Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13- -14-

Когда зазвонил телефон Неджи, кажется, они оба дёрнулись. Итачи уже уходить собирался. Неджи видел, что просто так не уйдёт, обязательно какое-нибудь обещание стребует: в больницу, например, сходить. Неджи и так собирался, но не сразу. Пускай все успокоятся. Лучше спокойно полежать в личине зверя, дать ране поджить. Может, пульсировать перестанет. Он всю ночь мучился, не смея издать ни одного стона. Болело, казалось, всё. Неджи то и дело на Итачи посматривал и размышлял, сразу ли он вскочит, если попытаться дойти до ванной. Просто лежать в тишине становилось невыносимо. Неджи терпел. Горел изнутри и снова испытывал прилив смешанных чувств из-за того, что опять позволил вытворять с собой. Десятки раз обещал себе, что больше никогда. Хотел попробовать ещё раз, без давления. Попробовал. Хуже стало только спустя некоторое время. Мерзкое чувство от эйфории. Оно, наверно, даже необъяснимое, а Неджи старался ему чёткость придать, чтобы разобраться и наконец избавиться. От этого чувства снова под ледяной душ хотелось влезть, чтобы на этот раз уже наверняка всё смыть. А думал, уже совсем привык к Итачи и отношениям с ним.
Мобильник трезвонил не переставая. Оба смотрели в его сторону и не двигались с места.
- Кто это может быть? – первым сделал предположение Итачи. – Вряд ли твои родные станут следить за тобой и вести за руку.
Не станут. Неджи давно повзрослел.
- Не знаю, - ответил он и шагнул к столику, издающему тревожные звуки и поднимающему все самые беспокойные эмоции.
Неджи подозревал, кто это может быть. Ни на минуту не забывал и ждал, когда получит официальное приглашение в дом Сенджу. Не хотел говорить Итачи – не нужно ему ещё и за это волноваться. С него станется самому помчаться к своему Старейшине, раз уж они в довольно тёплых отношениях, и выбить послабление для чужака. Неджи не хотел, чтобы за него что-то делали. Он бы, наверно, не захотел, если бы единственной альтернативой была схватка насмерть с самим Юдаем. Этот человек вызывал уважение и заставлял шерсть на загривке становиться дыбом.
Он ошибся. Кого угодно мог представить, даже Хиаши с вопросом, собирается Неджи возвращаться или нет. Но он никогда не думал, что первым осмелится нарушить режим тишины Наруто. Хотя почему нет? Он всегда проявлял инициативу, даже там, где она не совсем уместна.
- Я должен ответить, - сообщил Неджи. Звонок смолк, а через пару секунд зазвучал снова.
Итачи приглашающим жестом указал на мобильник в руках Неджи и вышел из комнаты, дверь прикрыл. Отлично изучил привычки партнёра. Если Неджи предупреждал, то разговор должен проходить без свидетелей.
- Да, я слушаю, - тихо ответил Неджи.
- «Да, я слушаю»? – повторил Наруто с ноткой возмущения. – «Я слушаю»?!
- Да, слушаю, - подтвердил Неджи с похожей ноткой. Успел забыть, как нелегко спорить с Наруто. Он кого угодно из себя мог вывести, даже Хиаши заставлял хмуриться, а порой даже высказываться.
- Скотина ты, Хьюга! – всё на повышенных тонах. – Можно спросить, что ты делаешь?
- А что я делаю?
- Ты поэтому Итачи травил? Чтобы самому с ним… блиииин… - отчётливые звуки, оповещающие, что собеседник расхаживает по комнате. – Ты же терпеть его не мог. С чего бы к нему на шею бросился?
- Обстоятельства вынудили.
- Ну конечно! У тебя всегда обстоятельства. Не представляю таких обстоятельств, чтобы ты… Можешь объяснить или нет?!
- Не могу, - Неджи невольно покачал головой. Наруто создавал удивительно яркие иллюзии, заставлял погрузиться в его мир. Будто он сам здесь и видит каждое движение Неджи. И сразу с обвинений начал, словно они и не расставались. Неджи улыбнулся в пустоту комнаты.
- Ах, даже так? То есть, я прав, да? – Наруто так уютно продолжал возмущаться. Или просто Неджи так сильно соскучился по нему, что принимал в искажённом свете. – Ты меня за нос водил, всех против Итачи настраивал, а сам уже подкапывал?
Конечно же, Наруто лукавил. Просто не знал, как завязать беседу, чтобы она не изобиловала неловкостью. Или на самом деле так считал, не обдумав хорошенько.
- Наруто, ты только одно скажи: ты до сих пор его любишь?
Не Хинату, которой он отдал предпочтение, а Учиху Итачи, вдруг ставшего яблоком раздора. От единой мысли Неджи дрогнул, сильнее трубку сжал в ладони. Уже не наслаждался разговором и привычными нотками его тембра.
Молчание в ответ и сердитое сопение. Наруто не мог ответить. Переживал слишком сильно и точно так же места себе не находил.
- Прости, Наруто. Я оказался обязан ему, а он… ты же сам знаешь, что за человек Чёрный Буран.
- Ага! Буран, значит? – ткнул Наруто. – А кто его прозрачной кровью называл?
- Вывести противника из себя, чтобы он наделал ошибок – стратегический ход.
- Поздравляю. Он наделал ошибок. Ты его на тропу войны пригласил, Хьюга. Понимаешь или нет? Из-за этого – из-за вашей взаимной вражды – наши друзья погибли! И я… - снова пауза.
- Сам убил одного из них, - закончил за него Неджи. – Прости, Наруто. Никто не знает, куда его заведут дебри несогласия. Прости, ладно? Я понимаю, что это не вернёт нам Шикамару и Кибу, но я же… я тоже скорблю до сих пор. Я тоже себя виню. Думаешь, я не анализировал? Думаешь, я не признал, что из-за меня тоже всё это случилось?
Наруто не отвечал. Отказался от обиды и прислушался. Они должны были решить это раньше, но оба скрывали свои терзания. А потом времени не осталось.
- Не ты убийца, Наруто. Это я их прикончил, если уж с этой позиции рассматривать. Я много чьей смерти поспособствовал. Ты… станешь… Старейшиной лучше меня. Ты не допустишь раздоров из-за кровной мести. И ты не позволил бы мне увлекаться ей, если бы имел больше влияния.
Наруто пытался тогда, всеми способами сглаживал разногласия, но не получал отклика. Неджи теперь корил себя за это. За то что игнорировал и считал, будто сам способен решать. Принял на себя обязанности старшего клана, не посмотрел, что Хиаши бездействовал.
- Я дурак, Наруто? – подытожил Неджи. – Скажи, я пойму. Я и сам уже понял, что был чересчур резок. Но тогда противостояние казалось единственным способом поставить на место наглого чужака.
- Но почему ты, Неджи? – наконец заговорил подостывший Наруто от слов раскаяния собеседника. – Ты же знал, что старшие семьи не вмешиваются в обычные конфликты.
- Это не был обычный конфликт… - пауза, - …не был.
- Неджи…
Неджи подождал. Обычно Наруто не колебался перед тем, как вломить в лоб. Его редко смущали детали. А если смущали, он их либо высмеивал, либо норовил подавить собеседника, лишить его права подтрунивать.
- Что, Наруто?
- Что ты к Итачи чувствуешь? – и тут же продолжение. – Он и так уже настрадался из-за меня. И вообще, из-за всех нас, включая живой труп его брата. Не отворачивайся от него, если что-то начал.
- Ты его любишь до сих пор?
- Странно было бы, если бы всё это остыло так скоро. Он тоже… наверное… Но он не вернётся ко мне, даже если я попрошу.
Но Наруто не попросит. Места себе не находил, явно метался по комнате и теребил что-нибудь в свободной руке.
- Наруто, ты звонил ему?
- Нет. Он звонил мне. Он хотел укрепиться в вере в тебя, - всё разом выплеснул Наруто. – Хотел знать правду, ту, которая произошла с его братом. Но ты ведь не был с ними в тот раз? Не был, Неджи?
- Боишься, уличишь себя во лжи?
- Ну не смешно!
- Мне тоже не очень, - выдохнул Неджи. – Нет, я там не был – и ты это прекрасно знаешь. Да, я был слишком падким на приключения, как все мы. Но я тоже понимаю, когда не стоит раздувать проблему. Мне Хиаши тогда сказал… - подумал, следует ли говорить. Наруто мог обидеться, что раньше не услышал. Или придать другой смысл. С него станется всё так исковеркать, что Неджи сам поверит, будто брата Итачи он в кому отправил.
- Так что же Хиаши сказал? – поторопил собеседник.
- Он сказал: «за ними и так уже толпа наблюдает. Один неверный шаг избавит нас от проблемы», - произнёс Неджи и понял, как цинично прозвучало.
Компания раздолбаев-байкеров сделала-таки этот шаг. Да они и не скрывались, сразу в открытую, сразу всех важных персон обсмеяли. Неджи думал, Хиаши тогда вмешается, хотя бы попробует побеседовать с ними, а он вот так – и отвернулся, забыл. А утром команда на охоту вышла.
- Фффухххх, - выпустил воздух Наруто. – Камень с души. Знаешь как я волновался, что ты всё-таки влез. Не за тех придурков. Хоть Итачи и хороший мужик, брательник у него дебилом был при жизни. Только от того, что это мог ты оказаться, Итачи бы совсем плохо стало. Я знаю его… наверное, знаю достаточно, чтобы это утверждать. Но он, правда, не смог бы рядом с тобой держаться, - сумбурные объяснения, полные энтузиазма, словно если Наруто всё разом не выплеснет, ему рот заткнут на веки вечные. Неджи снова улыбнулся, почувствовал расползшийся уют. Даже на расстоянии Наруто обладал силой, о которой сам не подозревал. Вечный повеса Узумаки Наруто.
- Наруто, я пойду, если у тебя всё, хорошо?
- К нему? – вырвалось. – То есть, я хотел сказать… блин, Неджи, скотина ты. Урод! Такая тварь подлая, что прям прибил бы, если б рядом находился.
- Прибегай, померимся силами, - добродушно предложил Неджи.
- Не искушай, - брякнул Наруто. – Я ещё хочу посмотреть, какого ты там шмону навёл. Навёл, небось? – подозрение.
Неджи снова улыбался:
- Навёл, не беспокойся. Очаровал старшую дочку Старейшины и нокаутировал его старшего сына.
- А?
- Давай уже, Узумаки, достал ты меня.
- Неджи!
- Я присмотрю за Итачи, - пообещал Неджи. – Если понадобится, с собой его приволоку.
- Вот этого не надо, если не задумал убить его. А если задумал, я сам тебя расцарапаю.
И опять молчание. Не чета той тягостной паузе, что бывает от недоговорок. С Наруто можно оставаться честным и открытым, потому что он сам такой. И потому что он силой и хитростью выбьет из оппонента всё, что захочет.
Неджи положил трубку и повернулся к закрытой комнатной двери. Оставался Итачи. Позвонил Наруто, но не захотел спрашивать у Неджи, которого считал прямым участником событий прошлого. Чувство досады и толика ревности. Снова безосновательной. Наруто никогда не захочет отнимать у товарища любимую игрушку.
Неджи глубоко вдохнул и шагнул к выходу.


Дом Сенджу изменился с того первого и последнего раза, когда Неджи его видел. Он получил приглашение почти сразу, и сразу откликнулся на него. Небо сегодня с утра напоминало небо с родины Неджи. Там, над каменными холмами, как вечный предвестник дождя. Неджи остановился перед центральными воротами и долго смотрел вверх, отмечая знакомые оттенки. Несомненно, будет дождь. Не просто дождь, а ливень. Возможно, с грозой. От сравнений становилось тяжелее. Он успел забыть, как был свободен прежде. А для оборотня свобода – одно из главных факторов. Он жил размеренно и достаточно счастливо, чтобы сейчас ощутить вкус потери.
Такси на территорию не пустили, пришлось самому идти. Привратники смотрели с подозрением, но явно получили приказ пропустить чужака без вопросов. Его пропустили. А потом зазвонил телефон. Неджи, пожалуй, ждал этого звонка, поэтому был готов. Достал мобильник и увидел имя Итачи.
- Итачи, давай попозже, у меня внезапно появилось важное дело, - первым заговорил он.
- Какое, можешь пояснить? – подозрение.
- Пока нет, всё слишком неопределённо.
- А может, потому и не определённо, что ты берёшь на себя больше, чем можешь потянуть? – Итачи сердился. Немного.
Неджи выдержал паузу, снова стоял и смотрел на стальное небо.
- Неджи… - поторопил Итачи.
- Обещаю потом всё объяснить.
- Чужак в чужом городе, выделившийся блистательно-жестоким манёвром… - Итачи сделал паузу. – Почему мне кажется, что ты считаешь себя обязанным держать ответ перед Сенджу?
Неджи снова помедлил. Итачи понимал больше, чем кто бы то ни было из его окружения. Возможно, Неджи просто ещё не был знаком с другими. Цунаде не в счёт – она воспитывалась и практиковала с основой той же школы, что проходил Неджи. Юдай… Неджи знал его недостаточно хорошо, чтобы судить. Юдай был всем для этого края. Даже если он ошибётся, всегда найдёт поддержку среди мохнатой братии. Юдай – противник, пожалуй, посерьёзнее Цунаде, потому что не обладал её терпением и был более консервативен в привычках.
- Неджи, ты ведь не хочешь сказать, что и правда собираешься улаживать со старшей семьёй? Ты же мне ни слова не сказал. Но ты бы предупредил, верно? – надежда в вопросе.
Неджи почувствовал укол вины. Получается, не доверял до сих пор? Нет, тут другое. Не хотел взваливать на Итачи проблемы старших семей. Ответственность должна касаться только тех, на ком она лежит. Итачи просто подвернулся под руку. Из-за Неджи на него напали и испытывали на прочность. Явно, не хотели убить, а то схватка могла обернуться ещё большей кровью. И Неджи мог опоздать.
- Неджи!
- Всё хорошо, договорились? – призвал к союзничеству Неджи. – Ну кто посреди города станет устраивать схватки? Это же дикость.
- Скажи ещё, что средь бела дня.
- Увы, Итачи, - Неджи пожал плечами и только потом сообразил, как это выглядит со стороны, взял под контроль эмоции. – Мы оба знаем, что средь бела дня часто случается всякое разное. Но сегодня можешь быть спокойным. Сегодня ты не учуешь запаха крови.
- Полегчало, - бросил Итачи с пренебрежением. – Знаешь, Хьюга, меня просто из себя выводит твоя напускная таинственность. Делаешь тайны из всего, что хоть чуть-чуть на неё похоже. Так трудно было предупредить, что встречаешься с кем-то?
- Я приглашён за стол переговоров с кланом Сенджу. Что ещё?
- Что? Будешь перед Юдаем отчитываться? – Итачи изменился. Из раздражения в озабоченность.
- Я обязан – и ты знал это. Так почему не спрашивал?
- А почему ты не рассказал?
Взаимные обвинения – что может быть глупее. Они оба отказались от них, оставляя осадок.
- Всё разрешится, я уверен, - пообещал Неджи. – Не будет крови, Итачи. После того, как… что произошло, они просто не могли игнорировать и дальше моё присутствие.
- Ты не знаешь Юдая, - приступил к деталям Итачи. – Он как Такеши, но с громадной разницей в опыте.
- Я заметил, - ответил Неджи. – Есть у него особенности или слабые места?
- Хочешь, чтобы я дал тебе оружие против своего вожака?
- Верно, нехорошо получается, - сразу же сдался Неджи. – Не беспокойся, я представляю, какого он типа человек. Каким бы вспыльчивым он ни был, он не глупец, иначе ни за что бы не принял поста Старейшины. Ему бы не позволили.
- Неджи… - Итачи замешкался – плохой знак. – Я не уверен, что хочу менять вожака.
Неджи это понимал, но не рассчитывал услышать прямо. Невольно он дыхание задержал и сдавил трубку. Знал и всё равно почувствовал укол ответного недоверия. Но конечно же, это не было недоверием. Тут привычки, въевшиеся глубже, чем рефлексы. Они на инстинктивном уровне. И ради Наруто, возможно, Итачи бы не отказался от влияния клана Сенджу.
- Я готов уйти с тобой, если придётся. Готов защищать тебя и любить так, как, наверно, не любил Наруто, - продолжил Итачи, - но я не смогу ради тебя отвернуться от Сенджу. Помимо того, что они – моя старшая семья, они люди, которых я люблю и уважаю. Я не смогу предать их.
- Я знаю, - наконец выдохнул Неджи. – И уже говорил: не надо ради меня что-то менять или делать.
- Но ты расстроился?
- Немножко, - никакого лукавства. – Хоть и знал, никому не приятно слышать, что он менее ценен в чьих-то глазах. Но так должно быть. Это норма жизни. Ты и за Такеши меня не простил…
- Неправда!
- Прислушайся к себе, Итачи. Пока он не встанет, ты постоянно будешь меня вместе с ним вспоминать. Я не сержусь, честно. Это просто… волнует меня несколько больше, чем я думал.
- Почему? – выхватил самый глубокий смысл Итачи.
- Наверное, потому что ты мне далеко не безразличен.
Стал небезразличным ещё в каменных холмах. С того первого раза, когда после сильной грозы Итачи остановился перед компанией. Неджи не сразу узнал его и долго мучился от неведения. А когда вспомнил, разозлился. Отсюда оскорбительная характеристика «прозрачная кровь», основанная только на желании уколоть побольнее. Тогда Неджи, пожалуй, возненавидел Итачи. И придерживался этого чувства до тех пор, пока он не показал, что может любить и своего врага. Пока не потянулся с первым порывом необъяснимой нежности, так напугавшей Неджи в первый раз. Наверно, тогда и растаяла ненависть. Окончательно. Неджи сам не помнил момента, когда это случилось.
- Мне приехать за тобой? – Итачи опустил долгие объяснения и споры. – Где ты сейчас? Ты не можешь повременить со встречей?
- Поздно, Итачи. Боюсь, Юдай уже увидел меня в окно, - Неджи почуял взгляд, вскинул голову и увидел сквозь отсветы в стекле силуэт. Это никто не мог быть, кроме Юдая. Встречал гостя и вёл его. Словно слышал, о чём они с Итачи разговаривали.
- Я должен идти, Итачи, - прервал объяснения Неджи.
- Подожди! – снова тот необъяснимый порыв, швырнувший Итачи, отчаявшегося из-за прощального поступка Наруто.
Неджи опустил взгляд к земле.
- Это не просто привязанность, наверное, - догадался Неджи. Итачи хотел услышать, что тоже любим. Только так сложно произнести это вслух.
- Для меня… не просто… - повторил Неджи.
- Да, - понял его чувства Итачи. Наверное, услышал всё, что не было произнесено вслух. Наверное, возликовал или улыбался, глядя в пустоту комнаты. – Для меня тоже.
Неджи не стал растягивать прощанье. Тем более, они не навсегда расстаются. Вряд ли Юдай тут же, не выходя из дома, начнёт жестоко мстить. Да и не имел он права на месть – Такеши сам напрашивался. И использовал своего друга, чтобы вызвать противника, пытающегося уклониться. Его настойчивости можно было позавидовать, если бы не причины. Неджи никак не мог одобрить слепой ярости. Особенно перед чужаком.
Он прошёл рубеж «Цунаде». Один звонок сказал больше, чем требовалось. Теперь собирался пройти Юдая. Оставались его жена и дочь. Каэде ждала его. Неджи почувствовал, что ради него она задержалась в холле, ничего не делала, просто стояла и смотрела на часы. На звук открываемой двери она обернулась и остановилась в этом положении. Неджи сразу пропустили и не оставили никого из охраны. Ярко подчёркнутая свобода – всегда иллюзия. За ним следили лучше, чем за заключёнными в камерах. Никого не было поблизости, но едва чужак попытается предпринять невписывающийся в протокол шаг, сбегутся толпы мстителей, прикрываясь обязанностями блюсти порядок. Неджи не то чтобы ненавидели, но вряд ли относились лучше, чем к любому другому чужаку.
Каэде развернулась целиком и приблизилась. Отважная и ничуть не враждебная. Неджи оценил её такт и ждал первого шага от неё. Она начала не с приветствия, как полагалось, а с замечания:
- Такеши давно надо было задать хорошую трёпку, чтобы он почувствовал вкус досады.
Неджи не нашёл мгновенного ответа, поэтому ограничился кивком.
- Ты ведь не принял от него эстафету? – поинтересовалась она.
- Эстафету? – переспросил Неджи, ибо молчать и дальше становилось невежливо.
Каэде улыбнулась, но немного натянуто: всё-таки несчастье случилось с её братом, а не с чужим оборотнем.
- Месть, - она протянула руку и улыбнулась более искренне. – Я говорю о мести.
- Нет, я не собираюсь мстить. Он имел право подозревать чужака, - Неджи протянул руку в ответ и закрепил пожатие, как с коллегой и соратником.
- Тот, кто много рисуется, рано или поздно получает по заслугам. Наверное, ты преподал ему хороший урок. Теперь он будет осторожнее.
Всё о Такеши. Ранение брата беспокоило её больше, чем она хотела показать интонацией и доброжелательностью. Она как Итачи, не видела смысла в пустой вражде. Это, конечно же, не означало, что она приветствует каждого чужака, старающегося выполнять установленные порядки.
- Извини, я хотел по-другому, - наконец произнёс оправдательную речь Неджи. – Он не позволил мне.
- Слышала, - кивнула она. – Ты к моему отцу идёшь? – сталь в глазах и ни секунды на ответную реплику. – Осторожнее с ним. Он может не простить тебя.
- Я уже догадался, - выдохнул Неджи. – Спасибо за участие.
За то, что она не ненавидела его.
- Мне было бы приятно пообщаться с тобой и услышать что-нибудь интересное.
- О разнице между нашими подходами к правлению? – уточнил Неджи, - или о чём-то конкретном?
- Мне нравится встречаться с разными людьми, - ответила она.
И, между тем, готовиться к посту Старейшины. Ещё не решено, кто займёт этот пост после Юдая. Может статься, роль выпадет младшей дочери – Аи, когда она переступит рубеж совершеннолетия. Пока Каэде выглядела наиболее вероятной кандидаткой. Неджи был хорошо знаком с Такеши, немного с ней, и совершенно не знал Аи.
- Пожалуй, я не против пригласить тебя на обед… когда-нибудь… - словно обронил Неджи. Тут же об Итачи подумал. Его он никогда не приглашал, - …если ты не будешь против.
- Пожалуй, я не против принять приглашение… - тем же, - …когда-нибудь… если ты его сделаешь.
- Обещание члена главенствующей семьи? – вопросом подтвердил Неджи, беря на себя ещё одно обязательство. Он должен знать точно, кто на его стороне. Как бы ни пыталась Каэде придерживаться нейтральной позиции, она не могла не отдавать предпочтения брату. И, вероятно, точно так же пыталась разузнать что-нибудь о чужой змее.
Неджи сообразил, что до сих пор держит её за руку, попытался освободиться, но она стиснула пальцы сильнее и сама придвинулась:
- Ты умеешь играть? – шёпотом прямо в ухо.
Неджи ждал, что кто-нибудь появится в холле и остановит сговор – именно так и выглядела их беседа.
- Умею, - чётко отбарабанил Неджи.
- А проигрывать? – следующий вопрос.
Любой, кто умеет играть, обязан уметь и проигрывать.
- Такеши не умел раньше проигрывать? – поинтересовался Неджи.
- Этому тоже приходится учиться, - Каэде поддерживала странную беседу, вкладывая в неё изобилие смысла. – У Такеши никогда не было настоящего соперника.
Неджи помолчал, слушал её дыхание у своего уха, медлил, сколько это было можно, ибо всё ещё не был уверен, правильно ли реагирует. Но она тоже замолчала, ждала его хода.
- Спасибо, - ещё тише вымолвил Неджи, - за предупреждение.
- Ты ничего больше не хочешь спросить? – она не отпускала.
- Юдай… - одним словом.
- Как ты думаешь, - она не стала отвечать прямо, - если кто-то захочет свергнуть титана, поддерживающего небо, весь мир, как на его выходку ответят те, кого он защищает? – снова пауза. Каэде играла так тонко, что у Неджи шерсть становилась дыбом, а в горле зарождался гортанный рык. – При этом, если титан не перестаёт всех оскорблять и сквернословить.
Далёкий от идеала, но опора всего мира. За Юдая встанут все, даже если он окажется не прав. Даже если без веских оснований начнёт травить чужака.
- Но у него есть кодекс Старейшин, - избавилась от гипотетических персонажей Каэде.
- Я буду осторожен, - так же тихо пообещал Неджи.
- И, Неджи… - пауза, которые начинали Неджи откровенно нервировать. Из Каэде получилась бы отличная Старейшина, - …не рассчитывай, что те, кто симпатизирует тебе сейчас, останутся в стороне.
Ни на миг не предположила, что на сторону Неджи встанет кто-то из них.
- У меня до сих пор нет в планах что-то менять, Каэде. Я не хочу шума и проблем.
Она улыбнулась и наконец отпустила его. Потом молча глянула вниз, на живот Неджи, туда, куда Такеши нанёс глубокую рану когтями. Очередной намёк. Каэде ликовала от этой маленькой победы. Её легко одержать, когда всё вокруг кажется поддержкой. Но иллюзии умели маскироваться под совершенно безобидные предметы. Неджи не стал говорить о своих соображениях, ограничился подтверждением:
- Я позвоню тебе, если оставишь свой номер. Теперь мне ещё больше любопытно поговорить с тобой за чашкой чая.
- Я рада, что Такеши не сделал нас врагами, - Каэде протянула руку и завладела его телефоном. Неджи внимательно наблюдал за движением её пальцев, читал номер, даже не видя, на какие клавиши она нажимает. Затем она просто вернула мобильник и не прощаясь ушла прочь. Больше ей в холле было делать нечего.


Итачи не выдержал, позвонил Цунаде. Не мог удержать Неджи от шага, который он считал необходимым, и спокойно ждать не хотел. Итачи чувствовал, что обязан хоть что-нибудь сделать. Игра вышла далеко за пределы его компетенции. Теперь это дело старших семей. Теперь от Итачи ничего не зависело. Днём раньше он бы, возможно, спокойно постоял в сторонке, но сейчас, когда избавился от сомнений, страшно было снова терять лунного барса.
- Итачи? – Цунаде словно удивилась. Должно быть, уже в курсе, что за гость к ним пожаловал.
- Госпожа Цунаде, я попросить хочу, - и примолк. Почти с тех же слов начал в прошлый раз. Всегда с просьбой о чужаке. Однажды ей могло надоесть такое панибратское обращение. Цунаде играла совершенно в другой лиге. Она вообще не касалась дел Итачи, и он, по идее, не должен бы касаться её, но чужак смешал все карты. Теперь ответственными становились те, кто размеренно жил привычной жизнью. Итачи тоже так жил, без ярких всплесков или чёрных упадков. Семья Сенджу обеспечивала оборотням мир. Имея это, никто даже не задумывался над текущим положением вещей. Зато теперь, когда весь мир Итачи снова зашатался, он остро осознал, какую роль играют старшие семьи. Они – равновесие и гарантии. Именно из-за них в далёком прошлом прекратились кровавые бойни, не считая территориальных конфликтов с чужими племенами. Теперь всё изменилось. Цивилизация и в оборотней вдохнула степенности и терпения.
- Снова за своего Хьюгу? – она догадалась.
- Он приехал уже?
- И успел поболтать с Каэде. Сообразительный паренёк, знает, где искать поддержку.
Не все из Сенджу придерживались мнения Юдая. Только вряд ли кто-нибудь пойдёт против, если придётся делать суровый выбор. Итачи надеялся, что не придётся. Неджи умный человек, сдержанный, вдумчивый. Повезло, что на его месте не Наруто, иначе конфликта бы точно не избежать. Наруто понимал многое, но его характер порой перечёркивал все его старания. Итачи улыбнулся для Наруто. Не думал даже, попробовал бы начать с ним заново, если бы это он, а не Неджи попал в неприятности. Искушение сложно побороть. Их отношения всегда бы омрачались осознанием предательства. Потому что Наруто предал Итачи, когда отвернулся и тут же кинулся в объятия старшей дочки Старейшины.
- Каэде симпатизирует ему, - подтвердил Итачи. – Она бы даже не была против побегать с ним вместе.
- И она никому не сказала, о чём они разговаривали на пониженных тонах, - подначила Цунаде. – Не боишься, что уведут твою возможность?
- Что?
- Я о Каэде говорю. Выбрал Хьюгу и рискуешь потерять её.
- Ой, госпожа Цунаде, помилуйте. Каэде никогда не думала обо мне всерьёз.
- А ты думал?
Они замолчали. Итачи думал. Наверно, и Каэде тоже думала, ибо всегда принимала его внимание и легко общалась с ним. Если бы Итачи только задумался серьёзно, путь в мир Старейшин был бы и ему открыт. Без права стать Старейшиной.
- Подумай, Итачи. Она – твоя возможность получить право превращаться в змею, - словно прочитала его мысли собеседница.
Он вздрогнул и поблагодарил всех богов, что находится в этот момент один.
- Возможно, госпожа Цунаде. Возможно, она та, о ком бы я мечтал в своих грёзах…
- Но встретился с чем-то в мире Хьюга и Намикадзе, что изменило тебя, - подытожила она. – Я уже поняла это, Итачи. Ты не захочешь этой привилегии, потому что твоё сердце пребывает в глубоком замешательстве. Только если этот мальчик исчезнет, ты заново освоишься в нашем мире. Это ведь уже не совсем твой мир? – спросила она. Не требовала ответа, а Итачи не стал отвечать. Она понимала его терзания больше, чем кто-либо ещё из кланов Учиха и Сенджу.
- Не можешь ответить? – поняла она и это. – Зато я могу судить по происходящему сейчас, во что оно имеет возможность вылиться потом. Каэде твой приятель симпатичен не только как человек или интересный чужак. Он привлекателен и деликатен, не выделывается, не нарывается и не злится по пустякам. Он принц из мечты для какой-нибудь запертой в башне принцессы. Думаешь, Каэде не может быть этой принцессой?
- Но Каэде не заперта в башне, госпожа Цунаде, - воспротивился Итачи.
Она словно не услышала его мольбы:
- Он закалён старыми традициями и попробовал вкус новых. Он должен был подумать о вероятности нового слияния.
- Что вы от меня ждёте? – наконец остановил её догадки Итачи. Знал всё это, но не желал слушать. Верил, что Неджи никогда не швырнёт его в ту же яму, что и Наруто. Не хотел видеть его перспектив, только свои.
- Я хочу, чтобы ты был готов к любому повороту. Чужака могут не принять из-за того, что он чужак. Но если он становится членом семьи, рано или поздно подозрения изживут себя.
- Неджи не любит Каэде, как бы вы ни пытались подставить их друг к другу.
- А Каэде? На её чувства наплевать?
- Любопытство и очарование, - тут же прокомментировал Итачи. – Где здесь любовь? Или, хотя бы, обычная тяга? Он находится в таком же положении, он из старшей семьи и, как вы сами говорили, наиболее вероятный кандидат в Старейшины.
- Если ты это понимаешь, зачем цепляешься за него? Что будет с тобой, Итачи, если он уйдёт?
- Вы думаете, мне будет легче, если он женится на Каэде?
И долгая-долгая пауза. Итачи не заметил, как дыхание сбилось. Не желал слушать вероятного развития событий, не хотел сам думать о них. Даже когда гнал Неджи, подозревая его в болезни Саске, не верил, что он уйдёт. Не видел своего мира без него. Без всего Неджи с его привычками и манерами. Проклятый змей Хьюга, разбивший жизнь Итачи. Начавший её разрушать ещё там, в каменных холмах.
- Ты действительно попался, - отступила Цунаде. – У меня нет намерений делать тебе больно, но я надеялась, что ты всего лишь привязан к нему, что держишься за него, боясь отпустить прошлое. А ты… Итачи, как же тебя угораздило?
- Сам не знаю, - не осталось необходимости скрываться от неё. Цунаде, наверно, сразу поняла, что он чувствует к Неджи. Не поверила, возможно, а сейчас убедилась. И не в деликатности даже дело, не в том, о чём не принято спрашивать. – Госпожа Цунаде, а вам он нравится? Вы бы не были против, если бы он связался с Каэде?
- Он тот, кого хороший лидер не может пропустить. Если он не враг, лучше сделать его своим другом. Неджи, как я и говорила, умный паренёк. Он бы нашёл способ смягчить даже Юдая.
- Но Юдай сейчас ненавидит его.
- Конечно, - без обиняков. – Я слышала, ты недавно расспрашивал, кто сделал твоего брата беспомощным. Что ты искал, Итачи? Подтверждений, что это мог быть Хьюга Неджи? А если бы нашёл, ты бы его не возненавидел?
Как всегда, смотрела в самую суть.
- Ваша проницательность меня пугает, - сознался он.
- Ты бы то же самое понял, если бы захотел понять, - созналась и она в том, что наблюдала. – Но я благодарна тебе за верность клану Сенджу. Я думала, ты колебаться начнёшь, а ты даже не рассмотрел возможности раз и навсегда примкнуть к новому вожаку.
- Госпожа Цунаде, - Итачи понял, что настало время для просьбы. – Прошу вас, проследите за ним. Я не хочу, чтобы… чтобы он хоть на секунду вышел из себя.
Это ведь будет означать нечто большее. Тогда Юдай получит право прижать Неджи. А такого никто не любит, особенно уважающие свою честь змеи. Неджи и так ощущал постоянное давление со всех сторон, а Юдай мог его спровоцировать.
- Снова просишь за него? Юдай тоже не глуп, если ты это забыл. Он не станет искать тайных умыслов.
- Но он способен спровоцировать Неджи.
- И думаешь, он специально станет это делать? Как неуважительно ты отзываешься о своём вожаке.
- Простите, госпожа Цунаде. У меня по-другому не получается. Я просто… думаю. Не могу избавиться от всего этого. У меня уже голова вот-вот взорвётся.
- Извини, Итачи, на этот раз ты просишь слишком много. Это не твоё дело, - она не приказывала, просто констатировала факты. – Я уверена, мальчик сам знает, как повести себя. Да и Юдай не подвержен легкомысленным порывам.
Не подвержен – это точно. Но порывы бывают не только легкомысленными. Порыв – всегда порыв. В большинстве случаев, потом сожалеешь о содеянном. Но потом – уже поздно. Потом никто не сможет возродить человека из мёртвых, даже если этого захотят все без исключения.
- Хорошо, - Итачи кивнул в безжизненную комнату. – Я положусь на ваше решение. Наверно, это и правда, слишком много. А вы и так со мной возитесь, как не возились, наверное, с собственным внуком.
Наверно, ей стоило бы побольше внимания уделять Такеши. Тогда бы он не вырос таким несознательным и вспыльчивым. Итачи и сам мало значения придавал сформировавшемуся характеру товарища. Думал, так всегда будет, ничто не вмешается в их размеренную жизнь и не разрушит привычной повседневности.
Итачи положил трубку, посидел в тишине, уже думая над дальнейшим своим шагом. Сейчас мчаться в дом Сенджу нельзя. Как бы ни хотелось вмешаться, он обязан уважать традиции старших семей. Слишком часто судьба стала сталкивать его с великими мира сего. Слишком часто он на глазах у широкой публики. Пора что-то менять.
Юдай просил Итачи поискать детей Такеши, которых тот тщательно прятал от родственников, чтобы личную отдушину обеспечить. Приятно, наверно, пробежаться в компании смеющихся ребятишек и всегда оставаться на шаг впереди или благосклонно позволить обогнать себя на этот шаг. Итачи тоже счастлив был, когда с Саске так делал.
Такеши просто не принимал всей ответственности до конца, думал, в любой момент может привести жену и детей домой и торжественно их представить. Он не привёл. Теперь это придётся сделать за него Итачи.


В конце коридора появились двое в больничной одежде. Толкали каталку с лежащим на ней человеком. Касуми поднялась с лавочки и вышла навстречу. Даже если бы она не могла чуять, она бы всё равно знала, что её сына везут. Очередная операция. Обещали, что последняя и лёгкая. Столько всего за пару суток. Хорошо, свои в больнице работают, а то пришлось бы прикрывать истину изо всех сил. Что если бы Такеши, внезапно придя в себя, обратился бы тигром. Или показал бы свой вовсе не ангельский характер, присущий ветреному наследнику, не задумывающемуся о вещах серьёзных. Такеши давно пора было повзрослеть. Он повзрослел и физически, и умственно, только привычки остались юношескими. Безответственный сорвиголова. Делал всё, что ему казалось правильным. Только не учитывал терпения, коему обязан следовать каждый Старейшина. Даже Юдай себя сдерживал постоянно. Касуми как никто другой видела, чего ему стоило это терпение. Не бросаться на врага в то время, когда он прямо напрашивается. Юдай не имел права травить чужака, даже если он нагло себя вёл. И не имел права распоряжаться уничтожить его. Всё это безосновательно. Если это важный чужак, обычно вмешивался Старейшина. А если просто мимо пробегающий задира, он просто наблюдал. Нельзя, чтобы за каждой мелочью пузатой гонялись вожаки. Несолидно. Репутацию легко подорвать.
А тут Хьюга. Словно подарок на золотом блюде. Не какой-то безвестный выскочка, а потомок старшей семьи. Именно эта фамилия позволяла Юдаю вмешаться без веских причин. А уж он своего не упустит. Он мог потребовать строгого соблюдения протокола – и чужак ничего бы не смог сделать. Только Юдай тоже знал, когда не следует злоупотреблять властью. Касуми надеялась, что ничего не выйдет из-под контроля, ибо не могла участвовать сама. Просто проследить – уже весомая поддержка для мужа. Обычно потом они обсуждали и приходили к выводам, как поступить лучше. Но сегодня ему придётся обойтись без неё. Сегодня в поддержке Цунаде. Надёжная и сильная. Только всё равно хотелось самой. Как-то проконтролировать. Хотя бы довольствоваться иллюзией полного контроля. Когда дело касалось чужих старших семей, ни в чём нельзя быть уверенной.
На тележке лежал Такеши. Касуми отступила в сторону, проводила взглядом сына и дождалась следующего за каталкой доктора с привычной плашкой в одной руке и ручкой – в другой. Шёл, опустив обе руки вниз. И перед Касуми остановился.
- Ну что ж, - начал он расслабленно. – Операция прошла успешно. Организм физически силён и решительно взялся за регенерацию.
В проходе появился ещё один врач – из племени оборотней. Он был назначен лечащим врачом наследника Сенджу, а тот, кто стоял перед Касуми – лучший нейрохирург в области. Семья не поскупилась на операцию именно его рукой, обеспечила всем необходимым и ждала откровенного чуда. Оборотни выздоравливали быстрее людей. Другая физическая подготовка, другой уровень жизни. Если человек обычно загоняет себя работой и рутиной, забывая о личной жизни, то оборотень предпочитает послушаться инстинктов и потянуться к свободе. Рутина, которую выдерживал человек, могла вызвать настоящий бунт. Плюсом один из важнейших факторов всего естественного живого – выживает сильнейший. Редко оборотни с трепетом относились к своей жизни и избегали стычек, особенно если они напрашивались. А в схватке не всегда выживают оба. Сильно раненый зверь обычно забивается в дальний от человечества уголок и залечивает раны естественным способом. Или умирает. Сильный уничтожает слабого. Слабый просто принимает свою участь, веря, что вернётся и возьмёт реванш.
- Каковы шансы, что он придёт в себя? – прямо спросила Касуми. – Вы говорили, череп подвергся чрезмерным нагрузкам, налицо травма мозга…
- Сотрясение и небольшая гематома, - доктор сверился с записями. – Микроизлияние. Куда бы пациент ни попал по своей неосторожности, он выкрутился с наименьшими последствиями.
Касуми выдохнула, на мгновенье прикрыла глаза. Испытывала потребность немедленно поделиться с мужем и воодушевить его. Юдай с такой неохотой покидал сегодня больничную палату, когда Такеши увозили на операцию. Неторопливо завёл машину на стоянке и долго молчал, глядя на Касуми. Он сам хотел последить, но вынужден был положиться на жену. Касуми могла и не заверять его, что до конца будет находиться с сыном. И она знала, как он привык к её присутствию во время важных встреч. Но она не могла пойти сегодня. Они не сговаривались. Просто это стало понятно им обоим. И времени для аудиенции Хьюги никто не назначал. Оно просто пришло.
- Он придёт в себя? – повторила Касуми ставший привычным вопрос.
- Я не вижу причин, по которым он бы продержался в коме неопределённое время. Всё решат ближайшие сутки. И я склонен полагать, что он очнётся, как только закончится действие наркоза.
Касуми снова шумно выдохнула и тут же набрала воздуха в лёгкие под завязку, задержала его. Словно дышать было тяжело. Давно она не испытывала такого трепета в сердце. Давно не ждала какого-нибудь события так отчаянно. Всё сразу стало не таким важным. И этот паренёк, Хьюга, который, в принципе, не сделал ничего предосудительного – защищал члена своей стаи. Касуми не думала, что он настолько серьёзно подойдёт к свой роли в чужом краю. Не думала, что Учиха Итачи для него столько значит.
Тут подоспел лечащий врач Такеши, поприветствовал Касуми, вкладывая в интонацию уважение, причитающееся лидеру. Касуми, хоть по крови и не змея, получила право принимать её облик, но воспользовалась им всего один раз, на пробу. Почувствовать – каково это. Ни в одной из стычек не потребовалось привилегий в виде формы зверя. Касуми и до этого отлично справлялась. Наверно, за это Юдай полюбил её. Он никогда не рассказывал, но любил до сих пор. Время, как бы ни распинались психологи, не ослабило чувств, а лишь укрепило их, дало иную основу, более надёжную, чем слепая страсть.
- Госпожа Касуми, - по привычке обратился доктор, - вы уже услышали хорошие новости?
- Нам повезло, что свободным оказались именно вы, - она обратилась к нейрохирургу. Выглядел уставшим. Ряд операций практически без передышки давал о себе знать.
- Редко встретишь организм, так яростно сражающийся за жизнь, - прокомментировал он. – Ваш сын настоящий борец. Мне практически ничего не пришлось делать.
Конечно же, он преуменьшил. Касуми видела историю болезни и серьёзно побеседовала с лечащим врачом, который не посмел скрывать от неё ни одну мелочь. Но и тогда он был полон оптимизма. Юдай обрадуется, он не верил в такой многообещающий исход.
- А координация? – невольно вырвалось у неё. Оборотень, утративший координацию или прежнюю подвижность, становился несчастным и склонным к апатии. А апатия – самый страшный враг. Именно она швыряла оборотня на превосходящую опасность.
- Реабилитация, - развёл руками нейрохирург. – Дальше всё зависит от него и от семьи. Если он захочет много работать, не упустит времени, он полностью восстановится.
Умолчал о вероятности, что Такеши мог так и не выйти из комы. Всё решают даже не сутки, а часы, время действия транквилизатора.
- Мы составим диету и режим тренировок, - взялся лечащий врач. – Но, думаю, пациент справится сам.
Ещё бы. Да чтобы Такеши хоть кому-нибудь позволил командовать собой и помогать! Да он с собственным отцом сцепится, если разглядит хоть намёк на жалость. Такеши, как и любой другой оборотень, привык сам решать свои физические проблемы. И кому как не другому оборотню об этом знать. Касуми кивнула врачу-оборотню, он ответил тем же. Сложно для него решать в этой ситуации. Дело всё-таки касалось клана Сенджу, главного авторитета всей мохнатой братии.
Потом Касуми сидела возле постели сына, долго смотрела на его лицо, на вздымающуюся в дыхании грудь. Искала любой тревожный признак. Их великое множество было после такой-то жестокой схватки. Обидно, что Такеши совсем юнцу проиграл. Одно успокаивало – не простому оборотню. А клан Хьюга и другим мог фору дать – такие о нём легенды ходили. Когда дошёл слух об объединении, Касуми не поверила. Потом уже, когда увидела официальное подтверждение, поняла, что мир снова перевернулся. Долго беседовала с Юдаем, пыталась отыскать объяснения, списывала терпимость клана Хьюга на договор или долговые обязательства. Ни одно предположение не подтвердилось. А потом Цунаде приехала с той же вестью и со своей позиции объяснила. Касуми рассмотрела вариант усиления мощи и почувствовала, что пробрало.
Такеши не двигался. Когда Касуми начала тревожиться, посчитала, что время вышло и дальше будет только неопределённость и бесцельное ожидание, звякнул мобильник. Она ухватилась за него, как за соломинку. Будто тонула в разливающемся отчаянии. Хотела видеть сына прежним, чуточку взбалмошным и дерзким, но здоровым.
- Наркоз должен был уже отойти, а он не приходит в себя, - тут же вывалила она на голову собеседника.
- Он в шоке, - ответил Юдай спокойно. – Дай ему самому решать, когда начинать выкарабкиваться. А если через пару дней так и будет отдыхать, я сам его вытащу и оттреплю за холку.
Конечно же, это всего лишь пустая угроза с толикой шутки. Веселья не хватало в такой напряжённый момент. Касуми улыбнулась, не отводя взгляда от Такеши.
- Мне не хватает тебя здесь, - Юдай быстро оставил тему о сыне. Значит, гость уже пришёл.
- Юдай, поаккуратнее с ним, ладно? Всё-таки он исчезнувший наследник, - попросила Касуми.
- Думаю, нам придётся связаться с его семьёй.
- Наверно, он сам сделал это. Если это же сделаешь ты, особенно если он будет не в состоянии здраво мыслить, вину спишут на нас. Я не хочу конфликтов. А зная клан Хьюга, ещё и опасаюсь затяжной войны.
- Не будет войны. Если мальчик не будет темнить, я приму его объяснения.
- Но мы-то с тобой очень хорошо знаем, чего ради он это затеял. Хоть мне и хочется разорвать его на кусочки, он не виновен.
- Знаю. И всё же я должен знать, зачем он держит возле себя Учиху Итачи, - Юдай выдержал паузу, в течение которой ни звука не издал. – Каэде он нравится.
- Что? Он с ней пересёкся? Что она задумала?
- Она ждала его, - отрубил Юдай. – Не знаю, что думать. Я никогда…
Пауза.
- Юдай…
- Я никогда не думал, что она когда-нибудь захочет иметь дело с чужой старшей семьёй. Но мы не сможем помешать ей, если она так решит.
- И не нужно. Может, прения поутихнут, - Касуми мгновенно нашла компромисс. – Я поговорю с ней.
Каэде не станет скрывать, даже если ей нравится чужак. Даже если это не праздное любопытство, а нечто глубже. Первое впечатление порой играет решающую роль. Судя по тому, что слышала Касуми, появился Хьюга наиболее эффектно, как павлин, хвост распустил, навеял таинственности и ушёл, не обернувшись. Разумеется, девушка возраста Каэде заинтересуется интересным мальчиком.
- Касуми, оставайся там, - попросил Юдай. – Если Такеши придёт в себя…
Касуми пальцы до боли сжала. Юдай, кажется, не верил, что всё образуется. Он уже заживо похоронил сына, опираясь на опыт клана Учиха, точно так же распрощавшегося с Саске. Но у того с самого начала не было шансов.
- …боюсь, он наделает столько глупостей, что мир окажется под угрозой, - закончил Юдай.
- Я прослежу за ним, - пообещала Касуми. Расслабилась. Такеши мог, пожалуй, привлечь к себе внимание. Гордый и независимый, он бы попытался тут же уйти и, чего доброго, перекинутся в зверя. Касуми собиралась помешать ему, даже приказом или силой.
Она скользнула взглядом по Такеши и замерла. Приборы показывали всплеск.
- Юдай, он просыпается, - тут же подытожила она.
- Как он?! – не выдержал супруг, чуть не выпалил.
- Пока не знаю. Это можно будет судить по первому его слову…
И отключила телефон. К сыну подошла и встретилась с его взглядом. Так и хотелось потрепать его по шевелюре и беззлобно пожурить: «Ну что, выспался? Лентяй». Она не произнесла ничего, ждала. Она всегда умела ждать нужного момента. Сейчас важно дать Такеши самому оправиться.
- Гад… - сипло, почти шёпотом произнёс он.
Касуми знала, к кому он обращал свою злость. Мысленно он ещё там, после схватки. Для него не прошло и минуты. И глаза его сверкали нехорошим блеском. Не простил. Придётся доказать ему, что нет поводов для мести. Это всего лишь детская блажь. Члены старших семей не должны гнаться за личными нуждами. Они обязаны рассматривать проблему в перспективе, даже если чужак Такеши очень не нравится.
- Проснулся наконец, - простецки бросила Касуми. – Плохо же ты учился всё это время. Либо ты добровольно проходишь курс заново, либо даже не рассчитывай на место Старейшины. Я лично не позволю тебе на него взобраться.
Хотела упомянуть Каэде, как более достойного кандидата, но не стала ещё больше ранить чувств первенца. Тот ещё гордец. Надо было самим больше внимания уделять его друзьям и увлечениям, а Юдай только раз вмешался. Да так, что надолго отрезало. Тогда Такеши немножко повзрослел.
- Уходи, - Такеши отвернулся к стене и закрыл глаза.
- Можешь забыть о чужаке, слышишь? – не щадить его чувств, иначе он посчитает себя оскорблённым жалостью к его персоне.
Не ответил.
- Даже если не хочешь слушать, тебе придётся, - подтвердила Касуми, снова теребя мобильник. Но она не станет сейчас звонить. Не хотелось оставлять сына, только что очнувшегося от пугающей комы и возродившего надежду. И не следовало мешать Юдаю. Гость наверняка уже встретился с ним.

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн