Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10-

Помещение упрямо ассоциировалось с нежилым. Словно его покинул последний человек лет сто назад, не хватало лишь пыли. Прихожая, погружённая в кромешный мрак, чёткий прямоугольник на полу от открытой двери с движущейся по центру чёрной тенью. Бесформенное громадное существо, плоско вытянувшееся вдоль всего светового пятна.
Итачи зашёл вслед за Неджи, смотрел на блики на его волосах, мечтал отодвинуть их и тронуть уязвимую человеческую шею клыками. Только почувствовать аромат его кожи, впитать в себя, разогнать вместе с кровью. Снова увидеть Неджи внизу, ослабленного и не сдавшегося, как и Наруто…
Он едва не застонал, взметнул руку вверх, прикрывая рот, словно сказал невыразимую гадость. Яркий образ золотого кугуара всплыл укоряющей ширмой. Наруто сделал выбор ещё в холмах, а Итачи продолжал надеяться. Неужели тяга к Неджи – всего лишь замена? Не похоже. В моменты эйфории мысли о Наруто выскакивали из головы, как кузнечики. Минуты, когда существовали только они двое: чёрная пантера и серебряный барс.
Неджи повернулся, посмотрел так, как умеет только он. Итачи спешно убрал руку ото рта, глянул в ответ. Ни звука, кроме едва слышного дыхания: сбившегося – Итачи; мерного, чересчур глубокого – Неджи.
Неджи степенно, отчасти равнодушно обошёл спутника, тронув его бок своим. Закрыл дверь и снова повернулся.
- У тебя проблемы с дыханием? – подметил Итачи так же ровно, вопреки неутолимой жажде заключить свирепого саблезубого хищника в плен.
- Городской воздух всегда тяжёлый, - быстро откликнулся Неджи, - уже легче. Много шума и спёртых запахов. Не понимаю, зачем оборотням обязательно надо пользоваться дезодорантами. Они только раздражают.
- Раздражают только тебя, - уточнил Итачи, - почему раньше не сказал? Вышли бы на воздух.
- О чём ты подумал, когда вошёл? – подловил гость.
- Ни о чём.
- Да так усердно, что сам ужаснулся, - Неджи прошествовал в комнату, на мгновенье задержавшись перед дверью ванной. Стоило зайти или повременить? – О Наруто, ведь так? Хоть ты и утверждаешь, что не сравниваешь, но у тебя не получается. И как? Кто из нас тебе…
Итачи атаковал. Улучил момент, когда жертва меньше всего ожидала, одним сильным движением свалил её на кровать, удачно вставшую на пути. Не заботился об удобстве. Просто действовал, намереваясь показаться грубым. Его глаза сверкали, как две жёлтых звезды. Итачи испытал такую ярость при упоминании о Наруто, что пустил побоку всё достигнутое терпением и выдержкой. Наруто – запретная территория, неприкосновенная. Никто не смеет на неё посягать.
Следующим шагом Итачи снова ощутил переворот. А разве он не избавился от Наруто? Теперь он жаждал видеть рядом другого персонажа, не солнечную пуму, а лунного тигра, заставившего предать воспоминания, выпершего Наруто с его законного места в сердце. К кому пойти, если представится выбор? Если Итачи будет стоять между ними двумя?
Всё-таки стон. Почему именно сегодня он так остро почувствовал разницу? Тоска по недоступному смешивала все планы, разрушала, выбрасывала на поверхность всё то, что намеревался прятать от других.
Неджи легко высвободился. Глаза соперника уже не блистали звериным оттенком. Итачи выпустил его, снова воздел руку к лицу, на сей раз к глазам. Уже не прятал. Не от Неджи.
- Не можешь собраться с мыслями? – сделал совершенно не соответствующий вывод проклятый змей, заново перевернувший жизнь пантеры.
Итачи не поверил его интонации, а когда убрал руку от лица, чтобы убедиться, не продемонстрировал вообще никакой реакции. Неджи изобразил свою ледяную усмешку. Не по назначению. Итачи хотел высказаться не менее резко, как передумал. Не ему она предназначалась, чему-то совершенно эфемерному и прозрачному.
- Только давай без утайки, - попросил Итачи, отказываясь от любых намёков несогласия. Разбит совершенно. Наверно, усталость с поездки накопилась плюсом к неудовлетворению. А это кого угодно переменит.
- Хорошо, я первый, - вызвался Неджи отважно, - упомянутые тобой пять дней давно прошли. Своё обещание я сдержал, дождался. Дальше, по идее, наши пути должны разойтись. Но почему-то я не могу просто раскланяться. Все планы в последнее время я обдумываю с учётом тебя. А ты решил вернуться к прошлому и повздыхать по утраченному Наруто. И как? Не сгложет совесть?
- Неджи? – не поверил Итачи, - я слышу в твоём голосе злость?
- Ради тебя время теряю, Учиха. Ты определись со своими пристрастиями.
- Ты не ответил. Ты же мне ультиматум выдвигаешь: ты или Наруто. Понимаешь, как это звучит?
- Рассчитываешь на ревность? – ощетинился Неджи неожиданно, снова перечёркивая все домыслы. – Я устал. От всего устал. От твоих друзей, от этого шума. Ты не представляешь, как он меня вымотал. Духота, враждебность, все те, кто решает за других. Клянусь, если ещё и ты начнёшь…
Итачи метнулся в контрнаступление. Вспышка Неджи, откровенная, манящая, навела его на очень интересные мысли. С тех пор, как они встретились в холле дома Сенджу, у них ничего не получалось. Постоянно отвлекали, или останавливали чужие рассуждения, прикидки, но никогда не разговор по душам, как сейчас. Вот чего не хватало Итачи всю неделю – определённости. Может, Неджи тоже это жутко угнетает. Значит ли это его первый шаг? То, о чём только что наговорил не таясь.
Итачи захватил в плен его губы, затыкая все невыплеснувшиеся возмущения. Неджи не сопротивлялся, напротив, поддался чарам Чёрного Бурана. Прочь разногласия, когда внутри всё трепещет в предвкушении. Во всём мегаполисе с его миллионами жителей остался только Неджи, похитивший у Итачи то, что он навсегда намеревался оставить для Наруто. Он лишь на краткий промежуток времени оторвался, чтобы шепнуть в ухо саблезубому тигру:
- Я покончил с Наруто. Я ещё не понимал этого и, наверно, не понял бы, но ты обозначил чёткие границы. Захочешь ли теперь ты заполнить эту пустоту?
Неджи напрягся. Снова напрягся, не в силах перебороть себя. Упёрся руками в грудь Итачи, пользуясь его откровением как отсрочкой.
- Ты уже заполнил её мной. Зачем спрашиваешь?
- Хочу, чтобы это было обоюдное решение. Хочу с тобой вместе. Хочу тебя…
В подтверждение намерениям Итачи опустил руку ниже, заставляя Неджи машинально выгнуться и вздрогнуть всем телом. Яркая реакция, повлёкшая за собой сорванные оковы. Он с шумом выпустил воздух и больше не смог выровнять дыхание, стиснул зубы, дабы не упустить провоцирующего возгласа. А сердце отчётливо барабанило по рёбрам.
- Такой сдержанный, - голос Итачи превратился в шёпот, - неестественно. В твоём возрасте я интересовался всеми встречными юбками, а иногда и штанами.
- Не пытайся меня убедить, что тоже не держал себя в руках, - с трудом процедил Неджи.
- Ты не говорил «нет», - Итачи выпрямился на руках, заглядывая в глубину сиреневых глаз. – Но поддался сейчас. Идёшь вразрез с принципами или в угоду желанию?
- Для тебя это важно?
- Ещё бы. Я столько нервов потратил на усмирение своих эмоций в отношении тебя, что будет просто нечестно, если ты притворяешься.
Не дождался, упал на кровать рядом с Неджи и перекатился на спину. Спёртый воздух. Надо открыть окно, иначе лёгкие просто разорвёт. Тесно в душной комнате, жарко, охватывала дрожь, какая порой возникает от недоступности жертвы, прогуливающейся под носом затаившегося хищника. Поверхность шевельнулась. Итачи только приподнял веки и снова узрел перед собой изумительного барса с бледной кожей и затенёнными ресницами, словно провалившимися глазами невообразимого цвета.
- Притворяться можно в малом. Ни один оборотень не позволил бы использовать своё тело против воли, если не продул в схватке. Мне кажется, я тебе не продую. Уже нет. Если ты хотел утереть мне нос, Итачи, то упустил свой шанс.
Итачи хотел высказаться, как Неджи склонился над ним и сам остановил поток его мыслей. Затем тронул его плечо ладонью, заскользил к разрезу расстёгнутой сверху рубашки, по пути зацепляя все чувствительные места. Итачи сомкнул объятия на его спине, ощутил тяжесть его тела, прощупал, казалось, все рёбра, выпирающие после вынужденного голодания в личине пленённого волка. Чтобы не спугнуть его, надо действовать очень осторожно. Начиналась новая игра, в коей Итачи с готовностью смирится с подчинённой ролью.


Итачи проснулся первым, медленно повернул голову к Неджи, почти полностью скрытым одеялом. Наружу торчала только голова и правое плечо. Такое соблазнительное обнажённое плечо, плавно переходящее в шею, прикрытую чёрными шелковистыми волосами. Итачи осторожно приподнялся на локте, сумел рассмотреть его щёку, исчёрканную отдельными волосинками длинной шевелюры. И его глаза… Они завораживали даже будучи закрытыми. Плотно сомкнутые веки, обрамлённые ресницами, откидывали изрезанную тень на бледную кожу.
Неджи сохранял умиротворённое выражение лица, не пробудился от ещё более откровенного движения Итачи. Последний хотел обнять его, притянуть к себе, вонзиться поцелуем. Но во-первых, не дело – тревожить человека по пустякам, во-вторых – во рту остался неприятный вкус после вчерашней вечеринки, а потом и бурной ночи, в которую они оба ввалились сквозь жёлтые ленты запретов. Неджи был идеален, как и во всём остальном. Помня о своём собственном опыте снизу, он заботился об ощущениях партнёра. Когда можно было грубее, когда Итачи готов был взмолиться, Неджи, опережая, произносил его имя и наклонялся для поцелуя. Он не мог не видеть желаний партнёра и всё же не внял им. Настолько долгой эйфории Итачи, пожалуй, сходу не мог припомнить.
А потом они лежали обнявшись, совершенно обессиленные. Неджи, не смотрящий в глаза, только слушавший, что время от времени говорил Итачи, изредка отвечающий невнятным звуком, не раскрывая рта. Неджи, с горящей от жара кожей. Инстинктивно Итачи сжимал сильнее, не зная, как лучше поступить. Правильнее, конечно, схватить, связать, если понадобится, и отправить в больницу. Придётся самому наведаться к врачу, а то этот проклятый змей ни за что не признается.
Итачи не выдержал, опустил руку на голое плечо партнёра, мгновенно вырывая его хозяина из неги. Только на миг Неджи напрягся, а потом вспомнил о случившемся. Только бы снова не стал корить себя за минуту слабости. Неджи позволил себе поддаться, а Итачи сделал всё, чтобы он не смог остановиться.
- Ты горячий, - шепнул Итачи, - даже утром. А говорил, только ночами температуришь. Никакого к тебе больше доверия.
Неджи шумно вдохнул и повернулся на спину. Посмотрел так, что у собеседника всё внутри перевернулось. Больше не отвергнет. Сегодня они перешагнули барьер, избавились от предрассудков, отыскали тот единственный правильный путь.
- Тебе, - обронил Итачи слишком эмоционально, - было хорошо? Со мной.
- Очень, - тихо и почти сдержанно.
Правильный подход. Не настаивать, дать свободу выбора, признать ценности Неджи, принять его добровольное решение, не натянутое искушением или возбуждением. Итачи стоило сразу подумать об отзывчивости представителя клана Старейшин.
- Как же с вам, натуралами, сложно, - выдохнул Итачи и опять свалился на подушку, прикрыл глаза рукой.
- До сих пор всё восстаёт, - признался Неджи.
- Но поборол своё отвращение, - с нажимом.
- Ради тебя, - наконец-то интонация Неджи изменилась. Итачи расслышал полноценный вздох. Неужели это первый сигнал взаимных чувств?
Неджи зашевелился. Стремился избавиться от компании и скрыться в ванной. Опять разделить размышления с одиночеством, проникнуться к себе презрением из-за предательства прежних идеалов. Итачи среагировал быстрее, живо перекатился и схватил партнёра, роняя обратно, но уже не выпуская из объятий.
- Не надо. Если хочешь избавиться от того, что тебя душит, скажи это вслух. Мне.
- Я знаю, что ты хочешь принимать участие в моей жизни, но разреши оставить что-нибудь для себя.
- Не разрешаю, - отрезал Итачи жёстко. – Ты всегда будешь мучиться из-за этого после нашей близости. А я хочу вместе.
- Ты хочешь, - повторил Неджи, однако расслабился в его объятиях, - ты всегда стремишься забрать себе всё, что хочешь. Ты – настоящий оборотень, Итачи. Твоя уверенность восхищает.
- Ну? – довольный собой собеседник устроился поудобнее с жертвой в руках, - так что за проблема? Чувствуешь себя грязным? Но ты говорил, что я тебе не противен даже так, в постели.
- Не противен. Сам не знаю, что я чувствую.
- Не отталкиваешь и не соглашаешься, - ещё более счастливо констатировал Итачи. – Если ты и любишь, ни за что не поверишь в это так скоро.
- Считаешь, у меня не хватит смелости признать? Если бы всегда было с тобой так, как сегодня… Я бы смог привыкнуть, наверное. Да, смог бы. Но ты постоянно меняешься от ласковой кошечки до озлобленной гиены. И я не всегда могу понять, когда ты хочешь меня искренне, а когда – следуя своему эгоизму.
- Всегда только искренне, - заметно возмутился Итачи, - только методы порой подводят. Но я польщён тем, что кое-что всё же могу скрыть от гения клана Хьюга.
- Если бы кое-что, - очередное признание названого, - с тобой рядом остаётся только пожалеть о неумении читать мысли.
- Всё равно ты их видишь. Насквозь. А если хочешь узнать, просто спроси.
- Хочу узнать, что ты думаешь о нас дальше.
О нас? Неджи сказал «о нас»? То есть, уже не проводит чёткой полосы и не чурается однополой связи?
- Стараюсь не думать, - признался Итачи, - не могу представить, что ты когда-нибудь уйдёшь.
- Ты настолько сильно чувствуешь? – Неджи вывернулся, улучив момент, облокотился рукой о поверхность кровати, как совсем недавно следил за ним собеседник, и продолжал рассматривать. Небрежно отвёл прядку чёлки Итачи с его лба, любовался его тёмными глазами, полными плещущихся в них эмоций. Как открыто умел проявлять Итачи любой оттенок. Наверно, считал необходимым прятать искренность, а в такие моменты допускал. Когда не имело смысла конспирироваться, когда более важно объяснить творящееся на самом деле.
- Люблю, Неджи, - открыто и так же честно. – Не Наруто. А тебя, моего идеального хищника.
- Заставившего тебя покориться? – уточнил Неджи требовательно. Если их отношения завязаны на статусах лидера и подчинённого – всё это заведомый обман.
- В чём покориться? – уточнил Итачи так же бесстрастно, - в том, что я признал тебя? Разве Старейшины требуют от всех своих подопечных такой жертвы? Я никогда бы не приблизился к тебе на вашей территории. Даже если бы признал, даже если бы тесно сдружился и начал симпатизировать.
- Потому что у тебя был Наруто?
- Мне было больно, когда он отвернулся.
- И ты бросился в объятия к первому, кто напомнил тебе его?
- Что ты хочешь, Хьюга? Душевной отповеди?
- Хочу убедиться в истинности твоего заявления.
- Чёртова змея. Так и знал, - Итачи не атаковал, чего предполагал Неджи, - не веришь, перестраховываешься. Неужели тебе недостаточно слов? Ты же сам видишь, откуда они идут. Не из головы, поражённой расчётом, а отсюда!
В пафосном жесте Итачи приложил раскрытую ладонь к груди.
- Верю, Итачи, - совсем тихо, успокаивающе молвил Неджи, - но ведь ты сам можешь ошибаться. А спустя некоторое время проснёшься и захочешь всё изменить. Если бы ради тебя… ради тебя такого… Но из-за иллюзии я не готов пожертвовать своими идеалами. И так скоро остыть к Наруто…
Итачи рассмеялся, вытягивая руки и хватая Неджи. Потом толкнул его, сам навалился сверху. Страстным жестом очистил его лицо от непослушных волос и всмотрелся в эти серьёзные сиреневые глаза, боящиеся разочарования больше, чем сам Итачи.
- Это же ты растопил мои к нему чувства. Я знаю, это маловероятно, но ты ведь ревнуешь? Немного. Скажи, Неджи. А лучше соври. Скажи, что да…
Настойчивый поцелуй, воспринятый Неджи с удивительным воодушевлением. Слишком открыто для замкнутого типа вроде него. Возможно ли, чтобы сегодняшняя ночь стала новой точкой опоры, фундаментом в повороте их совместной жизни?
Итачи оторвался от партнёра так же стремительно, как и напал. Не требовал заверений в ревности, но получил надежду в другом.
- Останься, - снова повторил он, - где угодно, Неджи: хоть здесь, хоть в твоём краю. Я прошу тебя не из-за прихоти или сиюминутного желания, и ты это знаешь. Если нужны доказательства, я тебе их предоставлю, только скажи какие.
Неджи долго молчал, не отводя взгляда. Потом сделал попытку столкнуть Итачи с себя. Тщетно. Итачи вознамерился получить определённый ответ прямо сейчас. Он с облегчением воспримет «да», но согласится и с твёрдым «нет». Просто продолжит искать новые подходы к серебряному барсу.
- Ну же? – поторопил он.
Так же безмолвно Неджи более решительно сделал рывок. Едва высвободился и опустил ноги с кровати, как Итачи рухнул на подушку, выпуская сдерживаемый воздух.
Никогда не скажет. Потому что не сможет. Потому что рискует разочаровать члена своей стаи.
Неджи молчал и под пристальным взглядом наблюдателя что-то искал на столике. Достигнув цели, так же беззвучно, ни разу не обернувшись, исчез из комнаты, плотно притворил за собой дверь.
Итачи не видел предмета, с коим Неджи соизволил разделить одиночество, но подозревал мобильный телефон. Тоже сел – какой уж теперь отдых – поискал взглядом и не обнаружил трубки партнёра. Собрался звонить с утра пораньше. Неужели настолько важное сообщение? И как раз на стыке метаний Итачи. Жестоко и несправедливо. А он так старался, поступился собственными принципами, понадеялся на сговорчивость…
Следующая секунда блеснула в утренних солнечных лучах смертельно опасной молнией, шарахнув громом. Итачи догадался. В городе Неджи никому звонить не мог. Только Цунаде. Но вряд ли он станет беспокоить её по пустякам. С домом, насколько Итачи понял, Неджи не связывался до сих пор, желая разобраться в сложившейся ситуации самостоятельно и не показывать своего неустойчивого положения. Если он позвонит туда, выходит, определился? Но кто будет счастливцем, первым услышавшим его голос? Наруто? Вряд ли. С давним другом ему будет говорить гораздо сложнее, чем с любым оборотнем из его окружения. Не даром постоянно всплывает тема о Наруто. Выходит, Неджи предателем себя считает?
Не в силах остановить своего любопытства, Итачи сразу же последовал за гостем, отметил также закрытую дверь кухни. Полная тишина. Оставалось надеяться, что невидимый собеседник ещё не пробил серию длинных гудков. Итачи осторожно, бесшумно прикоснулся к преграде кончиками пальцев и надавил. Словно содействуя, дверь медленно распахнулась, застывая на месте, не достигнув стены.
Неджи стоял возле окна спиной ко входу. На сей раз Итачи мог поклясться, что он не услышал следующего по пятам наблюдателя. Значит, мысли его беспокоили куда более тяжёлые, чем решения на грани. Даже отсюда Итачи услышал чужой голос из трубки. Не мог разобрать ни слова и понять, женщина говорит или мужчина, но всё равно прислушивался.
- Хиаши, - так же ровно, как и всегда. Имя заставило Итачи вздрогнуть. Готов был зарычать и ощетинить шерсть.
- Я в порядке, - вторым пунктом. – Жив и, кажется, совсем оправился от ранения… прости, что молчал так долго, ты же понимаешь… не надо, дай мне время самому определиться. Я позвоню ещё, и скоро. Теперь никакого укрывательства… передай им, чтобы не волновались… нет… нет, я не… Хиаши!
Его возглас, несомненно, отрезавший у дяди желание подчинять себе вселенную. Даже Итачи проникся, дёрнулся от той острой стали из уст прекрасного саблезубого хищника.
- Я не могу вернуться сейчас… - продолжил Неджи уверенно, как и подобает наследнику старшего клана, - …я на территории Сенджу, и моё положение не такое шаткое… и я не один… только не сердись, ладно? Он не имеет никакого отношения к стрельбе, ты не должен злиться на него… Учиха Итачи, дядя… с ним… нет, я… не рядом с ним, а с ним… пожалуйста, не молчи. Если осуждаешь… я понимаю твои чувства, он всех нас переполошил и не сделал ничего, чтобы сгладить положение. Я понимаю, но тут только он… нет, я… я… можно я… да, объясню позже… тогда мы сможем поговорить нормально… нет, уверен… думаешь, я не пытался?.. со мной всё хорошо… не преуменьшаю, Хиаши! Я в полном порядке и за слова отвечаю, и не валяюсь беспомощным… просто не могу всё так бросить… да, я думал над этим и боюсь убедиться… пока, Хиаши, пусть они не тревожатся.
Короткие гудки на расстоянии. Неджи неторопливо опустил трубку, не отводя от неё взгляда, бездумно нажал на кнопку. Холодный айсберг, подточенный северным ветром, швыряемый по океану, такой же потерянный и одинокий. Неджи растерян. Возможно, расстроен. Только как подойти, чтобы не оскорбить его чувств.
- Всё нормально, Итачи, - не оборачиваясь, произнёс он безжизненно. – Если бы хотел скрыть от тебя, нашёл бы другое время.
- В чём ты боишься убедиться? – Итачи мягко подступил сзади, заключая в объятия дрожащее горячее тело. Возможно, это реакция не только на соприкосновение с прохладным воздухом, но и от потрясения. Не шутка – после долгой разлуки сразу же признаться могущественному родичу, что водишь шашни с чужаком, настроенным несколько враждебно и проявившим себя не с лучшей стороны.
- Они были уверены, что я погиб там, в холмах, а шкуру расстелили возле богатого камина в гостиной… Зря я так спонтанно. Надо было раньше позвонить, не с такой новостью…
- Неджи, - перебил звучащие оправданиями слова, - ты расстроен, я понимаю. Хиаши не захотел тебя понять. Но ты не ответил на вопрос. Я чую, что это важно. Очень. Для меня.
Неджи замолчал, попытался расцепить замок из пальцев. Напрасно. Итачи непреклонен и намерен получить подтверждение собственным догадкам.
- Боюсь убедиться, что испытываю к тебе не просто тягу.
- Боишься полюбить? Почему? – прикосновение его губ к виску, от чего Неджи запрокинул голову назад со вдохом.
- Это ведь будет то, что я ненавидел в вас с Наруто. И не понимал. Отказывался понимать.
- Позволь помочь тебе перебороть своё отвращение.
Неджи не ответил. А Итачи продолжал ненавязчиво ласкать его, не вызывая ни одного негативного отклика.


Звонок вырвал Итачи из офисных забот. А он как раз сосредоточился на одной сделке, требующей усиленного внимания. Он не сразу посмотрел на дисплей телефона, а когда сделал это, уже не мог думать о работе. Должен был, но не мог. Имя Такеши выглядело зловещим, словно он перед собой ментальный сигнал посылал. Такеши, который встал на прямо противоположную сторону, против Итачи. И против Неджи. Против них обоих из-за того, что Хьюга главенствующий клан. Главы оборотней не выносят друг друга, потому что тот, кто занимает одинаковое положение, имеет те же привилегии, ту же силу, те же запросы. Если присмотреться внимательнее и разобрать путаницу вспыхнувших чувств Такеши на фоне неприязни, можно, наверное, нащупать долю страха за своё дальнейшее благополучие. Сенджу никогда не примут вторую главенствующую семью. Каэде – возможно. Цунаде. Аи, если посмотрит в последствии шире узких взглядов семьи. Но не Юдай и не Такеши.
- Такеши? Что случилось? – Итачи принял вызов.
- Долго думаешь, - сразу же продемонстрировал усмешку позвонивший.
- Хьюга Неджи, - озвучил основную тему и причину Итачи.
- Вот видишь, ты сам всё прекрасно понимаешь.
- Не надо, прошу тебя, - ничего не оставалось, как взмолиться. Но Итачи никогда не сделает этого, ибо решение оборотня, особенно того, кто занимает высокое положение, непоколебимо. – Он ничего тебе не сделал. Он даже не хочет враждовать с тобой.
- Он показал себя моему отцу, - ответил Такеши. – Сопляк не считает нужным скрывать высокомерие. Я ещё не совсем уверен насчёт его намерений…
- Нет никаких намерений. Ты же видел его. Он просто заблудился. Его силой выдрали из привычной жизни.
- Так почему же он домой-то не убежал? – резко.
- Такеши…
И молчание.
- Такеши, - Итачи пытался достучаться до его разума. – Ты же знаешь почему. Зачем ты его винишь? Кого ты должен винить – так это меня, - он подождал, думал, собеседник скажет хоть что-нибудь, но напрасно. – Это я его не отпустил. Я позволил ему разгуливать в городе. Я попросил за него Цунаде. Он вообще ничего не сделал. И на вечере… я знаю, каким он пришёл. Он ничего не пытался предпринять, никого не хотел оскорбить. Всё только от твоего восприятия зависит, ты понимаешь?
- Я идиот? – ничуть не смягчился Такеши. – Защищай чужака, Итачи, если сможешь. Посмотрим, крепок ли он.
- Он болен, - напомнил Итачи. – Нет никакой чести побить ослабленного зверя.
- Он не ослаблен, - возразил Такеши. – Разве ослабленный оборотень пойдёт к чужакам?
- Он не сам к нам пришёл, - Итачи чувствовал, что всё возвращается по кругу. Одно и то же. Такеши не желал его слышать.
- Ты его маленькая армия, - усмешка. – Берегись, Итачи, я думал, ты более благоразумен.
- Это вызов?
- Если хочешь.
- Я не шучу, - надавил Итачи. – Ты хочешь войны?
- А ты готов к ней? Из-за Хьюги?
За Хьюгу, - с содроганием подумал Итачи. Он собирался защищать его даже от своего главенствующего клана. Он бы не постеснялся встать поперёк дороги Юдаю, действующему Старейшине. Но он бы никогда не сомкнул зубов на горле соперника, чтобы убить. Он не мог пойти против никого из них. Не до конца.
- Почаще оглядывайся, Итачи, - посоветовал Такеши. – Я хотел убедиться, что ты крепко к нему приклеился. Но я надеялся, Итачи. Надеялся!
Надеялся, что Итачи отвернётся от Неджи в угоду прихотям старшей семьи.
- Прости, Такеши. Я с ним.
За него. За один только шанс, что серебряный барс его полюбит. После Наруто это было как глоток свежего воздуха, как спасение, выход из тёмной стороны мира. Неджи принёс с собой волну свежего ветра и развеял апатию Итачи. Может, поэтому Итачи потянулся к нему. А если так, то не спутал ли он любовь с благодарностью? После Наруто он легко мог увидеть романтическую связь с мужчиной. С любым. Но не с каждым он бы действительно захотел сблизиться. Наруто растоптал его прежнюю спокойную жизнь и дал начало новой. Итачи попробовал её и пристрастился. Он вспомнил рысь, находящуюся где-то в городе. Он даже не знал, есть ли у неё кто-нибудь: родные, мужчины, дети… Обычный человек, так похожий на оборотня. Если бы не Наруто, а потом Неджи, Итачи бы попробовал с ней. Хоть немного, но обязательно попробовал бы.
- Ты не сможешь защищать его, - напомнил о себе Такеши. – Он не потерпит твоего хвоста впереди.
- Знаю.
Поэтому и волновался. Что бы ни утверждал Такеши и сам Неджи, он болен и выздоравливал настолько медленно, что становилось очень тревожно. Неджи чувствовал себя изгоем и никак не мог черпать силы в чужом краю.
- До встречи, - произнёс Такеши прохладно и повесил трубку.
До встречи? Итачи вздрогнул. Слишком многозначительное «до встречи». Обещание – вот что это было. Такеши слишком сердит и не простит никого из них.
Итачи отложил дела и набрал Шисуи.
- От работы отвлекаешь, между прочим, - тот отозвался сразу.
- Шисуи, у Такеши крышу сорвало.
- То есть?
- Он мне вызов бросил.
- То есть? – повторил Шисуи слово в слово с той же интонацией.
- Как ты думаешь, он удовлетворится, если я оттреплю его за холку?
Итачи знал, что не сработает. Такеши на сей раз будет стоять до конца. Если надо, он обратится змеёй, сделает всё, чтобы доказать свою правоту. А кто победитель – тот и прав. Вряд ли Юдай станет сильно его осуждать. И вряд ли клан Учиха захочет мстить отпрыску Старейшин. Как бы они ни злились или ни досадовали, они обязаны подчиняться иерархии, которую сами же всеми силами поддерживали. Раз проиграв, клан терял право на повторный вызов. У Учиха не осталось шанса когда-нибудь стать главенствующей семьёй.
- Итачи, ты меня пугаешь, - предупредил Шисуи. – Что он сделал? – и тут же связал все ниточки воедино. – Это после вечеринки? Тогда он углядел в Хьюге врага, а не просто неприятный фактор?
- Я не знаю точно. Но со времени вечеринки он мечтает о том, чтобы разделаться с ним. И ради этого хочет перешагнуть через меня. Потому что отчаялся отыскать его.
Боже, как хорошо, что город огромен. Не чета маленькому миру, ревностно охраняемому кланами Хьюга и Намикадзе.
- Откажись, - мгновенно пришёл к выводам Шисуи.
- Что?
- Откажись, Итачи. Ты можешь. Оставь всё как есть.
- Он не оставит его… меня в покое, - оговорился Итачи и уже знал, что оговорка не осталась незамеченной.
- В кого ты превратился из-за него! – вспыхнул собеседник. – Итачи, ты хоть понимаешь, что делаешь? Ты против клана Старейшин прёшь! Такеши – не соперник тебе. Он твой защитник и авторитет. Ты обязан ЕГО слушать, а не пацана из чужого мира. Ну что в Хьюге такого особенного? Что он сделал там, что заставило тебя задержаться так надолго?
- Не он, Шисуи, - спокойно прервал его тираду Итачи. – Он защищал своё, а я просто хотел немного тепла.
- Поэтому в него втрескался?
- Не в него… тогда не в него. Но он всё разрушил.
И исправил так, что выть от отчаяния хотелось. Итачи не знал, что будет делать, если вдруг встретит Наруто, готового вернуться. Не знал, как посмотрит Наруто в глаза, зная, что за спиной будет стоять Неджи и терпеливо ждать решения Итачи. По сути, он стравливал двух старых друзей. Камень преткновения – он сам. И он надеялся, что никогда не увидит Наруто больше.
- Ты стал таким влюбчивым? Итачи, я не узнаю тебя. Кто был там? Кто первый, Итачи?
- Неважно. Сейчас есть только Хьюга. И я не хочу видеть его кровь на траве. И кровь Такеши тоже. Он мой близкий друг… был им до того, как…
Они оба замолкли, понимая, что выхода нет. Чтобы предотвратить беду, необходимо действовать самому, и действовать быстро.
- Силой ты ничего не решишь, - попытался Шисуи. – Отпусти его, Итачи. Просто отпусти, ладно? Ты можешь договориться с ним снова. Вы можете встретиться на нейтральной территории, но только не доводи до крайности.
- Боюсь, Такеши уже доведён, - перебил Итачи. – Боюсь, он пойдёт за ним. И тогда клан Хьюга не простит. Ни они, ни Намикадзе или Узумаки не простят смерти Неджи. Только не после тех обстоятельств, при которых он пропал. Даже если они поймут… потом… уже поздно будет исправлять ошибки. Они не станут слушать никого из нас.
Опять тишина. Чтобы избавиться от неё и от сомнений, Итачи закончил мысль:
- Это будет война, Шисуи. Не конфликт, а бойня.
- Ты утрируешь, - подытожил Шисуи.
- Обрисовываю худший вариант. Особенно если Неджи прочат на место Старейшины.
- Если прочат, то как ты рассчитываешь удержать его? Он всё равно уйдёт. А если вернётся, не сможет и дальше закрывать глаза на истину. Ты – не его компания, Итачи. Хочешь поиграть? Поиграй, только не затягивай, прошу тебя.
- А если…
А если Итачи не играет, а действительно любит. Если это не просто тяга или влюблённость. Если Итачи будет способен выйти за Неджи даже против Наруто.
Наруто не давал Итачи покоя с тех пор, как он осознал, что для него значит Неджи. Постоянно вспоминал его любовь и его отвержение. Наверно, ему сейчас тоже плохо. Наверно, Итачи должен и его увидеть, чтобы разобраться до конца. Но что-то подсказывало, что он не захочет больше с Наруто. Не простил предательства и охладел. Зная, что однажды это произошло, Итачи всегда будет ждать повторения. И не успокоится. А потом может вспыхнуть неприязнь.
С Наруто покончено.
- Итачи, это ты его держишь? Или он сам не хочет возвращаться домой в таком виде?
- Наверное, оба варианта.
- Сделай то, что можешь сделать сам. А об остальном позволь позаботиться ему. Только, пожалуйста, сейчас отпусти его. Пусть он вернётся домой и сам решит, как объясняться.
Тогда он может поступить так же, как Наруто – оставить чужака и вернуться к тому, что он считал правильным. Но он не единственный наследник. И он способен оценить ситуацию по достоинству.
Если по достоинству, решение окажется не в пользу Итачи.
- Не хочу.
- Итачи…
- Нет, Шисуи. Не хочу просто стоять и наблюдать.
- Ты хочешь конфликта с Такеши? – сурово напомнил Шисуи.
- Нет. Но я не вижу другого выхода.
- Он есть. И ты сам прекрасно это знаешь.
- Есть, но только не для меня. Почему всегда Я должен жертвовать? Я устал от несправедливости. Хочу забрать себе то, что мне причитается. Вознаграждение, Шисуи, за моё терпение.
- В ущерб кому?
- А что, обязательно должен кто-то умереть?
- Ты сам сказал, что Такеши не отпустит его. Так кто из них, Итачи? За кем ты пойдёшь?
Шисуи не признавал Неджи. Итачи признавал их обоих. Он не мог сделать такой сложный выбор. Оставалась лишь одна возможность, крошечный шанс что-то исправить самому. Такеши не дурак, хоть и чересчур подвержен эмоциям. Он обязательно выслушает.
- Извини, Шисуи, я не могу сейчас ничего сказать точно. Я попытаюсь…
- Итачи…
- Просто попытаюсь, идёт? Я не хочу ничьей смерти. Если по-другому не получится… ни у кого из нас…
Он вынужден будет отправить Неджи домой и ждать приговора, который убьёт чувства Итачи в очередной раз. Он подозревал, что больше не получится так легко. Он опасался стать недоверчивым, если дело коснётся привязанности. Наруто – очень хороший учитель. И предатель.
Просто идеальный оборотень, чтящий традиции своей стаи. Но отвергающий чужаков.


Неджи знал, как это бывает. Отлично представлял, как действовать, если в привычный уклад ворвался наглый чужак и постоянно оставался у всех на виду. Никто не заботился о его чувствах, всем наплевать на его эмоции и желания. Он чужак – и этим всё сказано, даже если у него за душой нет никакого скрытого смысла, даже если он не хочет конфликтовать. Но если его действия вызывают открытый интерес, а затем и возмущение хозяев земель, он автоматически попадает в чёрный список. Так было с Итачи. Но Итачи и сам дров хороших наломал. И так было с его братом в далёком прошлом. Возможно, та компания не помышляла тревожить местных оборотней, но они вели себя слишком вызывающе, игнорировали местные традиции и порядки. Они вообще на всех и каждого смотрели свысока. А на попытку сделать им замечание расхохотались в лицо. Они были обречены ещё тогда. Они просто нарвались на слаженную команду оборотней и поплатились жизнью. Все, без исключения. Даже Учиха Саске, хоть он до сих пор и жив. Но то вопрос спорный, ибо доктора все как один говорили, что шансов слишком мало было ещё тогда, в самом начале. И чем больше проходило времени, тем меньше их оставалось.
Итачи рассчитывал на чудо, хоть и не верил в него, иначе зачем бы ему приезжать к брату. Его семья давно привыкла жить без Саске, смирилась, как только услышала приговор. Они только перечисляли деньги в больницу. И немалые деньги. И ни разу не заикнулись о переправке его домой. Да и вряд ли это удалось бы без осложнений. Его вообще нельзя было трогать, так как состояние и без того оставалось критическим и хрупким.
Неджи провёл параллель с собой. Вроде бы, ничего плохого и не делал, но он постоянно оставался на виду. Кое-кому уже настолько намозолил глаза, что начали выдумываться несуществующие истины. Возможно, так было и с той компанией, с которой прибыл в мир Неджи Саске. Их просто не поняли. Не захотели понимать. Любой оборотень, постоянно мельтешащий перед глазами, рано или поздно расценивается как злоумышленник. Он нарывался вне зависимости от того, имел ли какую корысть или нет. Неджи тоже «нарывался». И Сенджу Такеши не мог простить ему этого.
Неджи крутил в руках телефон. Не пошёл сегодня в больницу, опасался снова встретиться со своим врагом. Увы, теперь это факт. Люди категории Такеши сначала делают, а потом анализируют. Наверно, это неплохо, если приходится быстро принимать решения. Он стал бы отличным вожаком в неспокойные времена. Но когда требуется дипломатия, такой Старейшина способен принести беду.
Хиаши не перезвонил, хотя прошла уже пара дней. Несмотря на это, Неджи намеревался выдержать период побольше, примерно в неделю, чтобы позволить ему собраться с мыслями и выяснить настроение остальных. Наруто будет шокирован. Он сам мог позвонить в любой момент и высказать, но не позвонил. Значило ли это, что он принял себя таким, каким его хотели видеть. Значит ли это, что он на самом деле обратил внимание на непутёвую сестрёнку Неджи. Он не мог воспринимать Хинату всерьёз очень долго. То робкая, как антилопа, то крадущаяся, как леопард. Всегда нерешительная, если не доходило до крайности. И с Итачи она встретилась, когда действительно жареным запахло. И она всегда ждала Наруто, рискуя потерять его в той заварушке.
Из глубоких размышлений его вырвал телефонный звонок. Сперва подумал, что из больницы звонят напомнить, что он время приёма пропустил. Он собирался сказать, что ему уже лучше, почти совсем хорошо. Температура спала и не поднималась сутки. Но это была не больница. Неджи смотрел на имя Шисуи и не верил. Не понимал, что понадобилось кузену Итачи от чужака, которого он с трудом выносил.
- Да, Шисуи, - ответил он спокойно.
Шисуи помедлил, а потом спросил:
- Долго это будет продолжаться? Когда ты закончишь свои игры с Итачи? Почему не уходишь?
- Я уже ответил на этот вопрос, - напомнил Неджи.
Итачи – его стая.
- Только потому, что он признал тебя? Это бесчеловечно, Хьюга, ты знаешь?
- Ты боишься, что у него башню сорвёт, если Такеши меня прикончит? – сразу разгадал его намерения Неджи. – Этого не случится. Итачи разумный человек.
Человечность оборотня? Он едва сдержался, чтобы не усмехнуться. Шисуи воспринял бы это как оскорбление.
- А Такеши? Что ты собираешься с ним делать? Я не могу позволить тебе прикончить его. И не могу просто стоять и смотреть, потому что он озлобился на Итачи. Надеюсь, он убьёт тебя. Пусть это жестоко, но я на это надеюсь.
- А если дойдёт до драки… - дойдёт. Неминуемо дойдёт – Такеши явно показал это последним взглядом в окно, - как ты сможешь вмешаться?
- Он сильнее тебя, Хьюга. Пусть импульсивен, но он сильнее и старше. Лучше уйди сейчас, чтобы этого не видел Итачи.
- Вести распространяются быстро, - прокомментировал Неджи. – Кто сказал, что это обязательно случится?
- Я видел Такеши. Он чувствует себя оскорблённым. А что делает оборотень, получивший удар по самолюбию? От чужака.
Они оба знали, что он делает. Такеши на пустом месте взвился. Накрутил себе на уме, что чужак враждебен и чуть ли не всю его семью хочет уничтожить. Он настолько скор на решения, что становился проблемой.
- И как ты представляешь себе его Старейшиной? – спросил Неджи в лоб.
- Что? – чуточку растерянно.
- Ты видишь его в роли Старейшины, Учиха? Что станет с вашим миром, если он на каждого чужака будет так кидаться? Ты пойдёшь за ним?
Тишина. Шисуи сразу догадался, к чему Неджи это завёл. Они уже на стадии войны. Осталась финальная встреча.
- Не смей, Хьюга, - совсем тихо предупредил Шисуи.
- Что ты предлагаешь? Отступить?
- Просто уходи.
Не нужно свидетелей. Ничего не нужно, что бы разоблачало надвигающееся. Итачи тоже догадался и ждал как на иголках. Теперь догадался и Шисуи.
- Если он погибнет за пределами вашей территории, тебе будет легче? – осведомился Неджи.
- Никогда, Хьюга. Он выстоит. Ты проиграешь. Поэтому не вгоняй Итачи в апатию и уходи.
- Ты уже который раз повторяешь это, - заметил Неджи. – Я уйду, когда сочту время подходящим.
- Говоря так, ты подразумеваешь, что оно вообще никогда может не прийти. У тебя осталось слишком мало времени. Тебе не из чего выбирать.
- Извини, Шисуи. Я уже говорил: если Итачи будет падать, я подхвачу его. Я не хочу, чтобы он упал без меня.
- Рассчитываешь выжить?
- Кто не рассчитывает?
Неджи никогда не встречался с настолько серьёзной вендеттой, обращённой на него. Мелочи среди обычных оборотней до схватки, но никогда с отпрыском старшего клана. Он не раз раздумывал, что было бы, если бы они сошлись с Наруто. И если бы не убили друг друга, как бы жили с этим.
- Такеши злится на Итачи, – сказал Шисуи.
- Я знаю.
- Нет, не знаешь. Строишь из себя большого умника, а сам дальше собственного носа не видишь. Если он после тебя придёт за Итачи, я всю твою долбаную семейку во врагах буду числить.
- Не придёт.
- Откуда тебе знать?
- А откуда тебе знать принципы старшей семьи, Учиха? Ты никогда не был тем, над кем никто не стоит. Ты никогда не был последним кордоном защиты.
- Давай, теперь учи меня своим замшелым принципам. Я тебя предупредил. Если хоть что-нибудь случится с Итачи… даже если это будет Такеши, я не прощу никого из вашей семьи.
- Откровенно глупо. Они не виноваты. Но я постараюсь всё исправить.
Шисуи и сам понимал, что не станет мстить никому из них, если случится худшее. Он просто не мог больше молчать. Он сгорал от волнения и чувствовал связанные руки. Только языком сейчас мог воевать, ибо тоже не был лишён чести оборотня.
- Спасибо, что сказал, Шисуи, - и Неджи положил трубку. Им не о чем больше разговаривать. И больше некогда.

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн