Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13-

Неджи подозревал. Эта проклятая змея всегда знала, когда Итачи что-то беспокоило. Разумеется, он не мог пропустить отстранённости Итачи, его молчания и нерасторопности. Именно так Итачи сам интерпретировал своё состояние. Ничего не хотелось. Даже тогда, когда Хьюга вернулся в квартиру с вестью, что с Такеши всё в порядке, насколько это может быть. Наверно, Неджи сам уже жалел, что хотел его уничтожить. Вмешался в чужую схватку, невзирая на честь оборотня. Итачи сам не понимал, что вынудило его просто отступить тогда. Наверно, понимание другое. Его глодало произошедшее, но не так глубоко и мучительно. У старших семей так заведено. Если бой предназначен им, они легко могли отодвинуть простого оборотня в сторону, как поступил с Итачи Неджи. Подсознательно Итачи принял это в тот момент и не был уверен, что не позволил бы этого, повторись ситуация с самого начала. Это с самого начала был чужой бой, не Итачи. Он начался в тот момент, когда Неджи впервые показал Такеши зубы. Он должен был произойти, если они оба остались на одной территории. Только что дальше будет, Итачи не знал и думать не хотел. Дальше – жутко. Дальше – страшно так, как вообще могло быть. Чувства, которых ни один уважающий себя оборотень не покажет визуально. А Итачи подозревал, что Неджи всё равно их рассмотрел.
Итачи остался с ним в ту ночь, не мог отказать себе в удовольствии прижать его к себе, поцеловать и наслаждаться его согласием. Только Неджи всё равно отчасти скованным себя чувствовал. И не в ране тут дело, а в признании Итачи, которое он легко швырнул. Оттолкнуть хотел и добился своего. Неджи оставался с ним физически, но опять ускользал, как было раньше, когда между ними не было полного взаимодоверия. Итачи сотню раз пожалел, что рассказал о приключениях с рысью. Надо было снова промолчать. И наслаждаться Хьюгой без нависшей тени за спиной.
Утром Итачи ушёл. Заверил Неджи, что всё в порядке, поцеловал его так, как делал это ночью. Хотел его снова. Хотел его постоянно. Неджи становился для Итачи как наркотик, от которого не получалось отказаться. И всё же Итачи не опроверг свою просьбу уйти и не повторил её.
Неджи всё стерпел. Наверно, если бы Итачи настаивал, он бы не сопротивлялся и позволил себе пассивную роль. Сегодня было возможно всё. Неджи отлично видел, каково Итачи, и делал всё от него зависящее, чтобы облегчить его груз. Опять проницательность юного гения-выскочки. За это его хотелось растерзать, но Итачи не шевельнул и пальцем для этого, просто отдался течению ночи и ловил каждый миг отданной ему любви. Неджи показал, что тоже умеет любить. Даже того, кого раньше не мог представить и в кошмарном сне.
Итачи стало чуточку легче. Он только боялся, что Неджи на самом деле исчезнет из его жизни. И никогда не вернётся. Каменные холмы становились для Итачи настоящим роком. Там он уже дважды нашёл безнадёжную любовь, обречённую на гибель.
Он медленно миновал широкий двор потом холл родительского дома. Папы не было на месте, он всегда уезжал по делам в это время, даже в выходные. А если они обещали стать действительно выходными, семья сразу узнавала и чуть ли не праздновала.
Итачи намеренно приехал в этот час, когда папы не было дома, а мама только собиралась на работу. Она скорее ради увлечения работала. Пожертвовала зарплатой и проводила время с коллегами в своё удовольствие. Семья Учиха и так была обеспеченной, не нужно и дальше грести под себя, уподобляясь жадным до денег и власти человекам. У оборотня на первом месте другие ценности. Поэтому они выглядели лучше на фоне людей. И более жестокими. По человеческим меркам все они, до единого, убийцы. Но закон зверя требует именно таких жертв, иначе в мире начался бы хаос.
Микото уже собралась, встретила сына возле лестницы, ведущей вверх. Он с самого начала шёл по запаху. Опасался только застать её неодетой. Она тоже уловила присутствие кого-то другого и, наверно, узнала Итачи задолго до того, как увидела.
Она отвела его в столовую и сама лично налила чаю.
- Я знаю, как тебе плохо, - вместо приветствия сказала она, села рядом и не опускала руки от его спины, поглаживала, как обиженного мальчика. А он бы всхлипывал и молча принимал поддержку близкого человека. Итачи даже улыбнулся ярким мыслям, но не прокомментировал. Он принимал участие мамы и был ей за это благодарен.
- Касуми не звонила? – осведомился он.
- Такеши выдержал операцию и выдержит выздоровление. Чужак здорово потрепал его, - ответила она без паузы.
- Он не станет инвалидом?
- Скорее нет, - без особой уверенности. А Итачи ожидал только стопроцентной. Выдохнул, понимая, с каким напряжением ждал ответа.
- Ты бы сбегал к Юдаю, - Микото сбавила тон, избавилась от задоринки в голосе, - он должен успокоиться.
А для этого должен быть уверен в ситуации, должен контролировать её. Неизвестные в уравнении нервировали каждого, не только человека, склонного к контрастному несогласию. Но у Юдая была Касуми, как регулятор равновесия.
- Сбегаю, - пообещал Итачи. – Он, наверно, сердится на меня.
- Поэтому не затягивай. Кто ещё сделает это?
Тот, кто понимал напряжение так же остро, как и его прямые участники. Итачи чуть не дёрнулся, когда понял: Хьюга тоже сделает это. Вот к чему были его слова об улаживании дел со старшей семьёй. Он уже тогда знал, что придётся навестить враждебный дом, и не вынуждал Итачи вдуматься в этот факт. А Итачи, переполненный собственными переживаниями, не обратил на его заявление внимания. Он руки сжал на чашке с чаем, сделал задумчивый вид, чтобы мама его за отстранённый приняла, а не беспокойный. Он заставил себя остаться на месте и даже не позвонить. Снова испытывал к Неджи ту злость одновременно с тягой.
- Мам, ты помнишь, что случилось с Саске тогда?
- О чём ты? – она помнила. Она знала то, чего не знал Итачи. Но он хотел знать.
- Кто нанёс ему тот удар?
Остальные все погибли, а Саске превратился в овощ. Несправедливо для всех них. Люди не приняли бы истины, что лучше похоронить члена своей семьи, чем видеть его беспомощным. Вечное напоминание о слабости. Саске был слаб против чужаков. И эта слабость словно распространялась на всю семью. Никто не говорил этого вслух. Возможно, никто больше так не считал, но для Итачи напоминание всегда оставалось перед глазами. Наверно, поэтому они не спешили забирать Саске домой. Всё равно что его нет среди живых.
- Удар, отправивший его в кому? – Микото сразу поняла. Даже не тот, кто пустил ему кровь волновал Итачи, а именно тот, кто сделал с ним это.
- Да. Мне важно знать его имя.
- Зачем? Мстить хочешь? – она не одобрила идеи запоздавшей вендетты. – Итачи, как ни прискорбно мне это осознавать, но всё это уже не имеет значения. Тот, кто сделал это, был прав. Я бы тоже нанесла этот удар.
- Нет, мам, ты бы убила, - покачал головой Итачи. – Не знаю, кто этот человек, но он вынашивал расчёт сдержать нас, да? В будущем, чтобы мы помнили, - слабая попытка впихнуть иллюзорный смысл во фразу. Итачи потупился. Мама тоже это поняла.
- Нет. Просто это случилось, - она коснулась волос Итачи и пригладила их, как в детстве. – Тебя до сих пор так сильно мучает это?
- Я просто хочу знать, кто это был.
- Зачем?
- Ты знаешь или нет?
- Нет, - она опустила руки на стол.
- А кто знает? Папа?
- Никто не знает, - она переменилась, стала жёстче.
Итачи отпустил чашку и откинулся на спинку стула. Не думал, что из трагедии прошлого сделают такую тайну.
- И никто не интересовался почему? – выдал уже готовый вывод Итачи.
- Почему никто не знает? – переспросила Микото, возвращая сына на землю. – Итачи, будь серьёзнее. Ты никогда не гонялся за химерами. Что вдруг сейчас случилось?
Он не сразу ответил. Думал, что уйдёт с готовым ответом. Думал, что имя Неджи услышит, получит подтверждение своим тайным страхам. И думал, захочет ли расквитаться за своего брата. Несмышлёного амбициозного пацана, который считал, что весь мир у его ног. Мальчишка, считай. И этого обормота внесли в чёрный список силовые структуры? Старшие семьи! Неужели они посчитали его действительно опасным?
- Итачи, никто не интересовался подробностями. Тут не было места вендетте. Иначе твой отец сам бы туда помчался и не вернулся без крови. Это было страшно, Итачи. Фугаку сутки ни с кем не разговаривал.
- Я помню, - перебил он и тут же повинился. – Извини, рассказывай дальше.
- Он никогда не упоминал о трагедии. Просто проверял некоторое время. Он не делился своими мыслями, но надеялся найти виновного. Надеялся, что на Саске напали без предупреждения, превосходящими силами. Чтобы у него шанс появился выместить своё горе и превратить его в кровь обидчика.
- Но ему стало легче со временем, - отметил Итачи.
- Со временем, Итачи. Если ты не заметил, то он до сих пор жалеет о Саске. Думаю, лучше было бы, чтобы он погиб в бою, как обычный оборотень.
- Мам…
- Но ты и сам думал об этом, не так ли?
- А ты? Я не могу поверить, чтобы ты тоже желала его смерти.
- Никогда, - она покачала головой. – И Фугаку не желал. Просто… так завелось в нашем обществе. Гуманность, от которой страдают многие. В средние века его бы добили сами родственники.
А мама защищала бы Саске своей грудью, билась бы за крупицу его жизни до последнего мига и позволила бы убить себя вместе с ним. Но папа ни за что не убил бы её. Учиха – дружная семья, дружный целый клан.
- Почему тебя сейчас это так мучает? – наконец завершила она разговор о неприятном прошлом. – Из-за чужака? Что он значит для тебя?
Он ничего не сказал.
- Если он поднял ту историю, он тебе не друг. Только враг играет настолько искусно, рассчитывая всеми силами сломать боевой дух противника. Я вижу, что на тебе это сказалось очень плохо.
И снова молчание. Итачи отпил чаю, не почувствовал его вкуса. Разочаровался найти ответ здесь. Придётся делать шаг, коего он тщательно избегал. Но рано или поздно пришлось бы столкнуться с этим.
- Итачи, чужак намеренно сцепился с Такеши?
- Да, - подтвердил Итачи, не в силах больше молчать, и глаза поднял. – Но не ради того, чтобы разрушить то, что мы тут тщательно оберегали. Он ради меня это сделал.
- Ради тебя? – она, кажется, не поверила.
- Эта чёртова честь старших семей.
Больше ни слова ни от одного из них. Мама поднялась, достала из холодильника любимые пирожные Итачи, а он только посмотрел на них, проигнорировал, пил только пустой чай.


Итачи надеялся избежать этого разговора. Думал, всё лёгким способом прояснится, но мама не знала ничего или не хотела говорить. А Итачи не мог силой вытащить из неё то, что они с отцом скрывали вот уже несколько лет. Или действительно тайны никакой не было. Как бы то ни было, Итачи обязан был проверить. Или забыть. Только не получалось выбросить мысли из головы. Кто угодно… Он бы простил кого угодно, но не Неджи, без которого, кажется, всё сразу кончится. Если он уйдёт, ни разу не обернувшись. А он уйдёт, если Итачи отвернётся первым.
Он долго теребил телефон в руке, сидя на переднем сиденье автомобиля. Двигатель успел остыть, а он не представлял, как быть дальше. Пока не позвонит. Но как же тяжело сделать это. Один единственный звонок, который, возможно, всё решит. Или не решит ничего. И с этим звонком вернётся старая боль. Снова жизнь на волоске.
Без Неджи становилось тоскливо заранее. Он как пережиток тех времён, когда на Итачи устроили настоящую травлю. Отголосок сгоревшего прошлого. Неджи, который силой ворвался в жизнь Итачи и остался в ней. Может, на самом деле, он всего лишь цепляется за то, чего не смог удержать и уже не получится. Может, стоило отпустить всё это и жить прежней жизнью. Каменные холмы держали его до сих пор.
- Итачи? – раздался с другого конца чуточку удивлённый голос Наруто. – Что-то случилось?
- Ничего такого, - поспешно высказал он. Не знал, как затронуть мучившую его тему.
Наруто замолчал. Тяжёлая тишина, позволяющая вспомнить всё, что было между ними и чем закончилось. Итачи ждал, что Наруто о Неджи спросит. Весть наверняка уже прокатилась по их каменному миру. Им обоим было тяжело. Они долго слушали дыхание в трубку, пока Итачи не захотел поскорее покончить с этим.
- Наруто, помнишь, что случилось с моим братом?
- Он в больнице с диагнозом… - пауза. Наруто тоже чуял что-то жуткое. – Итачи, в чём дело?
- Можешь рассказать мне?
- Что рассказать?
Ни слова о прошлой связи. Итачи чувствовал, как тупая боль разливается изнутри, разносится вместе с кровью, отравляя весь организм. Он не забыл ни мгновенья из того маленького счастья, что у них с Наруто было.
- Расскажи подробности. Я должен знать. Я не буду мстить, если ты этого боишься, но мне необходимо услышать, кто отправил моего брата в кому на… на всю жизнь.
- Но ведь врачи не утверждали…
- Перестань. Кого ты пытаешься обмануть?
Наруто не стал затевать спора. Значит, он тоже так думал.
- Кто, Наруто?
- Итачи, что с тобой случилось? – беспокойство. Но Наруто снова уклонялся. Все уклонялись. Неужели придётся вернуться в квартиру, превращающуюся в проклятье, и спросить напрямую? У того, кто сделал это. Тогда Итачи точно не сможет больше с Неджи.
- Не надо, прошу тебя, - чуть ли не взмолился Итачи. С каждой секундой становилось лишь труднее. Если Наруто начнёт выпытывать подробности, Итачи мог снова сломаться под его шармом. Проклятье чужих старших семей не выпускало Итачи. Он словно стал их жертвой.
- Не уклоняйся, Наруто, - попросил он.
- Я не был среди тех, кто загнал группу подростков. Я помню только, что из-за них было много шума, какие-то неприятности, кто-то пострадал. Наверно, кровь и стала последней каплей. Папа не рассказывал мне подробностей. Если хочешь, я спрошу у него. Но он вряд ли знает больше. Только то, что беспорядки надо было прекратить. Он пытался найти какое-то решение – я не вникал ещё, глупый совсем был. Наверно, такой же, как твой брат…
И снова молчание. Наруто тоже не знал. Тайна принимала другие масштабы.
- Я думаю, - не остановился Наруто, разрушил иллюзии Итачи о заговоре, - никому не было важно, кто нанёс тот удар. Они просто встретились, две группы, на равных. Наши территории защищали, а они просто бедокурили. Саске не так уж отличался от спутников из банды, - снова пауза. Наруто ждал реплики собеседника, а Итачи с комом в горле боролся. Любил его до сих пор. Не так остро, не испытывал такой потребности быть рядом, но чувство никуда не ушло, просто превратилось в другое.
- Итачи, ты меня слушаешь? – тревога. Как приятно слышать тревогу в его голосе.
- Да, слушаю.
- Что-то случилось?
- Скажи, Наруто, в той команде, которая пошла на расправу со смутьянами, был Хьюга Неджи?
Теперь Наруто замолчал. Надолго замолчал. Подозрения перекинулись и на него тоже. И воспоминания, кто какое теперь занимает положение.
- Наруто, ты можешь ответить?
Больше всего Итачи боялся получить подтверждение своим догадкам. Знать, что его расчётливый лунный барс – машина для превращения людей в овощи – сложно смириться и принять его таким. Неджи превращался в того, кого описывала Цунаде. Жуткий мальчишка – это только поверхность айсберга. Что кроется под водой – вот самое важное. Итачи уже догадывался. Если так, то из Хьюги получится отличный Старейшина из клана со старыми традициями. Он безжалостен к врагам, даже когда утверждает, что противник не заслужил смерти.
- Неджи там был? – повторил Итачи настойчиво.
- Итачи, с Неджи что-то случилось? – изменился. Торкнуло, как и Итачи. Наруто переживал и, наверно, опасался спросить.
- Нет, с ним, как никогда, всё в порядке.
Не нужно говорить о торжестве над телом униженного противника. Такеши вдвойне обидно будет, когда он очнётся – если очнётся – и вспомнит, что его послал в глубокий нокаут какой-то выскочка на восемь лет младше него. Такеши никогда не забудет. У него хватит безрассудства снова вызвать Неджи. Такеши не менялся с тех пор, как Итачи узнал его.
- Итачи… - началось.
Итачи сглотнул.
- Ты, правда, с Неджи… ну, я хотел сказать…
- Да, - резко.
Наруто заткнулся. Шокирован или сердит – неважно. Главное – он не остался равнодушным.
- Но ты же теперь бегаешь с дочерью Старейшины. Что тебя не устраивает?
- Должно, наверное… Но Неджи! Итачи, ты ведь ненавидел его. Почему вдруг? – оттенок той притупившейся боли. Наруто тоже ещё не остыл. Возможно, сделал бы хоть попытку снова сблизиться, если бы не создавшееся положение…
Нет. Наруто ещё тогда мог попытаться, когда Итачи высматривал его в зеркальце заднего вида. А он просто ушёл.
- Мне тоже больно, Наруто, - Итачи снова сглотнул, шумно. Так, что собеседник услышал его. – Но я больше не хочу тебя видеть рядом.
- А Неджи…
- Только не тебя, - подчеркнул Итачи.
- Значит, только поэтому ты на Неджи перекинулся? – Наруто продемонстрировал возмущение. Такое знакомое и родное возмущение.
- Если ты так думаешь, то поглупел за последнее время. Со мной ты никогда…
Не показывал ревности? Итачи глаза широко открыл, едва понял, что это за удар эмоций. Наруто хоть сейчас бы всё бросил и примчался, если бы не проклятая ответственность старшей семьи. Но не примчится. И Итачи не позовёт больше. А при встрече сдержится.
- Не надо, Итачи, если ты ничего к нему не испытываешь. Ему же… Чёрт, да не только ему – и тебе плохо будет. И мне тоже, - признал вслух.
- Да, я знаю. Но кое-что к нему я испытываю. Он мой разбитый мир по кусочкам собрал, Наруто. Он, того не желая, смягчил мою апатию из-за тебя. И он… у меня нет слов, чтобы описать весь тот сумбур. С тобой было легче.
Наруто долго молчал. Наверно, искал подвох или рассчитывал поймать на слове. Наруто переживал не меньше Итачи. Может, даже больше. У него не было внезапной вспышки, только размеренная стабильность, постепенно укрепляющая их союз со старшей дочерью Хиаши.
Наконец Наруто выдохнул в трубку:
- Получается, ты мне с ним изменил? С моим лучшим другом?
- Ты первый сделал это. Бросил меня на жертвенный алтарь, едва тебе показали красивую декорацию. Чего же ты сейчас от меня хочешь? Предпочитаешь и дальше терзать мои раны? Ради чего?
- Итачи, - перебил Наруто строго. – Ты Неджи не бросай, ладно? Если хоть что-то чувствуешь, не повторяй… моих ошибок.
- Это не было ошибкой, - напомнил Итачи о последнем дне, когда они виделись. Наруто просто смотрел со скалы, а потом тихо ушёл. – Ты сделал выбор – и я признал его. Пусть даже там, во враждебном для меня мире, будет хоть один друг.
Не любовник. Хватит приключений. Если с Неджи не получится, Итачи собирался закутить с рысью. Она нравилась ему своей простой грацией. Она сама как кошка, по поведению и выживаемости. Так казалось, особенно если некоторое время не видел её. А Итачи думал, с приходом Неджи она уйдёт в прошлое.
- Старшие семьи вступают в дело, только когда противник серьёзно настроен. На серьёзные цели, - заговорил Наруто после паузы.
- Что? – Итачи не сразу ухватил смысл. Полагал, придётся ещё поспорить по поводу общего знакомого.
- Если бы на территорию вторглись захватчики с чётким планом и подготовкой, Хиаши и папа сами бы пошли. А твой брат с компанией – просто мелкие дебоширы. Они как… как хулиганы, которые витрины громят. Ничем не похожи на убийц и мафиози, - объяснил Наруто. – С ними разобрались обычные группы, те, кому они на хвост наступили. Папа и Хиаши просто не вмешивались. А если бы Неджи пошёл с ними, это всё равно бы наложило отпечаток старшей семьи. Даже я в то время это уже понимал. Неужели ты думаешь, что этого не знал Неджи?
Неджи знал. Он знал все правила и традиции старших семей задолго до совершеннолетия. И у него не витал ветер в голове, как у его сверстников, настроенных на приключения и игры.
- Спасибо, - выдохнул Итачи и позволил себе расслабиться. Стало легче. Тиски, сдавившие в груди, медленно отпускали. Итачи всего лишь нужна была зацепка, любой намёк на невиновность Неджи.
- Итачи…
- Ммм?
- Если бы это был Неджи, ты ведь бросил бы его?
Наверное. Скорее всего.
- Какого ты низкого мнения о моей верности, - вместо признания проговорил Итачи.
- Я ведь тоже не совсем малыш, чтобы понимать, - чуть обиженно выдал собеседник. – Ты бы постоянно стал думать и обеспечил разлад между вами… чёрт… так неприятно…
Итачи улыбнулся в ветровое стекло.
- Лучше бы я не знал, - продолжил Наруто. - А теперь, как только представлю его и тебя вместе, я разорвать кого-нибудь хочу.
- Я тоже, - сознался Итачи. – Мы с тобой даже сейчас чувствуем одинаково. Ты бы тоже не пришёл ко мне, если бы получил свободный выбор, не так ли?
- Поэтому я не спустился со скалы, - как завершение разговора. Дальше они будут только мучить друг друга. Итачи ещё долго слушал дыхание в трубке, но вместо продолжения разговора, вмиг ставшего бессмысленным, попрощался:
- До свидания, Наруто. Береги шкуру.
- Ты тоже.
- Как всегда.
Итачи опустил трубку, глаза прикрыл и откинулся на спинку сиденья. С чего вообще взял, будто это Неджи Саске в овощ превратил. Может, стоило и у него спросить, чтобы окончательно развеять сомнения. И тогда Итачи ни за что его не отпустит. И будет молча просить прощения за все те постыдные подозрения насчёт него. Неджи – вот о ком подумал Итачи в момент, когда хочется стабильности, а не Наруто.
- Всё, Наруто, теперь точно прощай, - вымолвил он тихонько и тронул ключи в зажигании, мгновенно сосредотачиваясь на вождении.


Итачи понимал, как будет выглядеть его визит в больницу. Такеши и сам бы этого не захотел. Такеши – истинный оборотень, не желающий показывать своих ран. Любая рана – оплошность с его стороны. Физически он был подготовлен к битве лучше Неджи, только-только оправившегося от болезни и огнестрела. Только никакие открытые навыки и сила не помогли ему одолеть дьявольски умного Хьюгу. Наруто прав был: Неджи тогда тоже знал, что не стоит гоняться лично за возмутителями спокойствия. Он не тронул Саске. Не он. Итачи пытался раз за разом убедить себя в этом, но не мог избавиться от сомнений. И вспоминал его свежую рану. Замотанная бинтами, она источала яркий аромат крови – оборотень сразу чует этот запах.
Однако, Итачи подъехал к центральному входу в больницу, постоял немного и вышел на улицу. Думал о том, что за короткой трапезой в кафетерии сказала Касуми. Она верила, что её сын поднимется на ноги, и надеялась, что станет осторожнее. Перестанет приписывать всем подряд противникам одни и те же качества, с которыми он привык бороться. Она тогда сама дрогнула, когда Неджи обратился птицей. Обычно оборотни не принимают облик пернатых, если не собираются взлететь, не любят демонстрировать нерешительности перед небом. А Неджи только об эффективности думал. Но с таким же успехом он мог и в мангуста превратиться. Он брал неожиданностью. Ожидая в ответ такую же змею или зверя, способного потягаться с ней, Такеши был удивлён, немножко шокирован и растерян. Возможно, поэтому Неджи так просто удалось схватить его и зажать в стальных тисках.
Хьюга всё делали с расчётом: и Хиаши, и робкая Хината. Неспроста она тогда наведалась под окна гостиничного номера Итачи и вызвала без единого слова. Предупреждала она изящно. У Неджи эти качества проявились в превосходной степени. Возможно, где-то он не дотягивал до дяди, но он быстро учился. С детских лет учился убивать стремительнее, чем это делают его соратники.
Итачи медленно миновал коридор. Ему даже на посту спрашивать не пришлось – по запаху шёл. След Касуми, Цунаде и Юдая. Кажется, Старейшина вообще с тех пор не покидал палаты – его запах был самым слабым. Вероятнее всего, он ещё здесь. Самая крупная величина – и она находилась при раненом оборотне. Итачи терзался догадками насчёт его поведения. По идее, Юдай первый должен бы бежать в город улаживать слухи и возможные проблемы. Но проблем не возникло – Касуми с Цунаде подсуетились. Вот две другие величины, в глазах Итачи затмевающие блеск самого Старейшины. Наверно, не только в глазах Итачи, но об этом разумно умалчивали.
Он увидел ту самую дверь. Всё ещё интенсивная терапия. Санитары сновали туда-сюда, медсёстры с процедурными принадлежностями, доктора с бумагами – всё выглядело неестественно живым. Словно вместе с Такеши и мир перевернулся. Словно только ради Такеши в здании собрался персонал. Итачи осторожно постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошёл в палату. Первое, что увидел – это паутину трубок, тянувшихся к Такеши. Потом к посетителю повернулся Юдай. Не расстроенный отец, но сосредоточенный на атаке зверь. Юдай был в гневе столь же страшен, как Неджи в миг перед броском. Итачи машинально провёл между ними параллель. Но их стили атаки не походили друг на друга. Неджи сперва прощупывал почву, а Юдай брал опытом и силой. Как Такеши. Только у последнего опыта значительно меньше. Он никогда не сражался за сохранение мира, как время от времени это делают Старейшины. В любом краю возникали подобные инциденты. Именно так погиб отец Неджи, в неравной схватке, но удерживающий противника достаточно долго, чтобы Старейшины успели уладить возмущения в городе. А потом они просто опоздали. Только Кушина, беременная братом или сестрой Наруто, пришла к нему на помощь.
Итачи содрогнулся от ярко представленной картинки. Без колебаний, рискуя несоизмеримо большим, чем собственной жизнью, Кушина всё равно пришла. Вот как действуют настоящие защитники из клана оборотней. Не Такеши, обиженный на юнца, давно пожалевшего о конфликте. Юдай, наверное, тоже так же поступил, как отец Неджи и Кушина. Он давно отказался от ребячества и призывал то же самое сделать своего старшего сына.
- Он ещё не пришёл в себя? – Итачи обратил фразу в форму вопроса, хотя отлично видел сам.
- Существует процент неблагополучного исхода, - Юдай заступил Итачи путь и вынудил вернуться к двери. Следом сам вышел. Не хотел, чтобы чужие, какими бы хорошими они ни были друзьями, видели Такеши таким. Сохранял его репутацию. Слабые попытки. Если бы на самом деле Юдай последовал зову гордости, он бы оставил Такеши там, поверх старой свалки, поросшей карьятником.
- Я могу выразить свои чувства? – теперь это был вопрос. Итачи с надеждой ждал снисходительности влиятельного зверя и ощущал необъяснимое чувство, схожее с робостью младшего члена стаи перед могучим вожаком.
- Ты уже выразил их, когда пришёл, - Юдай не демонстрировал ни враждебности, ни приветливости.
- Простите, - Итачи не выдержал этого испепеляющего взгляда, на миг прикрыл глаза веками и задержал их, показывая готовность содействовать. Поздно. Уже всё. Кончилось.
- Касуми передала мне содержание вашего разговора, - Юдай двинулся к ряду стульев, сам первым уселся и указал на ряд напротив собеседнику.
Итачи сел. Не знал, что сказать. И в палату больше не стремился – увидел уже, что хотел.
- Тут нет виноватых, кроме меня, - признал Итачи вслух. – Если бы я сразу отпустил его, он убежал бы домой ещё в тот день, когда получил свободу.
Туманно, размыто, но оба знали, о ком речь.
- Так почему же не отпустил? – встречный вопрос.
- Боялся, что не дойдёт.
- И открыто показал это оборотню? Из старшей семьи? – Юдай требовал чёткости. Не потерпит уклонений.
- Он тоже воспринял это так, но потерял право сердиться. Меня попросил за него друг, и я не смог отказать.
- Друг, - задумчиво повторил Юдай. – Подумаем, какие у Учихи Итачи могут быть друзья, способные попросить за члена чужой старшей семьи.
- Вы правы, это из чужого окружения. Это… - признать вслух перед кем-то другим? Ни за что, - это был союзный с Хьюгой клан Старейшин. Они встали на мою защиту, когда мир грозил разорваться надвое.
- Защита от Хьюга?
- Это был Узумаки.
Юдай не стал переспрашивать. Ему отлично было известно, кто в том краю носил фамилию Узумаки. И не Кушина всплыла в его мыслях. Кушина, более агрессивная, чем её супруг, вряд ли хоть пальцем пошевелила без особой причины ради чужака. У неё не было причины благоволить к Итачи.
- История, которая тянется корнями в прошлое, догнала тебя здесь, - подытожил Юдай. – Ответь мне только на один вопрос, Итачи, почему она коснулась моего сына?
- А вы смогли бы оставить Хьюгу Неджи в покое?
- Я не тревожил его.
- Простите, - повторил Итачи. – Я должен был предвидеть, как поступит Такеши.
- Ты не можешь отвечать за его поступки.
Итачи растерялся. Так кого Юдай защищает или осуждает? Непонимание во всей своей красе вылилось в выражение лица. Перед Старейшиной, и в такой момент, Итачи просто не смел прикрываться фальшивыми эмоциями. Спокойствие – тоже фальшивка. У Итачи с недавних пор внутри всё разрывалось. Он места себе не находил и продолжал сопоставлять факты и проигрывать их снова и снова. Это было до того мучительно, что одобрение Юдая стало почти необходимым. Но Итачи смирится и с обвинением.
- Вы сказали, Касуми рассказала вам. Я изложил все подробности. Каждую. Ничего не оставил для себя… - пауза… - кроме очень личного.
Юдай не уточнил. То ли представлял, что это за «очень личное», то ли не хотел вмешиваться в чужую частную жизнь.
- Ты не пошёл с ним в больницу, - отметил другое он. И не требовалось уточнять, кого он имеет в виду. Итачи сам не знал толком, почему за Неджи не последовал. Берёг его чувство достоинства?
- Нет, не пошёл, - подтвердило Итачи. – Я должен был догадаться, что вы знаете об этом.
- О том, что ты не пошёл за ним, или о том, что он в больнице?
- И то, и другое.
- Ты принял его, - повторил давно ясную истину Юдай. – Чужого Старейшину.
- Неджи не Старейшина.
- Но ты всё равно принял его.
Итачи нечего было сказать. Чувствовал вину перед истинным своим вожаком.
- Но ты сразу пришёл к Такеши…
И оттолкнул Неджи, - это Итачи прочёл в глазах собеседника. Юдай – очень сильный противник. Хотя бы просто потому, что он, помимо физической силы, отточил острый ум. Не как Такеши. Все Старейшины проходят одну школу, все сдают один и тот же экзамен. Пока Такеши не поймёт этого, он не встанет во главе своего народа. Поступил легкомысленно, отдавшись мести. Старейшина не должен сводить личные счёты, основательно не подкреплённые фактами. Расчёт, а не эмоции. Поэтому Юдай отступил, не тронул чужака, покалечившего его сына.
- Потому что ты всё ещё принадлежишь нам, - Юдай объяснил поведение Итачи по-своему. То, из-за чего он мучился почти целые сутки. – Ты принял Хьюгу, но твой старший клан – Сенджу, не так ли?
- Да, наверное, так.
Наверное, по этой же причине Наруто отвернулся от Итачи, сразу поверил в его вину. Не мог допустить, что близкие друзья могли так поступить. Он защищал свой мир. Не мир Итачи. Наверно, так правильно.
- И что же ты намерен делать дальше? – Юдай оставался внимательным, ловил каждый нюанс, каждую перемену собеседника.
- Пока не знаю.
- Переиграл сам себя, не успев определиться с положением каждого игрока, - кивнул Юдай. – Я понял, Итачи. Сначала сердился. А ты – такая же жертва обстоятельств. Но за тобой до сих пор остаётся выбор.
- Если бы можно было сгладить вражду… - обронил Итачи, прежде чем сообразил, что собирается сказать. Не просто сказать, а в лицо Старейшине, самому Сенджу Юдаю.
- Выбор за тобой, - повторил Юдай и наконец тронул Итачи за плечо и тут же отпустил. Потом к палате направился. Выжидал время или надеялся на чудо.
- Постойте, - вдогонку позвал Итачи, - а вы? Что вы собираетесь делать?
- То, что должен. Если тревожишься за Хьюгу, не стоит. Я не приговариваю людей просто потому, что они мне не нравятся.
Зато так мог сделать Такеши. Итачи остро осознал, как Такеши не годится на пост Старейшины, если не остепенится наконец.
- Итачи, - на сей раз остановился Юдай.
- Да? – тот уже развернулся, сделал первый шаг по коридору прочь, но оклик вернул его на прежние позиции.
- У Такеши есть неофициальная семья где-то в городе. Ты знаешь что-нибудь о ней?
- Видел пару раз: её и малышей.
- Когда он собирался узаконить брак?
- Он не говорил, - без колебаний отчитался Итачи. – Наверно, вообще не хотел.
- Если он рассчитывает на серьёзное положение, ему придётся сделать это, - поделился размышлениями Юдай. – Можешь их найти и привести в мой дом?
Просил постороннего. В принципе, не совсем постороннего, но никого из старшей семьи. Значит, не хотел шума. Как и говорил Наруто, если за дело брался главный клан, это становилось предметом для обсуждений или, возможно, даже опасений. Юдай хотел сделать это мирно, как если бы Такеши сам привёл невестку в дом и попросил за неё родителей.
- Я постараюсь. Такеши никогда не называл мне адреса и не очень распространялся… скорее уклонялся, но он всегда знал, что знаю я.
- И тщательно скрывал от собственной семьи. Он ещё более незрел, чем я полагал, - Юдай наконец тронул дверную ручку и бросил на прощанье. – Если Такеши станет лучше, ты одним из первых об этом узнаешь.
Обещание Старейшины. Итачи остался на высоком счету у Сенджу и собирался держаться за это положение. Хотя бы ради того, чтобы доказать, что ему можно доверять.
Он ещё некоторое время смотрел на закрытую дверь, а потом развернулся и возобновил маршрут к главному входу.


- Позвони мне, - говорила рысь перед тем, как Итачи ушёл. Уже обувался, когда она к нему подошла и вовлекла в поцелуй на прощанье.
Он не позвонил. Только сейчас вспомнил о её просьбе, когда перед домом остановился. Ничего толком не делал, а чувствовал себя измотанным. Достал телефон и набрал её имя. Не нажал на вызов, просто смотрел. Зачем звонить ей, когда совсем скоро увидит другое существо, к которому тянулся всем естеством. Наверно, Итачи больше привлекали мужчины, иначе почему он сделал именно такой выбор. Уже дважды. Внутри что-то неприятно кольнуло. Хотел чтобы как все, чтобы нормальная семья и дети, которых он бы обучал. Он бы дал им представление свободы, то, в чём ущемлял себя.
Хьюга не мог дать Итачи ничего из этого. Он даже не мог обещать стабильности. Змея по рождению, он всегда казался миражом, готовым исчезнуть в подходящий момент. А возможны ли вообще отношения с ним. Все вопросы, на которые Итачи не находил ответов. Если Неджи ушёл, вняв невыразительной просьбе Итачи, значит, не стоит оно того. Итачи готов был принять сей факт. Второй раз…
Второй раз должно быть легче.
С замирающим сердцем и странным холодком в груди, на его месте, словно само сердце превратилось в ледышку, не билось, мешало дышать, Итачи медленно поднялся по ступеням к двери квартиры, уловил слабый запах гостя и позволил себе немного расслабиться. Неджи сам соблазнил его сегодня ночью. С раной, несомненно, причиняющей ему невыносимую боль, но сделал всё, чтобы снять напряжение Итачи. Он был частично заторможен и неуклюж, какими бывают подростки без опыта. Но Неджи выдержал испытание до конца, заставил Итачи заснуть крепким сном, но не помешал вскочить с рассветом и уйти.
Неджи не выходил из дома, что заставило Итачи нахмуриться. Должен был по своей пневмонии на приём сгонять, а тут новая болячка. Запах слишком слаб, чтобы сомневаться и дальше. Итачи приготовился узреть худший вариант. Если Хьюга лежит без чувств или, что ещё хуже, вообще концы отдал, Итачи себя винить будет: оставил ослабленного человека без помощи и медицинской поддержки. Но откуда Итачи мог знать, что он в больницу не поедет.
Нет, знал. И всё равно бросил его с утра. Пошёл со своими проблемами разбираться. Как сказал Юдай, Итачи принял Неджи, но не поменял истинных вождей. Просто выбытие Такеши слишком сильно повлияло на него. Должно быть, как и на всех оборотней в округе.
Неджи не метался в бреду и не лежал мёртвым. Наверно, он и не мучился даже выбором Итачи, готовился принять любой итог. Он вышел к Итачи в коридор и остановился напротив, ждал вердикта. Только услышав его, будет решать, как действовать дальше.
- Извини, я надолго ушёл, - Итачи разулся и преодолел расстояние между ними. Просто обнял и долго держал жертву в крепких объятиях.
- Ничего. Это же твой мир, твои друзья…
Наруто тоже надолго уходил, когда начались по-настоящему серьёзные проблемы.
- Я злился на тебя.
- Знаю, - наконец Неджи шевельнулся, разорвал клетку из рук Итачи и выдохнул.
Побледнел, круги под глазами. И запах ослабшего хищника. Всё возвращалось на прежние позиции.
- Почему в больницу не пошёл? – упрекнул Итачи, увлекая его за собой в комнату, заставил спиной вперёд пятиться, пока колени Неджи не подкосились от вставшей на пути кровати. Он упал поверх покрывала, а Итачи тут же над ним навис, руками упёрся по обеим сторонам от его головы и сразу же, без секундной паузы, поцеловал. Долго, страстно, снова чувствуя нарастающее напряжение. В такие моменты очень легко забыться. Итачи забылся и неудачно надавил на свежую рану.
Невольно Неджи охнул и сделал попытку оттолкнуть мучителя. Итачи не сразу сделал это, ибо первая реакция – всегда укрепление захвата. Только миг спустя разум настиг его. Итачи приподнялся, увидел расплывающееся алое пятно на свежей одежде.
- Подожди, - сдерживая боль, попросил Неджи, не переставал упираться в грудь Итачи.
Итачи не послушал, задрал его футболку и увидел рану во всей красе. Не было повязки, только сплошной подтёк. Глубоко Такеши вонзил когти в это идеальное тело. Итачи опустился ниже и слизал скопившуюся на краешках раны кровь, проглотил. Металлический привкус Неджи, жертвы во всех пониманиях. Он и сейчас жертвовал собой ради душевного спокойствия Итачи.
- Извини, я бросил тебя, - наконец заговорил Итачи вновь.
- Ты и должен был так поступить. Я же говорил, не откладывай дел из-за меня.
- Но тебе плохо, когда я отодвигаю тебя на второй план, - внезапно понял Итачи, в глаза ему посмотрел и ждал подтверждения. Не было места отрицаниям. Если Неджи скажет «нет», он солжёт.
Неджи не солгал:
- Я волновался за тебя. Наверно, нашёл в тебе то, что и Наруто. Мне было бы очень больно, если бы ты на самом деле прогнал меня, но я бы не стал настаивать. Я бы ушёл.
Потому что его место не здесь.
- А там, у себя, в каменных холмах, ты бы попытался меня удержать? – спросил Итачи. – Сейчас, когда испытываешь… что-то…
- Наверное, - сознался Неджи.
Итачи снова его поцеловал. На этот раз действовал осторожно, не касаясь раны, но поглаживая царапины, коими изобиловало его тело. Неджи не скрывал их своей сущностью, не заставлял кожу разгладиться. Он вообще редко что скрывал и просто принимал предложенные ласки. Итачи только тогда опомнился, когда понял, что подминает его под себя. Неджи не сопротивлялся, позволял. Терпел?
- Ты хочешь так? – спросил Итачи шёпотом и тут же снова вернулся к исследованию его потного тела губами.
- Снизу? – вырвалось у Неджи непроизвольно мучительно.
Не хотел. А Итачи мечтал ещё раз попробовать.
- Если не хочешь, скажи, - на миг оторвался Итачи, наблюдая за тем, как жертва распаляется. Неджи был готов. Они оба готовы – не требовалось долгих прелюдий. Они так сильно хотели друг друга, что, наверно, при одном взгляде почувствовали желание. Но у Итачи оставались вопросы, не дающие ему успокоиться. И он не мог их задать прямо сейчас.
- Скажи, Неджи, - надеялся на его согласие, ибо хотелось его всего, чтобы он сам принадлежал Итачи. Даже если, как с Наруто, придётся побороться за положение. Но он знал, что не станет биться с Неджи, и так пережившим потрясение из-за нарушения собственных предпочтений. Сами эти отношения стали для него шоком.
- Хочу… - выдохнул Неджи и развел ноги, согнув одну в колене.
Итачи не сразу поверил, приподнялся на руках, всмотрелся в лицо. Изучал его приоткрытые губы, из-за которых вырывалось сбитое дыхание, его подрагивающее опущенные веки. Неджи крепился: хотел и не хотел одновременно. Страх? Нет, снова барьер, который у него не получится преодолеть одному.
- Тогда расслабься, - ещё тише шепнул Итачи, опустившись к его уху. Прямо в ухо. И снова целовал. – Я не стану делать ничего, пока ты не расслабишься…
Неджи не ответил. Сам потянулся к нему, вверх, снова нажимая на рану, касаясь ею живота Итачи и пачкая его кровью. Кровь и страсть сочетались удивительно зловеще, но от этого желание лишь усиливалось.
Неджи сделал свой выбор. А Итачи сделал его уже давно. Даже если потом будет снова плохо, он собирался попробовать с этим хищником. И сделать всё, чтобы облегчить ему его выбор.


Потом Итачи обрабатывал его открывшуюся рану. Придётся подождать, пока не зарубцуется. Неджи терпел сквозь боль, выдавал себя ускоренным дыханием или полной его остановкой. Затем жадно хватал глоток воздуха, когда в лёгких становилось некомфортно. Итачи старался делать это как можно осторожнее, но не был божеством, поэтому оставлял чувствительные следы от прикосновений.
Наконец он закончил и провозгласил:
- Всё, готово.
- Тогда надо…
Итачи перехватил попытавшегося было подняться партнёра, не позволил подняться, стиснул в объятиях, коснулся губами шеи и задержался на ней.
- Подожди… - Неджи рванулся. Слишком слабо, чтобы Итачи действительно прислушался к его порывам. Продолжал удерживать.
- Итачи, ведь кровь же…
- Ну и что? – Итачи перекатился к центру кровати, обильно испачканной кровью. Уже впиталась. Бельё, наверно, придётся выбросить на помойку. Ну и пусть – не так уж и жалко.
- Я не могу вот так, - попытался объяснить Неджи и снова рванулся, более настойчиво.
- Что не так? – наконец Итачи внял его словам. – Это же просто кровь. Ты и сам весь по уши в ней. Вздумал тоже сверкать своей раной в самый неподходящий момент.
- Не хочу, - отчётливо объявил Неджи. – Не люблю кровь. Ненавижу её вкус и мерзко, когда она засыхает на коже стягивающим пятном…
- Что? – Итачи совсем пришёл в себя. – То есть, как это? Ты же оборотень. И боишься…
Не боится. Неджи сам кровь неоднократно пускал и не падал при виде неё в обморок. Итачи просто всматривался в его лицо и силился понять, что же с ним не так.
- Кто сказал, что я люблю то, что делаю? – в лоб высказал Неджи. – Защищаться самому и защищать дорогое каждый обязан. Я могу это стерпеть, но не тогда, когда можно обойтись.
- Поэтому ты сейчас стремишься всё без крови решить?
- Нет, не только поэтому. Зверь на чужой территории…
- Неджи, без крови не получится.
- Я знаю, - выдохнул названный и всё-таки выбрался из кровати, при этом неудачно полоснул ягодицами по плечу сидящего Итачи.
Итачи подхватился, привстал, чтобы снова пленить этого зверя. Он схватил его так крепко, что успел испугаться за рану, но всё равно не выпустил. Снова целовал, на этот раз в плечо, шею, висок, макушку… везде, куда сумел достать.
- Итачи, прекрати, - распорядился Неджи.
Приказ. Итачи на миг остановился, а потом расслабил хватку, но не выпусти, так и держал его прижатым к себе. Вздох ознаменовал начало разговора, которого не получится избежать.
- Что тебя тревожит? – спросил Неджи первым. – Со вчерашнего дня. Ты не принял моего решения вмешаться?
- Я с самого начала понял, что это твой бой.
- Тогда в чём же дело?
- Уже ни в чём.
- Ты не хочешь мне говорить? – настойчивость змеи. – Я тронул святое для тебя? Ты беспокоишься за жизнь Такеши? Или из-за того, что это именно я сделал.
- Почти, - сознался Итачи. – Эта твоя привычка превращать людей в овощи…
- Что не так с моей привычкой? – ухватился Неджи и тут же объяснил. – Я не стремлюсь вгонять людей в кому на всю жизнь. Просто иногда так получается.
- Но ты хотел и со мной это сделать. И признался, что с Такеши… - Итачи замолк, снова глубоко вдохнул и выпустил воздух. – Ладно, скрепя сердце, я признаю, что он заслужил хорошую трёпку. Но нельзя же так. Хьюга, ты хоть понимаешь, что для оборотня предпочтительнее смерть, чем вот это.
Не ответил.
- Я сомневался, - продолжал объяснять причины своей неприязни Итачи, - хотел разобраться и почему-то не мог напрямую спросить. Потому что это означало бы конец. Я не хотел так резко, но я бы… не знаю, сделал бы это, - Итачи совсем отпустил пленника.
Неджи воспользовался предоставленной свободой и встал напротив, ничуть не стесняясь наготы и спокойно взирая на такого же обнажённого Итачи.
- Ну так спроси сейчас, чтобы получить полную уверенность, - предложил Неджи. – Что тебя беспокоит?
- Твоя привычка нейтрализовать врага, оставляя его живым, - повторил Итачи. – Я думал, что и Саске ты тоже… я так думал, - пауза, острый взгляд напротив. Итачи тоже не отступал, тоже не суетился, тоже ждал. – Я не знаю, смог бы я простить тебя за брата. Кажется, меня больше шокировало одно лишь предположение, касающееся моего глупого маленького брата, чем одного из моих лидеров. Я тебя винил, Неджи, ты понимаешь?
- Так что же тебя разуверило?
- Наруто.
Неджи дёрнулся, но не сдвинулся с места.
- Я не хотел звонить ему. Вообще не хотел слышать его голоса, потому что подозревал, как он на меня воздействует. Но я позвонил. Не пошёл к тебе, но позвонил ему.
- Кажется, он объяснил тебе, какие дела затрагивают членов клана Старейшин, - Неджи ничем не показал, как отреагировал, кроме того самого первого мгновенья. А так хотелось увидеть его настоящие эмоции, не завуалированные маской на все случаи жизни. Итачи отлично понимал, когда люди надевают эту маску, ибо сам носил её.
- Меня волновало только это, - Итачи сбавил тон. – Не ради Наруто я сделал это, а ради тебя.
- Тогда повторюсь: почему ты ко мне не пришёл с этим вопросом? Разве так не доверяешь? Или, хочешь сказать, что страх поселился и в твоей душе? Так не хотелось что-то менять?
- Не хотелось тебя отталкивать, а тогда я был уверен, что это ты.
- Это не я, - покачал головой Неджи. – Веришь мне?
Верил. Итачи не произнёс вслух, но передал эмоционально. Хотел оправдаться из-за звонка бывшему любовнику, но не нашёл слов. Видел только, как признание кольнуло Неджи. Неприятно. От этого Итачи чувствовал себя предателем. Не перед Наруто, а перед ним, перед тем, с кем изменил своей любви к золотому кугуару.
Неджи вздохнул и молча направился в ванную.
- Неджи…
- Я понимаю, - не оборачиваясь. – Правда, понимаю. Я бы тоже, наверно, оттолкнул тебя, если бы ты посмертно отправил на больничную койку моего брата.
- У тебя нет брата.
- И за Наруто… не переживай. Если позволишь, я помогу тебе избавиться от его призрака.
- Что…
Неджи закрыл за собой дверь ванной, не щёлкнул шпингалетом, не таился и не исключал возможности совместного купания. Но Итачи не шевельнулся. Продолжал молчать и размышлять над ситуацией, вдруг приобрётшей адски тяжёлый груз. Придётся задобрить этого юнца. Виноватым себя считал именно Итачи. Везде. Безосновательно. Но это была его вина.

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн