы запутались в волосах, которые из заколи выбились. На этом он оставил попытки себя в порядок привести, потому что видел Наруто перед собой. Видел нечётко, ибо его наполовину гигантские листья загораживали. Он стоял возле выступа из камня и смотрел куда-то вниз. Рядом с ним Неджи. Держал Наруто за плечо так, как взял бы сам Итачи.
Неджи обернулся. Итачи вперёд двинулся, уже медленно, ожидая увидеть ещё одно пугающее новшество. То, что заставило Наруто закричать, отлично зная, какие эмоции поднимет в спутниках.
Итачи остановился с другой стороны от Наруто. Саске рядом с ним пристроился и всматривался в густые заросли и просто валежник из несвоевременно высохших растений. Наверно, им просто питания не хватило в этих камнях. Однако, Итачи настораживал и сам факт преждевременного усыхания стойкой растительности. Сегодня руины задали ещё одну задачку непрошеным гостям.
- Видишь? – Наруто сначала на Неджи посмотрел, тыкая пальцем куда-то в валежник, потом на Итачи перевёл. – Ты видишь, да?
Итачи не видел, пока не присмотрелся. Неджи, опережая его с решением, сам ступил вперёд и ногой скинул верхний слой сухих стеблей, мигом рассыпавшихся в труху. И только тогда Итачи рассмотрел знакомые очертания, неуместные настолько же, как птичий крик или ветер без дождя. Итачи отчётливо видел такую же высохшую человеческую руку, плечом теряющуюся под камнями. Наруто за Неджи потянулся, но тот его жестом остановил:
- Я сам! – тоже выкрикнул, побоялся Наруто опасности подвергнуть.
Тогда и Итачи вперёд двинулся, сам помог разгрести труху, откинуть парочку некрупных камней. Неджи помогал их сдвинуть, ни слова не сказал, при этом внимательно следил за замершими в стороне защитниками. Та же философия, что и у Итачи. Этот человек настораживал Итачи своей проницательностью. Его суждения о климате находили отклик и стремительно обдумывались помимо воли. Итачи в очередной раз убедился, что с Неджи защитник сумеет выжить в любых условиях, если это не открытая местность под проливными дождями. Неджи – та сила, которой он без раздумий доверит жизнь брата.
Итачи встрепенулся от собственной мысли. Снова думает о Наруто, как о постоянном партнёре. А не Наруто ли отчётливо дал понять, кого выберет, если его перед фактом поставить. Камень качнулся, соскользнул с ладони Итачи, больно врезались в пальцы его края. Итачи поморщился и глубоко вдохнул от резкой боли. Неджи тут же камень под низ подхватил, едва сам не упал прямо на останки человеческого тела. Наруто подоспел. Они вместе с Саске схватились за глыбу и отшвырнули её в сторону. Итачи головы не поднимал, завороженно смотрел на стекающую с пальцев кровь. Боль притупилась, от чего не стало легче, ибо стоило Итачи только шевельнуть пальцем, как пронзало до кости и молниеносно проходило. Наруто сам руку метнул к нему, схватил ладонь Итачи и внутрь проник. Саске на долю секунды опоздал и теперь вынужден был только смотреть. Наруто побледнел весь, сосредоточился. Итачи только в его лицо смотрел, а Наруто не посмотрел даже. Знал, что на него глядят и всё равно избегал. Медленно, не столь умело. Как брат, он прикоснулся исцеляющей способностью к ранам, вновь заставляя пережить знакомую эйфорию. Итачи не замечал ни брата, ни Неджи. Он силой давил в себе желание потянуться к такому близкому Наруто и вместо его губ поцеловать закрытые веки, одно за другим, опрокинуть его на спину и только потом коснуться его губ. Мягких полураскрытых губ, ожидающих поцелуя.
Видение выглядело настолько ярким, что Итачи словно из сна вырвался, когда Наруто шевельнулся. Снова не смотрел ему в глаза, буркнул под нос:
- Прости, я ещё не вполне освоил эту технику.
Итачи опустил глаза к пальцам. Они всё ещё были в крови, но уже не порезаны до мяса. Сбоку всё так же стоял Саске, крепко сжимая кулаки. С другого – Неджи, молчаливый и, казалось, угрюмый. Они оба видели то же самое. И оба не находили полного согласия с происходящим.
- Ничего, мне уже не больно, - ответил Итачи. Вместо того, чтобы позволить Наруто отодвинуться, схватил его за руку, пальцы пропустил меж его пальцами и сжал. На глазах у свидетелей. Под шокированным взглядом самого Наруто. И Наруто не сопротивлялся. Вместо этого голову поднял и наконец показал Итачи, как он всё это время без него прожил. Наруто таил в себе ту же скрытую боль. Она у них одна на двоих была. Разорванная пополам, она ранила не так сильно. Зато теперь, соединившись, кричала, что если они не вместе, то обоих убьёт.
Саске под нос ругнулся, приводя Итачи в чувство. Наруто тут же к трупу ринулся, Неджи отпихнул и сам принялся раскапывать голыми руками, пока Неджи его не остановил.
- Не суетись, - посоветовал он спокойно. Сказал то, что Итачи должен был сказать. Впервые к Неджи укол ревности испытал. Потому что сразу после робкого единения Наруто к нему метнулся.
Неджи первым опустился на корточки перед наполовину раскопанным телом. Иссохшее, почти не источающее трупный запах. Оно выглядело, как мумия. Химикаты въелись в тело до самых костей, этим самым отогнав насекомых. Но перед этим они славно поживились. В теле, на котором только клочья ткани из одежды остались, красовались многочисленные норы от давно вылупившихся личинок. Выпуклые борозды под побуревшей кожей, вырванные клочки мяса на спине…
- Это не насекомые, - Итачи опустился на корточки рядом. Протянул руку к истерзанной плоти и не смог заставить себя тронуть её даже одним пальцем.
- И это не гниение, - Неджи поднял на него взгляд.
Они оба поняли, кто тут поработал. Это была птица. Та, что питалась жуками, не побрезговала и человеческой плотью. Только когда она превратилась в токсичную субстанцию, птица забросила постоянный источник питания.
- Кто тогда? – Наруто силился рассмотреть ноги трупа.
- Птица, - озвучил догадку вслух Неджи.
- Жуткая тварь, - прокомментировал Саске. Бегло, словно мимо ушей пропустил, и тут же на другой аспект указал. – Сколько времени этот человек тут пролежал?
Снова Итачи переглянулся с Неджи.
- Полное мумифицирование, - подытожил Неджи. – За девять месяцев такое не происходит.
- Чего? – тут же Наруто ухватился.
- Или здесь повышенное количество химикатов, - предположил Итачи.
А если так, то они уже могли подвергнуться их разрушающему воздействию и умереть точно так же, как этот бедолага.
- Насколько выше? – Неджи воспринял предположение скептично. – Судя по состоянию трупа, мы должны были отравиться ещё на первых днях. Я чувствую себя отлично.
И замолчал. Ждал, что другие подтвердят, но и они молчали. Догадка казалась жуткой от того, что она представлялась по-настоящему нереальной.
- Ещё у нас есть птица, - напомнил Итачи тихо.
Птица, которая жила в руинах. Которая ухитрилась пережить катаклизм и процветать, питаясь ядовитыми насекомыми. Итачи не знал, насколько точны предположения, но если дожди начались здесь, то птица прилетела из другой точки планеты после того, как участок стратосферы очистился. А чистое пятно являлось признаком перемен.
- Время концентрации химикатов выходит, - озвучил его вывод Неджи.
- Возможно, катастрофа затронула не всю планету, - подсказал очередную версию Итачи.
Думал только о птице. Она не выходила из головы, она вызывала десятки предположений. На ней завязывалось основное из них. Что-то они все пропустили. То, что могло спасти остатки человечества от равнодушия. Но у них было слишком неразвитое общество. Не осталось технологий, умерла наука, вымерли любознательные умы. Вместо живых человеческих качеств в душах каждого поселился страх, запирающий сознание внутри черствеющей год от года корки.
- То есть, мы пойдём искать мир без катастрофы? – высказался Саске.
Наверно, не хотел никого шокировать, но моментально привлёк к себе всеобщее внимание.
- Мира без катастрофы не существует, - ухватился Наруто.
- Вы говорили о птице, - Саске словно его не услышал. – Настоящая птица? - встретив подтверждающее молчание, закончил свою мысль. – Она должна было откуда-то прилететь.
Не усомнился в словах Неджи и брата. Сразу поверил, хотя и не показал, насколько удивлён был.
- У нас ещё осталась версия кочевого образа жизни, - напомнил Неджи расчётливо. – Животные обладают инстинктом. Только птица могла быстро преодолевать расстояние, мечась от пятна к пятну.
- Это должна быть очень быстрая птица, - указал Итачи.
- Она быстрая, - заверил Неджи.
- Насколько быстрая?
- Она обогнала кислотные дожди…


Саске ещё не вполне возмужал, когда им с Итачи довелось впервые убить кого-то. Это тоже был убийца, из касты мародёров. Итачи сохранил отчётливые воспоминания о полыхающем убежище, свежие, как в тот самый день. Итачи заставлял себя помнить малейшие детали, ибо только так он не войдёт в уничтожающую стабильность. Зазеваешься – немедленно поплатишься за это.
Им нужен был Саске. Ради него они уничтожили целую колонию. Наверно, посчитали, что и дети сгинули – трудно выжить во внешних условиях без опыта взрослого. Итачи повзрослел достаточно, чтобы осознать всю тяжесть их с братом положения, очутившись на улице. Помимо того, Итачи чувствовал на себе другую ответственность – сохранить тайну брата. Затесаться в безликий мир с любознательным защитником ещё труднее, чем выжить. По крайней мере, азбуку выживания проходили все. Если растерялся, просто следуй инструкциям. Саске быстро рос и проявлял интерес к искусству защитника. Он просил Итачи лишний раз потренироваться. Для этого приходилось надолго удаляться от поселений. Из-за Саске Итачи не мог навсегда присоединиться к одной единственной колонии и навсегда остаться в ней. К весне Саске становилось в ней тесно, и он просил поискать другую. Не понимал ещё, что разница между ними невелика. Что-то могло измениться только в другой касте, куда им был закрыт путь.
Итачи научился доверять чутью брата. Он держало Саске за руку, когда тот сообщил о близком источнике силы. Носителем силы мог быть только другой защитник. Братьям приходилось встречать их и раньше, но не таких мощных. Бесполезно было бежать, потому что их тоже чувствовали. Противников было всего двое. Опрометчиво для касты убийц. Но они не рассчитывали напороться на равносильное сопротивление. Итачи заставил Саске сопротивляться. Он знал, что сам погибнет, если противник одержит верх, и Саске попадёт в рабство крепостных воротил. Его бы сломали там, заставили работать на хозяина и посылали бы против таких же потерявшихся внизу обычных людей или для устрашения других высоких каст. Зная характер Саске, Итачи даже не рассматривал вариант его захвата. Он действовал вместе с братом и главенствовал над ним. Точно обходил импровизированные ловушки противника и старался тщательно дозировать силу, чтобы не выплеснуть её всю и не упасть в изнеможении. Саске хотел сразу, хотел продемонстрировать свои возможности. Итачи удержал его от показушности и убедился в правильности решения, когда противник не пал на первых минутах боя. Они были опытной парой, воспитанной для битв. Братья – самоучки, все цели которых в данный момент заключались в выживании. Итачи уже достаточно повзрослел и научился оценивать намерения врага. Тот, с кем они бились сейчас, не остановится перед угрозой смерти. Им нельзя было отступать, ибо в противном случае ждало наказание за нерешительность. И их нельзя было отпускать, потому что за ними пришли бы другие. Помимо того, Итачи не мог просто добить уже упавших без сил соперников, чтобы не выглядеть убийцей в глазах брата.
Итачи предпринял одну из разработанных в ходе сражения тактик и ещё в прыжке пронзил врага насквозь остриём клинка, окутанным разъедающей энергией Саске. Клинком Итачи сделал собственную руку. Он с содроганием ждал момента контакта и всё равно сделал это. Он не остановился, просто порезав внутренние органы, он толкнул руку дальше, одновременно создавая режущее лезвие по всей длине руки и движениями вверх-вниз разрывая органы в клочья. Итачи остановился только тогда, когда насадил противника на руку, как на вертел. Тогда посмотрел ему в глаза, ждал знака, обеспечивающего им с Саске полную победу. И он получил этот знак. Он видел, как зрачки противника медленно расширяются, как остановилось его дыхание, проследил, как из тела убитого вывалился вопящий на все лады полностью дезориентированный защитник. В момент атаки он мог быть неуязвим, если партнёр хорошо подготовился. Но он не учёл момента, когда сознания разделяются. Итачи уже знал это и рассчитывал, что защитник задержится в чужом теле, не готовый к смети партнёра. Он задержался и получил глубокую рваную рану, как тень от смертельного удара, след от руки-клинка. Он упал на землю и заметался в конвульсиях. Итачи мог бы помочь ему. Он мог хотя бы попытаться, но он просто стоял в стороне и смотрел. Он схватил рванувшегося было Саске и удержал его возле себя. Пока противник не затих навсегда, Итачи оставался на месте и закрывал ладонью глаза брату. Только потом он очень тихо объяснил свои действия короткой фразой: «Они узнали нас и обязательно бы вернулись». Признал вслух, что хотел убить. Саске не комментировал и не растрачивался на обвинения. И потом не вспоминал при Итачи. Только однажды как бы между делом обронил:
- Я понимаю, что защитники чаще других защищают свою жизнь…
Это было его глубокое понимание ситуации. Больше крепости не охотились за братьями. Они попросту не знали, что они живы. Итачи хорошо прятал брата до его взросления, пока Саске сам не начал проявлять склонности к доминированию. Он уже мог не подчиниться Итачи во время боя, но он бы сам не остановил руки перед сокрушающим ударом. И он бы стоял точно так же и наблюдал за последними секундами жизни врага. Это был закон самосохранения.
Высохшее от химии и солнца тело выглядело изломанным. Кто бы ни был погибший бедолага, он упал с близстоящего выступа и сломал позвоночник. Наверняка он кричал от боли, когда насекомые терзали его плоть. Он испытывал жуткую жажду и голод на протяжении нескольких дней, пока не умер. Наверно, солнце облегчило его участь. Наверно, оно и обезвоживание избавило его от медленной голодной смерти.
Он кричал, но никто не пришёл на зов. Итачи думал, откликнулся бы хоть кто-нибудь в заселённых землях. Апатия уничтожала в людях желание делать лишние движения. Они попросту предпочитали не слышать других. Итачи смотрел на распростёртое тело, к которому никто из них ни разу не прикоснулся. Отвращение, оттенок жалости и ещё что-то совершенно неправильное. Итачи не знал названия этому чувству. Они вчетвером в полном молчании разгребли истлевшие стебли, сдвинули несколько камней и оставили труп на месте. Легче всего было просто пройти мимо, но Наруто не позволил. Он сказал, что человеку, не побоявшемуся проделать такой долгий путь, нужно отдать хоть какие-нибудь почести. Пусть никто не знает его имени, никто не знает, когда именно он погиб, но он был настоящим первопроходцем в мёртвом комплексе.
Наруто не смотрел на него. Изучал землю под ногами, ждал, что Неджи найдёт решение и всё станет как прежде. Итачи подавил вздох. Хотел, чтобы Наруто и на него рассчитывал. Так сильно хотел, что готов был подойти и просто обнять на чужих глазах. Наруто бы не оттолкнул в такой момент. Он бы отстранился и попросил больше так не делать. Итачи не сделал, позволил ситуации развиваться самой.
- Наруто, - Неджи принял решение, - мы не можем ничего для него сделать, кроме как сказать несколько скорбных слов.
- Слова не от сердца? – Наруто не улыбался, отчего выглядел обманчиво подавленным. Слишком хмурый. – Всё равно что ничего не сказать, - он резко развернулся к Неджи. – Неужели ничего не можем?
- Здесь нет кладбища, - покачал головой собеседник, - дожди и тут настигнут его.
Итачи промолчал. Хотел напомнить, каким древним выглядит труп, но успел остановить себя. Не может быть, чтобы тело пролежало тут больше одного сезона. Неджи глянул на Итачи мельком, из чего последний сделал вывод, что состояние мумии его тоже тревожит. И тревожит слишком сильно, чтобы отмахнуться от этой мысли.
Саске старался держаться подальше. Он бы тоже прошёл мимо, повернув голову в другую сторону. Он не сделал ни единого предложения. Он сдерживал злость, что мучила его с повторным появлением Наруто. Героические выходки и желания оного раздражали Саске, потому что Итачи так же поступал. Думал и поступал, таща за собой партнёра и не обращая на его мнение внимания.
- Мы можем его похоронить, - наконец выдавил из себя Наруто. Ещё одно неестественное действо, и Наруто попытался найти ему обоснование. – Раньше ведь умерших хоронили.
- Или сжигали, - напомнил Неджи. – Пережиток истории не всегда уместен в реальном мире. Мы же не охотимся на ведьм.
- У нас нет ведьм, - принялся упираться Наруто.
- Зато есть защитники. Люди со средневековым уровнем развития могли усмотреть угрозу в любом фокусе уличного зазывалы, а тут чистая сила, неподвластная церковным объяснениям.
Наруто только кулаки сильнее сжал.
- Не вижу ничего плохого в том, чтобы похоронить его, - словно со стороны отозвался Итачи. В конечном итоге, кислота и под землёй достанет его.
- Я не понимаю, - всё-таки Саске не выдержал. – Кого волнуют трупы? Они же… - дёрнулся к телу, но остановился, растерялся. Итачи понял, что Саске хотел пафосно попинать труп, дабы доказать, что это уже просто предмет. Более того, очень неприятный и никому не нужный предмет, рассадник насекомых и ядовитых отложений.
- Саске, просто подумай в другом ключе, - попросил Итачи. Только бы братишка не принялся доказывать свою точку зрения. Саске не стал. Он вообще отступил ещё на шажок и отрезал:
- Я этим заниматься не буду. Ты с Узумаки это поддерживаешь – вот и ройте.
- А у тебя совсем жалости нет?! – выпалил разнервничавшийся Наруто.
- Кого жалеть? – подхватил Саске, снова распаляясь, на труп указал пальцем, - вот это?
Итачи дёрнулся к нему, руку вытянутую в своей сжал и опустил, снова сделал попытку сгладить ситуацию:
- Никто тебя не просит, - Итачи тоже представлялась сомнительной такая перспектива, но он хотел поддержать Наруто, просто принять его сторону и хотя бы вернуть его улыбку, обращённую к нему. Теперь, когда увидел Наруто снова, всё потревоженное снова поднялось.
Но отчуждение не могло длиться вечно. Наруто придётся признать необходимость беседы наедине. Беседы, в которую Итачи рассчитывал уместить все эмоции, направленные на него.
Но сейчас между ними стоял труп. Пока они все вместе не разделаются с ним, ни о каком разговоре речи быть не могло. А Итачи не собирался снова упускать своего.
- Неджи… - вырвал Итачи из раздумий его голос. – Давай как всегда, а?
- Рискованно, - покачал головой Неджи. – Мы не знаем, что находится внизу. Если потревожим какой-нибудь резервуар или карман с газом, мы все можем погибнуть.
- Какие резервуары могли остаться? – спросил Наруто. – Тут же всё… сгнило тыщу лет назад.
Логичное предположение. Неджи не затеял спора. Никто из них не знал, сколько прошло времени с момента катастрофы, но, видимо, предостаточно, чтобы флора и фауна приспособилась к новым условиям. И чтобы выжившие птицы успели адаптироваться. Неджи снова поймал взгляд Итачи, ждал подсказки хоть от него. Итачи ответил:
- Яды быстро выжигаются из почвы солнцем, а тяжёлые элементы опускаются в недра. Землетрясения разрушили подземные помещения. Я лично не думаю, что мы что-нибудь сломаем.
- Но от случайностей никто не застрахован, - выдохнул Неджи. Принял согласие двоих спутников к сведению и обратился к последнему. – Саске, а ты что скажешь?
- Я уже сказал, - недовольно и сухо. – Что хотите делайте, только без меня.
- Двое «за», один «против», один воздержался, - подытожил Наруто. – Ты в меньшинстве, Неджи.
Неджи вздохнул, ещё раз на Саске глянул. Наверно, ждал, что получит поддержку, а Саске на самом деле всё равно было. Ему даже утруждаться не нужно было, чтобы спокойствие сохранить.
- «Как всегда» - это как? – уточнил Итачи.
- Увидишь, - Наруто допустил довольство. На краткий миг и слишком невыразительное. Считал, что нетактично вообще говорить о постороннем над телом, а они спор развязали.
«Как всегда» выглядело необычно из-за ситуации, для которой оно применялось. «Как всегда» заключалось в применении силы защитника для будних дел. Методом «как всегда» можно было как передвигать тяжёлые вещи без особого труда, так и латать горячие трубы. Наруто просто вошёл в Неджи. Сбоку, как стоял, шагнул к нему, не остановился, когда боком коснулся, когда ногу на ногу поставил. Неджи вообще его веса не почувствовал, потому что Наруто совершил идеальное соединение. Такое, каким пренебрегал Саске.
Неджи ударил только раз. Итачи думал, что дальше тоже он бьёт, но увидел ожесточение. Так целенаправленно, так яростно, явно испытывая крайнее неудобство и наверняка ощущая боль. Но это была боль Наруто, а не Неджи. Его руки разбивало в кровь, когда он метил в землю, в одну точку, быстро углубляя и расширяя яму, чересчур громадную для своего предназначения. Итачи хотел вмешаться и не знал, как это сделать. Саске не стал бы соединяться сейчас. Один взгляд в его сторону опроверг мысли Итачи: Саске тоже подался вперёд, просто не комментировал.
Их обоих опередил голос Неджи:
- Наруто, стой! Хватит!
Наруто не остановился, продолжал выбрасывать всё скопившееся. Особенно то, что появилось и приумножилось, когда они снова группу Итачи встретили. Какие схожие чувства. Итачи даже захотелось расслабленно улыбнуться. Из-за него. Наруто слишком переживает из-за него и не может справиться с этим огромным и сильным внутри себя. В следующий миг Итачи прервал поток размышлений и приблизился к самому краю, казалось, бездонного провала. Его окутывала пыль, забиралась в нос. Першило в горле. Лёгкие уже начинало пощипывать.
- Стой! – приказ Неджи совпал с грохотом стихии, легко рушившей скалы, простоявшие миллионы лет.
Итачи отпрянул, вдохнул пыль взметнувшегося из-под земли облака и согнулся от кашля. Сквозь подступившую муть услышал зов брата:
- Итачи! Итачи, не отключайся! Дыши, слышишь меня?!
Перепуганный младший братишка. У Итачи даже сил не хватило улыбнуться ему.
- Не дыши! – кричал кто-то другой.
- Наруто… - произнёс Итачи имя сквозь хрипы. Все признаки отравления. Что бы ни потревожили спутники под землёй, сейчас оно стремительно рвалось наружу. Карман с газом, о котором прозвучало предупреждение. Возможно, поэтому мёртвый первопроходец и потерял равновесие. Возможно, его просто окутало, и он ничего не смог сделать, оступился и разбился насмерть. И возможно, газы довершили своё дело, превратив его в мумию.
- Он живой, живой, - заверил Саске быстро. – Неджи сообразил, что пора драпать, так что живой.
Итачи выдохнул. Кашель в какой-то момент прекратился, так же внезапно, как начался. Итачи сидел на земле, упершись одной рукой в неё, другой держась за брата, расслабил хватку и посмотрел более осмысленно. Увидел откашливающегося Наруто почти в объятиях партнёра. Увидел бледность их обоих. Задавил в себе порыв метнуться к ним, потому что поймал взгляд Неджи. Тогда Итачи отшвырнул эмоции и поискал сумку. Если Наруто вдохнул этой гадости, спёртой от длительного застоя воздуха, ему необходимо провести ингаляцию. У Итачи были медикаменты на этот случай.
- Да, глубоковата могилка получилась, ты так не думаешь? – подзадорил Неджи почти повисшего на нём Наруто.


Иногда лужи долго не пересыхали после дождя. Если они находились в глубокой тени, пока солнце не вступило в настоящие права, пока испарения мешали ему выжигать землю, тогда как основная масса химикатов уже растворилась, давая начало новому сезону. Итачи помнил, когда увидел такую лужу под нависшей скалой. Как описанный в книге грот. Наверно, были и другие произведения, Итачи очень хотелось бы сравнить, но всё, что было в семье Учиха, он уже перечитал и не знал, где взять ещё. Не спрашивал у родителей, ибо понимал всю сложность ситуации с литературой. Им просто негде было найти такое сокровище как книга. Вещицы, которые просто порой валялись без дела десятилетиями в прежнем мире, а потом находили своё последнее пристанище на свалке. Итачи переживал из-за халатного обращения с источником знаний, но от него ничего не зависело. Потом он прочёл о хранилищах книг, называемых библиотеками. После этого его протест улёгся, когда он понял, что не все книги гибли. Наверно, они могли храниться сотни лет, как сохранились в семье Итачи. Они могли лежать и дольше из-за соединений полимеров и целлюлозы. Хитрое сплетение-химера, открытое много веков назад.
Итачи тогда вышел на свет вместе с братом, совсем кнопкой, только год назад увидевший поверхность земли. Он смотрел широко открытыми глазами, вертел головой и крепко держал Итачи за пальцы. Итачи улыбался ему, несмышлёнышу с восторженным выражением лица. Саске задавал вопросы, Итачи отвечал. Взрослые ещё не позволяли ему отходить с братом далеко. Итачи не отлучался. Он просто водил Саске по округе, до знакомых рощ, которые ещё представляли собой абсолютно голое пространство. Но Итачи знал, что семена растений уже проросли и укрепляли корневую систему, чтобы в последствии проломить поверхность мощным рывком. Итачи собирался показать Саске первые ростки и стал бы наблюдать за ростом вместе с ним.
Итачи натолкнулся на лужу совершенно случайно, когда заметил знакомый навес. Ветры перед дождями кучами сгребали высохшую в песок землю. Они навалили целую дюну, впоследствии скрепленную химическими реакциями, на которую Итачи и решил взобраться. Он шагал сам и тянул за собой Саске. Шёл до тех пор, пока не заметил отблеск жидкости. Зловещие чёрные цвета с радужной гладью. Они выглядели чёрными, потому что в гроте всегда стояла тень. Итачи заворожено рассматривал скопившееся озерцо, ощущая в себе инстинктивный страх, и крепче сжимал руку брата, пока не услышал его жалобный голосок:
- Мне больно, Итачи, - и попытался вырваться.
Итачи не разжал руки. Наоборот, сдавил крепче и только тогда огляделся, оценил ситуацию и молча увёл брата домой. Когда Саске подошёл с вопросом, Итачи выдал строгое предупреждение, чтобы брат держался подальше от того места. Если хочет жить, он должен избегать его, как дождей. Наверно, это был первый раз, когда Итачи серьёзно напугал его.
Итачи ещё только раз заглянул под навес. Теперь он был один и долго стоял, наблюдая сверху, как медленно растворяются в луже упавшие в неё насекомые. Они быстро переставали дёргаться и в течение десяти минут становились частью ядовитого скопления. Сами того не осознавая, они разбавляли и разбавляли концентрацию день за днём. А Итачи наблюдал, как лужа исчезает, оставляя после себя только обсыпанные токсичными порошками бортики, а затем и дно. И внушая ассоциации с весенним ежегодным погребением, когда люди в защитных масках долго стояли поодаль от таких же луж с лежащими в них человеческими трупами.
Саске-таки пришлось принять участие в копании могилы. Глупая традиция древности. Предельно глупая. Столько времени и сил тратить на захоронение, а потом и ежегодные походы туда и всевозможные подношения. Порой и финансы затрагивало. Итачи не одобрял настолько нерентабельного действия. С другой стороны, у древних могло не оставаться выбора. Раньше не было кислотных дождей, тела не таяли под открытым небом. И всё же гораздо проще было бы сжигать трупы и развеивать прах по ветру. Такая практика существовала, но использовалась редко. Урны с прахом тоже коллекционировались либо на кладбище, либо в отведённом для них общественном месте, куда родственники могли приходить и заново переживать боль потери. Итачи было бы тяжело вспоминать каждый раз. Он бы не стал приходить смотреть на фотографии и могильные памятники.
Саске возмущался совсем немного. Просто высказал, что думает об эксплуатации защитника в рабском труде, но проделал всё идеально. Способ Наруто и Неджи вызвал его любопытство. Итачи даже не пришлось направлять потоки его силы, как могильная яма была готова. В стороне, подальше от бездонной дыры. Саске тщательно удлинил яму до размеров тела, потом стоял внизу, смотря Итачи под ноги. Поверить не мог, что вот так согласился. И даже больше: он бы сам предложил свои услуги, если бы брат не избавил его от разговоров.
Итачи стоял вместе с Саске и размышлял, правильно ли они всё сделали. Он понятия не имел, какого размера и глубины должна быть могила. И ничего не знал о ритуалах погребения, кроме скудных упоминаний в книгах. Знал, что сверху камень ставился с надписью. Камней вокруг навалом, надо только найти нужного размера и выгравировать на нём буквы. С силой Саске это легко. Его направленные потоки могли и не такую точную работу проделать, которую только с ювелирной и сравнишь.
Итачи ждал хоть какого-нибудь сигнала и знал, что напрасно. Тут ему придётся самому решать. Тогда он поднял голову. Брат ухватил его желание поскорее выбраться на поверхность и сделал один единственный прыжок. Итачи остановился в нескольких шагах от Наруто, нагнувшего голову почти до земли. Выглядело, будто колени возвышаются над ним. Крайне неудобная поза. Итачи только дыхание задержал, когда Саске покидал его тело. Тихо, деликатно. Иногда брат умел быть тактичным. Он никак не прокомментировал, молча отступил назад и присоединился к Неджи, усердно перекапывающему свежесобранные препараты.
Неджи тоже не смотрел. Тогда Итачи приблизился к Наруто вплотную и опустился перед ним на корточки. Наруто среагировал на очевидное движение и поднял голову. Чуть затуманенный взгляд от значительной доли медикаментов. Наверняка дикую головную боль испытывал. Он даже не улыбнулся, вздрогнул только.
- Я до сих пор вызываю у тебя дрожь? – Итачи протянул руку, попытался стереть несуществующую пыль с щеки Наруто. Тот даже не шелохнулся. Вся его реакция заключалась в веках, опущенных на несколько секунд. Будто Наруто наслаждался прикосновением, старался подставить для ласки больше открытых участков тела и расслаблялся. Наруто тянулся к нему точно так же, как было до первой волны разногласий.
Итачи не оглянулся на спутников. Неловко себя чувствовал и в то же время знал, что неловкость на всех них распространяется. Неджи и Саске скорее уйдут, чем начнут смотреть косо и высказываться. Они помалкивали. Наверно, так же сильно опасались посмотреть на происходящее за их спинами, как опасался Итачи. Тем не менее, он не остановился, погладил пальцами висок Наруто, повёл вниз, к шее, задержался на ней и вслед за руками наклонил голову. Наруто охнуть не успел, как Итачи губами коснулся. Не в губы, как в первую очередь ожидал Наруто, а в краешек подбородка, чтобы легко было до щеки подняться. Итачи сам с собой боролся на грани помутнения рассудка. Его не удовлетворял тот минимум, призванный только успокоить Наруто. Итачи прямо сейчас заверял его, что не сердится за бескомпромиссное решение. Наруто оттолкнул его только потому, что Итачи сам не хотел признавать компромиссов.
Он вдохнул и всё ещё с закрытыми глазами оторвался от щеки Наруто, попытался сам успокоиться, что было практически невозможно в данной ситуации.
- На нас же смотрят, - помимо воли шёпотом ответил Наруто.
- Кто? – таким же тоном спросил Итачи.
Неджи не мог смотреть. Он не мог яростно сжимать кулаки и желать Итачи катиться подальше. Саске тоже не мог, он сам предложил утихомирить кучу протестов и сожалений Итачи. Это не Саске, это он сам упрямился. За всеми переживаниями не видел очевидного выхода. Да и сердился тоже.
- Мы должны о теле позаботиться, - ещё тише напомнил Наруто. Не изменил положения, не пытался отодвинуться или пресечь попытки Итачи снова руки распустить. Итачи пользовался возможностью и чувствовал, чем это чревато. Если бы только спутники сообразили отойти на десять минуточек. Если бы Неджи мог в мыслях читать… Итачи отмахнулся от возможности телепатии, ибо не желал, чтобы его чувства и грязные мыслишки стали достоянием другого человека, если это не Наруто.
- Тело никуда не убежит, - заверил Итачи.
- Я тоже не убегу…
Не побежит. Наруто уже принял Итачи снова. Уже простил, хотя повод обижаться был у них обоих. Итачи давно не обижался.
- Тебе лучше? – осведомился он.
- Мне только с самого начала не очень было, - Наруто смотрел собеседнику в глаза и не пытался отстраниться, - когда я оттуда выпрыгнул, грудь разъедало. Я знаю, что это не химия была, просто застойный воздух, но всё равно думал, что умру.
Первая мысль – всегда боязнь смерти. Итачи позволил себе улыбнуться, поменял положение, подсел к Наруто сбоку и обхватил его за противоположное плечо, на себя потянул. Наруто быстро сдался, его разлохмаченные, остро пахнущие затхлостью волосы коснулись щеки Итачи. Только тогда Итачи посмотрел на спутников. Их не было. Они оба занялись будними делами, не стремясь помешать только что завязавшейся идиллии. Они не было против. Если только глубоко в душе, отчаянно сожалея, но не смея вмешаться, потому что партнёр – не собственность, а человек, на чувства которого нельзя наплевать, что выглядело бы жестоким эгоизмом.
Итачи снова потянулся к его губам. Без свидетелей – это же так просто. Наруто не уклонялся, смотрел на Итачи, в глаза. Очень медленно Итачи надвигался на него, ожидал любой живой реакции. Не хотел, чтобы пресно, так же буднично и невыразительно, как они встретились. Оставалось чувство, что не было разлада и прощания. Не было тех недель, когда они с Саске блуждали в поисках мёртвых реликтов без надежды найти их. Итачи не пропускал ни секундочки, явно провоцируя Наруто на яркий ответ. Даже в заторможенном состоянии Наруто обязан выдать себя, если ему не безразлично.
Наруто не было безразлично. Он молниеносно швырнул взгляд на близкие губы Итачи, вызывая улыбку последнего, смазанную и незаметную. После второго взгляда Наруто шумно сглотнул и сквозь стиснутые зубы процедил:
- Чего творишь, Учиха?
- Пытаюсь соблазнить тебя.
- Пытаешься – так соблазняй.
- Для начала… - Итачи не сдвинулся больше ни на миллиметр, истязая Наруто медлительностью, - … напомню тебе вкус своего поцелуя…
Наруто буквально зарычал. Итачи думал, он за голову схватится или кричать начнёт, причём не протестуя, а возмущаясь из-за паузы. Наруто был у него в руках. Он ни за что не отступит сейчас. Если и предъявит какие претензии, то уже потом.
А Наруто по-другому поступил: схватил Итачи за свободную руку, дёрнул чуть ли не изо всех сил. Миг замешательства сменился утраченным равновесием с оттенком прострелившей плечо боли, будто Наруто собирался ему руку из сустава вывернуть. Прежде чем Итачи вспомнил о сопротивлении, он уже лежал ничком на земле и краешке выложенного листьями коврика. В следующий миг Наруто уже упал на него, крепко вцепившись в его длинные волосы, вырывая их из заколки и терзая губы пленника неистовым поцелуем.
Итачи потерялся. Он не был уверен, что встретил натиск молча. Он не вспомнил о неловкости, если их услышат.
Не услышат. Неджи обладал достаточной проницательностью, чтобы просчитать нужную дистанцию. Он наверняка и Саске с собой утащил. Вряд ли хоть слово друг другу сказали, потому что догадывались, чем закончится жест Итачи, желающего Наруто и беспокоящегося о нём. Только Итачи сам не предполагал, насколько это будет ярко. Он тянулся за Наруто, ласкал его тело, проникнув руками под одежду. Теребил застёжку штанов и никак не мог справиться с ней. Наконец, не добившись результата, он провёл рукой по плотной ткани вниз, сжимая пальцы и вызывая почти крик Наруто. Только этот звук выбил их обоих из нирваны. Они оба остановились, дыша через раз. Они оба изнемогали от неудовлетворённости и всё равно не двигались.
- …с начала… - сквозь частые выдохи шепнул Итачи.
- А?
- Хочешь начать с начала?
Даже если бы Наруто не хотел, он бы остался неуслышанным. Итачи собирался восстановить их хрупкую связь, только-только завязавшуюся и грубо разорванную из-за разногласий. Итачи рассчитывал укрепить её, чтобы Наруто было трудно сделать выбор между ним и Неджи. А он в прошлый раз не колебался даже. Итачи собирался разбудить в Наруто другие чувства, не просто тягу, не просто желание. Он не дождался ответа и снова потянулся к нему, уже не пленённый, получивший возможность приподняться. Наруто не сопротивлялся и не пытался затевать спора. Он подчинился ритму, заданному Итачи, и позволил себе забыться, несмотря на стесняющую близость спутников.
Потом Итачи просто лежал, продолжая держать наполовину раздетого Наруто. Страсть, с которой они набросились друг на друга; скорость, с какой действовали, просто вырывали опору из-под ног. Итачи не смог бы удержать необузданного темпа, если бы даже готовился специально. Первый раз всегда спонтанный. Первый после затяжной паузы.
Итачи привстал, наклонился к быстро задремавшему Наруто, поцеловал уголок его губ, потом щёку, потом за ухом и провёл до шеи. Наруто повёл плечом, скрытым под тонкой тканью. Затхлость после провала в подземную полость ещё не выветрилась, но Итачи всё равно было. Он понял, что не добудится Наруто, потому что тот подвергся реакциям в организме. Сперва от сжатого воздуха с примесями всякой гадости, потом из-за выбивающей опору ингаляции. Итачи всё сделал, чтобы нейтрализовать как можно больше токсинов. Все не получилось бы и у гения медицины. Неджи был солидарен с Итачи и даже обсудил, как лучше рассчитать дозу, ибо любой медицинский препарат – тоже яд в какой-то мере.
Итачи пригладил светлые волосы и сел, задержался в такой позе на несколько минут, рассматривал раскиданные листья, искал взглядом разбросанную одежду, свои штаны взял, лежащие тут же, у его ног, и не спешил их натягивать, потому что пришлось бы встать и оставить Наруто одного. Но оставить рано или поздно придётся. Нельзя подминать ситуацию полностью под себя и игнорировать брата и Неджи. Они и так дали необходимое им с Наруто время, чтобы преодолеть стену отчуждения. Теперь не будет неловкости. Теперь Итачи придётся задуматься о другом. Теперь он обязан подумать, как сохранить всё то, что имеет сейчас. Он не собирался отказываться о брата или выдвигать ультиматумы Наруто. Он хотел их обоих рядом видеть.
Потом он целенаправленно растолкал Наруто, дождался, когда он глаза откроет. Сонные, обведённые красными кругами, от того движения век наверняка стали болезненными, но Наруто не поморщился даже, тоже сел и тоже первым делом осмотрел место интимной схватки.
- Одеваемся, что ли? – догадался он. – А то Неджи вернётся… нет, он не будет орать, но как-то…
- Неприятно, если он застанет нас в таком виде? – подсказал Итачи, наконец поднимаясь в полный рост и начиная спешные сборы.
Наруто не проявлял признаков слабости, не покачнулся, хотя Итачи внимательно наблюдал за ним. Затем они молча сгребли листья, кое-где блестящие от разоблачающих капелек, и прикопали их в стороне от стоянки. И так же молча Итачи помог Наруто новых нарвать.
- Здесь посиди, - попросил он совсем тихо.
- Я должен с Неджи поговорить, - сдавленно вымолвил Наруто.
- Боишься, что посмотрит на тебя по-другому? – догадался Итачи. – Он не станет меньше тебя любить.
Да, всё обстояло именно так. Неджи и Наруто любили друг друга так сильно, как было у братьев-Учиха. Другая любовь, от которой стыдно друг на друга с вожделением смотреть. Они стали родными, практически родной кровью. Условность, которую так легко перешагнуть.
Итачи опустил веки и развернулся к Наруто спиной, без паузы и без слов двинулся в сторону. И не услышал вдогонку никаких наставлений или протестов. Он просто шёл, интуитивно выбирая путь, надеясь, что спутники выбрали самый лёгкий, не полезли по камням и не проделывали ходов в плотно растущих друг к другу кустах.
Итачи не просчитался. Он остановился в десятке шагов от степенно срезающего сочные стебли Неджи и угрюмо принимающего их Саске. Наверно, они даже разговаривать не пытались. Итачи стоял и ждал, пока Неджи сам руки безвольно не свесил, долго вниз смотрел, забыл о ноже в ладони, забыл о Саске за спиной.
- Что, наигрался уже? – не выдержал Саске.
Не то имел в виду, но не показал виду, как его волнуют отношения брата с другим защитником, вышедшие далеко за рамки обычных.
- Саске, можно мне с Неджи поболтать? – мягко попросил Итачи. – Немножко.
- Итачи, - опередил его Неджи и повернулся лицом, словно поймал в оптический прицел. И Итачи подобрался. Что бы ни сказал Неджи, он не считал нужным прятать это от Саске.
- Ты не можешь уйти ещё раз, - высказал Неджи свою мысль, мучившую его не меньше.
Саске дёрнулся, но не вмешался. Тоже понял, куда ветер дует.
- Нам нужно просто объединиться, - не останавливался Неджи. – Если для тебя это выглядит трудным, скажи просто, я не буду взваливать на тебя слишком много. У нас с Наруто осталось надёжное убежище. Оно послужит ещё несколько лет, только ему требуется капитальный ремонт. Вдвоём мы можем не справиться. Но если попытаться создать колонию…
- Неджи, - наконец прервал поток его излияний Итачи, - я и сам хотел предложить.
Они встретились взглядами, будто вели жестокую схватку за доминирующее положение. Всё казалось не таким, какое оно на самом деле. Всё выглядело не вполне реальным и отчаянно неподготовленным.
В стороне фыркнул Саске:
- Ну что за фарс… - прежде чем резко развернуться и пойти прочь, в сторону стоянки. Выпавшие из его рук стебли нашли упокоение возле тени от торчащего из-под земли камня с округлым краешком.

Дальше

@темы: katsougi, Джен, Макси, Неджи, Слэш, Фанфикшн