22:56 

Первопроходимцы. Глава 9.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Первопроходимцы
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: PG
Персонажи/пейринг: Неджи, Саске, Итачи/Наруто
Жанр: фантастика, постапокалипсис, слеш, драма
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: персонажи принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Как выглядит мир, в котором идёт непрерывная борьба за выживание.
От автора: Есть такое детское аниме "Воздушные пираты", вдруг всплывшее из закромов моей памяти. Связь между персонажами заставляет меня о нём упомянуть, хотя идейка-то вылезла не из него.
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8-

Наруто сам настаивал на тренировках. Казалось, он расслабляется, когда даёт волю своей силе. Он звал и звал Неджи за собой, а Неджи шёл и шёл. До тех пор позволял вести себя, пока не понял, что ему это тоже разнообразит жизнь, затормаживает поглощающую волну апатии, ставшую хронической неизлечимой болезнью в человеческом обществе.
Неджи испытывал новые комбинации во время вылазок далеко за жилые кварталы, на пустошь, где люди только и собирают всевозможные природные дары. Предварительно он всегда обсуждал с Наруто запланированное, пытался разобрать по полочкам и прикинуть, возможно ли это на практике. Иногда они ошибались. Но только иногда. И только тогда, когда содеянное не угрожало ничьей жизни. Неджи тщательно следил за стараниями Наруто. Потом он учился управлять его силой. Постепенно они осваивались и сливались, казалось, ещё теснее.
Неджи помнил, как они вместе поражали выставленные в ряд цели – продолговатые пустые стебли, зажатые между трещинами в земле. Цель, трудная даже для опытных пар, не то что для новичков. Неджи специально выставил их в тесный ряд и планировал поразить их все по очереди, начиная с центра, через одну, потом в обратном порядке подчищая оставшиеся. Выделить тонкий поток силы было невозможно без практики. Наруто стремился выплеснуться весь, почти дрожал от нетерпения и всё равно ждал, пока настроится партнёр. Первым раундом они смахнули сразу половину и сели в сторонке обсудить причину капитальной неудачи. Наруто сожалел. Он даже прощения попросил, закидывая руку за голову и улыбаясь, чтобы скрыть неловкость. Тогда Неджи сказал, что дозировать силу – это задача партнёра, а не защитника. Защитник действует инстинктивно, с большим запасом. Наруто рассердился, вскочил и принялся доказывать, что Неджи – лучший из партнёров, какие у него были. И если он не может направить силу защитника на точный удар, то это попросту невозможно.
- Возможно, - уверенно ответил Неджи и в тот момент на самом деле поверил в это, после чего начались долгие тренировки. Наруто наслаждался ими и всегда ругался по окончании, если они не достигали запланированного результата. Сила подчинялась. Изо дня в день она становилась легче, она уже не давила на Неджи со всех сторон, она проходила сквозь него и подпитывала изнутри. Неджи научился наслаждаться ей.
А когда они, расслабленные, сидели неподалёку от успешно разгромленного ряда стеблей, Наруто с энтузиазмом делился своими впечатлениями. Теми, какими обычно делится победитель. С заданием они справились и надо было искать новое. Только Неджи не мог придумать, пока не изложил свои мысли Наруто. Он просто поднял Неджи своими сбивчивыми объяснениями, гнал куда-то в сторону и захлёбывался от нетерпения. Всегда было это нетерпение, выделяющее Наруто из общества других людей. Даже в свои малые годы Неджи сдержанно воспринимал всевозможные вести. Его к этому обязывала жизнь в колонии, где он не являлся ни единственным ребёнком, ни любимчиком. Он оставался таким же, как все. Даже если и хотел большего, хотел, чтобы его таланты оценили по достоинству, его останавливали добрые улыбки семьи и спокойные объяснения старших. Они не замечали волнения Неджи, поэтому он вынужден был научиться сдерживать его, чтобы однажды не взорваться.
Наруто притащил его к щелочному болоту. Почти пересохшее, уже не сильно концентрированное, но от того не менее опасное. Неджи замер как вкопанный. От лишь раз в детстве видел болото и помнил, как по свойствам оно похоже на кислотные лужи. Оно разъедало не только органику. Оно превращало одни вещества в другие и постепенно умирало. А мёртвое болото превращалось в высохшее углубление.
Болото, которое привлекло внимание Наруто, выглядело очень старым. И Наруто предложил потренироваться обуздывать его коварство силой. Возбуждённо принялся рассказывать, как другие защитники справлялись. Из этого даже легенду сложили. На этом Неджи его резко прервал и сказал своё твёрдое «нет». Его не трогали обиды Наруто, доказательства и заверения. Наруто пытался таким образом открыть в себе новые направления для использования силы, но не нашёл поддержки. Неджи видел его несчастное выражение лица изо дня в день, когда исчерпались последние увещевания. Наруто сдавался – и ему было от этого плохо. Хуже, чем от осознания бесчеловечности людей, с которыми жил в замках. Наруто попросту не умел принимать поражения и болезненно их переживал.
Однажды болото пересохло – они увидели это, когда заглянули ради любопытства. Наруто присел на корточки на не затронутом грязной плёнкой камне и провёл пальцем. Потом долго в полной неподвижности смотрел на палец, пока Неджи не поймал его с поличным. Остатки щёлочи разъели кожу, но Наруто даже не поморщился и когда Неджи делал ему перевязки, намеренно смазывая едкими препаратами в качестве наказания. Наруто оставался стойким и продолжал держаться с ледяным достоинством.
Тогда Неджи начал рассматривать плотный контакт с химическими веществами. В теории они не могли пробить защиты из чистой прослойки силы. Но только в теории. Неджи не помнил, когда сдался, зато навсегда запомнил момент, когда они вместе ступили в ядовитую жижу и она расступилась перед ними.
Неджи было не по себе от короткого, но содержательного разговора с Итачи. Неджи винил его и не мог найти обоснований собственным порывам. Итачи действовал нахрапом, не дал Наруто шанса опомниться. В то же время Неджи понимал, что эта тактика лучшая для победы, и не мог отделаться от впечатления, будто между ними война прошла. Молниеносная война всех со всеми. Каждый из четвёрки находил в себе согласие и протест. Было тяжелее, чем представлялось вначале. Идея колонии уже не казалась блестящей. Но так было лучше для Наруто.
Неджи голову поднял от работы. Всегда занимал себя физическим трудом, если внутри сильно переживал. Он увидел Саске перед собой. Казалось, Саске совсем мрачным стал и говорил мало. Его всё это не устраивало. Больше всего – атмосфера.
- Всё равно между ними что-то не так, - выдохнул явившийся, сел рядом, взял неочищенный стебель. Уже в разы грубее, чем вначале пути. Скоро их нельзя будет собирать в пищу. Скоро Неджи придётся искать особый вид растений для получения волокон. Они дорого продаются. Учитывая собранные железы редких насекомых, ещё один сезон Неджи с Наруто себе обеспечили. Даже если их будет четверо, им не придётся голодать.
- Сломанное не всегда можно починить, - обронил Неджи афоризмом.
- Сломанное… - передразнил Саске, – было бы сломанное.
- Саске, - Неджи положил нож, опустил недочищенный стебель. – Скажи сейчас.
Саске не переспросил. Он точно так же беспокоился и молчал. Если запустить, потом хуже станет. Волнения часто влияли на психику. Для вечно запертого под землёй человечества это было двойное давление. Неджи знал, как негативно влияет осознание вечной темноты. Он с ужасом думал, что случится, если в сезон дождей отключится электричество, если перестанет работать жизнеобеспечение. Его пугала даже не асфиксия, а непроглядный мрак, в котором живут слепые люди. Остаться навечно во тьме – это очень страшно.
- Я ненавижу Узумаки Наруто, - Саске поднял глаза.
Неджи прочёл в них столько несогласия, что не придал фразе собеседника значения на первых секундах. Только потом до него смысл дошёл. Неджи сдержанно вздохнул и вернулся к работе.
- Это адаптация, - пояснил он не только для Саске. Ему тоже необходимо было поверить в это суждение. Смириться с мыслью о том, что Наруто всегда будет рядом, но в объятиях Итачи, стало невыносимо тяжело. С тех пор, как Неджи начал много думать об этом, о будущем, о распределении обязанностей, о том, как неловко будет встречаться в узких проходах и трудно поддержать банальную беседу. Итачи с Саске просто не вписывались в привычную атмосферу библиотеки.
- Я не хочу чувствовать себя привязанным, - произнёс Саске.
- Привязанным? Из-за чего?
- Привязанным к одному месту.
- Ты к вольной жизни привык? – Неджи пытался разобраться с фобиями товарища и хотел, чтобы и ему помогли с собственными.
- Дело не в этом.
- Тогда в чём? – Неджи отчасти понимал. Не видел глубины, но ухватил отголосок.
- Мы с братом всегда вдвоём жили. И не мчались в одно и то же место каждый раз. У нас была… свобода была, понимаешь? – Саске объяснял невнятно и всё равно рассчитывал на утвердительный ответ.
- Мы с Наруто не живём только в убежище, - снова попытался Неджи, но уже не столь уверенно. – Мы часто уходим и проводим сутки напролёт под открытым небом.
- Хьюга, ты совсем тупой?! – рявкнул Саске, в долю секунды выплёскивая сконцентрированное раздражение. Потом снова стал прежним, будто ему только излишек мешал.
- Тогда слушай меня, Саске, - Неджи тоже отбросил вежливость. Не хочет Саске сочувствия, пусть получает полный набор. – Ты эгоистично ведёшь себя, если рассчитываешь, чтобы брат перед тобой до конца жизни выслуживался…
Итачи сразу перестал выглядеть таким чужим…
- Ты слишком печёшься о себе самом, - продолжил уничтожение собеседника Неджи, - думаешь, никто не видит, как тебе хреново? Мне, думаешь, лучше? Или брату твоему… - Неджи указал куда-то за спину, словно Итачи там и стоял, - который не знает, как вообще дальше всё сложится.
Для Итачи мир вообще выглядел хрупким. На грани, когда человек осознаёт надвигающийся конец, уже не верит в светлый исход и закрывая глаза представляет, как без него проживут близкие ему люди.
- Наруто не видит его возраста, - в бессильи выдохнул Неджи. – Кто ещё замечает такие мелочи?
Саске взбунтовался, подскочил, как сделал бы Наруто в азарте спора:
- И поэтому ты имеешь право распоряжаться его жизнью? Оставь Итачи в покое!
- Я оставил. Оставь и ты, Саске, - Неджи больше не понимал, о чём они разговаривают. Всё соскальзывало в темноту. Возвращались воспоминания о прошлых потерях, об осадке, остающемся после каждого из них. Зато Неджи понял одну из причин собственного беспокойства. Если уйдёт Итачи, что станет с Наруто, если он действительно привяжется и полюбит.
Неджи покачал головой, отвечая на собственные мысли. Уже полюбил. Пускай не слишком глубоко, но у него есть это чувство. Оно родилось после соединения с ним, с Итачи, с чужим.
- Сволочь, - швырнул Саске, вместе с этим отшвыривая и полуочищенный стебель.- Я думал, хоть ты разделишь мои… со мной…
- Ты ждал поддержки в своей депрессии, но я не собираюсь подпитывать её, - отрезал Неджи. – Если хочешь, держись за прошлое дальше, не отпускай своего брата. Только больше не проси его отыскать нас, когда вы уйдёте.
- Я и не просил, - Саске остался. Врал и не смотрел на собеседника.
Итачи упоминал, что Саске толкал его к поискам, а они вперёд пошли. Наверно, он чувствовал, что так же и Наруто поступит. Верил, что они снова пересекутся, какой бы маловероятной ни выглядела возможность. Они оба стремились к источнику человеческих страхов и безошибочно выбирали направление.
- А ты, Хьюга, как поступишь? – Саске не ушёл, снова развернулся в ожидании. Ценил мнение Неджи больше, чем обычно показывал.
- Если бы я знал. Но у нас много времени. Комплекс и путь домой… это несколько месяцев. А потом… потом мы можем просто привыкнуть друг к другу и найти согласие.
- То есть, ты на время надеешься? Типично для поэтов, - Саске усмехнулся.
- Если и нет, что зависит от меня?
- Многое. Ты же имеешь влияние на Наруто.
- И не стану его применять без крайней необходимости. Он заслужил немного счастья. Неужели ты думаешь, что Итачи не заслужил его? А своим постоянным презрением ты встаёшь между ними. Ты лучше других должен знать, как твой брат поступит, если тебе от его действий плохо будет.
Итачи не наплюёт на мнение Саске. Более того, он наверняка тоже тревожится о том дне, когда почувствует себя старой развалиной. И тогда его дни будут сочтены. Итачи уже сейчас думает, с кем Саске оставит. А Неджи не представлял даже, как ужиться одному с двумя защитниками, которые друг друга с трудом терпят.
- Итачи просто не хочет отказываться от Наруто, - подытожил Неджи. – Поэтому ему хуже, чем нам. Потому что не клеится ничего. И ты помогать ему не собираешься.
- Точно так же, как ты не помогаешь своему защитнику.
- Это другое. Я ему просто не мешаю. И учитывай нюансы, Саске. Вскоре моим защитником вполне можешь оказаться ты.
Уже насовсем. Наруто не бросит Итачи на грани смерти. Он его до конца проводит и вернётся обратно. И Неджи не оттолкнёт его, снова вовлечёт в привычный мир, где властвуют житейские заботы, а не мечты поскорее познать непознанное.


Наруто был прав, когда настаивал на соединении против враждебной стихии. Наруто упрямством и демонстративной обидой добился капитуляции Неджи, после чего они начали тренироваться с щелочными болотами. Сначала с мало концентрированными. На их поиски приходилось выходить на несколько дней, ночевать под открытым небом и отметать варианты друг за другом. Неджи их отметал, ибо не хотел лезть сразу в самое опасное место.
К сезону дождей Наруто наловчился ставить надёжную прослойку из силы, чтобы ни одно вещество не касалось партнёра. Наруто мог бы допустить травму на себе, но за Неджи стоял стеной, как и полагалось защитнику. Так их учили в замках, начиная с красивых историй для малышни.
В тот год Неджи сильно переживал, хорошо ли укрепил люки герметиком. Пришлось менять досконально, потому что старый стал слишком хрупким и местами рассыпался от прикосновения. Неджи хмурился, когда дни напролёт просиживал за работой. Переживал, по сути, по пустяку: что было бы если бы он не соизволил проверить, в каком состоянии люки. А перед самыми дождями, когда уже небо нависло и ветры ядовитые дули во всю силу, он встрепенулся и ринулся проверять крепления. Наруто на него тогда орал, как оголтелый, хватал за руки, прижимал к стене и доказывать пытался. В конечном итоге, они едва не подрались: разум перевесил. Инстинкты защитника сыграли против Наруто в этом поединке. Он уже принял Неджи и застолбил, можно сказать. Он не мог просто избить его, а затем ухаживать возле постели, меняя компрессы и готовя самую простую еду. Наруто согласился выпустить Неджи наружу с условием, что они вместе пойдут. Припомнил в подробностях, как они с болотами справились, на что Неджи привёл доводы, почему щёлочь не надо путать с кислотой. Химические свойства кислоты, с научной точки зрения, были просто невероятны. Скорость и концентрация, плюсом всеядность. Мало какой материал не подвергался её воздействию.
Они вышли на поверхность, закутанные в плотную ткань, с масками на лицах, с очками, плотно прилегающими к коже, чтобы глаза не разъело. Небо выглядело страшно. Низкие тучи словно ползали по земле. Словно скрежетали, когда тёрлись друг о друга. Сам воздух гудел, уши закладывало. Ревел то ли ветер, то ли атмосфера, опустившаяся вместе с тучами. Ещё всего неделю назад они выглядели не такими угрожающими. Уже все колонии намертво запечатались на три месяца, а Неджи наружу выскочил, рискуя получить смертельную дозу токсинов. Наруто и сейчас на него бы орать начал, если бы не осознавал реальной опасности. Он без промедления ринулся помогать Неджи. Они вместе проверили все люки, включая те, которые задраили ещё в середине года. Герметик не подвёл.
Когда они закрывали один из люков, Неджи почувствовал жгучий укол. Он схватился за больное место, думал, насекомое, не успел сообразить, что они все уже давно попрятались. Только секунду спустя дошло, что это было. Второй укол заставил его сдвинуться с места. Неджи запаниковал. Искал Наруто взглядом и готов был закричать от недостойного трусливого чувства. Снова укол, уже с меньшим промежутком, чем первые два. Потом ещё и ещё. Неджи ринулся вперёд наугад. Даже не в поисках открытого люка, а за Наруто. И надо же было ему выбрать именно такой момент для исчезновения. Неджи метал взгляд из стороны в сторону, рот открыл для зова, как на язык опустилась ещё одна капля уничтожающего всё живое дождя. Он спешно сглотнул, пропуская жжение по пищеводу и растворяя его по пути. Потом буквально из ниоткуда вылетел Наруто, орущий во всё горло. Неджи ни слова не мог разобрать, потому что капли уже барабанили без разбора. На земле появились первые тёмные пятнышки и едва заметно поднимающийся от них дымок. Неджи не успел ничего сказать, ибо Наруто на всей скорости врезался в него. Ожидая только удара и падения, Неджи не встретил ничего. Вместо толчка ощутил яркую вспышку внутри. Неудобство до скребущего звука, от которого внутри всё переворачивалось. Неджи охнул и едва на землю не свалился, а когда секунду спустя в себя пришёл, уже не чувствовал прикосновений начинающегося дождя. Он уже не капал, он щедро поливал окрестности, заволакивая их туманом испарений.
Наруто сам побежал, давая Неджи время сориентироваться. Неджи боялся дождей больше товарища, поэтому растерялся больше. Он без сил свалился прямо в коридоре, когда они уже задраили люк и Наруто вылетел из его тела, сам дыша ускоренно и не смея закрыть широко распахнутых глаз. Они просто старались отдышаться и унять дрожь, выбивающую из-под ног равновесие. Наруто к стене спиной прижался, рукой схватил трубу и не двигался, с Неджи взгляда не спускал. А Неджи в пол смотрел. Он не знал точно, сколько времени они так провели, только когда очнулся, как от сигнала для пробуждения, Наруто уже глядел на растёкшуюся кислотную лужу под люком. Она уничтожила пыль, тронула старую трубу, по которой давно уже воду не пускали, и остановилась, зловеще поблёскивая в скупом свете ламп. Неджи было тяжело дышать от испарений. Благо, они уже не являлись сильно токсичными. Тогда он закашлялся и вспомнил обо всех укусах. Рассматривал руки, дырки на одежде, пытался расчесать ранки, но Наруто и тут подоспел, сказал, что лужу убрать надо. Неджи и сам понимал, что надо, только не мог сообразить как.
Они завалили её барахлом, которое, вроде бы, ненужное, а выкинуть жалко. Бережливость словно передавалась из поколения в поколение. Неджи тоже заразился ею. Без неё выживать становилось в разы сложнее, если вообще возможно.
Только утром они с Наруто вернулись на верхний уровень и собрали месиво из остатков барахла и жижи грязно-коричневого цвета. Ни один из них не посмел прикоснуться к получившемуся веществу. Если даже оно не едкое, то всё равно ядовитое. Они закупорили собранное в контейнере, контейнер поставили в другой контейнер и на возвышенность, чтобы сразу заметить, если тара течь даст. Всю неделю они по очереди ходили проверять, но кислота не давала знать о себе до конца дождливого сезона. Потом, едва стало можно подниматься на поверхность, экипированными в плотные одежды и маски, они с Наруто вытащили зловещий груз и отнесли подальше, в лужу бросили и ушли, ни разу не оглянувшись.
Неджи не отрываясь смотрел в бездонный провал между каменными глыбами. Яма, что они с Наруто выкопали стараниями и энтузиазмом последнего, выглядела сквозной, будто другой конец туннеля выходил на противоположной стороне планеты. Неджи не подозревал, сколько метров они прокопали и не спешил озвучивать догадок. Основная из них – назначение полости под землёй. Он знал, что лезть в неприветливую среду, где что угодно могло быть, от безобидной атмосферы до ядовитого концентрата, слишком опрометчиво. И всё же хотел знать, что там внизу. Не могло такого быть, чтобы после древней цивилизации всё погибло. Что никаких следов не осталось. Ведь даже предки человека оставляли под землёй кости, по которым стало возможно проследить образ жизни того или иного вида. А человек обладал настоящими знаниями, он научился создавать материалы, которые хранились тысячелетиями, и которые не таяли под всепожирающей кислотой.
Неджи заметил движение сбоку и повернул голову. Он не скажет первым. Если остальные решат повернуться спиной и уйти, он тоже уйдёт, лишь раз оглянувшись с сожалением. Итачи двигался в его сторону. Молчаливый, будто ему неловко разговаривать с Неджи. Он отмалчивался весь вечер и половину следующего дня. При этом группа так и не сдвинулась с места. Никто из них больше не подошёл к новообразовавшейся могиле неизвестного первопроходца. Саске нашёл источник, где все они могли отмыться, долго натирая кожу шершавым песком с больно царапающими камешками. Никто не возмущался. Купание проходило в полном молчании. Никто не вспоминал погибшего под палящем солнцем бедолагу. Зато осадок остался, словно следы на коже от прикосновения мумифицированных пальцев. Неджи тщательно натирал руки, пока не ощутил жжение, как от термического ожога при прикосновении к тёплой воде. Он поднял руки и увидел повреждённую кожу. Только после этого он остановился. И никто не задавал вопросов о его ранах. Наруто просто подошёл сзади, обхватил Неджи обеими руками и погрузил их в его руки, медленно заживляя царапины.
Итачи тоже ничего не сказал. Он остановился рядом с Неджи, почти касаясь его плечом, и продолжил хранить тишину. Где-то в отдалении едва слышно раздался резкий звук, который чуть раньше заставил бы Неджи вздрогнуть, но он знал источник этого звука. И Итачи знал, но всё равно дёрнулся. Почти незаметно. Неджи только потому увидел, что внимательно наблюдал за ним краешком глаза. И понял, что говорить тоже придётся первым ему.
- Наруто здоров, - прокомментировал Неджи, - он не пострадал. И воздух внизу вряд ли ядовитый.
- Я тоже подумал об этом, - наконец ответил Итачи. Всё ещё неловко чувствовал себя и не мог первым заговорить о Наруто. Тайн не осталось, но остались недомолвки. Никто из них не хотел косых взглядов, за которыми обычно следует разлад. Итачи нашёл в себе силы начать, хотя и начал с молчания.
- Я читал о законсервированных комнатах в научных книгах, - ухватился Неджи, - следовало выпускать воздух постепенно.
- Я о другом говорю, - со вздохом пояснил Итачи и тут же пояснил. – Я знаю, о чём думаешь ты, и тоже хочу увидеть остатки древнего мира, если они сохранились там, - посмотрел на чёрный провал. – Если они и сохранились, то только внизу.
- Ты тоже хочешь посмотреть, - сделал вывод Неджи, и сразу полегчало. Он не одинок в своих желаниях. – Зная, что там может быть конец нашего пути, ты всё равно настроен сделать это.
- Всегда хотел, - выдохнул собеседник, не смотря больше в глаза. – Наверно, поэтому и потащил Саске вперёд. А у него чуть ли не поджилки тряслись. Он возражал… постоянно возражал, а всё равно последовал за мной.
- Он не дурак, чтобы остаться в одиночестве, - ответил за него Неджи. – И я тоже не хотел. Теперь начинаю думать, что вы с Наруто чувствовали друг друга. Что вы на расстоянии договорились о направлении.
- Ты не осуждаешь? – Итачи облачил утверждение в вопрос.
- За любовь к нему? – Неджи вынудил его посмотреть на себя снова. – Если бы сомневался, что для тебя это серьёзно… но я не сомневаюсь.
- Но тебе тяжело принять меня.
- Мне тяжело не только из-за тебя. Сейчас невыносимы любые перемены.
- Тогда… - Итачи поднял руку и опустил её на предплечье Неджи, чуть сжал, как сделал бы с братом в качестве поддержки, - давай посмотрим, что прятали предки.
- Что создавали предки, - Неджи ухватился за поддержку и стремительно ринулся её укреплять. – И достаточно ли были сильны их технологии, чтобы побороть стихию.
- Изменить природу планеты и климатические циклы, - указал на тёмную мощь древних Итачи и тут же смягчил. – У сильных цивилизаций от ошибок десятикратная отдача. Они просто ошиблись.
- И уничтожили всю экосистему, - усмехнулся Неджи. – Если таковы ошибки великих народов, я предпочту и дальше собирать провизию вручную.
- Давай проверим, что там внизу, - Итачи выглядел заинтересованным. Он бы не подошёл так скоро, если бы не понял, что Неджи промолчит. Саске держался от провала подальше, Наруто о нём не вспоминал.
- Спустимся туда? – поинтересовался деталями Неджи. – Без уверенности, что не умрём от удушья?
- Для этого ведь и существует разведка. Спустится пара. Защитник будет наготове, партнёр попробует дышать. Если рейд получится удачным, оглядимся пошире. Кто знает, вдруг это герметичное помещение, пригодное для жилья и защищающее от дождей.
- Сколько же времени его придётся оборудовать, - Неджи не избавился от усмешки. – В этом году мы не успеем больше ни рейда сделать. И как ты представляешь себе нас четверых с полными телегами поклажи?
Итачи снова удивил. Он не думал о том, что волновало Неджи. Он сразу взял выше:
- Если выжила птица, неужели не выживут люди, хорошо подготовленные к тяжёлым условиям.
- Погоди, ты хочешь здесь остаться? – Неджи больше не усмехался. – Итачи, без надёжного люка? Без электричества? И ты всерьёз рассчитываешь каким-то образом поддерживать жизнеобеспечение? То есть, предки оставили нам все рабочие системы… Ну знаешь! Даже если мы и попытаемся, с дыркой в потолке ты что сделаешь?
- Неджи, я же не совсем бестолочь, - Итачи не сердился, спокойно выслушал все доводы, иначе как разумными которые не назвать, и привёл свои. – Я не собирался рисковать без страховки за спиной. Просто запомним это место и вернёмся к нему. И однажды останемся навсегда.
Он снова выдержал паузу. Неджи уже прервать её хотел, но чуял, что не всё сказано. Итачи так любил наводить интриги, что Наруто просто не имел шанса пропустить его мимо.
- Это страховка, Неджи, - наконец пояснил Итачи. – Где одна полость, должна быть и система. Предки умели делать герметичные перекрытия и двери. Если мы не успеем до дождей, мы получаем неплохой шанс спрятаться здесь и не погибнуть, - он ткнул пальцем в провал.
Неджи не нашёл возражений, кроме одного:
- Хочешь сказать, что рассчитываешь задержаться, рискуя в критический момент попасть под дождь ещё в пути? И что тогда? В какую сторону бежать?
Не имея гарантии, что в последний миг убежище найдётся, Итачи мог предпочесть руины. Вот минусы кочевой жизни.
- Комплекс огромен, - сообщил Итачи уже об очевидном. – Если мы свернём с дороги и углубимся в центр, ты можешь гарантировать, что мы не заблудимся? А если и найдём выход, то через сколько времени? Достаточно ли его будет для возвращения в жилые земли?
- Достаточно ориентироваться в пространстве, - Неджи отвернулся. Знал уже, о чём говорит Итачи. Они могли выйти на запад, но совершенно в другом месте. И ещё неизвестно, сколько им придётся топать, чтобы покрыть это расстояние. Дальше всё упиралось в расчёт. Если они попросту не успевали обернуться до дождей, они должны подготовить убежище здесь.
- Не всё так плохо, - Итачи снова продемонстрировал улыбку, но лишь на секунду. – Не забывай, что выжить здесь не так невозможно. Птица не может обходиться без пищи три месяца. Значит, и у нас шансы будут, - за маской его спокойствия уже проносились планы на будущее. Итачи знал, что его будущее слишком коротко, но всё равно смотрел вперёд. – Я не хочу умирать, Неджи, - снова посмотрел на собеседника. Но на этот раз Неджи не смотрел на него, не зная, как себя повести, кроме как заверять, что никто не умрёт, а это совсем по-детски. – Если есть хоть малейший шанс выжить, я выживу. И спасу своего брата. И вас с Наруто. Вы ведь теперь – моя колония.
Последняя фраза чуть вопросительным тоном, словно бы Итачи сомневался. В этом Неджи мог дать ему уверенность.
- Да, теперь мы – одна колония, - произнёс он в пустоту провала.


Неджи влюбился в книги, едва научился бегло читать и ярко представлять происходящее в них. Он пытался скрасить жизнь детей, с которыми жил. Он выбирал сперва детские рассказы и наблюдал, как заворожено, порой раскрыв рты, на него смотрят слушатели. Они, незнакомые с историями прежнего мира, если только со слов взрослых, получили возможность лично оценить мастерство почивших писателей. Люди, что любили свой мир, не скупились на слова и обороты. Иногда Неджи думал, как сам бы описал тот мир, в котором живёт. У него не находилось живописных сравнений. Он даже не знал, с чем из прошлого можно сравнивать. А настоящее выглядело унылым за исключением редких моментов, когда удавалось отвлечься на природные красоты. Любоваться природой тоже не считалось обычным. Хотя бы только потому, что реальность моментально возвращалась. Возможно, виной всему утраченные за века чувства творцов. Нелегко сохранить их в себе и передать потомкам, когда на каждом шагу угрожает опасность. Тем более, первым людям, которые столкнулись с внезапно начавшимися кислотными дождями, было вовсе не до поэтичности. Выживание стояло на кону. Оно стояло уже много поколений первым и необходимым пунктом.
Неджи скрашивал вечера сверстников как мог. Его слушали младшие и старшие дети, но никогда взрослые. Они не считали нужным терять время на бесполезную ерунду вроде мечтаний по погибшему миру. Неджи часто читал об обычных делах и занятиях людей, которые жили в хорошем мире. Он живо сообразил, что размышления персонажей и их душевные терзания не находят нужного отклика. Слушатели недоумевали, потому что не могли понять, почему героя мучают такие простые вещи. Дети вырастали тогда, когда начинали работать. Тогда же они сбрасывали розовые очки. Тогда же их укоряли за мечтания во время работы. А если ребёнок бежал к родителям с покусанной насекомым рукой, получал выговор за невнимательность. Неджи это казалось несправедливым, но он быстро сообразил, что это тоже шаг обучения выживанию. Однажды поблизости могло никого не оказаться. Тогда бедолаге пришлось бы справляться самому. Самый лёгкий способ избежать последствий – это вовремя заметить агрессивное насекомое и увернуться от его ядовитых жвал.
Намного позже Неджи понял, какое губительное влияние оказывают на детей мечтания. Когда он прочитал рассказ о рыбалке и встретил множество удивлённых вопросов о самом процессе и о рыбе, которой никто уже не видел много поколений, он не подозревал, к чему приведёт детская фантазия, направленная не в то русло. Он убедился, что не все способны воспринимать её как красивую сказку. Некоторые дети видели в историях истину и примеривали её к настоящему. Те, кто был попроще в размышлениях, кто был помладше и более склонен к необдуманным поступкам.
Некоторые из ребятишек улизнули во время сбора провизии, похитив при этом часть еды. Когда взрослые обнаружили пропажу и подняли тревогу, Неджи послали с остальными прочёсывать окрестности. В тот день они обрабатывали территорию по безопасной линии вдоль старого болота, где больше всего росло лекарственных растений. Неджи следовал указаниям старших и поначалу избегал опасных мест. Он не знал, что толкнуло его подойти поближе. Он нашёл малышей на крошечной поляне, куда уже не достигали пары. Облако, висящее чуть подальше, истончалось здесь и оседало на землю пассивными токсинами.
Их было трое. Один из детей ничком лежал на земле и дышал глубоко и неровно. Второй боролся с мутью. Третий во всё горло ревел, не зная, что делать. Наслушавшись красивых рассказов о рыбалке, они решили тайком попробовать сам процесс, не видя в нём ничего плохого, не беря во внимание тип водоёма. Посчитали, что щелочное болото – неплохая альтернатива озеру. Только потом Неджи понял всю чудовищность влияния литературы на человека, когда ринулся за помощью, когда пострадавших спешно унесли в убежище и сделали всё необходимое. Пострадавшим сделали ингаляцию и прописали курс инъекций, нейтрализующих щелочные соединения в организме. Лечение затягивалось на несколько недель. Нельзя было колоть малышам большие дозы. Их болезненно воспринимали даже взрослые.
Неджи получил наказание за опрометчивость. Ему выговаривали все, кто испугался больше. Ему раз за разом объясняли, как следует вводить младших в курс дел. Им было необходимо объяснить, почему этого делать нельзя. Взрослые давили на необходимость сравнений. Как раз то, чего Неджи не видел между настоящим и прошлым. Он не знал, как вообще можно сравнивать ядовитое болото с озером. Видимо, пробудившаяся фантазия детей представляла истину в искажённом свете. Неджи уже понял, что отличать сказки от реальности тоже придётся их учить.
Он перестал читать вслух, невзирая на многочисленные просьбы. Он замечал внимание старших, когда они наблюдали за спорами. Он падал духом, потому что рассказать хотелось так много, а внутри выстроился строгий запрет. Неджи даже отдалился от товарищей, встретил обиженные шепотки в свой адрес, от чего стал чувствовать себя ещё более несчастным. Потом пришла помощь. Те же взрослые, которые в своё время запретили вводить детей в заблуждение. Неджи запутался, ибо они объявили, что не накладывали запрета. Они попросили соблюдать осторожность и продолжать читать истории вслух. Неджи не поверил. Всё, что однажды причиняло ему боль, обрастало недоверием. Он почувствовал себя загнанным в угол и не ощутил облегчения, пока настоящие учителя не показали, как надо. К вечерним посиделкам малышей присоединился старший наставник. Он выбирал те же книги, которые так любил Неджи, и читал. А потом вызывал слушателей на горячее обсуждение, где отмечал самые важные аспекты и неизменно приводил примеры из настоящего. Неджи смотрел на него чуть ли не в восхищении и учился. Когда он снова попробовал роль читателя, наконец-то обрёл уверенность.
Наруто без обсуждений присоединился к Неджи. Наверно, привычка сказывалась. А может, чувство собственности защитника сыграло роль.
- Почему не с Итачи? – после долгого молчания спросил Неджи.
- Я не знаю, как дальше, - частично уклонился Наруто и подчеркнул, что не намерен возвращаться к этой теме.
Они весь вечер обсуждали планы погружения, верёвку вниз опускали с привязанным к ней камнем, чтобы глубину проверить. Думали, как обеспечить страховку, чтобы и без сил защитника можно было выбраться. Всё оказалось шито белыми нитками. Неподготовлено, вызывало кучу неодобрений, но если они хотели проверить, что за полость под землёй, приходилось рисковать.
- Я спущусь, - заявил Наруто, не изменяя своей слепой отваге.
Верёвки хватило ровно до половины. Спускаясь вместе с Наруто в одном теле, Неджи поверить не мог, что так легко удалось пробить эту толщу спрессованного грунта и герметичные перекрытия помещения. Дальше пришлось использовать подручные материалы. Они весь вечер стирали волокнистые стебли, чтобы можно было из них связать верёвку. Тоже крайность, но хоть какая-никакая подмога. В итоге обычным способом удалось спуститься до выступов. Там пролегал пласт камней. Края разбились от усиливающегося книзу удара увлёкшегося копанием могилы Наруто, образовывая подобие выемок-ступенек. Ниже, куда обрушилась вся каменная и земляная грязь, образовалась горка под потолок – ещё один надёжный союзник в исследовательских работах.
- Ну, пари мы выиграли, - Неджи стоял у подножия этой горки и силился хоть что-нибудь рассмотреть сквозь густую тьму. – Только я уже не уверен, что мы на самом деле выиграли.
- В смысле? – Наруто выпустил несколько хвостов, освещая полость зловещим оранжевым светом.
- Ты так бился за право первому спуститься сюда, что я тебе даже поверил, - послужило ответом. – А они там наверху, им светло, тепло, воздух свежий…
- Зато они мучаются от любопытства, - сразу нашёлся Наруто.
- Как сказать, - с долей скептицизма, - Саске не очень переживал из-за проигрыша.
- Зато Итачи сильно хотел, - показалось, что Наруто позлорадствовал.
Неджи смотрел вперёд и видел только черноту за пятном света. Не мог Наруто так об Итачи думать. Они же только-только утолили свою жажду друг по другу, как бы ни банально это выглядело. Наруто не злорадствовал, он просто прятал свои истинные чувства. Из чувств самые актуальные сейчас – страх. Низкий инстинктивный страх, затмевающий рассудок.
- Если он хотел, ты мог бы с ним пойти на разведку, - сбавил тон Неджи, поднял закреплённое в фонаре сухое топливо. – Тебе не будет тяжело подсвечивать?
- Нет, не будет, - ответил Наруто и тут же переметнулся к первому вопросу. – А чего сам не сказал?
- Наверно, потому что ты не предложил. И если почувствуешь растрату сил, скажи, пожалуйста. Мне не хочется застрять в этом подземелье надолго.
- У нас два пути на поверхность, - напомнил Наруто рассудительно, - зачем тогда упёрся их оба обеспечить, если на свои ножки не надеешься? И вообще, я мог бы тебя и так поднять, безо всяких ступенек и верёвок, - Наруто насупился. Хотел спор развернуть, но сдерживался и не торопил, ждал решения спутника. – Если Итачи всё разжевать надо и вывести за ручку, как он вообще прожил столько времени.
- Наруто, ты обижаешься?
Наруто не ответил.
- Если на Итачи обижаешься за то, что он тебя вниз с собой не потащил…
- Да кто тут на кого обижается! – Наруто ринулся вперёд. Неджи успел сообразить и перехватить инициативу. Хвосты били о стену, словно выражая эмоции хозяина.
- Прежде всего, люди не умеют читать мысли. Если бы он знал… нет, если бы Я знал, сам бы предложил ему спуститься.
Наруто совершенно очевидно злился. И злился не конкретно на Итачи из-за неразделённого желания, а на всю ситуацию в целом. Неджи сетовал на его молчание, так не похожее на обычное его поведение. Обычно Наруто настаивал до тех пор, пока оппонент не сдавался, ища хоть и трудные, но возможные пути.
Наруто был растерян. Итачи, сам того не осознавая, принялся медленно подминать его под себя. Так всегда было, испокон веков: когда сходишься с человеком, учишься подстраиваться под него. Наруто учился, но пока делал это настолько неумело, что любую ошибку расценивал как трагедию.
- Не переживай, - наконец посоветовал Неджи. – У нас ещё много времени впереди.
- У нас – это у кого? Опять мне в нос будешь тыкать моей… моим… блин! Поболтать мог бы и наверху! Ты хоть помнишь, зачем мы сюда спустились?
Наруто предпринял отступление. Тоже не слишком частый его шаг. Неджи не стал комментировать, ибо в словах товарища был резон. Неджи просто хотелось хоть как-то облегчить метания Наруто, заблудившегося в собственных чувствах. Типично и красочно, как описывается в книгах. Маленький жизненный сюжет, находящийся ещё в середине завязки. Когда они вернутся в библиотеку – это будет уже финал. Три месяца под одной крышей, с одними заботами и нудными делами заставят скучать кого угодно. У Наруто будет сколько угодно времени разобраться с Итачи и без постороннего вмешательства. Неджи был посторонним. Он понимал это и уступал место другому, по сути, совсем чужом человеку.
- Пошли тогда, - со вздохом произнёс Неджи, всё ещё не поджигая топлива, пользуясь красным светом силы защитника. – Постарался ты отлично, когда могилку копал.
Насмешка, призванная подразнить спутника. Наруто поддался:
- А чего они, такие умные и продвинутые, хлипкие перекрытия делали? Удивляюсь, как они против землетрясений выстояли.
- Вполне вероятно, что и против взрывов в несколько сотен мегатонн тоже, - обронил Неджи, рассматривая матовые стены. Потрогал материал на ощупь и не нашёл аналогов в своей памяти. Материал, способный выдержать серию глобальных катаклизмов, заслуживал тщательного изучения.
- Да не было тут никаких взрывов, - буркнул Наруто, - и землетрясений тоже. Я-то вон как легко их протаранил.
- Наверно, потому, что перекрытия не были рассчитаны на вмешательство защитников. Их в то время вообще не существовало.
- Как это?! – возмутился Наруто громко.
- А вот так. Ни в одном старом издании ни разу я не встречал упоминаний о твоей братии, - Неджи подавил желание постучать кончиком пальца по головне Наруто, потому что выглядело бы это бестолково: самому себе стучать бы пришлось.
- Откуда тогда мы взялись? – обиженный уже на исторических предков Наруто. – С неба свалились?
- Не знаю. Были предпосылки в научной литературе, - Неджи сразу попытался удовлетворить интерес спутника. – Например, в следствие влияния на организм радиации. А тут у нас всё сразу: и радиация, и биологическая угроза, и химическая. Что-нибудь да повлияло.
- Не хочу этого знать! – отмахнулся Наруто и тут же объяснил. – Вот ещё! Узнать, что я произошёл от какого-нибудь червяка, которых как приманку на рыбалке использовали.
- Это научно невозможно, - покачал головой Неджи, - человек мог произойти только от человека, так что успокойся, ползать ты не начнёшь.
- Всё равно. По твоей теории выходит, будто я мутант.
- И снова ты дуешься на пустое место. Мутант – это не монстр, людей пожирающий. Забудь про страшилки. Генные мутации происходят сплошь и рядом. Они и сейчас периодически возникают. Думаешь, как растения приспособились? Просто вдруг из шишки выросла лиана в три твоих роста? И так просто пережила дожди, да?
- Ну хватит, достал же, - огрызнулся Наруто и едва не налетел на выступ прямо спереди.
Неджи успел среагировать за него, остановил и руку вытянул, чтобы обозначить дистанцию. Выступ не напоминал элемент стены. Он настораживал и выглядел так неестественно, что захотелось развернуться и уйти. Потом рассказать спутникам, что полость под землёй – это туннель без начала и конца, безнадёжно повреждённый во время землетрясений. Тем более, это вполне могло оказаться правдой.
Шероховатая стена плавно изгибалась буграми и проваливалась во вмятины с гладкими переходами. Будто по ней били с обеих сторон, силясь протаранить кулаками.
- Она кислотой оплавленная, - сделал внезапный вывод Наруто, пытаясь оторвать кусочек деформированного материала, - гляди какие пузыри.
Неджи смотрел и пытался вспомнить, видел ли он что-то подобное в книжных иллюстрациях. Видел, только не в таких масштабах. Он погладил особо большой выступ и надавил, умело направляя остриё силы защитника в стык. Кусок отлетел довольно легко, подчиняясь силе, с которой предки были попросту незнакомы. Чем дальше думал Неджи, тем сильнее уверялся в верности предположения: невозможно предусмотреть всё. Оплошность древних тому доказательство. Они ошиблись раз, позволив стихии смести комплекс с лица земли. Или того хуже, каким-то образом сами послужили причиной катастрофы. Неджи боялся, что никогда не узнает этого. Некому было исследовать руины. А на доскональные исследования необходимо много времени и дорогое оборудование. Если кто и мог приблизиться к разгадке, так это обитатели замков. Но они, живущие в достатке, не знающие нужды, и пальцем не пошевелят ради смехотворной причины – наука.
Сейчас, в данную минуту, Неджи больше всего в жизни хотел узнать правду. Он повертел в руках освещённый оранжевым кусок материала, мало похожего на металл или пластик. Возможно, это тоже какая-нибудь химера, вроде вкрапления синтетики в бумажные волокна. Предки ставили на долговечность. Никто точно не знал, сколько времени прошло, но даже тысячи лет хватит, чтобы те же самые книги без надлежащего ухода рассыпались в пыль, как рассыпались невостребованные издания на самых нижних уровнях библиотеки.
- Это похоже… - Неджи не закончил мысль.
- На что? – Наруто ждал его ответа и дальнейшего решения и тут же предложил своё. – Я могу пробить дыру. Давай посмотрим, куда выйдем.
- Нет, погоди, - поспешно остановил его партнёр, - другая ветвь ведёт в противоположную сторону. Сперва надо её исследовать. Но, пожалуй, не сейчас.
- Почему?
Наруто уже согласился. Он почуял хватку Неджи и стремился поскорее помочь ему выбраться. Не понадобится верёвка и ступеньки. Они вылетят как на крыльях. Наруто для этой цели понадобится только несколько раз оттолкнуться силой от бортиков провала. Неджи крепко сжимал в руке обломок и коротко объяснил:
- Думаю, это термическое воздействие. Если бы это была кислота, она бы проела все уровни и уничтожила туннель. Похоже на шов от сварки…
- Чтобы тебе не пришлось сто раз объяснять одно и то же, давай ты немножко подождёшь, - рассудительно предложил Наруто, - я мигом нас домчу.
И метнулся по коридору в обратном направлении.


Наруто всегда уводил Неджи подальше от убежища, когда они затаривались мешками для сбора провизии. Особенно тяга Наруто проявлялась в первые годы совместной жизни. Наруто ещё не привык к ограниченным пространствам с весьма посредственным обслуживанием. Наруто гнался за широкой свободой, старался обойти весь мир и заставлял Неджи исследовать новые и новые участки зарослей. Неджи не возражал, прислушивался к желаниям товарища, иногда уходил с ним на неделю, а по возвращении они с наслаждением залезали под душ. Воду приходилось экономить даже в спокойный сезон: надо было ждать, пока резервуары не наполнятся, и периодически проверять их уровень. Только один год Неджи пришлось поволноваться, потому что они наполнились лишь на две третьи. Тот год стал бедствием для большинства колоний, а после дождей наружу выбирались провонявшие от долго немытых тел жильцы. Если резервуар опустошался до окончания сезона, колонии грозила гибель от обезвоживания, поэтому приходилось строго дозировать питьевые порции и терпеть другие неудобства. В тот год много мусора подняли с самых нижних уровней. Неджи наблюдал, как горы зловонного хлама тают в лужах и постепенно приходил к выводу, что недостаток воды тоже пошёл на пользу колониям. Люди избавлялись от грязи, копившейся веками и создававшей антисанитарию. А в замкнутом пространстве все процессы гниения – это бомба с замедленным механизмом, как случилось, в конечном итоге, в его собственной колонии.
Они с Наруто так увлеклись сбором щедрых подношений развернувшейся природы, что не заметили, как чересчур близко подобрались к замку. Именно из него Наруто в своё время сбежал. Когда он сообразил, что возвращается, сразу притих, свернул все разговоры и к спутнику поближе держался. Неджи разделял его фобии. Если они, мальчишки, попадутся, их дуэту придёт конец. Если Неджи и не прикончат, он был обречён на рабство. Все любят, когда за них работает другой.
Их не заметили. Возможно, увидели в окна или с наблюдательных постов, когда они буквально вплотную обдирали чуть-чуть недоспелые плоды. Они станут такими же сочными, если полежат две недели на полке. Неджи был осторожен, он не позволил Наруто дать дёру, хотя тот очень старался поскорее убраться восвояси. Ещё не забыл, каково ему жилось в замке. Лучше, чем в библиотеке, но невыносимо с моральной точки зрения. Неджи знал, что их сразу же возьмут на заметку, если они всё бросят и просто побегут. Шанс уйти от преследования существовал, но слишком мизерный, совершенно не внушающий доверия. Они бы не смогли обогнать машин и отрядов натренированных защитников.
Неджи продержал Наруто вплотную к замку до вечера, пока они не обобрали всю поляну. Потом, постепенно, увел спутника подальше, туда, откуда загораживался просмотр из любого окна. Только в отдалении Неджи дал волю своим страхам, на землю сел и задышал глубоко, будто ему больно было внутри. Наруто даже испугался, принялся было вокруг метаться, готовый лечить спутника, но Неджи поспешно объяснил ему, что просто расслабился. Целиком расслабился. Всегда сдержанный и достойный, наверно, он выглядел пугающе. Наруто расслабился рядом, с постоянными улыбками принялся объяснять, как он встревожился. Раз за разом повторяясь и глотая целые фразы, перескакивая с темы на тему и снова твердя о беспокойстве, он незаметно выпал из реальности и задремал. Неджи в тот момент почувствовал, как сам вымотался. Они оба проторчали на солнцепёке половину дня, собирая плоды без перерыва, чтобы поскорее убраться из опасной зоны. Неджи, размышляя о чудесном избавлении, понял, какая опасность им грозила помимо любопытства силовиков и стражей. Особо сердобольные жители могли выглянуть наружу дать бедным детишкам воды, покормить. К счастью, апатия овладела и замками.
Неджи никогда не думал, что сочтёт медленную смерть разума счастьем. Когда умирает воля, начинает гнить и разум. Процесс не останавливается, а лишь разрастается и уничтожает личность. Неджи боялся, что однажды тоже станет таким же, абсолютно равнодушным к чужим нуждам. Не только к незнакомым, но и к близким друзьям. У него остался только один друг – Наруто. Настолько хороший друг, что без промедления отчитывал за любое проявление всепоглощающей апатии.
Неджи дал Наруто поспать, а к вечеру разбудил, и они двинулись в сторону дома. Шли половину ночи, успели немного замёрзнуть, зато не потели от безжалостного солнца. К утру они вышли из опасной зоны и сделали настоящий привал, где Неджи моментально отключился, свернувшись в жалкий комочек, чуть ли не пополам сложившись. Наруто потом рассказывал, что его голова почти меж колен уместилась. Тогда он сам рядом лёг и прижал Неджи к себе, заботился по-своему, старался согреть, объять побольше участков его тела. В то утро Неджи стонал во сне от пережитого стресса и чрезмерного напряжения. Едва проснувшись, воззвал к продолжению пути, что они с Наруто и сделали. Только спустя три дня быстрого передвижения они достигли убежища. Неджи готов был люки его расцеловать и разреветься от облегчения, но снова сдержался. Уже при входе они с Наруто начали стаскивать провонявшую потом и пылью одежду. Они не утруждались задерживаться возле источников, чтобы привести себя в порядок – таково было напряжение, продержавшееся до самого дома. Когда они вместе залезли в душ, напряжение словно утекло в канализацию и глубоко в недрах впиталось в жёсткий спрессованный грунт, чтобы через несколько десятилетий подняться вновь и, пройдя несколько кордонов природной очистки, снова наполнить резервуары расположенных близко колоний. И убежища Неджи тоже. Через десятки лет они буду пить собственный пот и снова гонять его по своим телам. Хотя к тому времени из воды уйдут все органические соединения. Она всегда возвращалась чистой.
Итачи долго держал сплав в руках. Он внимательно рассматривал скол, где при солнечном свете стало отчётливо видно разную структуру материалов. То, что оплавилось – несомненно, тот же самый материал, из которого были сделаны стены туннеля. По просьбе брата и с ворчанием Саске спустился с ним к дыре в верхнем перекрытии и взял кусочек материала. Они вместе сравнили сплав и этот обломок и пришли к определённым выводам. Неподверженный вешним воздействиям материал, на который предки всерьёз рассчитывали, не мог просто оплавиться.
- Температура пламени должна была быть не меньше трёх тысяч градусов, - наконец уверенно подытожил Итачи.
- Интересно, с чего бы такая температура возможна в природе, - оппонировал Саске, изо всех сил старающийся придать лицу скучающее выражение.
Неджи не видел перспектив у его игры. Все его эмоции просвечивали насквозь. Ему было интересно, как и всем им. Саске просто не привык подавать свои слабости. Вероятно, и не умел толком, боялся глупо выглядеть. Зато мимика Наруто не подкачала. Он сразу ухватился за идею Итачи и ни разу не вспомнил о причине, по которой порой начинал нервничать.
- А вот возможна, - он вцепился в слова Саске и ринулся доказывать. – Магма, например. Не знаю точно, сколько там градусов… Неджи знает, - швырнул доверчивый взгляд на спутника.
- Это тектонически устойчивая платформа, - спокойно напомнил Неджи, - откуда здесь взяться вулканам?
- Откуда нам знать, что здесь вообще было? – ринулся Наруто в атаку.
- Наруто, - Неджи остудил его пыл одним укоризненным звучанием его имени, - древние не стали бы ставить такую махину на неустойчивой местности. Это центр материка. По крайней мере, был им когда-то.
Наруто не сдался. Неджи видел это по его сосредоточенному выражению лица. Он просто обдумывал будущий довод, который, несомненно, будет весомее предыдущего заявления.
- Когда я жил в замке, - начал он издалека, - я был волен выбирать сферы своих интересов помимо тех, которые нам всем навязывали. Мы должны были стать защитниками и опорой колонии. Но я слушал, о чём говорят взрослые. Иногда они говорили об остальном мире, не о том жалком клочке, на котором живём все мы, - он обвёл взглядом всех слушателей, не встретил протестов или направляющих вопросов и продолжил. – Они говорили, что планета нестабильна. Только обитаемые земли лежали на более-менее устойчивой платформе. Они говорили, что ещё пятьсот лет назад было хуже. Это не было никем придумано. Я не спрашивал, откуда они это знают, но я верил. И сейчас, если честно, продолжаю верить.
Он замолчал. Высказал единственный довод, против которого не мог выступить ни Неджи, ни Итачи, ни Саске. Они не знали. Единственные, кто мог знать хоть что-то – это обладатели технологий. А если технологии и остались у человечества, то они сохранились только в замках.
- Предки, каким бы умными ни были, поставили станцию на стыке, - сделал напрашивающийся вывод Наруто.
Итачи первым подхватил тему и дал ей новое развитие:
- Но я не видел ни следа от вулкана. Ни слоёв пепла, ни вулканического туфа, ни деформации поверхностей, ни… - он посмотрел вокруг, словно мог видеть через необъятное расстояние, - ни кальдер, означающих, что катастрофа произошла по вине стихии.
- И что? – Наруто понимал, но не торопился выпускать собственного мнения из рук.
- Если виной послужила оплошность цивилизации… - покачал головой Неджи. Казалось бы, отрицательно, но выглядело как удивление из-за пронёсшейся в историческом прошлом буре, - более того, высокоразвитой цивилизации, достигшей пика величия, мне страшно представить, что могла сотворить искусственная стихия. Я не знаю наверняка, но если только предположить…
- Ты это уже сказал, - напомнил Наруто.
- Верно, - Неджи допустил короткую усмешку и снова посерьёзнел. – Взрыв на комплексе, теоретически, мог разорвать в клочья все слои атмосферы планеты. А если он достиг таких высот, что даже климаты поменял, то с таким же успехом был способен разбить тектонические платформы. Отсюда частые землетрясения. Земля до сих пор движется, соединяется, расходится и снова ищет наилучшие комбинации. Нам миллион лет ждать, пока обломки плит снова не соединятся в большие материки.
- Кто же проживёт миллион лет? – голос Саске вклинился в паузу, от того прозвучал звонко и крайне зловеще. Он сам вздрогнул от того мрачного впечатления, которое произвели его слова. Он посмотрел на брата, словно в поисках поддержки. Итачи взял его руку и сжал пальцы. Однако, смотрел только на Неджи. Слишком чудовищно выглядела его версия. Неджи тоже на него смотрел, ждал протестов или доказательств иных и знал, что точно не скажут даже учёные, не говоря уже о кучке беглецов из привычного мира.
- Нет. Стойте-стойте, - перебил угрожающее молчание Наруто, яростно замотал головой, - как взрыв может натворить столько дел? Да если б он такой силы… если бы весь комплекс, атмосферу и недра уничтожил, думаете, здесь лежали бы сейчас обломки? – он завёл руку себе за спину, подчёркивая наглядный факт. – Да тут камня на камне бы не осталось. Тут бы воронка была, заполненная кислотным морем глубиной километров пять. Да вся планета вообще бы вместе с этим комплексом разлетелась.
- Он прав, - без какой-либо паузы подхватил Итачи, по достоинству оценил речи оратора.
- Вот видишь… что? – Наруто швырнул взгляд на Итачи и остановился на нём. От той цепкой хватки у Неджи по спине снова холодок прошёл. Он вспомнил, что теперь Наруто придётся делить с кем-то другим. И вспомнил о неловкости, как о последствиях. Об угрюмости Саске вспомнил. Но Итачи предусмотрительно спас ситуацию, наклонился к Наруто поближе и заговорил совершенно не о том, о чём с тревогой начал думать Неджи:
- Если бы взрыв такой силы потряс планету, по меньшей мере, ударная волна уничтожила бы всю жизнь. Но мы имеем сильнейшую экологическую катастрофу, множественные эволюционные мутации…
Неджи заметил, как Наруто вздрогнул при этом слове, а Итачи продолжал:
- Выходит, мы говорим о целой серии менее мощных взрывов, следующих друг за другом. Наш комплекс – одновременно ядерное, химическое, биологическое и сейсмическое оружие. Человечеству очень повезло, что оно такое живучее.
- Это невозможно, - не выдержал Неджи и тут же привёл довод. – Почти в любом фантастическом романе описана эта цепная реакция, которую невозможно остановить.
- Но она описана, - Итачи пока не уловил резона, перекинул внимание с Наруто на Неджи.
- Это. Фантастические. Романы, - подчеркнул Неджи. – Фантастика, понимаешь? Я не представляю такой ситуации, при которой реальные люди с реальными технологиями допустили бы цепную реакцию. Да у них миллионы предохранителей должны были стоять на каждом километре. У них была возможность отрезать аварийную часть комплекса, законсервировать её, просто накрыть, чтобы она сама по себе заткнулась. Да сколько угодно возможностей…
- Но ты не можешь знать этого наверняка, - подчеркнул Итачи, - тебя не было там. А в мире существуют ситуации, когда нарушаются все физические законы. Почему, ты думаешь, трудно нарушить законы, созданные человеческими машинами? Они строили этот комплекс даже не руками.
- Ладно, только допустим, - кивнул Неджи. – Пускай это случилось. Где логика? Почему предки не сумели остановить цепную реакцию?
- Блин! Да потому что они бежали уже! – выпалил Наруто, долго сдерживающий внутри нетерпение. Его распирало от сжатого мнения, меняющегося с той же стремительностью, что и разговор.
- Бежали, не сделав ничего для предотвращения катастрофы? – Неджи повернулся к нему.
- А вот этого мы не знаем, - снова вклинился Итачи. – Мы знаем только одно: что-то произошло. И я не вижу другого объяснения, если это не цепная реакция. Всё связано между собой. Так же, как были связаны пищевые цепочки прежнего мира: вымирает один вид животных, за ним следует второй и третий, пока вся цепочка не исчезает с лица земли. Такая же связь… я не говорю, что это легко понять… где-то внутри, у самого основания, умерло одно из ведущих звеньев. Если бы его можно было изолировать или восстановить – древние бы это сделали, но они провели полную эвакуацию и выбрали именно те земли, где сейчас живём мы. Это почти противоположная сторона планеты, подвергшаяся наименьшим разрушениям. И они заранее рассчитали, где это будет. Выходит, они знали о возможности катастрофы. Другое дело, если не верили в её возможность, как сейчас не веришь ты, Неджи.
Неджи дёрнулся. Итачи атаковал, безжалостно хлестнул колючим взглядом. Он не знал, какие доводы в свою пользу привести. Всё это выглядело чересчур трагичным, почти напускным, но оно всё-таки могло оказаться правдой. Неджи молчал до тех пор, пока Саске снова не вмешался, тараня выставленный кордон брата против оппонента.
- И всё это вы заключили из крошечного обломка? – он поднял над землёй оплавленный материал.
Все взгляды, как по команде, обратились к серой невзрачной вещице. Она выглядела настолько незначительно, что Неджи невольно принялся заново прослеживать цепочки разговора, приведшие к обсуждению версий мировой трагедии.
Неджи выдохнул. Спорами они вряд ли чего добьются, кроме раскола. Он едва заметно кивнул Саске, благодаря за вмешательство, позволил себе расслабиться. Только сейчас понял, как плечи были напряжены.
- Как бы то ни было, именно высокие температуры законсервировали коридор, - отступился и Итачи. – Если у коридора есть один конец, то должен быть и другой. Более того, я уверен, что не единственный. Я хочу посмотреть, куда он ведёт.
Резкий переход. Итачи выглядел даже монстром, посягнувшим на святыню.
- Хорошо, - словно сдался Неджи. Не получалось больше настолько глубоко сосредоточиться, чтобы трагедия прошлого буквально встала перед взором, - если что-то и осталось от прежней цивилизации, мы обязаны это найти, хоть у нас практически и не осталось времени.
- Мы вернёмся в следующем году, - заверил Наруто. – Мы ведь вместе, да? – взгляд, похожий на надежду. – Вместе домой вернёмся? Я тоже не хочу, чтобы наши сокровища пропадали зазря. Мы должны спасти библиотеку Неджи.
- Спасибо, - вырвалось у названного прежде, чем он успел это предотвратить.

Дальше

@темы: katsougi, Джен, Макси, Неджи, Слэш, Фанфикшн

   

Hyuuga FanFiction

главная