23:17 

Первопроходимцы. Глава 10 (финальная).

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Первопроходимцы
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: PG
Персонажи/пейринг: Неджи, Саске, Итачи/Наруто
Жанр: фантастика, постапокалипсис, слеш, драма
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: персонажи принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Как выглядит мир, в котором идёт непрерывная борьба за выживание.
От автора: Есть такое детское аниме "Воздушные пираты", вдруг всплывшее из закромов моей памяти. Связь между персонажами заставляет меня о нём упомянуть, хотя идейка-то вылезла не из него.
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9-

Итачи каждый год устраивал праздник для Саске, в его день рождения. Он увлекал брата в отдалённые районы, где никогда не встречал знакомые лица, выбирал полянку, обнесённую изгородью из живых растений, вывешивал разноцветные шарики, которые сам же и делал из подручного материала в колонии, в которой они останавливались на сезон дождей. Он спрашивал обрезки материала, верёвочки, пластиковые пластинки, уже не нужные в обиходе, и вечерами сидел за столом, следя за проходами, чтобы случайно не прозевать появление Саске. Иногда ему помогали местные ребятишки. Они ещё не успели зачерстветь и всегда брались за поделки с энтузиазмом.
Найдя подходящую поляну, Итачи просил Саске набрать спелых плодов, а сам спешно украшал торчащие ветки. Саске сперва принимался спорить, но через два года сообразил, зачем Итачи посылает его, совсем одного, самостоятельно хозяйничать посреди необитаемых зарослей, поэтому мчался уже без раздумий, с широченной улыбкой на губах. Единственный день в году, когда ещё проявлялись все искренние чувства младшего брата разом. И на непредвиденный случай у них была договорённость. Если Саске блудился, он должен был безостановочно звать брата. Если его кусало насекомое, он сразу должен был об этом кричать и стремглав мчаться на поляну. Если Саске встречал человека, то должен был тихо и быстро отступить. И если утыкался в болото, обязан был мчаться к Итачи, не оборачиваясь.
Договорённости так и остались на стадии договорённостей. Ни разу детский праздник не был испорчен вмешательством извне. В эти дни братья принадлежали только друг другу. Итачи дарил Саске простенькие подарки, рассказывал интересные истории, поддерживал любые его разговоры, разделял мечты и долго-долго играл во все игры, какие Саске вспоминал. Потом Саске засыпал на руках брата. Итачи не смел шевельнуться, смотрел на него и поглаживал взъерошенный затылок.
Со временем подарки менялись. Вместо интересных безделушек Итачи дарил вещи. Менялся и Саске, уже не прыгал от радости, не выражал искреннее счастье и не засыпал, утомлённый бесконечными играми. Да и поляны Итачи перестал украшать, просто хранил память о них, боялся забыть насовсем. Те редкие моменты, которых они с братом ждали во времена, вовсе не располагающие к веселью. Итачи также помнил о погибшей семье и перед первым праздником думал, не оскорбит ли он их своими действиями. Он недолго истязал себя пустыми размышлениями. Смерть всегда означала конец. Если в книгах мертвецы порой и возвращались с помощью оживления, астральных тел или реинкарнации, в настоящем мире это было попросту невозможным. Итачи перестал верить в сказки давно. Последним подтверждением стала трагедия, после которой они с братом и стали скитальцами.
Как бы Саске ни старался выглядеть невозмутимым, вновь и вновь переживал впечатления от устроенных братом праздников. В этот день Итачи всегда разводил костёр. Порой, если удавалось найти, собирал нужные реактивы, тщательно их растирал и поджигал в темноте, после чего они могли наблюдать миниатюрное извержение вулкана, длящееся несколько минут. Итачи устраивал яркие вспышки. Он долгое время искал аналог упомянутым в книгах фейерверкам, когда сгустки света, стремительно врываясь в небеса, разрываются разноцветными звёздочками. Приходилось довольствоваться малым. Итачи постоянно искал объяснения тем или иным химическим реакциям и использовал их при первой же возможности. Что-то брал на постоянное вооружение, что-то демонстрировал единично и вскоре забывал. Проблема состояла в том, что источников знаний существовало ничтожно мало. В такие моменты он жалел, что не имеет доступа к крепостям. Саске мог обеспечить ему это доступ. Но вместе с тем он бы обрёк Итачи на жизнь среди людей, которые убили его семью.
Наруто тоже хотел пойти. Он едва вытерпел, когда Итачи сказал, что теперь его очередь исследовать туннели. Он сердился и всё равно выдержал схватку. Неджи помог. Возможно, он на самом деле не хотел лезть в подземелья, рискуя попасть под обвал, из-под которого только Наруто и мог его вытащить при условии, что в сознании останется. Или просто давал возможность Итачи проявить инициативу. Шанс принять активное участие в исторически значительном происходящем.
Итачи ждал, что Наруто сам решит за него и оттеснит Саске. Он мог бы предложить, но не сказал вслух, потому что отодвинуть брата в сторону тоже не имел права. Если бы Саске был решительно против, он бы сам отказался.
Они двигались в направлении, противоположном проверенному команде Неджи. Он не торопился, соблюдал осторожность, думал, как повели бы себя настоящие специалисты-исследователи. У них была сильная страховка и спасательная команда. Зато у них не было защитников. Саске держался настороженно, тоже ждал неожиданностей. Он пытался освещать дорогу, но неравномерно и мертвенно-голубым светом, от которого дрожь пробирала. Итачи зажёг сухое топливо и поднял фонарь над головой. Саске не прокомментировал, просто утихомирил свой свет. У него не было столько силы, сколько хранил в себе Наруто, потомственный защитник, чистая линия.
- Почему ты его не позвал? - словно хлестнул Саске по тишине жёсткой плетью.
Итачи мог бы ответить сходу, но он умолчал о настоящей причине:
- Наруто уже был внизу. Я думал, тебе тоже хочется посмотреть.
- Хочется, - редко Саске сознавался в своих желаниях. – Но я тебе уже говорил, что с Неджи могу работать. Мне с ним легко. Правда, легко… - словно запнулся, но недолго помалкивал, - …легче, чем сейчас с тобой.
- Я так изменился? – совсем тихо осведомился Итачи.
- Ты одержим просто, а продолжаешь делать то, что всегда делал. Знаешь как это со стороны выглядит?
- Могу представить.
- Нет, не можешь.
- Саске, я умею смотреть правде в глаза. И если ты говоришь мне это в лицо, то есть повод задуматься, - тоже помолчал. – Я доверяю своему брату.
Саске усмехнулся. В другое время предпочёл бы отстаивать свои позиции лицом к лицу. Но только если Итачи начал бы спорить, а он соглашался. Да и выходить из режима защитника Саске не спешил – чревато это неожиданностями. Саске машинально оставлял прослойку из силы вокруг брата. Итачи не комментировал вслух, вообще не знал, хорошо это или плохо. Лишняя защита – всегда плюс. Другой вопрос – цена за неё. Сейчас платил Саске. Если бы для него постоянное бдение являлось чрезмерной нагрузкой, он сказал бы. Даже если бы не обернул замечание в форму недовольства, он бы дал знать брату, к чему готовиться. Особенно в далеко не обычной ситуации.
- Ну? – Саске твёрдо решил отчитать старшего брата за нерасторопность.
- Что «ну»?
- Ты меня достал. Вы с Узумаки оба меня достали.
- Если мы уже сейчас тебя так достали, дальше как жить будем?
- Прижми его, в конце-то концов. Чего тебя всё учить надо? С бабами, вон, не больно церемонишься, а перед каким-то придурком хвост распустил.
Итачи сам едва не усмехнулся. Он уже пытался прижать Наруто – не сработало.
- Позволь с ним мне самому разобраться, а то лезете с Неджи в чужие дела, между прочим.
- Что? Хьюга тоже?
- Вашими общими стараниями мы с Наруто скорее с ума сойдём, чем разберёмся. Время нам дай хоть немножко. Тебе-то куда торопиться?
- Если не разберётесь, то я сам с ума сойду. Мне уже надоело тебя с ним делить. Если хочешь с ним, так и скажи. Вряд ли он станет ломаться.
- Интересная ситуация, - подметил совершенно другое Итачи, - я сойду с ума, Наруто сойдёт, потом ты… Трое сумасшедших в одной колонии в сезон дождей…
Аховая ситуация. Просто нонсенс. Тогда и Неджи тоже рассудок потеряет. Итачи хотел продолжить лёгкую, ни к чему не обязывающую дискуссию, как свет от пламени выхватил из темноты глухую стену прямо спереди. Итачи остановился в шаге, руку протянул, ощупал её и уверился, что она из такого же материала сделана. Они с Саске, достигнув молчаливого согласия, прошествовали к одной стороне и обнаружили угол. Потом двинулись в другую – и снова наткнулись на угол, после чего, озадаченные, остановились посреди прохода. Итачи не отпускал руки от стены впереди себя.
- Это шутка? – наконец не выдержал Саске. – Когда это в научных центрах или всяких заводах, во времена развитой-то цивилизации, строили катакомбы-обманки?
- Тупик должен выполнять какую-то функцию, - мгновенно согласился с ним Итачи.
Это не может быть обманкой. Они просто ещё не разобрались.
- И дальше куда? – нетерпеливо поторопил Саске, готовый поскорее выбраться на поверхность, даже если им новый ход сделать придётся.
- Давай прикинем, - согласился на рассуждения Итачи, - если у тупика нет никакой функции, он никуда не ведёт, ничего здесь не хранится…
- Возможно, хранилось. Мы же не знаем, что тут стояло или лежало.
- Нет, не хранилось, - покачал головой Итачи и тут же объяснил. – Нет грязи, нет кучи пыли. Если проход был законсервирован устойчивыми к химическим элементам материалами, остатки того, что стояло или лежало, так и находились бы здесь.
- Ладно, не было, - согласился Саске. – Почему тогда тупик?
- Это может быть дверью. Мы просто замка не видим, - предположил Итачи и с умным видом постучал по стене. Звук раздавался обычный, как от соприкосновения с обычной стеной.
- Это ещё ничего не значит. Перегородки толстые, - пояснил Итачи, - если они рассчитаны на землетрясения высокого балла, они и должны быть такими.
- Если дверь, я могу её сломать, - Саске сбавил тон, приступил к логическому мышлению, встретил слова брата с открытым доверием, ни на секунду не усомнившись в рассудительности спутника.
- Нельзя без подготовки. Ты помнишь, что было с Наруто?
- У нас маски есть. Они от ядовитых паров спасают, а тут всего лишь спёртый воздух.
- Мы не знаем этого наверняка, - закончил спор Итачи.
- Тогда что ты предлагаешь? – поинтересовался Саске.
Итачи не ответил. Ему хотелось войти, но останавливала всё та же рассудительность. Надо бы хоть с Неджи и Наруто посоветоваться.
- Я могу один раз ударить, - предложил Саске, почти соблазнительно. – Сильно. И мы тут же уйдём. У тебя ведь хватит сил задержать дыхание на минутку?
- Не искушай, - взмолился брат.
Саске продемонстрировал клыки. У него улыбка такая была – с клыками, если выражаться образно:
- Тайны погибшей цивилизации…
Итачи испустил бессильный стон.
- Ты же не позволишь все первые шаги делать другим? – добил Саске.
- Всё, белый флаг, - решившись, Итачи больше не колебался, даже если это не очень честно по отношению к спутникам. – Один удар – и уходим.
И Саске ударил.


Когда Итачи был совсем кутёнком, только-только начинал вливаться в повседневный обиход, начал слушать взрослых, запоминать их наставления и помогать в меру своих скудных силёнок. Его руки ещё не окрепли, крупные вещи падали на пол, если он пытался в одиночку их передвинуть, а потом извинялся. Он не получал подзатыльников, ибо взрослые хорошо ориентировались в эмоциях ребёнка. Если он что-то делал ненарочно, наказание являлось более чем суровой карой. Порой Итачи получал просто упрёк. Он не останавливался и вызывался помогать, зная, как ценна рабочая сила в колониях. Он молча воспринимал похвалу, лишь кивая в ответ, и слушал взрослые разговоры. Он помогал медику, дальнему родственнику по отцовской линии, спрашивал, зачем он хранит так много одних материалов и почему так мало других. В колонии всё было учтено: никаких катастрофических дефицитов или переизбытков. Особенно тщательно следили за медикаментами, так как к ним в течение года обращался каждый. Без них половина колонистов давно бы покоилась в недрах земли, распавшись на молекулы в других соединениях. Итачи уже тогда понимал важность медицины. Он ходил за медиком в рейдах за провиантом, потому что получал возможность следить за сбором особых трав и ловлей насекомых, за микрооперациями в полевых условиях по извлечению ядовитых желёз. Уже в убежище Итачи наблюдал, как из материала извлекается действующее вещество. Затем, нагруженный информацией, уставший морально и физически, Итачи возвращался в своё крыло, к родителям.
Мама хотела второго ребёнка. Папа не возражал, просто заверял, что рано или поздно получится. Итачи стеснялся спросить, почему не получается сейчас. Интуитивно чуял, что эта тема не для детских ушей. Только раз он поинтересовался у медика, почему иногда, когда женщина очень-очень хочет ребёнка, не может его родить. Тогда он довольствовался скупым объяснением о внутренней физиологии и множестве факторов. Итачи размышлял, что за факторы могут влиять на физиологию, и постеснялся спросить снова.
Итачи выполнял простые поручения родственников. Он не знал, что в других колониях общество состояло из нескольких семей, когда-то давным-давно объединившихся для облегчения работы. Семья Учиха состояла из нескольких ветвей и предпочитала держаться друг друга, разграничив личные владения. Иногда представители семейства уходили, иногда приводили незнакомых людей и заводили с ними семью. Автоматически эти люди становились частью общества Итачи.
Они располагали завидным финансовым положением в отличие от других колоний, постоянно пополняли общий бюджет и оборудовали отсеки дополнительными удобствами. Итачи все эти элементы комфорта воспринимал, как естественные детали. Он думал, что все так живут, за исключением, может быть, крепостей. Итачи любовался экранами на несуществующих окнах, научился менять пейзаж, хотя их в запасе было всего три – самый дешёвый вариант, как утверждали родители. Но у них это было, хотя считалось предметом роскоши.
Итачи начал познавать взрослую жизнь уже после четырёх лет. Уже получивший основу знаний в работе колонии, вникал в медицину и читал книги. Насколько он помнил, по слогам он не читал, как-то само получилось проговаривать слова целиком. Сначала вслух, потом про себя. В научных справочниках он пока мало что понимал, но периодически просил объяснить. Старшие не оставляли просьб ребёнка без внимания. Они одаривали его щедрыми улыбками и снова хвалили за усердие.
Итачи помнил день, когда вышел на сборы с собственной тарой. Ему поручили самое простое – ломать сочные стебли. Ножа ему ещё не доверяли в общественных мероприятиях, опасались, как бы он не порезался. А он уже тогда научился терпеть боль и обратился бы за помощью не сразу. Взрослые заметили и эту черту его характера.
В тот день солнце, казалось, палило ещё сильнее. Совсем безжалостное. Итачи устал, вспотел, то и дело вытирал лоб и шею руками, уже скользкими от пота, а руки – о тряпицу, и всё равно изнывал от жары. В двух шагах работал троюродный кузен, тоже измотанный донельзя, хотя он уже находился на грани физического взросления. Про таких шутят, что они за девочками и днём и ночью бегают. Про девушек говорили, что они грезят о симпатичных парнях. Итачи удивлялся, как дни напролёт можно думать о девочках.
Кузен неудачно съехал с насыпи, когда погнался за редким жуком: похвастать хотел перед остальными, так как железы этого насекомого ценились дороже большинства других, а яд являлся одним из самых концентрированных. Итачи наблюдал, как кузен при падении скатился с пригорка и с налёта ударился ногой о камень. Он взвыл так, что Итачи захотелось убежать без оглядки, но он остался. Смотрел, как спутник сгибается пополам, держась за вытянутую ногу, сжимает пальцы и орёт ещё громче. Итачи недоумевал, почему никто больше не слышит, и понял, что придётся посмотреть самому. Уже имеющий представление о всевозможных травмах, он присел на корточки перед пострадавшим, отвёл его руки в сторону и едва не получил ответную оплеуху и ряд упрёков. Итачи не обратил внимания, уже знал, что в состоянии стресса люди часто говорят не то, что думают на самом деле. Итачи знал, что колония всегда остаётся единой, состоит ли она из одной семьи, как Учиха, или из нескольких. Пока не появились взрослые, Итачи рассматривал окровавленную ногу кузена, потом взял его нож и разрезал штанину – всё равно она уже была испорчена, но ещё могла послужить в хозяйстве. Это был перелом. Кончик кости торчал наружу, а кровь хлестала, казалось, обильным потоком. Сдерживая едва утихомирившиеся эмоции, уже осознавая, что ребёнок не виноват, кузен спросил, что с его ногой. Итачи объяснил и попросил потерпеть, потому что он попытается хоть чуть-чуть вправить кость и перевязать ногу. Кузен терпел насколько получалось, а получилось весьма недолго. Сначала он стонал сквозь сжатые зубы, а потом снова закричал. Однако Итачи удалось убрать кость под кожу. Потом он побежал на поиски медика, чтобы обеспечить пострадавшему анестетик.
Потом, когда он уже сидел за столом дома, в окружении медика и многочисленных родственников, объяснял, что собирался сделать, взрослые то и дело переглядывались, будто вели мысленные разговоры за спиной ребёнка. А через некоторое время папа спросил, хочет ли Итачи стать медиком. Итачи не знал, что ответить, просто согласился пока поучиться у него.
А когда родился Саске, Итачи больше половины внимания переключил на внутрисемейные заботы. И родители не вспоминали о личных интересах старшего сына. Итачи не обижался, знал, что ему дали шанс выбирать самому.
Наруто не показывал, но сердился из-за того, что не он первым нашёл секретный отсек. Итачи несколько раз хотел подойти с обещанием, что в следующий раз они вместе пойдут. Но он представлял, как глупо это будет выглядеть, а Наруто давно не ребёнок, чтобы вестись на красивые слова и пустые заверения. К тому же, Итачи не был уверен, что позовёт его, ждал хоть какой-то инициативы и чувствовал, какое доверие между ними шаткое, будто стена выросла, а они переговариваются через щёлочку, друг друга за руки держат, а протиснуться не могут.
Тьма сжимала со всех сторон, становилось дышать труднее. Запах в коридоре ещё не выветрился, тянуло пылью и горечью. Теоретически, в таких помещениях портиться нечему – вряд ли древние хранили склады с портящимися продуктами. Химия и радиация с пищевой промышленностью являлись несовместимыми. Ступая по тёмному полу, с которого свет от запалённого топлива в фонаре едва-едва разгонял мрак, Итачи рассматривал свои ноги. Почти не видел их и не просил Саске подсветить, не опускал фонарь, не делился инстинктивными страхами. Каждый из них испытывал нечто подобное. Без защитника, наверно, никто бы вообще не рискнул спуститься в коридор, погребённый под тоннами грунта.
- Не понимаю, что тот чудак делал тут совершенно один… - донеслось со стороны.
Итачи метнул взгляд в сторону спутников, тоже вместе шагавших. Наруто, казалось, машинально подсвечивал прослойку силы вокруг Неджи, а позади почти по полу волочилось три хвоста. В данном случае они выполняли функцию определителя нервозности. Не так сильно Наруто и переживает за исход рейда. Однако, он первым оборвал гнетущую тишину, поминая найденное под трухой тело.
- Блудился, что же ещё, - Саске опередил с ответом. Его тон звучал недовольно. – Я другого понять не могу: какого фига мы всем скопом сюда попёрлись? Про страховку ничего не слышали? Такие же все начитанные, аж тошно.
- Мы это уже обсуждали, - поспешно вмешался Итачи. – Тебя тоже спрашивали, по каким критериям команду выбирать, которая вниз пойдёт.
- Сам виноват, что нос задирал, - буркнул Наруто.
- Кто тут задирал! – возмутился Саске. – Я бы ответил, если бы знал, что меня хоть кто-нибудь послушает.
- Меня послушали, - огрызнулся Наруто, ещё больше накаляя атмосферу.
Грызня между защитниками не сулила ничего приятного, поэтому Итачи попытался сгладить ситуацию:
- Ссориться здесь – это даже не безумие, а глупость.
Саске остро реагировал на слово «глупость», поэтому обычно отступал, но тут находился подстрекатель, не признающий никаких увещеваний. Наруто сразу разбил довод Итачи:
- И что бы ты предложил? – вызов, за которым ничего хорошего крыться не могло.
- Идёт та команда, которая нашла комнату, - отчеканил Саске. Видно, давно обдумывал.
- Ага, конечно! – выпалил Наруто. – Коридор, вообще-то, я нашёл.
- Чего ж тогда не напросился с Итачи-то исследовать дальше?
- Давай теперь издевайся!...
- Наруто! – вмешался Неджи.
Итачи ждал, что Наруто прислушается, но тот не желал никого слышать. Сейчас для него только Саске существовал.
- Кто издевается? – ухватился Саске. – Хлебалом поменьше щёлкать надо.
- Урод! Дай только выбраться…
Неджи притормозил, резко назад нырнув. Итачи даже слегка растерялся, первой мыслью было, что оступился или под химический выброс попал. Уже секунду спустя понял, что не могло тут никаких выбросов быть уже несколько сотен лет. А может, и все тысячу, или две.
Неджи пресёк попытки Наруто сцепиться с Саске. В отместку Наруто выскочил из его тела, не размениваясь на удобства партнёра, смотрел сердито, а в коридоре сразу потемнело, когда сила светиться перестала.
- Драки прошу устраивать наверху, - жёстко отрезал Неджи. – Наруто, ты совсем идиот?
Итачи не успел вмешаться, как Саске тоже выпрыгнул из него.
- Правильно сказал, - иронично произнёс Саске. – Идиот.
- Мы возвращаемся, - подытожил и Итачи. – Сейчас, - брата за руку схватил, чтобы, чего доброго, действительно на Наруто не кинулся. Вспышка между защитниками хоть и кратковременная, но невыносимо яркая. Итачи никогда прежде не становился свидетелями таких молниеносных конфликтов. И невольно представлялось, что всё это завязано на чувствах собственности и ревности. А два ревнивых собственника – это несовместимая комбинация.
Саске угомонился. Что бы он ни утверждал, это, прежде всего, предназначалось другим, а чувствовал он зачастую совершенно противоположное. Когда уговаривал брата пойти на поиски Неджи с Наруто, надеялся на отказ. Когда громко объявлял, что вниз ни ногой не ступит, сам стремился поучаствовать. Он старался выглядеть равнодушным и возвышенным, а на самом деле испытывал крайнее любопытство. Он бы задавил это чувство в себе, если бы выбора не осталось, но он получил шанс и использовал его, как любой разумный человек.
Саске первым пошёл в темноту, не обращая на неё внимания. Шестым чувством избежит столкновений со стенами. Тем более, наверняка примерно прикидывал расстояние – сам же только два дня назад здесь был. Можно было и вчера спуститься, но Итачи с Неджи посчитали необходимым подождать лишние сутки. Всю вторую ночь вертелись, глаз сомкнуть не могли.
Наруто ещё поворчал и замолк только после короткого замечания Неджи:
- Чего развыступался? Исключительность не даёт тебе особых привилегий.
Привилегии наверняка остались бы в крепости, но Наруто сделал свой выбор уже очень давно.
Наруто за Саске двинулся, но уже без намерения придушить его голыми руками. Итачи с Неджи переглянулся, словно обменялся мнением: сцепятся или не сцепятся. Не сцепятся. Уже выяснили отношения за эти несколько секунд.
- И нам с ними жить? – Неджи первым двинулся за защитниками. С Итачи поравнялся, руку поднял, а потом будто в нерешительности уронил её вдоль туловища.
- Приспособимся, - Итачи старался придать лёгкости произнесённой фразе, но тревога всё равно нашла лазейку. – Не территориальные хищники же.
- Как сказать, - с сомнением вымолвил Неджи, - они защитники…
- Наруто в крепости жил, - сбавил тон Итачи, чтобы его впереди идущие не расслышали. – Как думаешь, расскажет, как они там все вместе… Отряд защитников – это же целая армия, но из-под контроля никто не выходит.
- В крепости у них уже пары подобраны, - отметил очевидное собеседник, - им конфликтовать не из-за чего. И нам бы надо поскорее определиться. Для них это слишком. Для нас – ещё терпимо, а они…
…они особенные.
Итачи не стал комментировать, поднял повыше руку с фонарём и ринулся вдогонку за разобиженными забияками.
Саске остановился перед развороченной дверью. Свет от фонаря неравномерно охватывал часть коридора и наступал на сплошную черноту впереди. Она выглядела безграничной, почти осязаемой, будто только и ждала, когда свет потухнет, а потом бы она окутала вторженцев мягким коконом, забиваясь в нос, в рот, в лёгкие, накладывая холодное и влажное на глаза. На границе черноты лежали руины от удара Саске. Свет двигался вместе с тенями, медленно теснил тьму впереди, пока не остановился. Итачи вытянул вперёд руку, пытаясь выхватить из этого мрака хоть какой-нибудь предмет. Тщетно. Не было видно даже стен, что свидетельствовало о расширении помещения. Итачи надеялся… чувствовал, что они наконец нашли кое-что стоящее, отличное от бесконечных камней наверху и пустых туннелей.
Неджи поджёг свой фонарь и обратился к застывшему в шаге от Саске Наруто:
- В режиме защитника безопаснее.
Наруто не услышал. Он вообще забыл о мелочах, которые его волновали ещё минуту назад. Он не вспомнил о быстротечном конфликте, не рвался вперёд и не делал предположений. Неизвестное в темноте, а возможно, и в будущем вызывало у него интуитивный страх. Никогда ещё человек не заходил так далеко.
Итачи переглянулся с Неджи и первым двинулся с места, брата обошёл и вытянул руку поперёк его пути, не позволяя обогнать
- Давай сначала свет пропустим, - из полуоборота высказал он.
Саске не начал спорить. Наруто отступил к Неджи поближе, готовый в любой момент соединиться, хмурился. Вероятно, думал, как сделать это быстро и без лишних неудобств для партнёра. Саске о таких мелочах не вспоминал, особенно в критические моменты. Это было хорошо, если ситуация требовала молниеносной реакции, не позволяла колебаться, но Итачи всё равно надеялся, что однажды Саске прислушается к ощущениям партнёра и станет хоть чуточку деликатнее.
Неджи точно так же оттеснил Наруто – Итачи незаметно наблюдал за ним, хотел подстроиться под их привычный образ жизни, стать немножко ближе. Он понимал, что Наруто простит товарищу все ошибки, но всё равно думал. Саске приучил Итачи, прежде всего, считаться с желаниями спутника, а уже потом, в самом конце приоритетов, со своими. Итачи давно сделал для себя выводы: партнёр – не главное. Они жили ради защитника. Или просто у него мнение неверное сформировалось, потому что защитник – его младший брат, а второй – возлюбленный. Ему было за что бороться и он мог подождать с переменами в своей жизни.
Комната тянулась бесконечно. В полном молчании она медленно превращалась в зал, если исходить из размеров. На пути не выскакивало никаких предметов мебели или куч хлама. Ноги погружались в пыль, скрадывающую звук шагов. Итачи успел пожалеть, что они не догадались передвигаться по стенке. Зал мог оказаться громадным – и они вынуждены будут плутать в потёмках, часами не видя стен, входов и выходов. Помещение грозило вырасти до размеров ангара, в которых раньше стояли мощные машины. Порой такие помещения тянулись на километры. Итачи поднял руку с фонарём вверх, рассчитывая увидеть потолок, и не увидел его. Заметив колебание света, Неджи обернулся, подождал, пока Итачи с ним поравняется и предложил:
- Попробуем разделиться? Две группы, два источника света. Если кто-нибудь из нас потеряется, мы, по крайней мере, будем знать, что здесь что-то есть.
Неджи тоже растерялся от титанических размеров. Хотя в кромешном мраке впечатления могли оказаться обманчивыми. Тревога из-за неизвестности искусно манипулировала временем. Они двигались минуту, а могло показаться, будто уже полчаса.
Итачи сходу одобрил план, являющийся уже конструктивным предложением, а не версией. Он не успел кивнуть, ибо спереди раздался звук приглушённого удара и возглас Саске. Уже через долю секунды он высказал всё, что думает о медлительности брата:
- Фонари вам зачем дали? Чтобы слепых вперёд посылать?
Переложил вину на спутников.
Итачи мельком глянул на Неджи и молча ринулся вперёд. Собеседник не отстал, по пути пытаясь Наруто отыскать.
- Я здесь! – громко объявил потерявшийся.
Круг света выхватил обоих защитников, находящихся совсем рядом. Теперь Итачи понял причину их внезапного перемирия: они негласно бойкотировали друг друга. Наруто ни словом не прокомментировал неуклюжий жест Саске и не осудил его необоснованный упрёк.
- Будет трудно, - кивнул Неджи, точно вклинившись в тот момент, когда Итачи на него посмотрел. Уже смирился с трудностями и успел к ним подготовиться. Итачи собирался выслушать ход его мыслей, но немного позже, когда над ними снова небо развернётся.
Саске наткнулся на платформу высотой с обычный стол. Возможно, это и являлось столом, только вместо ножек он плотно прилегал к полу всей поверхностью. Возможно, был вмонтирован. Неджи наверх посветил, руку вперёд выдвинул, наконец обозначая ценную находку. Все взгляды тотчас же устремились к ней. Света явно не хватало. Тогда Итачи двинулся вдоль платформы, держа фонарь перед собой, искал противоположный край и не рассчитывал обойти его быстро. Однако, ожидания снова не оправдались. Это был стол. Огромный стол, но не бесконечный. По всей его поверхности лежал развёрнутый лист из неизвестного материала. Возможно, это был пластик или что-то похожее на синтетику, которую добавляли в книги, но Итачи точно знал, что от прикосновения расстеленный лист мог рассыпаться точно так же, как пролежавшие столетия книги из обычной бумаги. Время безжалостно к любым материалам, созданным человеком. Даже здесь, в законсервированном зале, оно давно грызло ценный артефакт.
Итачи нашёл край листа, осторожно, боясь к нему прикоснуться, поставил фонарь на краешек стола и двинулся к другой стороне:
- Саске, давай соединимся. Хочу увидеть всю картину целиком.
Неджи оценил его замысел. Со своей стороны, без лишних напоминаний и объяснений, тоже поставил фонарь и вместе с Наруто двинулся к противоположной от Итачи стороне. Таким образом они обозначили все четыре. Когда засиял свет защитников, соединяясь в центре с блекнущим светом фонарей, тёмных пятен не осталось. На квадратном обширном столе лежала карта, на расстоянии от краешков, казалось, выдержанного специально для светильников. В запасе были только защитники и сухое топливо. Итачи переглянулся с Неджи, словно совета спрашивал. Другого выбора не оставалось. Им придётся запалить ещё две таблетки горючего, рискуя без фонарей поджечь ценную находку, если они не хотели давить на защитников и сберечь их силы на непредвиденный случай. Даже совсем без сил Саске бы вытащил своего партнёра из-под завалов – Итачи это знал. Потом упал бы без чувств, дрожал от лихорадки и бился со слабостью, но Саске бы не позволил партнёру умереть, если был хоть один шанс его спасти.
- Схема комплекса? – сделал первое предположение Итачи.
Неджи на него смотрел, на первого, кто осмелился сказать это вслух.
- Джек-пот, - произнёс он.
- Что?
- Джек-пот, - вмешался Наруто. Тоже волновался, не знал, куда руки деть, поэтому вместо Неджи пустился в объяснения. – Большой бонус в азартных играх.
- Это научный термин? – внешне Итачи оставался образцом выдержки, пытался все детали ухватить разом, но опасался пропустить половину из них.
- Скорее игровой сленг, - пояснил Наруто. – Неджи читал много.
- Я не знаю, - ответил названный.
Потом зашевелился Саске. Не упрекнул вслух, но шуму создал столько, чтобы всех отвлечь от сторонней дискуссии.
Итачи подавил вздох. Не хотел так сразу швыряться догадками. Тем более, подтверждения взять негде. Но и отложить на другое время не получится. Каждый из них ждал инициативы от другого. И каждый понимал, что первое слово вызовет бурю вопросов и возражений.
- Ладно, - понял это и Неджи. – Это план подземного комплекса. Уровень… «А», - он с лёгким наветом удивления поднял глаза на спутников. – Верхний уровень. Есть и другие.
- Где? – Наруто вырвался вперёд, чуть ли носом не уткнулся в сетку обозначений возле Неджи.
«Уровень «А»».
- Что это значит? – Наруто тоже поднял глаза, ждал, что Неджи скажет. Итачи чуть ревниво рассматривал эту парочку. Вот что значит – с детства спелись. Может, они не только дружили. В тот же миг Итачи отмахнулся от предательской мысли. Не время для личных переживаний. Пусть Наруто и дальше видит в Итачи спокойный монумент. Хотя время от времени он не был таким уж спокойным. Возможно, эта сдержанность и встала костью в горле. Наруто больше не доверял. После ультиматума видел в Итачи только личную корысть и не пытался посмотреть под другим углом.
- А сам не догадываешься? – ткнул Неджи. – Верхний уровень – земля, второй – «А», третий «В», четвёртый… Не знаю, есть ли четвёртый. Твёрдо могу сказать только о третьем. Вернее, о его существовании.
- Погоди-ка, это ещё ниже, что ли, копнуть можно? – Наруто широко открыл глаза, изумлённый и выбитый из колеи ярким представлением чудовищности масштаба погибшего комплекса. – Он, помимо того, что в ширину… - руками развёл и тотчас же сбился, - …в длину… блин, он по площади такой монстр, да ещё вниз уходит? На сколько?
- Я не знаю, - Неджи на миг повысил голос. – Здесь не написано.
- А что там написано? – Наруто не переставал суетиться. Он бы прыгать начал от перевозбуждения, если бы чуть помладше был. И снова опередил сам себя. – А если он и вглубь такой же огромный, как вширь? Если он… он квадратный?
- Давайте выясним его площадь, - живо внёс предложение Итачи.
Неджи первым снова к схеме обратился. Облегчение испытал, что заняться делом может, а не глупо таращиться друг на друга. Итачи тоже таращиться не хотел, обошёл стол и заглянул в масштаб. Наруто нависал над Неджи, чуть ли не в ухо дышал. И Саске, долго сохраняющий нейтралитет, незаметно приблизился, не заметил, как тронул рукой спину Наруто и облокотился на него. А когда опомнился, тотчас же отступил. Итачи его руку сжал, предлагая поддержкой пользоваться. Отвлёкся ровно на минуту, а Неджи уже разобрался с масштабом. Более того, успел посчитать и пережить момент явного шока. Того, что Итачи ещё только предстояло. Он оставил брата в покое и больше не опускал головы к карте.
- Ну же… - попросил он.
- Он… - Неджи сглотнул, снова и снова представляя масштабы и интригуя тяжёлой паузой. – Он размером с маленькое европейское государство, - и спешно уточнил, - историческая эра, третичный период.
- Что? – Итачи ухватился за полученные сведения, ничуть не сомневаясь в их достоверности. – То есть, это не сто километров, не двести, даже не пятьсот…
- Такого не может быть, - вырвалось у Саске. Наруто на него вскинулся, возразить хотел, но опоздал. – Самые крупные постройки не превышают площади, из конца в конец которой нельзя добраться за один день. Что это за система коммуникаций, если персонал вовремя не обеспечивать…
И замолчал, обнаружил пробел в знаниях. Наруто ждал его конфуза, а Итачи вмешался:
- Кто сказал, что у них не было этих коммуникаций?
- Интерсеть – лучший поставщик информации, - подтвердил Неджи. – Практически молниеносный. Скорость зависит только от человеческого фактора. Машина всё делает мгновенно.
- Не замечал я что-то такой прыти у крепостных машин, - Саске сам понял, какую глупость сморозил. Снова не стал ждать, когда Наруто найдёт повод для сарказма. – Ну, допустим, пересылкой информации занимались компьютеры. А провиант? Расходные материалы? Или… им же надо было что-то перевозить из корпуса в корпус. А если срочно? Если им нельзя ждать неделю?
- Саске, мы не знаем, какой у них был уровень технологий, - Неджи тоже старался спасти его от ярости Наруто, а заодно всю ситуацию от повторной ссоры. – И мы не знаем, почему они не зафиксировали сведения.
- Не успели? – с сомнением предположил Итачи.
- Вряд ли, - Неджи покачал головой. – Но сейчас я одно могу сказать, - ткнул пальцем в карту, - если комплекс действительно имел такие размеры, то он мог повлиять и на планетарную экосистему. Если пошла цепная реакция по всей территории, катаклизмы могли уничтожить всю последнюю информацию о погибающем мире. Она просто… просто до нас не дошла, так как бумажные переплёты уже не котировались.
- Они очень даже котировались, когда полимер изобрели! – наконец вклинил свой возглас в общую кучу Наруто. – И прекращайте меня игнорировать!
- Никто тебя не игнорирует, - отмахнулся Неджи.
Наруто едва не захлебнулся от возмущения, но снова встрял Саске, сразу на Неджи насел:
- Если верить твоим суждениям, это не был просто комплекс. Если они не могли передавать вещи с такой же скоростью как информацию, то им приходилось их откуда-то брать. Что получается?
- Производство? – выдал первое попавшееся Неджи.
- Импорт из жилых территорий? – дополнил версию Итачи.
- Ага, а недостающее по-быстренькому конструировали там у себя, в лабораториях, - съязвил чуть обиженный Наруто. – В тех же самых, где они взрывчатку делали.
- В точку, - подхватил Неджи, чего Наруто никак не ожидал. – Я читал, но понять не мог, как это вообще возможно. Были упоминания о каких-то принтерах… они трёхмерные модели научились печатать. Быстро и…
- Ненадёжно, - ринулся в спор Наруто. – Быстро – значит ненадёжно.
- Возможно, - Неджи потерял ниточку, упустил азарт, стушевался, едва версия разбилась. Но он не мог остановиться на достигнутом. Итачи был уверен, что сразу же принялся искать другие объяснения.
- Тебе-то откуда знать? – не выдержал Саске, опять на Наруто врагом посмотрел.
- Оттуда же, откуда тебе знать, что комплексов такого размера не бывает, - с совершенно искренней злобой выдал Наруто.
- Прекратили, - потребовал Итачи. – Саске, пожалуйста, держи себя в руках.
- А его мы не упрекаем? – снова сорвался Саске.
- Я понял, - Итачи не трогал Наруто, вообще не коснулся его имени, - мы с тобой просто поговорим, хорошо? Обсудим и подумаем, как дальше жить.
- Что думать-то? Ты же на него прям засматриваешься! Вот и прекращал бы уже выламываться. Тоже мне, деревце молодое, - усмешка Саске была настолько презрительной, что у Итачи внутри всё сдавило. По сути, братишка сейчас ему ультиматум выдвигал. Просил уйти по-тихому и дать наконец другим вздохнуть свободно, а не метаться между партнёрами, ожидая неожиданных сюрпризов.
- Да? А может, тебе уйти по-тихому? – вцепился мёртвой хваткой Наруто.
- Ты же втюхался в моего брата, а туда же…
- Саске!
- Наруто!
Саске не услышал:
- Вот и уладил бы с ним давно! А то тебе и Итачи, и Неджи подавай! А не защёлкнуть ли тебе хлебало?
- Не трогай Неджи!!! – заорал Наруто.
Эхо резво подхватило резкий звук, пугающий в окружающей темноте до нервных мурашек, и потащило отголоски по всем коридорам, встряхивая обезумевших спорщиков, выбивая из них всё желание грызться. Звук бил по стенам, то усиливался, то утихал, постепенно теряя слова и обращаясь жутким гудением.
Они замолчали, словно кислотой политые. Жалко выглядел Неджи в отсветах от играющих язычков пламени. Изменился в лице Наруто, виноватым себя почувствовал. Саске губы поджал, вспоминая, что эмоции лучше прятать. Итачи вздохнул с облегчением: не существовало такой ситуации, чтобы Саске окончательно утратил самообладание.
- Давайте посмотрим обозначения, - приглушённо предложил Неджи.
- У меня не было справочников, - сдался Итачи без боя. – Боюсь, в этой области я тебе уступаю.
- У вас не было научных книг? – Неджи удивился.
- Только медицинские справочники, планировка строений и… травник.
- Травник? Это с ископаемыми растениями?
- Он самый, - кивнул Итачи с ускользающей улыбкой. – Очень полезная книга в обиходе, верно?
Иронией Итачи хотел разрядить накалённую боем между защитниками атмосферу и добился своего: Неджи расслабился, Наруто плечи опустил, а Саске в сторону шагнул. Итачи точно не помнил момента, когда братишка отступил. Возможно, когда эхо билось о стены, с нечеловеческим воем погибая в бесконечных коридорах.
- Ладно, - в который раз прозвучало это слово, уже в исполнении Наруто. – Где мы сейчас?
Неджи осмотрел карту и остановил взгляд на западной стороне. Долго думал, занёс над листом руку и, не касаясь полотна, проследил путь сплошной полосы, потом нахмурился.
- Что? – Наруто подталкивал его к скорому решению.
- Не торопись, - посоветовал Итачи, улавливая колебания Неджи. Сложно сразу определиться, откуда они зашли на территорию комплекса. Ошибившись и затем пойдя по ложному пути, они рисковали заблудиться и не выйти вовремя, чтобы обогнать тучи. Наруто пока терпел, хотя уже начал нервно переступать ногами. Он бы и за карту схватился, если бы не принадлежность её к раритетам прошлого. Наруто понимал ценность таких вещей. И Саске понимал, только значение им придавал совершенно иное. Его глаза не загорались азартом и благоговением. Итачи смотрел на брата и ждал хоть оттенка нетерпеливого восхищения. Напрасно. Саске признавал только материальную помощь, а не иллюзорный путеводитель, который мог их и не вывести к цели. Если честно, то и в цель Итачи Саске не верил. И Итачи вряд ли понимал окончательную цель. Он уже начал подозревать, что стремился поскорее попасть к источнику человеческих фобий, чтобы найти здесь Наруто.
- Думаю… - Неджи остановил руку над краем рядом со сплошной полосой, - думаю, мы здесь. Вот это стена, разделяющая не только верх, но и уровень «А». Не знаю, зачем им понадобилось строить стену так глубоко.
Он поднял взгляд. Итачи смотрел на схему, придвинулся, чуть потеснив его, и заметил недочёты в предположениях спутника:
- Мы с Саске вошли чуть левее. Если верить масштабу, то раньше на пару дней, прошли сюда… - провёл рукой над стеной, где она имела ответвление, - а тут встретились с вами. День пути, а это немного дальше, - в итоге Итачи взялся за руку Неджи и передвинул её, как механический указатель, немного вперёд. – Видишь? Вот туннель, который вы с Наруто нашли.
- Вот этот? – Наруто нагнулся и неосторожно ткнул пальцем прямо в карту.
- Стой! – выкрикнул Неджи, запоздало взмахивая рукой и не успевая перехватить ладонь Наруто. Итачи сделал бы то же самое, если бы Неджи не опередил его на долю секунды. Палец Наруто упёрся в обозначение и провалился в него. По листу пошли трещины, у основания превращаясь в пыль. Дальше бег разрушения замедлялся и останавливался. Наруто с широкими глазами смотрел на погружённый в пыль палец и не знал, как оправдать свой опрометчивый поступок.
- Неджи… - произнёс он.
- Тихо. Не шевелись, - предупредил тот.
Наруто сам понимал, что любым движением может повредить ещё значительный участок схемы. Какими бы предки ни были гениальными, они не изобрели материала, хранившегося вечно.
- Придурок, - в стороне обронил Саске. Как бы он ни храбрился и ни строил из себя неприкосновенность, он тоже переживал. Он не остался равнодушным к находке и, как и любой юноша его возраста, хотел забрать часть славы себе. Итачи видел в нём прежнего Саске, ребёнка с мечтами о хорошем будущем. О будущем, которое в последствии обманывало всех и кидало в пучину жестокой повседневности.
- Осторожно, - Итачи сам подхватил руку Наруто снизу, положил его запястье себе на ладонь, сверху накрыл второй рукой и осторожно приподнял. Только краешком ногтя Наруто коснулся пыли, прежде чем вздохнуть с облегчением.
- Я не специально, - принялся оправдываться он. – Я знал, что нельзя, но я…
- Всё хорошо, - Итачи не отпускал его. Вместо выговоров или объяснений просто держал его руку двумя своими и смотрел на его опущенное вниз лицо. Смотрел на его разлохматившиеся волосы и радовался, как мальчишка, что хоть в такой малости опередил Неджи.
Неджи отступил. Вздохнул и отступил, будто ненароком разделяя их и Саске. Саске фыркнул, явно пренебрежительно относясь к нежностям, по которым Итачи так соскучился. Соскучился по Наруто, который шёл с ним рядом уже, казалось, очень давно, но не приблизился ни на йоту.
- «НЗ», - Саске не желал участвовать в переживаниях брата, поэтому вместо паузы обратился к карте. – Что такое «НЗ»? – на Неджи взглянул, вовсе Итачи не замечая.
Итачи отпустил руку Наруто и тоже посмотрел на обозначения.
- Неприкосновенный запас? – предположил он.
- Насколько я знаю, то да, - Неджи подтянулся к обозначению, потом по карте зашарил взглядом и остановил его на очередном таком же обозначении. Это была комната, расположенная совсем недалеко от места, где они находились сейчас. – У нас есть возможность проверить.
- Нам нельзя опаздывать, - заметил вслух Итачи. – Мы не знаем, что это на самом деле.
- Но если неприкосновенный запас, то с ним мы все три месяца протянем, - Наруто улыбался, пытаясь скрыть свою неловкость. Знал, что провинился. И никто упрекать не стал, от чего ещё хуже становилось. Тогда бы он защищаться начал и почувствовал себя увереннее.
- Возможно, - согласился Итачи. – Но у нас нет герметичного резервуара для воды. Без неё мы не проживём и месяца.
- Мы должны вернуться, - подтвердил Неджи. – Не хочу, чтобы из-за заблестевших глазок кто-то из нас погиб.
- Значит, решено уже? – Наруто избавился от улыбки. – И что, даже не попробуем?
- Нет, - отрезал Неджи. – Не в этом году. Если получится, то после дождей. К тому же! – суровым взглядом он призвал слушателей к вниманию, - если мы разгерметизируем отсек с НЗ, всё содержимое пропадёт впустую.
Итачи выдохнул. Сам раздумывал, взвешивая плюсы и минусы и то и дело поднимая эту тему. Легко, когда за тебя решают другие.
- По крайней мере, мы знаем, куда идти, - отстранённо заметил он.


Вечерами Саске долго смотрел на зелёные звёзды, когда засыпал под открытым небом. Они с Итачи не боялись открытых пространств, ибо росли в них, без стен и свода правил. Они просто жили, не углубляясь в трудности колоний и временами молча скорбя по погибшей семье.
Звёзды всегда выглядели одинаково. Итачи пытался сосчитать их первые года три, потом просто рассматривал, уже без энтузиазма. Он полагал, что настоящий свет звёзд не зелёный. Негде было прочесть научные труды. Он рассказывал брату истории, придуманные на ходу. Он говорил, что если звёзды зелёные, значит они покрыты лесами. Саске улыбался и сразу же принимался спорить, как в глубоком детстве, когда они ещё не знали, как выжить без семьи. Итачи приводил доводы и ждал, как Саске будет выкручиваться. А потом привычка фантазировать, чтобы вытащить брата из депрессии, иссякла. Исчезла вместе с взрослением Саске, когда ему уже не нужны были добрые сказки. Когда он осознал плюсы настоящей жизни, хоть и не такой привлекательной.
Итачи помнил, когда Саске впервые заговорил с ним о серьёзных отношениях. Уже раздражительный и несогласный со всем миром, считающий, что его обделили привилегиям, он нашёл в себе смелости спросить у брата то, что обычно спрашивают у родителей или ближайших друзей. Итачи был и родителем и ближайшим другом, поэтому Саске ему рассказал. Он привязался к девушке из последней колонии, в которой они провели дождливый сезон. Он думал, что времени у них навалом, но три месяца пролетели молниеносно, а она так ни разу и не поддалась на его шарм. Итачи поинтересовался, пытаясь припомнить всех девушек, окружающих Саске и кокетливо хихикающих рядом с ним. Итачи тоже доставалась доля внимания, но он не нашёл отклика внутри ни для одной из них. Они все были… одинаковые.
Саске смутился. Именно его реакция вынудила Итачи призадуматься. Он уже не думал о ровесницах или тех, кто постарше. Прежде чем он успел вспомнить ту самую особу, Саске сам указал на неё. Девочка ещё. При первой встрече она насмешливо фыркнула и объявила на всю комнату, при подругах и воспитателях, что Саске неприятный. Она не стала объяснять почему. Он мог показаться ей таким из-за манеры поведения. Уже тогда взял в привычку игнорировать всех, в ком он не заинтересован. А Саске запомнил. Сначала злился, а потом оттаял. Итачи не обращал внимания на их короткие встречи, когда Саске, проходя мимо, задавал девочке всякие вопросы, никак не связанные между собой, а она спешно отвечала и уходила. Второй Саске, только в юбке.
Когда Саске заговорил о девочке, Итачи попытался из его вопросов на протяжении трёх месяцев составить полную картину и не увидел её. Тогда он сказал то, что думал. Что должен был сказать любой взрослый:
- Если хочешь, мы можем попроситься в эту колонию на постоянное проживание.
Они были бы рады. И Итачи вздохнул бы с облегчением, если бы получил дополнительную гарантию безопасности. Но Саске не хотел оставаться запертым, сказал, что чувствует себя под землёй погребённым заживо. Он загорелся этой девочкой и во что бы то ни стало хотел завладеть её вниманием. Чувство, которого Итачи действительно испугался. Он не мог ничего предложить, кроме как подождать несколько лет. Пустые слова, канувшие в небо с зелёными звёздами.
Пока их ещё видно. Пока они чёткие и ясно выделяющиеся на безоблачном своде. Уже через полгода они снова начнут блёкнуть – и Итачи придётся подумать о новом убежище. Саске никогда не заботился о главном. Он привык получать всё готовое. Такова была его цена за силу, которой пользовался Итачи.
Он беспокоился за брата, посчитавшего, что наконец-то нашёл ту девушку, с которой мог бы прожить всю жизнь и завести детей. Итачи не исключал вероятности, что это на самом деле серьёзно, но был склонен думать, что увлечение Саске разгорелось из-за постоянного отвержения. Сперва Саске злился на девочку, потом игнорировал, потом заинтересовался и наконец увлёкся.
Увлечение брата, привыкшего к постоянному согласию с его желаниями, могло плохо закончиться. Если обитатели колоний благосклонно относились к девичьим увлечённостям, вполне одобряя их выбор и надеясь заполучить для колонии собственного защитника, они могли в корне измениться, если кто-то посягнёт на ребёнка. Итачи был груб. Наверно, настолько непреклонным с братом он не был никогда. Когда Саске не пожелал выслушивать его увещеваний, Итачи воспользовался последним средством – ударом наповал.
- Я не позволю тебе изнасиловать ребёнка, - так и сказал в глаза брату.
Саске обиделся. Посчитал, что остался непонятым и не разговаривал с Итачи две недели. И потом с трудом оттаял. Зато его увлечённость немного поутихла. Саске не был глупцом, он хорошенько обдумал слова брата и причину, по которой он вынужден был их произнести. Они возобновили общение, доверие и отношения между близкими родственниками, только Итачи чувствовал, что Саске не простил ему этого несогласия. И никогда уже не простит. Просто забудет.
Они сидели на большом расстоянии от костра, в который бросили кучу засохших веток и листьев. По всем правилам, в мёртвом растении токсины тоже должны были разложиться и уйти в землю. Но они не хотели рисковать понапрасну. И сегодня им не хотелось встречать ночь в обычной темноте. Звёзд уже почти не было видно, так как верхние слои атмосферы уже затянулись слоем надвигающихся туч. Саске снова смотрел на них, лёжа на постели из листьев и закинув руки за голову. Глядя на него, Итачи вспоминал моменты из счастливого детства, представил, как бы они сейчас жили дома с родителями и всеми родственниками. Каким был бы Саске, если бы им не пришлось бежать и кочевать по колониям.
Наруто сидел в сторонке сгорбившись. Словно задремал над раскрытой книгой. Но он не спал – Итачи следил за ним. Когда Итачи зашевелился, никто не поднял головы. Все словно ждали от него именно этого.
Все ждали «шага».
И никто не хотел делать его первым, поэтому Итачи сделал. На глазах у брата и Неджи, которые мгновенно встрепенулись, когда он прошествовал мимо, едва не касаясь их и не наступая на ноги. Показалось, что Саске съёжился, а он только покосился, следя за передвижениями брата, и снова глаза закрыл, повернулся на бок, в темноту, из которой могли появиться только кровожадные насекомые. Итачи не замедлил движений, не объяснил, не остановился перед Неджи, хотя, наверно, должен был. Ведь он ближе всех к Наруто. Он имел право подготовиться, прежде чем услышит то, что Итачи собирался сказать.
Итачи не собирался щадить ничьих чувств. Если будет продолжать медлить, просто напросто усугубит ситуацию. Постепенно, день за днём, шаг за шагом. Если Наруто не хотел идти навстречу – а он не хотел – надо делать это самому.
Итачи остановился перед ним и дождался, пока Наруто голову поднимет, его взгляд изменится от вопросительного до недоумённого. Только тогда Итачи присел на корточки. Мог бы и рядом, чтобы ближе стать, но он хотел видеть лицо Наруто и смену его выражений. Итачи протянул руки и взял его лицо в ладони, приблизил своё и задышал чаще. Не мог поцеловать при всех. Знал, что они видели уже, но всё равно личные чувства считал запретной территорией для посторонних. Сейчас посторонние Неджи и Саске. Всегда были посторонними. Из-за них у Итачи с Наруто не получалось. Из-за того, что постоянно приходилось с кем-то считаться.
Итачи выдохнул ему в губы и отодвинулся, руки опустил. Он хотел и боялся одновременно, что те мешающиеся посторонние уйдут. Из-за них он чувствовал неразделённый груз, часть которого готовился переложить на плечи Наруто. Наруто выдержит. Он всё выдержит. И в период адаптации просто скинет его на землю и заставить сделать это и Итачи.
- Хватит, Наруто, - произнёс он почти безжизненно. Сам бы вздрогнул от своего тона, если бы услышал со стороны. Он спешно прокашлялся, выдавая это за осечку из-за пересохшего горла.
- Хватит? – переспросил Наруто. – Итачи, о чём ты говоришь?
Каждое слово звучало удивительно чётко, отскакивало от камней и возвращалось уже усиленным. Так казалось, потому что Итачи желал только одного собеседника, но не свидетелей.
- Ты ведь уже догадался.
Он догадался. По его реакции и нервным движениям Итачи определил это.
- Если тебе просто трудно признать, что я нужен тебе, я признаю это за тебя.
И тут Наруто сник. Резко, чего Итачи от него никак не ожидал. Наруто, который привык держаться в любой ситуации, просто опустил руки, словно сейчас попрощается и попросит уйти.
- Я ведь тебя искать сюда пришёл, - продолжил его уничтожение Итачи. Морально он его точно сегодня уничтожит. – Сам отмахивался, хотя Саске убеждал меня. Но теперь знаю, что никуда не уйду. А ты, Наруто?
Наруто снова молчал. Вряд ли он боялся или краснел от неловкости. Он мог просто не ожидать, как и все остальные. Так скоро признаться перед всеми – перебор для такого пышущего жизнью мальчишки. Для Итачи он всё ещё выглядел мальчишкой. Таким же, как Саске. Возможно, и через десять лет, мучаясь от ощущения скорой смерти, Итачи будет считать их незрелыми юнцами, идущими вслед за эмоциями. Тогда Итачи придётся прощаться уже по-настоящему. Страшный день, который отвергают все до тех пор, пока он не приходит. Итачи не знал, доживёт ли он до столь солидного возраста. Возможно, он заболеет и умрёт ещё раньше, но он хотел разделить эти годы с тем, кого действительно любит.
Он полюбил Наруто. И уже не было смысла этого отрицать.
- Знаешь, Итачи… - наконец заговорил тот, - я не подозревал, что ссориться так трудно. Я же поверил тебе, ты понимаешь?
А Итачи ушёл. Более того, растоптал его чувства, которых Наруто наверняка побаивался, жёстким ультиматумом. Больше он такой ошибки не совершит.
- Трудно отвергать дорогих людей, - Наруто посмотрел на Итачи. Прямо посмотрел, в глаза, без тени сомнений. – Но я не знаю, что дальше будет.
- Тогда стань моим защитником…
Наруто вздрогнул. Краем глаза Итачи отметил, что его жест повторили Неджи и Саске, но никто из них не осмелился вмешаться. Наверно, уже жалели, что не ушли, как делали это всегда. Но уходить в ночь на чужой территории – неоправданный риск. Итачи учёл и это.
- Ты станешь им? – поторопил с ответом Итачи.
- Не дави на меня, - с ноткой угрозы произнёс Наруто. – Только попробуй повторить свой дурацкий трюк.
- Никаких трюков. Раз уж всё равно мы вместе жить будем.
Казалось, это заявление Наруто растревожило. Его-то он никак не ожидал, хотя уже сжился с ним.
- Выходит, ты знал, что я скажу, - подытожил Итачи. – Ну и хитрюга, - пригладил его волосы.
- У тебя есть защитник, - словно со вздохом произнёс собеседник.
- Саске больше не хочет им быть.
Саске издал звук, похожий на молчаливое возмущение. Итачи швырнул взгляд на брата, уже усевшегося и подпирающего голову рукой.
- Может, хватит там ворковать? – грубо рыкнул он. – До утра не могли подождать?
- Я больше не хочу работать с защитником, который не ценит моих стараний, - для него сообщил Итачи, зная, что Саске правильно поймёт. Он же сам просил что-нибудь сделать.
- То есть, с этим защитником теперь должен работать я? – вклинился Неджи, не меняя положения. Он услышал всё, что ему было нужно и успел подстроиться под ситуацию. Теперь она будет меняться. Постепенно и спокойно, чтобы все смогли сжиться с ней.
- Иди ты к чёрту, Итачи, – Наруто отпихнул Итачи и улёгся на расстеленные листья, пробурчал, как в полусне, - никому Неджи не отдам.
- Не пойду, - Итачи настойчиво потеснил Наруто и улёгся рядом, накидывая лежащее кучей одеяло и закрывая плечи Наруто, - там нет тебя.
- Да заткнитесь уже! – потребовал раздражённый Саске. Он сердился. Он всегда сердился, если ситуация от него не зависела. Он сам толкал брата к Наруто, а теперь переживал из-за этого. С ним тоже придётся поговорить, но уже завтра. Сегодня Итачи намеревался закрепить своё заявление.
Уже засыпая, он шепнул в ухо посапывающему Наруто:
- Больше никогда с Саске…
И вряд ли был услышан.
Он долго не мог заснуть и не заметил, как провалился в беспокойную дрёму. Показалось, что полдня проспал, а открыв глаза, увидел серое предутреннее небо. Такое обычное, что Итачи машинально зашарил рукой в поисках прикорнувшего рядом брата. Не обнаружив оного, он повернул голову и только тогда понял, что вечером натворил. Несомненно, хорошее, ибо за другое получил бы жестокий отпор. Наруто его принял. Если и с испытательным сроком, то согласился его выдержать. Итачи выдержит.
Минуту спустя он сообразил, что дрожит. Не от холода, ибо физического дискомфорта не ощущал. Он был один посреди разбросанных обломков мёртвого комплекса, ещё неисследованного и уже такого знакомого. На территории комплекса произошло, по крайней мере, одно хорошее событие. И оно произошло вчера.
Итачи не понимал, отчего так сдавило внутри, словно за кустом сидит хищник, он знает об этом хищнике и по какой-то причине не может шевельнуться. Итачи буквально колотило. Не может быть, что в этом повинно одиночество. Хоть вокруг никого и не видно, он не один. Четверо – это много. Четверо, один из которых, пожалуй, всех заменить способен. И Саске тоже. Итачи не чувствовал вины перед братом. Рано или поздно родные расходятся в поисках собственного маленького мира. Итачи и так слишком долго грелся возле него.
Некоторое время спустя Итачи сообразил, что время уже далеко не утреннее. Он не испытывал усталости от полубессонной ночи, потому что проспал достаточное количество часов. Но если уже не утро, а небо серое – этому могло быть только одно объяснение. Тучи сгущались. Стремительно, ибо ещё вчера их не было. И ветра не было. Зато он дул сейчас, выбивая душевное тепло и орошая щёки слезами. Итачи удивился, когда понял, что плачет. Провёл рукой по щекам и снова ощутил влагу на них. Не там, откуда она могла течь. Словно кожа беспорядочно кровоточила. Вода текла из множества безболезненных открытых ранок-царапин.
Или это была не вода…
Итачи вскочил, с возрастающим ужасом озираясь по сторонам. Никого не было, потому что они успели скрыться. Они даже не сочли нужным разбудить Итачи. Может, он ошибся и неверно истолковал требование брата – и теперь вынужден жестоко расплачиваться. Его оставили одного под дождём, под которым невозможно выжить. Итачи метнулся ко входу в туннель, спешно закрывая руками голову, ловя ими редкие капли и ожидая серии кислотных укусов. Адреналин мешал ощутить боль. Он бежал и едва не спотыкался, ничего не видя перед собой. Мимо проносились растения, камни, песок… Но мимо не промчался Наруто, спокойно стоящий посреди той пустоты, в которой остался Итачи.
Итачи словно в стену врезался. Невзирая на дождь, он остановился, чтобы увлечь за собой Наруто. Не понимающего что происходит Наруто, беспечно смотрящего вверх и наверняка уже не видящего серого неба из-за выеденных кислотой глаз. Итачи дрожал всем телом и всё равно ринулся к нему. Уже в прыжке, выкрикивая его имя, он обхватил его обеими руками, уткнулся носом в волосы. Они вместе упали: Наруто – спиной, Итачи локтем ударился, но не сдвинулся с места. Всё так же дрожал и тщательно закрывал совершенно не сопротивляющегося возлюбленного. Спасти его любой ценой, даже если растворится в этом смертельном месиве из всевозможных химикатов. Он не успевал. И Наруто не успеет. Хотя бы только потому, что не побежит. Что же Итачи такого сделал, что их команда разрушилась за один вечер? Он не видел объяснений и продолжал стискивать Наруто изо всех сил.
- Надо бежать, - шепнул он, надеясь хоть так привести его в чувство.
И услышал смех. Только сейчас сообразил, что не чувствует боли. Только сейчас позволил себе приподняться на руках и заглянуть в сияющее от улыбки лицо внизу.
- Это просто вода, Итачи! – хохотал Наруто. – Просто вода…

@темы: Фанфикшн, Слэш, Неджи, Макси, Джен, katsougi

   

Hyuuga FanFiction

главная