Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13- -14- -15-

Юдай не очень походил на скорбящего отца. Неджи ожидал если не хмурости и бледности, то острой неприязни. Он ошибся, готовясь именно к этому. Юдай, прежде всего, являлся Старейшиной. А на столь высокий пост вряд ли сядет такой сорвиголова как Такеши. С каждым разом, анализируя действия наследника Сенджу, Неджи удивлялся распущенным слухам, будто бы он станет преемником. Если его готовили, почему допускали его тягу к мальчишеским выходкам? И тут Неджи вынужден был себя осадить. Он знал Такеши лишь с одной стороны, наиболее яркой. У него могло быть много достоинств, как и у его отца, а предвзятое мнение, какое и сформировалось у Неджи, мешало оценивать трезво.
Определившись с позицией, Неджи сумел примириться с мыслью о Такеши-наследнике. С ним просто будет сложнее иметь дело, чем с другими. Хотя Неджи лично знал не так уж много представителей чужих старших семей. Он взглянул в глаза Юдаю, когда задержался при входе в кабинет. Вторая встреча – и снова в кабинете. Впрочем, это всех устраивало. Неджи не смог представить, как бы он вальяжно разместился на кресле или за обеденным столом, смакуя деликатесы и по-семейному общаясь с семейством Такеши, которого он чуть не прикончил. Не знал, довёл бы он до конца, если бы другие не вмешались. Если бы он не почуял, как ему в спину дышат, а где-то позади не стоял бы Итачи. Позволил бы Итачи добить своего старого друга, с которым у него в последнее время завязались разногласия? Камень преткновения – Неджи, как бы ни хотелось этого избежать.
Юдай приглашающим жестом указал на стул напротив. Неджи медленно приблизился, уже зная, с чем имеет дело. Думал, Цунаде тоже будет здесь. Рассчитывал хоть на крохотную долю поддержки. Если вдруг Юдай и позволил бы себе вольность, она бы никогда не одобрила. С её мнением считались до сих пор и, наверно, будут считаться до самой её смерти. Неджи успел проникнуться к ней глубоким уважением, поэтому почувствовал укол протеста, едва подумал о её уходе со сцены.
Неджи кивнул в ответ, шагнул к столу и замер на месте, поймал и верно расценил взгляд будущего собеседника. Юдай опустил глаза, вперился в то место, куда нанёс удар когтями Такеши. Неосознанно, пытаясь только вырваться. Неджи словно почувствовал, как его когти снова впиваются в тело. Больно. Повязка с мазью мало спасала от боли. Да и не дело – мазать рану всякой сомнительной дрянью, когда необходимо как можно скорее её заживить. Анестетик – не такая уж первая необходимость. Неджи едва не поёжился под взглядом Юдая, но выдержал его с достоинством.
- Садитесь, господин Хьюга, - словами предложил Юдай.
И стало легче. Его тяжёлый взгляд оставил в покое глубокую рану. Неджи понял, что все его слабые места уже обозначены. Точно до миллиметра. Юдай – противник поопаснее Такеши и, возможно, Итачи тоже. Закалённый опытом и годами, он бы просто не оставил противнику шанса. Таким был и Хиаши. Неджи не раз хотел потягаться с ним в бою, но ни разу не предложил. Не знал, возможно ли это. Он хотел увидеть его стиль боя, ибо нечасто Старейшины брали зрителей на серьёзное дело. Хиаши просто оставался непобедимым в глазах Неджи. Наверно, папа тоже был таким, ибо как ещё он мог столько времени сдерживать натиск превосходящего врага, пока не подоспела Кушина.
Неджи поблагодарил за приглашение и сел. Потом они долго молча смотрели в глаза друг другу. Сердце словно застыло, билось через раз. Как замерший в засаде хищник. Внутри всё напряглось, терпение, как натянутая струна, подсознательный рык, призванный предупредить противника, по неосторожности зашедшего на чужую территорию. Но сегодня этим противником являлся сам Неджи. Он не должен демонстрировать своего характера. И уж тем более, нельзя вести себя вызывающе. Надо избрать что-то между неприязнью и покорностью. Юдая не получится ввести в заблуждение показными дружескими намерениями. Не получится из них друзей-приятелей.
- Вы ничего не хотите спросить? – приступил Юдай.
Неджи хотел спросить о теме предстоящего разговора. Хотел знать, что сейчас происходит с Такеши. Но он не мог спросить ни того, ни другого. Если первое просто осталось бы без определённого ответа, то второе – грубо и с вызовом, коего Неджи собирался избегать всеми силами.
- Я думал, это вы собираетесь спрашивать, - вместо ответа произнёс Неджи. – Я готов ответить на все ваши вопросы.
- Ну так ответьте на главный, - Юдай продолжал уважительно-прохладно обращаться к Неджи, но весь его вид говорил, как тяжело ему даётся это вымученное «вы». Какой-то мальчишка, принёсший кучу неприятностей его семье.
- Я уверен, вы слышали достаточно подробностей о том дне, - снова с уважением уклонился Неджи. – Если вас терзают какие-то особые вопросы, спросите. Я просто обязан был встать на защиту близкого мне человека. У Итачи не было ни шанса выстоять против наследника клана Старейшин и его сподвижников. Трое против одного – не слишком честно, согласитесь.
Открыто и честно. Нельзя допускать лжи даже ради смягчения обстоятельств. Юдай чуть изменился в лице. Прямота собеседника ему не понравилась. Это его сына осуждали прямо в глаза. Такеши столько глупостей наделал, что отстаивать его позиции не стал бы ни один хороший лидер.
- Тем не менее, вы внесли в наш мир долю хаоса, - обвинил Юдай. Резко и неприязненно. Неджи едва не поёжился под его взглядом. Никому не нравится, когда вокруг начинают происходить неприятные вещи.
- Я не думал, что мы в суде, господин Сенджу, - тем же ответил Неджи, ни больше, ни меньше. Пусть оппонент видит грань, которую переступать не следует. Сегодня Неджи в роли равноправного члена старшей семьи. Нельзя позволять опускать себя и безоговорочно принимать упрёки. Нельзя давать повода Юдаю командовать и, тем более, привыкать к этому.
Опасная игра.
Юдай отреагировал едва заметно. Словно стерпел удар, заранее о нём зная и готовясь.
- Отлично, - отбросил наигранные любезности он. – Как вы видите дальнейшее развитие событий?
- Дальнейшее? – переспросил собеседник и уточнил. – В отношении наших разногласий с… с Сенджу Такеши?
Запинка. Он проклял себя за неё. Но Юдай сдержался. Значит, и Неджи не ошибся.
- Я не намерен продолжать вражду. Но, как уже и говорил, не буду уклоняться от вызова.
- Это не ответ на мой вопрос, - надавил Юдай.
Хочет, чтобы Неджи описал наиболее вероятную версию. А наиболее вероятная та, которая подразумевает вендетту. Вендетта – крайность и быстрейшее решение проблем.
- Моё мнение? – ухватился за брошенные слова Неджи. – Если быть честным, то Такеши ни за что не пойдёт мне навстречу. Он оскорблён, чувствует себя униженным. Он обманулся в предположениях и не желает верить до сих пор. Знаете почему, господин Сенджу? Он слишком самовлюблён. Видит только то, что желает видеть. Полагая себя сильнейшим оттого, что владеет привилегиями, он не считает нужным совершенствоваться. То есть… во всех направлениях. Он отдаёт предпочтение одному, но пренебрегает другим. Извините, если вам неприятно это слышать, но вы просили моё мнение. И из моего мнения о вашем старшем сыне вытекают и предполагаемые последствия. Боюсь, он не примет меня.
Неджи, вываливший всю тираду на одном дыхании, спешно схватил глоток воздуха, почувствовал, как сердце чаще забарабанило. Не надо было так открыто, но Юдай не оставил выбора.
Юдай молчал. Откинулся на спинку кресла и просто слушал. Возможно, находил отголоски согласия. Неджи не мог судить об этом человеке, как следует с ним не пообщавшись. Хоть в нём и просматривались отчётливые черты Такеши, он был гораздо осмотрительнее и умнее. Опыт играл просто-таки огромную роль. Неджи снова сравнил себя с Хиаши. А как бы дядя поступил в такой ситуации? Попытался бы найти дипломатический выход? Неджи его не видел. Оставалось обсудить с Итачи. Это был даже уже не вопрос.
- Моё мнение, - Неджи не дождался ответа, - Такеши захочет взять реванш. И я не обещаю, что на этот раз захочу оставлять за спиной живого врага.
В глаза назвать врагом сына Юдая…
- Если вы видите другой вариант развития событий, я вас выслушаю. Я его не вижу.
И замолчал. Теперь, сколько бы собеседник ни молчал, оценивая слова гостя, ему придётся заговорить первым.
Юдай не подвёл. Не стал играть в молчанку. Интересно, что он думал о чужаке, лет на девять младше его первенца и пытающегося решить проблему силой. Именно так всё и выглядело. Только силой можно было отстоять своё право просто дышать в этом городе.
- Я не могу осудить вас за ту схватку, - наконец произнёс Юдай. – Я видел истину, но должен был убедиться сам. И я не осуждаю за это Такеши. Он волен сердиться, когда пожелает. Не все обладают железными нервами. Из оборотней – очень немногие.
- Но вы осуждаете его не за схватку, - разгадал Неджи, рискуя нарваться на грубость.
Такеши обязан был рассмотреть ситуацию с общественной позиции. Старейшина не должен вмешиваться в грызню обычных оборотней, если она не грозит перерасти во что-то масштабное. Стычки между всякими случаются. Порой и лучшие друзья таят обиду. Не всегда до смерти, но таят. Прощают или не прощают. Неджи помнил тело Кибы, обдуваемое суровыми ветрами каменных холмов. Первый из них. Он как наяву видел Шикамару в луже собственной крови, отчаявшегося Наруто над ним. Тогда мир Неджи перевернулся в очередной раз.
- Вы не можете больше враждовать, - отрезал Юдай. – Я не позволю. То, что вы оба собираетесь сделать, идёт вразрез со всеми принципами и порядками.
Неджи знал. Но он действительно не видел выхода.
- Что ВЫ видите в перспективе? – переадресовал вопрос Неджи.
- Если вы обещаете войти в наш круг как можно безболезненнее, я смогу это уладить, - Юдай не остановился на догадках, пошёл дальше, источая ауру сильного лидера. Он одним антуражем мог подавить большинство соперников. Неджи не поддался. Юдай – не его лидер.
- Что я должен делать? – приходилось соглашаться и вместе искать компромиссы.
- Я должен знать о ваших передвижениях и намерениях, - прозвучало грубо.
- Простите? – Неджи не сразу поверил. Юдай хочет установить слежку? Заставить Неджи писать отчёты? А может, ещё и кланяться, приходя раз в неделю на семейный ужин?
- Сложно наблюдать за стаей, если она разбежалась! – подчеркнул Юдай сурово. – Пусть вас не беспокоит факт, что вы не из нашей стаи. Я же не предлагаю вам съехать сейчас же и занять одну из комнат в особняке. Хотя это упростило бы мою задачу навести порядок в этом городе.
- Извините. Порядок? – снова не ухватил Неджи, донельзя озадаченный.
- Вас начали бояться, - отрезал собеседник. – Моё окружение уже не уверено, может ли ходить по улицам города не оглядываясь. Я ещё не сказал своего слова, потому что обязан сперва убедиться в вашей позиции. Мне нужна уверенность, господин Хьюга, что вы будете придерживаться правил и не выпускать когти из-за любого недружественного взгляда.
- Я… - Неджи запнулся. Он не мог дать такой уверенности. Он всеми силами пытался сохранить нейтралитет, но что-то всё равно пошло не так. Мир порой зависел от обеих сторон, а не от одной.
Он увереннее посмотрел на Юдая и проглотил то, что хотел сказать. Слишком много зависит от Такеши. Но если Юдай повлияет на него, то конфликт сойдёт на нет. И дело даже не в кровной мести, а в обязанностях старших семей. Не дело, если они же конфликты и разжигают.
- Если можно, то просто Неджи, - наконец выдохнул он.
- Почему? – Юдай не спешил уступать и хвататься за положение превосходящей стороны. Он превосходил Неджи хотя бы возрастом.
- Неловко, мы ведь уже присмотрелись друг к другу.
Глупое объяснение. И Юдай не замедлил упрекнуть этим гостя:
- Неловко? Но вы же из старшего клана. Разве отношение на равных вас не должно устраивать?
- Я не Старейшина, - подчеркнул другое Неджи и отступился. – Простите, сказал глупость. Вам решать, как ко мне обращаться.
- Ловко уклоняетесь, юноша, - Юдай не нервничал. Казалось, беспокойство, должное распространиться на них обоих, всё перешло к Неджи. – Но я не забыл вопроса. Даже… - он развёл руками… - это была просьба.
- Просьба, за выполнение которой ответственен не только я, - напомнил Неджи. – Если вам удастся сгладить наши с Такеши разногласия, я сделаю всё, чтобы укрепить вашу уверенность.
- Таким образом, возвращаемся к отчётам? – собеседник не остановился на достигнутом, задался целью растоптать гостя на месте, растереть его подошвами в пыль. – Но вы не станете отчитываться. И к чему мы пришли?
Неджи промолчал. До сих пор не видел выхода. От Юдая не отмахнёшься. Один его испепеляющий взгляд поднимет толпы мстителей. Тогда у Неджи не останется ни шанса.
- Почему вы не ушли, когда для этого была прекрасная возможность? – настаивал Юдай. – Из-за Итачи? Но вы уже поняли, кого он считает лидером.
Упоминание об Итачи заставило сердце дрогнуть. Неджи не мог поручиться, что выглядел невозмутимо. Однако, счёл правильным сперва дослушать до конца, а потом отвечать.
- Почему Итачи, господин Хьюга?
- Я не обязан отвечать, - парировал Неджи. – У меня нет намерения задеть вашу гордость, но этот вопрос касается только нас с Итачи.
Показалось, будто Юдай знает всё об их отношениях. На самом ли деле или нет, но он не стал подтверждать, только продолжал смотреть, не мигая уже почти минуту. Жуткий взгляд, от коего дрогнул бы любой оборотень. Но Хьюга обязан сохранять честь фамилии, поэтому Неджи выдержал его до конца. Только когда Юдай сообразил, что в этом поединке не победить, позволил себе изменить положение и приступил к обработке противника с другой стороны:
- Я не требую отчётов, но позаботьтесь всегда быть на виду.
- Мелькать перед глазами ваших приближённых? – намёк на усмешку. В последний миг Неджи подавил её.
- Официальный обед, господин Хьюга. Каждый раз, когда вы получаете приглашение. Потрудитесь оставить мне номер вашего телефона, - Юдай не отлепил спины от спинки стула, протянул руку и чуть подвинул пачку листов для записей к противоположному краю стола.
Неджи не поверил. Всё-таки он решил сделать это – поймать зверя в ловушку, и ждал, что зверь сам войдёт в неё, отчётливо разглядывая контуры и понимая, какая внутри фальшивая приманка. Чутьё не обманывало Неджи, когда он опасался за свою свободу и даже жизнь, направляясь сюда сегодня. Он не шевельнулся. И встречное предложение сделать наоборот, взять телефон Юдая, не показывая своего, так и не нашло выхода. Неджи не посмел открыто швырнуть недоверие в лицо оппонента. Не тот противник, с которым можно не церемониться.
- Простите, - покачал Неджи головой, - объясните, пожалуйста, свои намерения.
- Вас это смущает? – подловил собеседник.
- Немного.
- У меня есть номер Итачи. Я могу позвонить ему.
- Можете, - согласился Неджи. Но это будет не его номер.
- То есть, вы отвергаете моё предложение? – Юдай снова показал опасную резкость.
- При всём уважении, господин Сенджу, вы указали только на свои плюсы. А что выигрываю я? – открыто – так открыто.
И кольнуло от собственной дерзости. Только что сам предлагал не выкать, а теперь занимает положение равного и требует взаимовыгодных компромиссов. Юдай с самого начала оказался прав – Неджи всегда носит с собой частичку старшего клана и обязан считаться с этим. В нём всегда будут видеть змею.
Он не стал извиняться.
- Очевидно, вы не представляете себе всей картины, господин Хьюга, - снова давление. – Моя семья в состоянии сжатой пружины. Как вы думаете, что будет, если вы начнёте тщательно избегать всяческих встреч с кланом Сенджу?
Либо сочтут за труса, что маловероятно, либо заподозрят. Неджи снова почувствовал себя загнанным в ловушку, но всё ещё не переступал черты невозвращения.
- Один приём вы выдержали, - напомнил Юдай. – Неужели на этом всё? Вот ваши отчёты, господин Хьюга – вынужденные визиты в этот дом. Я не требую делать это по первому зову. Но у вас есть Итачи, который свободно входит сюда.
Удар в спину. Неджи не отвечал.
- Не заставляйте меня устраивать слежку. Я не хочу прибегать к крайностям, но своим несогласием вы резко усложняете дело.
- У меня есть время обдумать? – пошёл на попятный Неджи. Сейчас не помешал бы совет хорошего друга. Сейчас Неджи не постеснялся бы позвонить Хиаши и спросить его.
- Разумеется. Столько, сколько вы пожелаете здесь находиться, - снова ограничил Юдай. Уверенно следовал своим планам. Не слышал Неджи, не желал слышать. И твёрдое «нет» его никак не устроит. Напротив, в этом «нет» он усмотрит мятеж. Неджи понимал, что обязан играть по чужим правилам, но как же это неприятно. Он рисковал превратиться в Учиху Итачи, когда он только прибыл в каменные холмы. Когда сам вёл себя с вызовом и шёл против всех порядков и местных традиций. А Неджи его осуждал. Все осуждали, не понимая в полной мере, что пережил сам Итачи. Его ответная инициатива – просто способ защититься. Он не хотел становиться тенью и делать вид, будто он покорно следует правилам.
У Неджи сердце сжалось, когда он вспомнил, как сам за Итачи пошёл, уничтожить его хотел. Только за то, что он отстаивал свои интересы. Возможно, Неджи тогда уже не находил с собой согласия, поэтому не довёл до конца, не ударил на поражение, а просто понаблюдал, развернулся и ушёл.
Дверь распахнулась. Неджи был так напряжён, что не заметил чужого присутствия за дверью. В кабинет без приглашения вошла Цунаде. С большим запозданием. Намеренно ли это или случайно – выяснять никто не будет. Неджи придерживался версии, что она давала время Юдаю определиться с позициями их всех.
- Кобра всё ещё хочет казаться безобидным ужиком? – сходу усмехнулась она. Легко и непринуждённо. Атмосфера, трещавшая от напряжения, начала постепенно разряжаться.
Неджи воззрился на неё.
- Не выйдет, Неджи, - она покачала головой. – Время твоего инкогнито вышло. Будь добр представиться свету как подобает. У нас, как и везде, смутьянов не жалуют, - она остановилась перед ним. Неджи невольно поднялся, чтобы соблюсти правила приличия любого общества. Юдай остался сидеть, просто наблюдал.
Она знала, о чём тут велась беседа, и сразу попала в точку, едва появилась. И спасла. Кого именно, или что, Неджи не мог сообразить за всеми метавшимися в голове мыслями. Его всё это тревожило ещё больше. Он хотел взять что-нибудь в руки и начать вертеть, но не имел права показывать нервозности.
- Что вы от меня хотите? – спросил у неё Неджи в надежде выкрутиться с наименьшими для себя последствиями. Всё ещё не принимал чужого общества, но начинал понимать, что становится его частью. Вынужден стать, чтобы и дальше дышать этим воздухом.
- Я уверена, Старейшина не мог предложить ничего неприличного. Позаботься о выполнении условий – и мы посмотрим, что делать дальше, - она без колебаний поддержала Юдая, даже не зная, что именно он сказал. Или знала отлично, ибо они одна семья и могли предварительно обсудить это на семейном совете.
Не сходится. Кто-то из них постоянно находился в больнице.
Не так. Что-то, определённо, шло не так.
- Цунаде, у тебя есть его телефон, - Юдай не вспылил, чего Неджи ожидал после первой их встречи. Тогда Юдай готов был ему горло разорвать, но сдержался, как и требовали обстоятельства.
Она снова без заминки нащёлкала в книжке номер и передала Юдаю. Больше от Неджи ничего не зависело. Но он выдержал испытание до конца. Смотрел, как Цунаде пристально за ним наблюдает, ждёт какой угодно реакции. И как Юдай орудует кнопками на своём мобильнике. Пути назад отрезаны. Если старшая семья считает, что так должно быть, значит, так оно и есть. Возможно, на их месте Неджи точно так же поступил бы. Возможно, звонок Хиаши стал необходимостью.
- Я согласен, - наконец сдал позиции Неджи.
И ни слова больше об Итачи. Все здесь присутствующие знали, какую маленькую роль он играет в прениях старших семей.


Цунаде, как и Юдай, не стала провожать гостя. Отметила, как он переменился. Так выглядит загнанный в угол зверь. Не агрессивный зверь, но пытающийся сохранить собственное достоинство. Неджи пережил ряд таких моментов, когда его растоптать хотели. И всё же терпит. Ради Итачи терпит. Неужели связь их так окрепла?
Цунаде подождала минутку, в течение которой оба молчали. Юдай пытался заниматься своими делами, словно ничего не произошло. Он даже жене не позвонил узнать, что с сыном. Беспокоился – видно сразу – но не подал и виду. Тогда Цунаде заговорила:
- Долго отмалчиваться собираешься?
Она вняла его просьбе не вмешиваться. Юдай сам хотел решить вопрос. Он обязан был лично поддержать авторитет. Знал, что Цунаде не стала бы перечить при посторонних или качать свои права, но всё равно был благодарен. До сих пор чувствовал перед ней какую-то беззащитность. От Цунаде никто не был стопроцентно защищён. Давно вырос и стал неплохим Старейшиной, но странный трепет перед фигурой большой величины заставлял его хмуриться.
- Я не накладывал невыполнимых условий, - приступил он. – Ты была права, когда говорила, что мальчишка упёрт в принципы. Если бы имел возможность, ответил бы агрессией. Но его рана глубока, как и написано в медицинских отчётах.
- Я уверена, он не стал бы проявлять агрессию и не будучи раненым.
- Возможно, - не стал оспаривать Юдай. – Удивительно вёрток, как змея, и живуч, как кошка.
Характеристика скорее положительная, но иначе не получалось отозваться об этом человеке. Юдай вынужден был проявить уважение. Даже не основываясь на слухах, а опираясь на собственный опыт.
- Что ты потребовал? – пришла очередь требовать Цунаде. – Только не говори, что ограничил его в действиях. Это будет выглядеть как дискриминация. Мы не ущемляем гостей в городе, даже если они оборотни.
- Но он не просто оборотень.
- Так… - она изменила позу, отшвырнула журнал, который принялась вертеть в руках, и неотрывно смотрела на собеседника. – Подробнее. Что ты потребовал?
- Если он с такой родословной, к тому же, успел нашуметь, не правильнее ли было потребовать от него отчитываться о своих действиях?
- Что? Отчитываться? – Цунаде на миг замерла и нахмурилась. – Ты потребовал у него отчетов? Ты понимаешь, что делаешь? Никто не воспримет дружелюбно вмешательство в личную жизнь. А он даже не из нашего круга!
- Но он из старшего клана! – на повышенных тонах напомнил Юдай. – Пусть несет ответственность.
- Он не Старейшина, - Цунаде не выдержала, очутилась перед его столом и хрястнула по поверхности кулаком, задерживая руку на месте. Её глаза начинали полыхать гневом. Сколько противников видели этот взгляд перед тем, как пристыжено уползали подальше от города залечивать раны.
- Но готовится им стать. Я не заметил в его поступках неосознанности, - надавил Юдай, не желая сдавать позиций. – А что бы ты захотела сделать?
Цунаде отступила, вернулась в кресло, закинула ногу на ногу и сцепила пальцы в замок на животе:
- Всего этого можно смело требовать от чужого лидера, зайди он на нашу территорию. Но не от мальчика, попавшего в скверную ситуацию. Думаешь, ему нравится то, что происходит?
- Думаешь, это нравится мне? – переадресовал Юдай. – Мой сын лежит в коме из-за одного косого взгляда этого парня!
- Я, кажется, предупреждала! – перебила Цунаде. – Почему Такеши никак не повзрослеет? Ты куда смотришь? Уж не собираешься ли ему, с такими-то принципами, передавать место Старейшины?
- Всегда можно обучиться, - не оспорил Юдай.
- Никогда! – отрезала она. – Если Такеши не возьмётся за ум… сам, без принуждения… я не позволю ему занять это место. Мне кажется, этот мир сошёл с ума. Где старая школа, Юдай? Требуешь ответственности от чужака, а сам что делаешь? Почему Такеши вырос таким раздолбаем? Ты же обещал заняться его подготовкой!
- Не всё делается за один день, - напомнил он. – И я ещё вполне способен сам держать этот пост.
- То же самое ты говорил мне год назад. И два. И три.
- И не забывай, что у меня не только Такеши есть. Я никогда не утверждал, что это будет именно он.
Цунаде сделала паузу. Она-то всегда будущего лидера видела в Каэде. Юдай молча наблюдал и не делал никаких попыток разубедить или внушить свою точку зрения. Юдай сам пока не вполне представлял, кого наиболее чётко видит на месте Старейшины.
- Так, - она успокоилась, потёрла пальцами подбородок, как в крайнем раздумье, - давай готовиться к дебатам. Вряд ли Хьюга оставит всё так как есть. Он смышлёный паренёк и способен увидеть, когда сам не справляется. У него нет полномочий решать масштабно. Но он почувствовал на себе давление, какое чувствует настоящий лидер.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Только то, что ты тоже помогаешь ему формироваться. Уже готовишь его к той самой ответственности, хотя никто не утверждал, что именно он станет преемником Хиаши.
- Нет, я о дебатах. Ты имеешь в виду, что он соберёт армию? Сюда вызовет? Тогда он развяжет полномасштабную войну, и мы… - Юдай торжественно помедлил, - обязаны будем ответить. Если это так, то дело принимает широкий оборот, и Такеши не будет иметь права удовлетворения мести.
- Как ты глубоко копнул, - Цунаде усмехнулась. – Я всего лишь предупреждаю. Зайдя в тупик, и не имея права просто сдаться, хороший лидер будет искать поддержки у своей стаи. Хотя бы обычное мнение. И, разумеется, получит её. Не предавая чести оборотня самому расправляться со своими проблемами. Как ты подметил, когда в дело вмешиваются крупные величины, дело перестаёт быть личным.
- Ладно, - кивнул собеседник, легко соглашаясь. – Но насколько я помню, никто не мог уличить нас в отсутствии дипломатии. Когда вступят основные силы, тогда и будем решать масштабно. Пока я не вижу повода смягчать требования.
- Я уже сказала: он не Старейшина. Моли богов, чтобы он не сел в его кресло, Юдай. Этот мальчик узнал несколько способов правления и сравнил их, вычленяя плюсы и недостатки. Думаешь, он не разобрался в здешней иерархии?
- А ты думаешь, он сразу, займи он место Старейшины, пойдёт мстить за свои унижения?
- Я этого не говорила. Но тебе придётся постоянно держать его в поле зрения. Я уверена, ты не забудешь о нём до конца жизни.
- Я и так его не забуду, - Юдай не выдержал, поднялся на ноги, - особенно если мой сын, - красноречивый жест в сторону больницы, - останется калекой!
- Оборотни и не от таких ран оправляются, - напомнила Цунаде. – Тем более, доктора дают оптимистические прогнозы. Лишь бы облаву на бежавшего хищника не объявили. Проконтролируй, чтобы информация о покусах не вышла за пределы.
Она старалась сгладить ситуацию – Юдай это понимал. И одновременно сердилась, что она сама не присутствовала.
- Ты сердишься, - так и сказал он. – За то, что я попросил тебя не вмешиваться.
- Вот ещё, - она расслабилась, обвела взглядом кабинет, словно в поисках бара. Увы, саке Юдай не держал под рукой. Предпочитал не смешивать отдых и работу. – Когда я сидела на твоём месте, наелась этими разборками и конфликтами вдоволь, - добавила она.
- Почему ты безоговорочно меня поддержала, когда я требовал номер телефона у чужака? – Юдай искал одобрения. Всегда искал, как у наиболее опытного коллеги. Под началом Цунаде такие конфликты решались молниеносно. Она передала свои знания преемнику, но для настоящего искусства требовался опыт. За её плечами десятилетия.
- Чтобы не показывать ему наших разногласий? – сам же закончил он мысль.
- Нельзя чужим знать о внутриклановых проблемах, - качнула она головой. – Особенно таким чужим, как Хьюга. И я имею в виду не только Неджи.
Даже не зная наверняка, о чём они разговаривали с чужаком, она не колебалась. Сильный ход. Хьюга должен задуматься. Пускай чувствует себя как на иголках, пускай дёргается от любого сигнала мобильника. И пускай ищет поддержку среди знакомых. Здесь они не вправе диктовать свои условия.
- А что с Учихой Итачи? – поинтересовался Юдай. – Никак не пойму, что у них за отношения.
- Ставим на Итачи, - она избавилась от хмурости, - пусть он его сдержит.
- Сдержит? От чего?
- Хьюга Неджи не может игнорировать его интересов, а Итачи на нашей стороне. Возможно, поколеблется, когда дойдёт до решительных действий. И будет верен и впредь. Даже если уйдёт, он никогда не забудет прежних авторитетов. И если смотреть в широком смысле… - она повременила.
Юдай буквально вложил слова ей в рот, пользуясь передышкой:
- Если Хьюга Неджи задержится ради Итачи, мы имеем неплохой шанс получить его однозначный отказ от места Старейшины.
Цунаде снова нахмурилась, но упрекать не стала. Хотела сама высказать эту догадку, но зато она получала право оппонировать:
- Никто не гарантирует, что это случится в ближайшие годы. Хиаши ещё полон сил. И ум у него острый. Может статься, о преемнике он задумается лет через двадцать. А к тому времени Итачи может порвать с Неджи. И всё вернётся на круги своя.
Юдай не сразу заметил оговорки, потому что думал о другом и не преминул упомянуть:
- Но ты сама сказала, что ставишь на Итачи. Значит, всерьёз рассчитываешь, что мальчишка останется здесь, в нашем… - пауза. – Что ты сказала?!
- О чём? – собеседница изобразила коварную улыбку. Наслаждалась произведённым эффектом.
- Об Итачи и чужаке. В каком смысле «порвать»?
- В прямом, Юдай. Будь наблюдательнее. Итачи влюблён по уши.
Юдай не ответил. Сразу о Каэде подумал, о том, как она в своё время с Итачи флиртовала. Несерьёзно, ибо заводить лёгкие отношения, чтобы потом расстаться, с дочерью Старейшины, Итачи не смел. Возможно, однажды он и взглянет на неё под другим углом. Возможно, потянется, когда задумается о семье. Но Юдай никогда не думал, что Итачи ради какого-то паршивца напрочь о ней забудет.
- Боюсь, Итачи не соблазнить даже правом превращаться в змею, - подтвердила его догадки Цунаде.
- Погоди. Ты говоришь, что у них, на самом деле, что-то серьёзное? С Итачи? Боже, да знаешь, сколько интересов у нынешней молодёжи. Им всё хочется знать, всё пробовать. Почему бы Итачи не соблазниться на новую игру. С чего ты вообще взяла…
- Не веришь – спроси сам, - перебила собеседница. – Не думаю, что он будет выкручиваться и врать. Меня больше беспокоит именно Каэде. Ты же знаешь, какое чужак произвёл на неё впечатление.
- Первое впечатление, - подчеркнул Юдай. – Она не станет флиртовать с подозрительными личностями.
- Почему же с подозрительными? Хьюга Неджи – видный человек, симпатичный, с отличной родословной. Вопрос в том, как это отразится на наших порядках. Не думаю, что мы готовы принять политику объединённых кланов.
Юдай точно не был готов. Его даже передёрнуло. Но конфликтовать с парнями дочери он не собирался. Он не будет протестовать, даже если она приведёт вторую половинку, предварительно подобрав его с помойки и немного отмыв, чтобы не шокировать родителей. И как на это посмотрит Касуми. Пока она просто наблюдала. Но вряд ли останется в стороне, если начнутся настоящие события.
- Ты забываешь об Итачи, - уклонился Юдай. Не хотел обсуждать это сейчас, когда ещё только вилами на воде написано. Едва появится что-то конструктивное, тогда он углубится в суть проблемы, но заранее предусматривать вероятности отнюдь не лишнее.
- Нет, не забываю, - возразила Цунаде. – Просто не вижу перспективы в их отношениях.
- Ты не можешь знать наперёд.
- Не могу, - согласие. – Но посмотри на положение каждого из них, не говоря об однополой связи. Это же абсурдно, Юдай. Да, Итачи будет больно. Да, он может уйти, но он всегда возвращался. Сейчас нам надо проследить за Неджи. Если уж взялся за него как за Старейшину, доводи до конца. Посмотрим, насколько у него хватит отваги. Только не рассчитывай на лёгкую победу. Хьюга Неджи изучал дипломатию и права старших семей с пелёнок. Отец постоянно с ним занимался, пока не погиб. А дальше, я думаю, у него самого ума хватило. Будь осторожен с этим мальчиком. Я не хочу, чтобы ещё и ты усмотрел в нём врага.
Юдай и так видел врага в юном выскочке. Только руки у него пока были связаны. Да и не хотел напролом переть, раз уж столько связей в один узел завязалось. Всё слишком перепуталось. На этот раз придётся брать в уравнение и Каэде тоже. Она ярко показала, что в стороне не останется. И тут не поможет родительский выговор о нежелательных отношениях. Каждый свободен в выборе.
Цунаде снова будто прочитала его мысли:
- Я рассмотрела все вероятности. А ты готов согласиться с выбором дочери, если она предпочтёт чужую змею? Честно, Юдай, подумай об этом. И если нет, давай обсудим снова. Когда захочешь.
Чужая змея…
Он понял, как негодует при одной мысли о паре Неджи-Каэде. Убеждал себя, что это имеет маленькое значение, но вечно врать всё равно не получится. Особенно врать себе.
Он вздохнул и поднялся в полный рост. Наконец-то покинул нетронутые бумаги и двинулся к двери:
- Давай по бокалу саке, - предложил он, минуя кресло Цунаде.
- Я думала, ты никогда не предложишь, - она очутилась рядом резвее, чем сделал бы удирающий заяц. Годы не смогли сломить её. Даже сейчас она способна обскакать половину молодых. И от одной мысли о поединке с ней, хоть и гипотетическом, становилось неспокойно.


Неджи сидел прямо на траве. Расстеленный лужок на краю мегаполиса. Нетронутая человеком частичка природы. Как не хватало этого среди душных высоток и загаженных машинами шоссе. Даже сюда проникал этот ядовитый воздух. Нос оборотня отчётливо его ощущал. Даже будучи человеком, Неджи распознавал этот оттенок. Но места получше он не нашёл. Не захотел в исплёванном людьми парке. Хотел ещё дальше убежать, чтобы от мегаполиса духу не осталось, но это означало бы, что он уходит. Он бы не смог вернуться, наверное, а тут от него зависело чья-то жизнь.
Неджи просто сидел, наполовину согнувшись, опираясь левой рукой в траву. Правой зажимая открывшуюся рану после последнего боя. Знал, что так будет, но наплевал на безопасность. Потом залечится, и гораздо быстрее, если настроение поднимется хоть чуть-чуть. Сейчас просто не оставалось воли бороться ещё и с этим. Едва он вышел из враждебного дома, который хотел подчинить его, взял такси и направился на окраину. Туда, куда убежал от Итачи в прошлый раз. Боль разливалась по всему телу, пульсировала и не давала сосредоточиться. Но он всё равно пробежался во весь опор. Теперь переживал последствия. Стало немножко полегче морально, но совсем отвратительно физически. Он заставил себя выпрямиться. Для этого пришлось сильно оттолкнуться от земли и едва не завалиться на спину. Он должен посоветоваться с Хиаши. Как бы дядя ни сердился на него за связь с нежелательным чужаком, он обязательно подскажет. Неджи не готовился к посту Старейшины, хоть и старался следовать установленным традициям. Неджи не имел такой власти, поэтому не знал, как лучше себя повести.
Он достал мобильник, вызвал имя Хиаши и смотрел на него, пока дисплей не погас. Не хотелось звонить, но иного выбора не было. Зато был шанс немного отсрочить. Хотя бы сутки. И стоило ли рассказывать Итачи. Он имел право знать. Он тот человек, который бескорыстно протянул руку помощи, основываясь только на чувствах к оставленному в чужом краю Наруто. Но теперь Итачи делал это из-за самого Неджи. Нельзя бросать его на произвол судьбы и оставлять в неведении. Сенджу могли использовать его, а Итачи даже знать не будет.
Неджи снова поднёс телефон к глазам. В голове мутилось. Не восстановился ещё от первого удара, а тут новые раны. Да и потеря крови благотворно не сказалась. И снова не нажал вызов. С третьего раза поднёс палец к кнопке, но мобильник сам озвучил пустошь мелодичными аккордами. Неджи даже вздрогнул, никак этого не ожидая. Первым делом на дядю подумал, будто он каким-то волшебным образом почуял подавленность племянника. А потом имя Итачи прочитал. И вздохнул с облегчением. У Неджи всегда была поддержка, к которой он мог обратиться. Пусть и не с решением силовых проблем, но хотя бы просто для подпитки настроения. Оно и сейчас мгновенно улучшилось, как только Неджи понял, что не один. Не колебался, принял вызов и первым заговорил:
- Итачи, ты знаешь… я рад, что ты позвонил.
Итачи помолчал, осмысливая услышанное, а потом ответил:
- Мне Каэде позвонила, сказала, что на тебя сильно давили. Ты… как себя чувствуешь?
- Мутно, - признался Неджи с первого раза. – Пробежался, чтобы агрессию унять.
- С такой раной? – сразу же ухватился Итачи и сбавил тон. – Сильно болит?
- Терпимо. Извини, не хотелось сразу домой ехать.
Домой. Который раз Неджи ловил себя на том, что думает о квартире Итачи как о доме.
- Я понимаю, - Итачи не сердился. Наверно, Каэде ориентируется в ситуации не хуже своих старших родичей. Наверно, легко представила, в каком положении оказался чужак. Незавидное – мягко сказано. Даже людям не нравится, когда им урезают свободу, чего уж говорить об оборотне, существе вольном.
- Ты можешь… - пауза. Неджи не хотел просить, - можешь приехать?
- Уже еду. Ты где?
- Там… - оглянулся, - где мы встретились в первый раз. Тогда… Где-то здесь. У тебя же есть нос, учуешь.
- Так я и думал, - вывалил Итачи. – Не зря волновался. Тебе и пойти-то некуда, кроме как на свободу. Ты только скажи, плохо пришлось? Юдай… предъявлял какие-нибудь возмутительные требования? Он же… чужаков вообще ни во что не ставит.
- Как и все мы, - быстро ответил Неджи. – Мне не в чем его винить. Мне было бы спокойнее самому, если бы ты тогда мне тоже отчитывался.
- Отчитывался? – переспросил Итачи. – То есть, он тебя отчитываться хотел заставить? Неджи, но ты же…
Молчание. Оба знали, что он хочет сказать.
- У меня нет выбора. Но я не могу этого сделать, - сознался наконец Неджи.
- Поэтому тебе нужен я, - догадался Итачи. – Не думал, что однажды доживу до этого момента, когда высокородная змея Хьюга будет нуждаться во мне. Не только как в средстве выживания.
- Не насмехайся. Сам в таком же положении оказался, пока тебя Наруто не вытащил.
Замолчал. Слишком часто стало звучать имя лучшего друга. Неджи часто думал о нём. Не как о паре с Итачи, а как о верном товарище. Соскучиться успел, чувствовал необходимость объясниться, чтобы никаких разногласий межу ними не осталось. Наруто же сам отказался от Итачи, сам вернулся в объятия Хинаты, что он сможет потребовать? Они просто посидят в неловкой тишине, а в следующий раз встретятся, как ни в чём не бывало.
- Наруто мне тогда здорово помог, - признал Итачи. – Но не думай, что я из-за него тебе помогаю.
- Я не думаю.
- И я не вспоминаю о нём, когда целую тебя.
- И это я тоже знаю, - согласился Неджи.
Далёкий отголосок автомобильного двигателя. Неджи вычленил его из множества других, совершенно одинаковых, ибо этот сбавил обороты и завернул в две колеи импровизированной дороги, которая вела от шоссе. Это не мог быть никто другой, кроме Итачи, но Неджи всё равно спросил:
- Это ты?
- Я же сказал, что уже в пути. И я умею читать твои мысли так же отчётливо, как ты мои, - подтвердил Итачи. - Подожди ещё пару минут, потом я раздавлю тебя в объятиях, даже если кишки из твоей раны полезут, - и первым положил трубку.
Неджи руку опустил, едва нашёл в себе силы спрятать телефон в карман. Разговор с Хиаши откладывался. Какой бы он ни являлся необходимостью, Неджи вздохнул с облегчением из-за отсрочки. Сейчас ему гораздо интереснее был Итачи. Успел соскучиться, почти до волчьего воя в ночи. Неджи невольно взгляд в сторону урчащего двигателя швырнул и принялся ждать. До тех пор ждал, пока авто вообще не заглохло, а через минуту на краю лужка появился сам Итачи. Шагал быстро, в человечьей личине, а хотелось, чтобы он на лапы встал и в три прыжка преодолел это громадное расстояние. Неджи сглотнул, снова за рану схватился, боясь случайно коснуться вспыхнувшего возбуждением места. Смотрел только на Итачи, видел только его, не чувствовал ни жары, ни холода, просто ждал.
Итачи, как подошёл, сразу сверху навалился. Неджи позволил себя уложить на лопатки, потянулся за поцелуем. Вряд ли Итачи не почуял состояния жертвы. Неджи всеми фибрами души желал его. Активно желал, не собираясь покорно лежать и ждать, когда Итачи соизволил с ним поиграть. Неджи сам рывок сделал, перевернул Итачи на спину и вцепился обеими руками ему в плечи, губами исследуя всё его лицо, потом достиг шеи и прикусил удлинившимися хищными клыками. Слегка, только ущипнул, до боли, но не до крови. Итачи издал страстный стон. Игра на грани его тоже возбуждала. Он позволял. Наверно, чуял, как именно хотел Неджи. Итачи всегда следовал его желаниям и немножко своим. Как в тот первый раз. Тогда Неджи с лёгкостью бы отказался от интима, если бы Итачи не продолжал настаивать. И, возможно, у них ничего бы не получилось. Но теперь, в этом враждебном громадном мире, который не принимал Неджи, у него было что-то своё, личное, горячо любимое, за что он готов был бороться до смерти. Больше, чем просто член стаи. Больше, чем поддержка. И больше, чем весь этот нереальный мир.
Неджи не помнил, когда Итачи снова склонился над ним, осторожно облизывал краешки открывшейся раны. Неджи видел, как Итачи глотает его кровь, но не мог протестовать. Ему даже не было противно. А потом, потянувшись к Итачи, сам же его поцеловал, ощутив вкус собственной крови и тут же отпихнулся, удерживал Итачи на вытянутых руках, давясь этим вкусом. Неджи сразу пришёл в себя, сел и отвернулся от Итачи. Совсем уже обнажённые, еле сдерживаясь, но не в силах совладать с дыханием и сердцами.
- Что, Неджи? – заботливо осведомился Итачи.
- Вкус крови… - Неджи приложил ладонь ко лбу, закопав пятерню в волосах.
- Не любишь… - прокомментировал Итачи. – Я помню. Но всё равно не отпущу тебя. Тебе придётся потерпеть.
- Знаю. Сам бы не отпустил, - Неджи выпрямился и снова посмотрел на партнёра, а потом опять потянулся за поцелуем, повалил Итачи на спину, провёл руками по его бокам, завернул на бёдрах к внутренней стороне, выбивая из Итачи ещё один стон. Сам не удержался, в губы ему выдохнул с соблазнительным звуком и поцеловал. До тех пор истязал губы Итачи, пока не наглотался собственной крови. Казалось, она всё ещё стоит комом в горле. Было мерзко, но от того эйфория затягивала ещё сильнее. Неджи остановился снова, прижал Итачи к земле, смотрел на него, крепко сжимая запястья, чтобы исключить нападение. Итачи ждал. Только кивнул, показывая, что готов продолжить. Что озвереет, если Неджи ещё больше будет медлить.
- Хьюга, это же только твои страхи, - произнёс он одними губами, обдавая близкое лицо партнёра.
- Знаю, - ответил Неджи перед тем, как начать последнее наступление.

Дальше

@темы: Фанфикшн, Слэш, Неджи/Итачи, Неджи, Макси, katsougi