23:04 

Исчезнувший идальго. Глава 12.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11-

Итачи закончил пораньше. После двух звонков места себе не находил. Переживал без веской причины. Ничего же ещё не ясно, никто вызова не бросал. Он вышел из здания офиса и сразу же почуял слежку. Это не были просто оборотни, с любопытством взирающие на интересного соплеменника. Итачи даже интересным себя не считал. Подумаешь, грива длинная – не у него одного. У Неджи, если сравнить, ещё длиннее. И никто не заглядывается. Хотя как посмотреть. На приёме при своём появлении он очень даже приковал к себе многочисленные взгляды. Каэде так вообще глаз на него положила, не посмотрела на то, что он из чужой старшей семьи, которой, по идее, она опасаться должна, а не симпатизировать.
Снова инстинктивный рык. Хищник всегда защищает законную добычу, если видит соперника. Каэде сразу же стала его соперницей, едва восхитилась внешностью Неджи. Итачи отмахнулся от грубых инстинктов и посмотрел на ситуацию разумно: Неджи не станет таскаться за каждой юбкой, пусть эта юбка и принадлежит дочке Старейшины.
Ощущение слежки не исчезло, когда Итачи миновал площадку, дошёл до машины и остановился перед ней. Самое бы время уехать, а он волновался очень, чтобы сосредоточиться на логическом мышлении. Что-то происходило прямо сейчас. Что-то, к чему приложил лапу Такеши. А это очень опасный противник, если почуял настоящую обиду. И не получится больше просто так оттрепать его за холку. Вряд ли они встретятся в тренировочной схватке. Теперь всё по-настоящему.
Итачи достал телефон и набрал Неджи. Не дожидаясь ответа, первым спросил:
- Ты где находишься?
- Дома.
Облегчённо выдохнув, Итачи на миг прикрыл глаза, но тут же открыл их вновь. Нельзя расслабляться, когда знаешь о преследовании.
- Постарайся сегодня не выходить никуда, хорошо? – слабая попытка удержать его от опрометчивости. Теперь и больница – не безопасная территория.
- Я не выходил, - подтвердил Неджи. – Ты тоже чуешь это?
- Да, - подтвердил Итачи. – Что-то надвигается. Такеши не знает адреса моей квартиры. Просто пересиди. Если понадобится, врача на дом вызовем.
- Не нужно, - ответил Неджи, - у меня больше нет температуры. И сам я вполне окреп. Могу поспорить с Такеши.
- Нет! – отрезал Итачи.
- Ты за него боишься или за меня?
- Прекрати. Я знаю, что у тебя честь и гордость из всех щелей хлещет. Но, правда, не надо. Не сейчас. Я сам должен как-то всё это стабилизировать.
- Итачи…
- Это мой город. Позволь мне своими делами заниматься и не лезь.
- Как не лез ты? – усмешка.
Итачи вздрогнул, машинально огляделся и снова вернулся к разговору:
- Это другое – и ты знаешь. Просто подожди. Ты же говорил, что доверяешь мне.
- Итачи, дело не в доверии, - впечатление, будто собеседник покачивает головой в знак неодобрения. – На этот раз всё немного по-другому. Я не могу игнорировать, потому что всё это из-за меня.
- Сдохнуть хочешь? – зло.
- Если этого потребует моя ответственность за твою шкуру – то да, - отрезал Неджи. – Когда я давал повод сомневаться в себе? По-твоему, я настолько слаб, что не в силах приструнить засранца категории Кибы?
Итачи передёрнуло. Неджи помнил каждый их разговор. Слушал и запоминал. Расчётливая змея снова брала верх. Силой и нахрапом, как мог бы поступить Наруто… От образа последнего стало лишь хуже.
- Неджи, послушай, Такеши не тот человек, чтобы прощать. Да, он похож на Кибу, но стержень у него Старейшины. Он всё доводит до конца самыми суровыми методами.
- Убьёт меня? Если я не убью его?
- Он мой друг и тот, кому я обязан подчиняться.
- А я? – спросил Неджи спокойно. – Меня ты в расчёт берёшь?
- Ты… - Итачи почувствовал, как летит в пропасть, - ты для меня не просто…
Не скажет вслух. Да и не требовалось. Неджи тоже отлично понимал, кем они являются друг другу помимо отношений личных. Итачи услышал, как Неджи судорожно вздохнул и явно захотел замять обострившийся спор.
- Подожди немножко, - вернулся к просьбе Итачи. – Позволь мне самому, ладно?
- Но только если от этого не будет зависеть твоя жизнь, - строго ограничил Неджи. Сразу бросится, если почует запах крови. Казалось, Итачи уже чует его. Резкий, легко узнаваемый зловещий запах крови. Будто она уже разлилась по центральной площади мегаполиса. И Сенджу тут не помогут, потому что это вендетта.
- Да. Боюсь, что так, - подтвердил Неджи после долгого молчания.
- Что? – Итачи упустил момент.
- Ты сказал, что это вендетта…
- Я не говорил вслух…
- Сказал, Итачи. Просто не волнуйся так.
Вот как: Итачи выложил вслух то, что думал. От этого стало труднее дышать.
- Я скоро вернусь – и мы обсудим, - предложил он. Кто бы ни следил, Итачи сперва намеревался поболтать с Хьюгой.
Неджи первым трубку положил, а Итачи ещё слушал короткие гудки, а потом полную тишину. Только затем поднял глаза и увидел наконец смутно знакомое лицо. Выражение лица, кричащее о том, что его хозяин готов на крайности. Суровые парни этой категории не считают ран ни своих, ни чужих. Они просто делают. И обычно за ними стоит кто-то влиятельный. Юдай, как бы ни был отрицательно настроен против Неджи, не стал бы действовать так. Он бы первым делом потребовал незваного гостя к себе для объяснений. Юдай обязан действовать открыто и достаточно долго медлить перед финальным ударом. Он не имел права на ошибку, хотя вряд ли раскаялся бы, если бы случайно убил вторгшегося отпрыска чужой главенствующей семьи.
Зато это мог бы Такеши. Наверняка он, потому что никого другого Итачи не мог вспомнить. Никого, кто был бы так враждебно настроен к чужаку.
Незнакомец, едва поняв, что его заметили и узнали, двинулся навстречу. С другой стороны – Итачи уловил краешком глаза и посмотрел туда, дабы убедиться – синхронно с первым начал движение второй. Типичный делец бескомпромиссными методами – первый. Спокойный с виду, ждущий своего часа – второй. Оба какое-то отношение имели к Такеши. Итачи не мог вспомнить их имён, хотя совершенно чётко знал, что видел их раньше. Не из той ли компании, что одно время крутилась возле Такеши? И снова истина ускользала. Потому что некогда было думать. Итачи знал, что не о погоде будет та парочка разговаривать, поэтому быстро сел в машину и завёл двигатель. Успел только заметить, как равнодушно пожал плечами второй, блондинчик. Первый просто проводил машину Итачи взглядом.
С этой минуты становилось слишком опасно для Неджи. Едва он нос на улицу высунет, ему конец. Такеши мог армию собрать в мгновение ока, но не сделает этого, ибо честь оборотня – самому расправиться с наглецом. Будь проклята его несдержанность! Итачи понимал, что домой ехать нельзя – слежка не закончилась ни на миг. Он не видел машины позади, как ни старался рассмотреть, но точно знал, что следят. Он принялся колесить по городу, выбирая подходящее место. Не бар или выставка, где никто не посмеет устроить грызню. На сей раз Итачи чувствовал, что нужно так. Инстинкты его редко подводили. Он искал уединение, чтобы хотя бы попытаться начать неожиданно. Несколько выигранных секунд могли оказаться решающими. Пусть эти двое сразу поймут, с кем имеют дело. Что Итачи не станет расточать напрасных слов. Если понадобится вступить в схватку, он сделает это.
Он аккуратно вёл их к окраине. Хотел снова Неджи позвонить, убедиться, что он никуда не рванёт в поисках приключений на свою голову. Но если сделает это, Неджи сразу поймёт. Порой гений мальчишки Хьюга играл против них обоих. Оставалось надеяться, что он не почует запаха крови. И Итачи не почует. Разговор – не всегда конфликт с применением силы. Просто ситуация сложилась тяжёлая. За Хьюгу разгоралась настоящая война.
Итачи снова взял телефон и нашёл в книжке номер Цунаде, но тоже не нажал. Сперва выслушает. Возможно, дождётся Такеши, и они до конца, на месте, выяснят отношения. Такеши ведь не глуп. Зачем он всё усложняет?
Итачи швырнул телефон на пассажирское сиденье и сделал два последних поворота. Потом потянулась зелёная пустыня. Насколько высоких холмов, парочка заброшенных сарайчиков, почти свалившихся от времени, рощица и море кустарников на месте бывшей городской свалки. Отвратительное место для прогулок. Итачи никогда бы его не выбрал, если бы оно не было самым ближайшим. Потом он остановился. Повернул машину поперёк дороги, пробитой подорожником. Ей, наверно, никто не пользовался. Изредка выруливали велосипедисты или заблудившиеся водители. Хотя Итачи мог недооценивать ситуацию. Здесь вполне могли построить что-нибудь стоящее, только возиться не хотели. Наверняка скоро найдётся смельчак, закатает остатки свалки под бетон и выстроит торговый центр, этим самым увеличивая площадь города, и так распластавшегося на десятки километров.
Он вышел последним. Проследил, как из показавшегося вслед за ним седана выбрались двое. Спокойный на лицо пассажир и серьёзный водитель. Что-то в нём было опасное. Но если пассажир не выглядел опасным, это не значит, что его можно сбросить со счетов. Такеши кого попало в подпольную команду не возьмёт. Если это его люди, то он точно знал им цену. И послал за Итачи, отлично зная, на что способен старый друг.
Слабый запах засыпанной свалки достигал нюха Итачи даже сквозь время. Нельзя, наверное, избавиться от него совсем, хоть и было всё вывезено и выскоблено. И территорию отдали под природные заросли. Дикая ива отлично справлялась с заданием, вытягивала последние намёки на мусор. Итачи чуял этот отвратительный запах и не мог избавиться от ощущения, что он перепачкан с ног до головы. Знал, что остановился далеко за пределами помойки, даже стена стояла за несколько сотен метров, но всё равно испытывал это чувство.
Он подождал, пока двое не приблизятся к его машине. Только тогда вышел, спокойно дверцей хлопнул. И внезапно его озарило. Он знал этих парней, только не по именам. Он неоднократно видел их раньше в компании Такеши. Его личная армия, его телохранители, готовые ради босса кому угодно глотку перегрызть. Блондинчик – тот ещё матершинник. Он только выглядел безразличным. До первого слова. Он не был лишён нормальной мимики, как друг Наруто, Нара. Второй посерьёзнее. Никто не видел его полной силы. Он играл роль и успокоительного для блондинчика, и отлично разрабатывал стратегию. Не повезло, что Итачи достались именно они. Но всё лучше, чем сам Такеши, ибо против него он не посмеет пойти до конца. Повалит на землю, потаскает за шкирку, навалится всем весом и будет ждать капитуляции, но никогда не сомкнёт зубы на его горле.
Машинально Итачи сделал шаг в сторону. Словно этого и ожидая, парочка проделала то же самое. Но в противоположную сторону. Так в кинокартинах обычно враги обходят друг друга перед схваткой. Или хищники, отыскивая у противника слабое место. Первый шаг – всегда обман, направленный на оценку сил.
- Передайте Такеши, что чужак не тронет его семью. Никого не тронет, - самое пустое, что мог сказать Итачи, но разговор он начал.
- Ты не понял, Учиха? – заговорил лидер в паре, - он не простит его. Такеши предупреждал твоего чужака.
- И мы здесь для того, чтобы… - Итачи развёл руками, предлагая продолжить.
- Ага, мать твою, - вступил блондинчик, - тебе объяснить. Будто делать нам больше нефига, как таскаться за ублюдками, отвергающими своё, кровное.
Итачи вскинул брови. Ублюдок? отвергающий своё? кровное?
Ну конечно. Защита чужака против воли хозяев этих земель – уже чуть ли не предательство. Так считал Такеши. Каким же он будет Старейшиной, если плюёт на мнение своего народа?
- Юдай тоже согласен просто уничтожить его? – спросил Итачи ровно.
- Какузу, мля, я жрать хочу. Почему я должен возиться с этим грёбаным мудаком? – блондинчика ничуть не тронуло упоминание о настоящем Старейшине.
- Ты постоянно жрать хочешь, - ответил Какузу терпеливо. – Так что будь добр сперва разобраться с проблемой чужака.
- Потом, мля, твои раны зализывать? Блевать от крови тянет. Твою вонючую сущность пробовать на вкус.
Какузу не ответил, пропустил слова напарника мимо ушей.
- Грубо, - заметил Итачи, понимая, что не будет никаких переговоров.
- Грубо или нет – решай сам, - Какузу взял роль лидера на себя. Наверно, и был им по жизни. – Ты так хорошо прячешь чужака, что только запах крови может вытащить его из укрытия.
Итачи дёрнулся. Поздно раскрыл коварный план друга из детства. Когда Такеши научился так тонко манипулировать другими?
- Да, - Какузу заметил его перемену, - ты будешь приманкой.
- А Такеши? – не мог не спросить Итачи. – Он ведь будет где-нибудь поблизости, так?
Никакого ответа. Только впереди на землю опустились два барса: тёмный и светлый. Оба просто стояли, готовые ринуться в бой по сигналу. У Итачи не оставалось выбора. Он мог только потянуть время, но кровь Неджи всё равно почует рано или поздно. Всё валилось в пропасть. Такеши лишь раззадорил Итачи своим звонком с кучей предупреждений. Он заранее решил, как поступить, и обозначил дату. А потом только от исполнения зависело. Насколько Итачи знал этих двоих ребят, они умели чётко исполнять приказы, компенсируя несостыковки силой. Тёмной силой, никому не известной до конца. Оставалось лишь гадать, сколько жизней на их совести. Не всегда общество узнавало о потере одного из них. И не всегда находили тело. Смутное подозрение прокралось в душу Итачи, но он от него отмахнулся: не может быть, чтобы эти парни поедали убитых врагов. Только чуялась в них сила другая, первобытная. Они бы без труда превратились в диких зверей и выжили бы в природе, не щадя ни добычи, ни соперников.
Первым присел для прыжка Какузу. Он тоже понял, что Итачи мечется между желанием прыгнуть в машину и умчаться защищать своего чужака, и честью оборотня. Мог и не торопиться. Итачи всё равно бы принял вызов. Только чувствовал он себя, будто за ним охота ведётся. Он ещё в прыжке принял привычный образ пантеры и встретил врага когтистыми объятиями. Они оба метнули морды к горлу соперника и оба отталкивали друг друга. Падая, они ещё рвали шкуры когтями. Потом подоспел второй, блондинчик. Итачи заметил его краешком зрения. Не успел выбраться из смертельных объятий, как в его тело вонзились клыки. Итачи упустил секунду, болезненно зарычал. И тут воспользовался преимуществом Какузу, добрался до горла Итачи. В последнем усилии Итачи рванулся, стряхивая их обоих, но не удалось вскочить на лапы. Какузу повис на его груди, обнимая лапами с выпущенными когтями. Второй навалился сверху. Итачи опять гнуло к земле. Он чуял острый запах крови – своей крови – и старой помойки. И это было до того отвратительно, до того отвлекало, что он едва не сдался под двойным напором. А потом извернулся, саданул когтями на задних лапах блондинчика, выкрутился из пасти Какузу. Наверняка клок шкуры в его пасти остался. Отпрыгнул так далеко, как позволяли силы. И сразу же голову к земле пригнул. Смотрел на вставших рядом противников, низко гортанно рычал и пытался отдышаться. Один миг, едва не стоивший ему жизни. Напрасно теперь скрываться. Теперь половина оборотней почует этот запах. Но никто не придёт посмотреть, ибо живя в огромном городе, они давно забыли, как дерутся насмерть массивные хищники. Мгновенье презрения и тут же опровержение собственным домыслам. Ни один из мохнатой братии не отступил бы, окажись он на месте Итачи. Все они, даже никогда не конфликтующие всерьёз, обладали гордостью оборотня.
Парочка снова кинулась на врага. Итачи подпрыгнул, ещё по пути вверх выпуская когти. Вспомнил Неджи: как он сражался, его методы. Как такой юнец мог одолеть его, Итачи, годами сражающегося с соратниками, достигший мастерства в этом деле. Неджи умело управлял зверьём во время схватки. Он оставался в своём образе, но манипулировал физическими данными в самый непредсказуемый момент. И ещё он чертовски точно предугадывал будущий шаг соперника. Итачи вытянул морду, чуть удлинил клыки и уже в приземлении вцепился в бок светлого барса. Тот взревел. Наверно, больно. Неожиданно и больно. Но он ошибся. Блондинчик взъярился, словно оскорбление получил. Он извернулся и схватил Итачи за лапу. У Итачи не было времени отодвигаться, ибо с другой стороны подоспел Какузу.
Стало по-настоящему жарко. Итачи пришлось вложить всего себя в схватку. Он не честь оборотня сейчас отстаивал, а свою жизнь. Пока ещё полный сил и всё ещё способный избежать тяжёлых ран, он был уверен, что сможет достаточно измотать спевшуюся парочку, чтобы улучить момент и нанести решающий удар одному из них.


Неджи не двигался с того момента, как Итачи позвонил ему. Не просто так позвонил, не высказывал своего волнения по поводу самочувствия гостя. Неджи просто сидел на подоконнике. Форточку открыл и вдыхал ароматы шумного города. Спёртые ароматы вечной суеты. Итачи хотел скрыть что-то важное, а Неджи на месте остался. Не мог понять, что происходит. Смотрел в одну точку, на маленькую лавочку во дворе, вокруг которой носилась ребятня с совочками и формочками для песка. Обычные ничего не подозревающие люди.
А Неджи смотрел на их возню. И думал. Пытался не придавать значения звонку Итачи, но не получалось. Он готов был выскочить на улицу и попытаться уловить его запах в огромном городе, но не знал, куда идти. Он только знал, где находится главный офис, в котором работал Итачи. По карте видел. Когда спросил, а Итачи ему показал, пальцем ткнул. От этого места за город ехать около получаса, если без задержек. Пробки – задержки, светофоры – тоже задержки. И почему Неджи сразу решил осмотреть это место? Не к добру.
Он наконец шевельнулся. Тело затекло. Срочно требовалось разогнать застывшую кровь. Он подобрался, не мог расслабиться, в горле зарождался рык сам собой. Теперь всё вставало на свои места. Сперва звонок Шисуи, который и в нормальное-то время не звонил, а потом Итачи. Может, потому Шисуи и позвонил, что время как раз ненормальное. А Неджи пропустил что-то очень важное. Он руки в кулаки сжал…
…и почуял этот зловещий аромат. Разбавленный выхлопами автомобилей, расстоянием и миллионами людей, скрадывающих этот запах. Ни с чем не сравнимый запах. Запах крови.
Неджи уже знал, что происходит. И знал, в какой мере виновен он сам или Итачи. И знал, кто виновен на самом деле. Проклял необдуманность поспешных решений сильных мира сего. Он не сомневался больше, не убедился, что замок квартиры захлопнулся за ним, не думал над местом, куда направиться. Откуда-то он знал. Его нос, хоть и не мог уловить этого запаха на самом деле, безошибочно вёл его туда, где было самое удобное место, самое близкое к офису Учихи Итачи. Он просто такси взял и назвал адрес ближайшей крайней улицы. Он нервничал, но внешне оставался спокойным. Ничем не выдавал себя, просто ждал. Ожидание становилось степенным, что означало только одно – Неджи готов к тому, что увидит. И он знал, что следует делать.
Только тревожился за Итачи, который ради него сам голову в петлю сунул. Они защищали друг друга так рьяно, что до дурости доходило. Надо было вызвать Итачи на откровенность, согласовать с ним планы на непредвиденный случай…
Он пытался, а Итачи не хотел слушать. Считал, что сам способен позаботиться обо всём.
- Итачи… - шепнул Неджи перед собой. Надеялся, что Итачи услышит его, что найдёт в себе резервный источник сил, который поможет ему продержаться. Против Такеши у Итачи не было ни шанса.


Такеши ступил на возвышенность в тот момент, когда измотанные первой волной нападений соперники остановились друг напротив друга. У всех троих на боках красовались кровавые борозды. Все трое отказались от необдуманных поступков. Такеши злился. У Итачи, чтоб его, чёрная кровь, хоть он и не являлся кровным родственником главенствующей семьи. Чёртова чёрная кровь. А если нет, то очень близкая по цвету. У обычного оборотня не могло быть такой густой крови, а Такеши видел её в Итачи. И это раздражало его ещё больше. Он смотрел и вспоминал каждую подробность своей схватки с Итачи. Тогда ещё показная, несерьёзная. Итачи ловкими манёврами трижды уложил Такеши на лопатки, играючи прикусил за холку, пару раз тряхнул. Отступил он до того, как Такеши взвился с намерением навалять в ответ. А Итачи всего лишь играл. Этот чёртов ублюдок намеренно кичился своей силой. И он превосходил по силе кучу знакомых оборотней. Вроде, обычный, ничем не выделяющийся. Такеши не раз потом хотел снова сцепиться с ним, но сдержался. Всё в шутку обратилось. Они с Итачи словно и не выясняли отношений, так же вместе пили пиво, делились историями и тактиками, обсуждали чужаков и девочек. Они даже гуляли вместе. Такеши думал, у него никогда не будет друга лучше Итачи. А теперь между ними словно стена выросла, имя которой Хьюга.
Он задержался наверху, наблюдая, как мастерски избегает Итачи смертельных ударов. Ловко вывернулся и швырнул Какузу в сторону. Тот на лапах не удержался, всем боком рухнул, поднимая тучу песка, вспахивая дёрн. Наверняка боль адская. Но ребята Такеши никогда не покажут, что на самом деле испытывают. Итачи полоснул лапой Хидана, вынуждая его отступать. И мгновенно воспользовался преимуществом. Один на один с Какузу. Вероятно, считал его врагом более серьёзным. Ошибочно полагал, будто Хидан всего лишь в поддержке.
Итачи не мешкал, ринулся на поднимающегося врага и сомкнул зубы на его шкуре, прикусил с мясом. Даже Такеши морду искривил, словно сам прочувствовал, каково это – когда тебя кинжалами прокалывают. Хидан попытался сбросить соперника, но безуспешно. Итачи умело использовал все преимущества, ни одного не упустил. Одно из них – вес. Он дёрнул мордой, вонзая клыки глубже. Хотел вывести из строя хоть одного из них. Но Хидан не сплоховал. Он не позволил Итачи наслаждаться преимуществами. Итачи понял это и расцепил зубы до того, как в его спину вцепился Хидан. Они словно танцевали все трое. Кровь окрасила траву, достигла бесхозных кустов, разогревала азарт.
И в один прекрасный момент Хидан удачно подставил Итачи плечо. В прыжке Итачи не успел сманеврировать, свалился навзничь и тут же был атакован. Его зубы лязгнули в сантиметре от шкуры Какузу, а потом оба союзника ловко повернули преимущества Итачи себе во благо. Итачи просто не успел. Против обычных оборотней он бы легко выстоял. Против этой парочки – нет. Такеши хотел уже их остановить, поболтать с другом. Не хотел убивать его и видеть, как его убивает кто-то другой. Итачи просто надо было поставить на место. Итачи, слишком зарвавшегося, считающего себя этой самой чёрной кровью. Такеши не собирался терпеть такого пренебрежения. Он не собирался давать поблажек никому, кто посмел идти против старшей семьи.
Он снова просчитался. Итачи не был повержен. Что-то случилось. Так быстро, что Такеши даже увидеть не успел. Только Хидан отлетел в сторону, Какузу отшатнулся, демонстрируя окровавленный правый бок. Кровь хлестала буквально фонтаном. Толчками выливалась наружу, капала водопадом. Но Итачи и этого показалось мало. Он набросился на Какузу… и был встречен Хиданом. Надёжные парни, умели прикрывать друг друга. Низкий рык, участившееся дыхание, неравенство сил.
Хидан прыгнул. Итачи не выдержал натиска, рухнул под его весом, махнул когтистыми лапами и промахнулся мимо живота соперника. Его основная ошибка. И маленькая победа. Такеши недоумевал, как Итачи удаётся так легко менять соотношение сил и преимуществ. Невообразимым образом он столкнул с себя Хидана, завертел окровавленной мордой. Его шея вся была искусана. Итачи ни разу не допустил глубокого укуса. Он умел защищаться, и умел атаковать.
Такеши понял, что пора. Он издал громовой рык, смотря на сражающихся свысока, уши к голове прижал. И все остановились. Хидан и Какузу – подчиняясь приказу. Итачи – получив передышку. Выглядел он неважно. Хотя больше половины – лишь видимость, поверхностные раны. Но усталость сыграла своё. Такеши легко свалит старого друга и заставит выслушать себя.
Он прыгнул, за секунду сократил расстояние между собой и Итачи. Парочка отступила в стороны. Такеши громадным барсом приближался, не сводя взгляда с Итачи. Итачи просто ждал. Рассчитывал на старые привязанности, но Такеши не собирался прощать. Только не в этот раз. И он не собирался убивать. Итачи тоже понял это, должен был отступить и выслушать. Хотя бы выслушать. Только Итачи опять выделился. Пошёл за чужаком. Защищал не свою жизнь, но его. Измотанный неравной схваткой и всё такой же чересчур гордый, до смерти бьющийся за свои высокие идеалы.
Такеши понял, что не сдастся сам и не сдаст своих позиций. Итачи атаковал первым. Отчаянно атаковал, понимая, что не получится на этот раз. Не в лучшей форме, да и на игру не очень походило. Беспечно Такеши полагал, что Итачи будет искать слабые стороны, как обычно поступают хищники. Но незнакомые хищники. А Итачи знал самого Такеши и его стиль боя. И отлично представлял его уровень сил. Он воспользовался единственным своим преимуществом перед наследником Старейшин. Итачи сходу вогнал зубы в шею Такеши, сразу глубоко. Думал, что глубоко. Но Такеши тоже вырос и достаточно поумнел. В последний миг он мотнул головой – и зубы Итачи соскользнули, сомкнулись под кожей. Четыре невинных дырки, только выглядящие скверно. Они оба поднялись на задние лапы, мёртвой схваткой вцепились друг в друга, царапая и кусая. Такеши злился. Не так, как если бы ярость застилала его разум. Он просто злился на Итачи за его поступки. Досадовал из-за его выбора. И не напирал сильно. Пока.
Изменилось всё скорее, чем он думал. У Итачи осталось достаточно сил, чтобы использовать один из своих хитроумных приёмов. Такеши оказался внизу, под весом мохнатого тела. Сопротивлялся изо всех сил, но Итачи не отпускал. А по бокам расхаживали два раненых зверя. Какузу время от времени головой потряхивал, пригибал её на одну сторону, на ту, где ухо провисло. Они ревностно охраняли территорию смерти, отрезали сражающихся от внешнего мира. Схватка затягивалась. Такеши рисковал преступно промедлить и собрать всех заинтересованных оборотней. Тогда ему никто не позволит самому разбираться с Итачи. Его остановят и снова заставят молча злиться. Но время неумолимо тикало, а Такеши ничего не мог поделать со своим соперником. Измотанным, но не сдавшимся.
Затем атмосфера опять переменилась.
Миг спустя Какузу грозным рыком сообщил о вторжении. Как бы Такеши теперь ни старался решить всё по-своему, он опоздал. Рык Хидана, а потом незнакомого оборотня. Не такой рык, какой издают оборотни из стаи. Это не поддержка, это вызов.
Итачи тоже вздрогнул. Рванулся из зубов, оставляя в пасти Такеши клок чёрной шерсти. Такеши не упустил момента, налёг на него и сомкнул зубы. Не видел, в каком месте, просто пытался под себя подмять. И только потом посмотрел. Лучше бы этого не делал. На том месте, с которого Такеши сам недавно наблюдал, стоял саблезубый тигр и смотрел с той холодной яростью, какая обычно вспыхивала в глазах Итачи. Не тот взгляд, чтобы сомневаться. Итачи воспользовался секундной передышкой и рванулся, сталкивая Такеши с себя. Лапы расставил в стороны, морду низко опустил. И тоже смотрел. Они все просто наблюдали.
Это был чужак. Тот самый наглый чужак, посмевший бросить вызов всем правилам, которым подчинялся Такеши. Он ждал его, ибо ради этого момента и был устроен весь фарс с участием Итачи, но явление его лично всё равно стало неожиданностью. Хьюга долго стоял наверху. Долго оценивал ситуацию. И долго ждал, что сделает его противник. Трое противников. Такеши отпустил Итачи, отступил на шаг и вышел вперёд, низко опуская рычащую морду, смотря исподлобья, бросая вызов за вызовом. Наконец-то. Сколько времени Такеши ждал, чтобы расправиться с этим сопляком. Чушь всё это, будто Итачи продул этому юнцу. Невозможно. Это только видимость, с которой чужак пришёл сюда, отвлечение внимания.
Какузу зарычал громче. Такеши покосился на него и многозначительно рыкнул. Сам разберётся. И времени много не займёт. Он двинулся навстречу, всё ещё держа Хьюгу взглядом. И тут снова вступил Итачи. Вечно мешающийся Итачи, которого больше не получится прощать. Такеши в крайней ярости развернулся и саданул его лапой, бросился вперёд, рассчитывая вывести его из строя. Не подумал, что Итачи мог и на этот раз постоять за себя. И не подумал о мощной поддержке Итачи. О выскочке из старшей семьи.
Мир перевернулся. Такеши почувствовал жестокий удар. А когда бросил взгляд на возвышенность, там уже не было Хьюги. Хьюга стоял перед Итачи, отрезая его от опасности. Почти над ним. Итачи поднимался на все четыре лапы за его спиной. И он ничего не мог поделать, как уже не мог никто из присутствующих. Это была честная схватка двух оборотней, довёдших до вендетты. Такеши никогда не сможет простить Хьюгу. А Хьюга вряд ли оставит за спиной живого врага. Клан Хьюга славился своей расчётливостью и точностью. Клан непрощающих монстров, с которыми на свою беду связался Итачи.
Хьюга прыгнул. Такеши рассчитывал встретить его как Итачи, ещё в воздухе. Но он просчитался. Противник взял выше, сократил расстояние гораздо быстрее и обрушился на врага. Пришлось туго с первых же секунд. А потом завязалась кровавая бойня, которой правит не разум, но животные инстинкты. Такеши больше не управлял ситуацией. И Хьюга не управлял. Ситуация управляла ими обоими.


Юдай почуял это вместе с супругой. Касуми встала посреди комнаты и одно слово произнесла:
- Такеши…
Они оба знали, что делать. Всё бросить и мчаться туда, откуда веяло кровью. Жестокой кровью, взбудораживающей всех оборотней города. Иногда случаются схватки между себе подобными, но это выражено не так ярко. Сегодня происходило что-то чудовищное. Сегодня сошлись силы, равных коим не встречалось в обычном обществе. Это была кровь Старейшин. Чёрная кровь.
Машина ехала слишком медленно, то и дело приходилось останавливаться на светофорах. Юдай нервно постукивал по рулю. Касуми смотрела в окно. Они оба ждали в полном напряжении. Бежать на своих четырёх ещё дольше, поэтому они вынуждены были молча ждать. Тяжело и молча. Время летело. Они рисковали не застать кульминации. И они не могли найти Цунаде. Не могли дозвониться до неё. Она тоже, наверное, уже в курсе. Всеми силами пыталась предотвратить происходящее, но не смогла, ибо кровь играла не только у искателей приключений. А Такеши и так был не особо терпелив. Это мог быть только чужак. Подкошенный болезнью чужак, вёрткая змея Хьюга. И если кровью пахло настолько отчётливо, то бой разворачивался совершенно необычный. Мощная волна. Боль родителей, страшащихся потерять сына, тревога за благополучие традиций. Всё металось в накалившейся атмосфере. Оставалось уповать на состояние чужака. Ослаблен и болен. Слишком мало времени прошло. Он просто не мог оправиться. А если так, то не кинется ли Итачи его защищать? Вдруг придётся приструнить и его тоже. Итачи, который пережил что-то плохое в чужом краю, а теперь рисковал потерять и чужака, за которого цепко держался всё это время. Такеши не посмотрит на старые связи. Если Итачи вмешается, он тоже получит своё. Потому что Такеши не мог не перестраховаться. Он наверняка продумал запасные пути. Наверняка взял в уравнение своего друга, одолевшего его ещё задолго до того, как это показалось бы оскорбительным.
Последние дома резко закончились. Теперь скорость ничто не сдерживало. А когда супружеская чета увидела впереди несколько стоящих в беспорядке машин, они оба сообразили, что прибыли далеко не первыми. Кровью пахло отчётливее. Просто воняло, до тошноты. На своём веку Юдай помнил лишь пару случаев, когда доходило до такого. И в обоих случаях имела место вендетта между сильными соперниками. Сегодня перелистнулась ещё одна страничка. Сегодня все притихнут, ожидая развязки.
Юдай уже зверем метнулся в сторону запаха. Касуми не отставала ни на шаг. Держалась чуть впереди, не позволяла обойти себя, готовая кинуться первой. Но она не кинется, как не кинется и Юдай. Они не могли вмешиваться в поединок, если не хотели всё испортить. Не в этот раз. Если у них и получится, Такеши не откажется от вендетты, только озлобится и почувствует себя униженным, будто чужаку поддался. Нельзя вставать между ними. По крайней мере, пока жизни сына ничего не угрожает. Но Цунаде предупреждала насчёт Хьюги. Говорила, что мальчишка слишком ужасен даже среди старших семей. Расчёт и острый разум плюс физические данные. Она предупреждала, что Такеши может не выстоять. Нет, она предупреждала, что он погибнет. Но она явно не думала, что встреча произойдёт так скоро.
Все ошибаются. Цунаде ошиблась. И ошибся Юдай, полагая, будто чужак слаб после ранения. Картина боя развернулась перед ними совершенно невообразимая. Неожиданный расклад сил, неожиданный вид, охраняемый по периметру двумя смутно знакомыми оборотнями. А в стороне стоял Итачи, тоже готовый ринуться вперёд, наплевав на правила.
Такеши тяжело упал, хотел тут же подняться, но лапы подкосились, когда Хьюга вихрем налетел на него и прижал к земле. Он несомненно лидировал. Юдай не был готов к такому повороту. Он допускал подобный расклад, но не так. Не с такой скоростью и не с такой расстановкой сил. Касуми упустила нервный возглас. Она видела то же самое, что и он. Они оба подались вперёд. Но остановились, когда Хьюга сделал свой шаг. Такеши оказался больше чем в невыгодном положении. Он не мог освободиться, стряхнуть с себя соперника. Не мог и злился от этого ещё сильнее. Из его горла вылетали звуки разъярённого хищника. Он упирался лапами и всё равно уступал Хьюге, который был не тяжелее, и даже не сильнее. Он просто использовал вес их тел. Секунда могла стоить Такеши жизни. Касуми метнулась вперёд, готовая столкнуть противника с сына. Но тут из ниоткуда вылетела Цунаде, заступила дорогу. Вся верхушка собралась. Теперь даже если Итачи и захотел бы вмешаться, он не мог. Он терял право точно так же, как теряли его все остальные. Юдай нервно переступил лапами, сделал шаг вперёд, способный раздавить чужака одним ударом, но он ждал. Ждал, когда саблевидные клыки вонзятся в горло его сына. И того момента, когда клан соберётся по скорбному поводу. Такеши не выиграть. Цунаде была права, полагая, будто Итачи проиграл Хьюге.
Цунаде стояла чуть впереди и так же неотрывно смотрела на бой. Такеши терял преимущество. Он не мог скинуть с себя врага, а Хьюга не мог вонзить зубы в его шею. Наверно, он уже рассчитывал дальше. Думал, как будет объясняться с семьёй Сенджу. Или как они поступят. А позади не двигался Итачи.
Наконец Такеши удалось чуть ослабить хватку противника. Он рванулся вверх и вперёд и был немедленно атакован. Беспроигрышный вариант – удар в трахею при попытке поднять голову. Неджи ждал именно этого шага. Его не трогали впившиеся в его плоть когти, раздирающие шкуру в клочья. Он терпел, когда Такеши задел какой-то внутренний орган в его животе, только выгнулся чуть-чуть, избегая смертельного нажима. И не разжимал зубов.
Юдай понял, что прямо сейчас видит последние секунды жизни старшего сына. Он снова хотел вмешаться, и снова Цунаде не позволила. Соблюдала все традиции, бережно хранимые поколениями. Даже те, которые не позволяли спасти своих любимых.
Это были два незнакомца, которые пришли с Такеши. Они вместе бросились на обидчика и смахнули его с ног. Зубы в холку, удар, когти у горла. Хьюга держал жертву до сих пор. Затем Итачи ринулся на защиту. Такой же помятый, он мигом перевёл внимание одного из нападающих на себя. Мигом сорвал план второго прикончить наглого чужака. И затем Цунаде собственной персоной. Её грозный рык поставил на место всех присутствующих. И только тогда и не раньше Неджи расцепил зубы. Смотрел на неё снизу вверх и не торопился подниматься. Кровь с его рваных боков стекала в траву, делая поляну картиной смерти. Совершенно медленно он подогнул под себя лапы и так же медленно поднялся, всё так же склоняя голову перед Цунаде. В стороне шевельнулся Итачи, двинул хвостом из стороны в сторону. И Касуми, столь же медленно двинувшаяся вниз, к сыну. Она первая решилась проверить, дышит ли её чадо или нет. Юдай не торопился. Всё, что могло случиться, уже случилось. Он ненавидел чужака до такой степени, что сам готов был броситься на него. Кажется, чужак понял это, поэтому в глаза смотрел, готовый принять вызов прямо сейчас.
Но ситуация ещё не получила передышки. Такеши шевельнулся в стороне, поднялся из лужи собственной крови, тяжело кашляя и выплёвывая кровавые сгустки. Точно как Юдай, он посмотрел на противника и метнулся к нему, в прыжке превращаясь в змею, покрытую густой шерстью. Последний довод старшей семьи. Цунаде осталась на месте. Касуми замерла на полушаге, Итачи подался вперёд, но никто больше не смел открыто реагировать.
Хьюга встретил змею в полёте. Саблезубый тигр утратил свои очертания, обращаясь громадной птицей. Они вместе перевернулись в воздухе. В воздухе же птица сомкнула лапы на теле змеи, а клюв вонзился в её голову. Теперь схватка выходила на другой уровень. Теперь они оба становились неуправляемыми. Даже если Юдай вмешается…
Он вмешался. Такеши снова не мог вырваться. Уже жалел о принятом облике, но не менялся. Хлестал противника хвостом и не мог принять более подходящего обличья. Они вместе рухнули на землю. Птица устояла, балансируя крыльями, ещё сильнее вонзая когти в тело змеи. Хьюга использовал каждое преимущество того или иного зверя. Такеши совершил ещё одну ошибку, полагая, будто Хьюга не умеет сражаться змеёй. Он умел. Просто это было не принципиально. Он выбирал тот образ, который мог одержать верх в данной ситуации.
Цунаде не смогла остановить Юдая. Он увернулся и прыгнул. Хьюга слишком поздно заметил это. Юдай вцепился в его покрытое перьями тело когтями лязгнул зубами в миллиметре от горла. Птица увернулась, снова зная, как действовать. Она оставила Такеши в покое. Теперь намечался противник более серьёзный. И Юдай совершенно отчётливо понимал, с кем имеет дело. То, что Хьюга измотан, не имело никакого значения. Он сам обязан был позаботиться о прикрытии. А если у него в запасе нет никого из старшей семьи, это его проблемы. И Итачи тут не помощник. Остановилась и Цунаде.
Всё на мгновенье. Неджи прыгнул, в полёте перетекая в зверя, не похожего на кошку и собаку. Иглы зубов в пасти и кривые лапы. Юдай замешкался, поздно сообразив, что это лишь отвлекающий манёвр. Хьюга ударил. И с первого удара Юдай понял, что сражаться придётся всерьёз.
- Юдай! – вскричала Касуми.
Они оба замерли. Опрометчивый жест беспокоящегося отца и отчаянный рывок вымотавшегося противника.
- Юдай, он не дышит! – Касуми сразу вырвала их обоих из пыла боя. Юдай ещё некоторое время держал Неджи взглядом, а потом отвернулся. Медленно подошёл к сыну и присел перед ним на корточки. Против такого соперника у его импульсивного сынишки не было шансов. Такеши умирал. Прямо сейчас умирал. Он даже не дышал, но пытался что-то сказать. Смотрел и не видел, захлёбывался кровью. Касуми качала его на колене, как младенца. Юдай не мог сосредоточиться и понять, как же действовать. Смотрел как со стороны, как Касуми припала к его губам в попытке искусственного дыхания. Слышал, как Цунаде кому-то распорядилась:
- Уходите!
Наверно, это был чужак и Итачи.
Итачи, который даже не подошёл, чтобы посмотреть на друга. Юдай заставил себя отмахнуться от мысли о предательстве Итачи. Они все были предупреждены. И каждый с самого начала избрал для себя позицию. Тут нет виноватых и нет правых. Все они шли к этому и все поплатились. Он смотрел на Такеши сквозь туман, видел его бесплодные попытки за что-нибудь ухватиться, подставил свою руку. Окровавленные пальцы сына сомкнулись на его руке, а из горла раздалось отчаянное:
- Пап…
Такеши до сих пор не верил. Умирал и не верил, что умирает. И по его щекам катились слёзы, смывая кровь и грязь. Юдай сильнее стиснул пальцы, тронул его лицо, пригладил волосы. Не мог спокойно смотреть, не мог согласиться и даже поверить. Касуми одна боролась за его жизнь. Цунаде где-то позади охраняла подступы, а остальные… остальных Юдай не знал. Не хотел видеть их и слышать.
- Пап… - сквозь бульканье в горле снова позвал Такеши.
- Я тут… с тобой, - отозвался наконец Юдай.
- Мам… - Такеши словно утратил к отцу интерес, на Касуми смотрел, а она на него.
- Ты выкарабкаешься, - пообещала она, становясь опасной. Наверно, она тоже раздумывала над вендеттой, но всё ещё не имела на неё права.
- Мам, я не хочу…
У Юдая сжалось сердце.
- Кто-нибудь… - сипло проговорил он, - позаботился вызвать скорую?
Такеши изо всех сил цеплялся за жизнь. Только сейчас Юдай с облегчением отметил, что он дышит. Пусть это и унизительно для поверженного сына, но Юдай собирался вытащить его. А потом провести беседу с Хьюгой. Со всеми ними, с участниками сражения. Только он не был уверен, что отыщет парочку помощников Такеши. Без добровольного согласия Такеши Юдай мог никогда их не найти. Однако, это становилось одной из основных задач. Едва Юдай поставил напротив пункта галочку, тут же выкинул его из головы.
- Я не хочу, - повторил Такеши сквозь боль. – Оставьте… меня…
Юдай дёрнулся. Ошибочно воспринял слова сына. Думал, он имел в виду «не хочу умирать», а он спрятаться захотел. Просто уйти и сгинуть в какой-нибудь канаве.
- Пусти… - снова попытался он и зашёлся в приступе. Снова не мог дышать. Касуми отчаянно боролась за его жизнь, а Юдай не мог даже этого. Прежде всего, как Старейшина, он обязан смотреть на оборотней, как на общество, а не на семью. Он просто позволял жене делать это, хотя сам бы развернулся и ушёл. И никогда бы больше не увидел первенца.


Цунаде сразу узнала и сразу ринулась к источнику запаха. Она знала ещё до того, как пришла на место. Первая после основных участников. Наверно, Юдай волновался, чуя то же самое. Наверно, пытался связаться с ней, но она ни разу не ответила. Она вообще о телефоне забыла, особенно в момент, когда увидела битву.
Она оценивала силы Хьюги Неджи. Она не рвалась вмешиваться. Побывав в различных ситуациях, встретившись с различными обычаями, она пришла к выводу, что основные остаются неизменными. Никто не в праве нарушать закон и превращаться в змею, если он не из старшей семьи. И никто не в праве вмешиваться в чужой бой, если это вендетта. Такеши объявил её в тот момент, когда увидел чужака за столом переговоров в собственном доме. Посчитал себя оскорблённым из-за покладистости отца и матери. Разобиделся на Цунаде за то, что она поставила на Хьюгу.
Она была знакома с кланом Хьюга. И знакома с историей Неджи. Она наблюдала за ним с дальних позиций, пока не получила полное представление о нём. Никто из младшего поколения не внушал ей столько опасений, как он. Он умел хранить обиду годами. А желая расправиться, познавал новые и новые приёмы. Он копил их вместе с обидой, даже если она в последствии развеивалась.
А сейчас этот опасный тип пытался уничтожить Такеши. У Цунаде сердце сжалось, но она не могла вмешаться. Между тем, смотрела на Неджи не как отчаявшийся родственник умирающего, а с широкой позиции. Она изучала его стиль сражения и делала сравнения, проводила параллели со всеми известными оборотнями, чем-либо прославившимися в своём краю. Неджи не походил ни на кого из них. Никто из них. Все они обладали индивидуальными особенностями. У Неджи она заключалась в его холодном расчёте. До безумия точном расчёте. Он как машина, трансформер, меняющийся на ходу.
Итачи просто ждал, удерживаемый точно такими же принципами. Потрёпанный Итачи, переживший встряску не меньшую, чем сейчас переживали сражающиеся. Она заранее заметила приближение Юдая и Касуми и сразу же взяла их под контроль. Хотелось прокричать: «Я предупреждала!». Но Такеши не стал бы слушать никого из них.
Она наблюдала за Итачи, поникшим и растерявшимся. Он не знал, кому отдать предпочтение. Он любил Хьюгу, но чувствовал привязанность и к Такеши. А сейчас просто расклеился, воспользовался той же директивой, что и Цунаде.
Когда всё закончилось, когда Такеши остался позади, моля оставить его здесь одного, Цунаде нашла минутку для телефонного звонка.
- Ты счастлив, Итачи? – сразу спросила она.
- Цунаде… - он всё ещё не оправился от растерянности. Гудел двигатель автомобиля, шум ветра в окно.
- Ты этого добивался, когда упрямился? Не хотел признавать, как было бы лучше для всех.
Он не ответил. Испытывал вину за всё произошедшее. Она была слишком сердита на него. Сейчас там, позади, она теряла внука и ничего не могла сделать. Не могла смотреть на его прерывающееся дыхание. Не могла броситься за исчезнувшей с места трагедии парочкой, чтобы ещё и их расспросить. Она ничего не могла, только обвинять на расстоянии.
- Что бы ни случилось с тобой там, ты не должен был брать это с собой. Из-за тебя Такеши умирает. Из-за тебя город погрузится в траур… - она задышала чаще. Не знала, умрёт ли Такеши, или случится чудо. Она много раз видела такие раны. Последним ударом Хьюга мог повредить ему череп. Чудовищный выбор и очень чёткий. Против змеи птица. А если бы Такеши стал птицей, кого бы выбрал Хьюга? Она снова содрогнулась, испытывая крайнюю неприязнь к юнцу, побитому, пожалуй, не меньше. Ему только финального удара не досталось.
- Он за мной пришёл, - нашёл единственное оправдание Итачи. – Такеши послал своих людей, чтобы выманить его. Вы не можете всерьёз обвинять его без веских оснований.
- Даже сейчас ты продолжаешь его защищать…
Она больше не нашла ни единого слова. Не стала спрашивать, как чувствует себя Хьюга. Она обернулась, чтобы посмотреть на возню за спиной и тотчас же снова посмотрела вперёд. Не видеть трагедии. Пусть она узнает последней.
- Простите. Я не хотел, чтобы он узнал. Но он узнал… - снова оправдался Итачи.
Не знал, что Хьюга пойдёт за ним, если только почует тень опасности.
- Ты в надёжных руках, Итачи, - наконец выдохнула Цунаде, силой заставляя себя успокоиться. – Он никогда не предаст тебя. Не бросит, какой бы опасности ты ни подвергался.
- Цунаде…
- Ты нашёл свою стаю. Держись её.
- Но Такеши…
- Я хорошо знаю Такеши. Но это не значит, что я не виню вас обоих, - она не давала закончить Итачи ни одной фразы.
- Он… - Итачи сам осмелился перебить. – Он выживет?
Знал, с кем связался Такеши. И Цунаде знала, но всё равно допустила, хотя могла догадаться.
- Не знаю, Итачи… - она шумно выдохнула и повторила уже тише, - не знаю…

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн

   

Hyuuga FanFiction

главная