Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13- -14- -15- -16- -17-

Итачи ответил на звонок, когда был в пути. Юдай снова звонил сам. Теперь Итачи стал несколько популярнее, чем прежде. Каждый член семьи Сенджу вспоминал его, когда заходила речь о чужаке. Каждый взгляд сопровождался молчаливым укором. И каждое его действие, на что бы оно ни было направлено. Если бы Итачи пришёл с Неджи, если бы тоже был чужим, ему пришлось бы совсем худо, хуже, чем в мире каменных холмов. Возможно, он стоял бы в первых рядах, расчищая путь своему вожаку, коим вполне мог оказаться Хьюга. Чисто гипотетическая вероятность, но Итачи от неё дрожь пробирала.
- Ты навёл справки? – спросил Юдай дружелюбно.
- Простите, я не успел. Пришлось улаживать кое-что другое, - уклончиво ответил Итачи.
- Кое-что, касающееся чужака? Ты хорошо следишь за ним. Не пора ли снова показать его обществу?
- Приглашаете в свой дом? – уточнил Итачи.
Пока Такеши в больнице, мечется от бессилия. Наверняка характер испортился. Насколько Итачи знал, Касуми постоянно дежурила. Скорее даже не из-за поддержки сына, а из-за предотвращения его выкрутасов. Итачи невольно улыбнулся.
- Приведи его. Я уверен, он успел обдумать наш прошлый разговор. Хочу послушать, к чему он придёт.
- Господин Юдай, простите, это не моё дело… наверное, не моё, но вы слишком давите. Это же не просто чужак.
- Твоя вторая половинка? – оттенок сарказма.
- Нет, я не то имею в виду.
- Понимаю, - сбавил обороты собеседник. – Он из старшей семьи, а значит, обязан принимать решения. Я хочу проверить, насколько он хорош. Так ли страшен, как утверждала Цунаде. Что ты скажешь, Итачи?
Итачи помедлил. Выложить всю правду? Дать Юдаю повод для волнений? Тогда он может поднять поисковую команду и вынудить Неджи прийти к ответу. Насилием можно только всё усугубить. После разговора с Хиаши Неджи незаметно воспрянул духом. Он узнал что-то такое, без чего не получалось держать равновесие, стоя напротив сильного чужого лидера. Итачи подозревал, о чём они говорили, и хмурился, когда об этом думал. И сейчас хмурился, держась одной рукой за руль. Остановился, раздумывая, в какую сторону двинуться.
- Я не уверен, что он примет ваше приглашение, - наконец выдал Итачи.
- Вот как? Быстро же меняет решения, - кажется, Юдая это не озадачило и не рассердило.
- Не совсем так. Он пытается… - защищает Неджи перед другими? Итачи представил лицо Юдая и его осуждение в глазах, но закончил фразу, - подстраиваться, но это задевает его гордость. Я не знаю, насколько ещё хватит его терпения.
- Должен признать, выдержки у этого юнца в избытке.
У Неджи была отличная возможность воспитать её.
- Пожалуйста, господин Юдай, если можно, освободите его от обязательств, которые вы наложили.
- Ты теперь на его стороне? – опять без недовольства.
Итачи не стал говорить о приближающейся буре. Если Неджи опоздает, она сходу успеет натворить таких дел, что никто уже без крови исправить не сможет.
- Заходи хоть сам иногда, - Юдай оставил тему о Неджи. Итачи знал, что не сдался. Наверняка у него есть другой способ побеседовать с чужаком.
- Боюсь, я не сделал ничего, чтобы заслужить ваше приглашение.
- Напротив, ты сделал очень много, - Юдай явно намекал на контроль над Хьюгой. Но Итачи же его не контролировал. Немного контролировал ситуацию, но только потому, что был знаком с этим миром лучше Неджи.
- Я обязательно выкрою время на поиски вашей семьи, - подчеркнул Итачи. – Собирался сейчас этим заняться, - и всегда держать на связи Неджи. Обещание с него взял, что если хоть намёк на прибытие его команды промелькнёт, он сразу даст знать.
- Хочешь поговорить об этом с Такеши? – догадался Юдай.
- Хотел бы, но опасаюсь ранить его чувство гордости.
Да, Итачи бы ранил. Особенно после действий в пользу чужака, которые Такеши мог принять за предательство.
- Он молчит, - сообщил Юдай. – Такеши ни слова не говорит о своей семье. Знает, что поисками уже занимаются, но делает ставку на нерасторопность. Он знает, что я не могу направить ищеек. Тогда это будет уже силовой акт.
Всегда, когда вступает в дело старшая семья – Итачи хорошо запомнил это. Выходит, в каменных холмах и против него был предпринят силовой акт, раз сам Неджи за него взялся. Но тут палка о двух концах: кто первым начал? Неджи, который обратил внимание на пришельца, или Итачи, который прижал наследника старшей семьи в далёком прошлом? Убить Наруто тогда – и сила заполнила бы улицы города. Итачи осознавал, какую чудовищную ошибку тогда едва не совершил. Он благодарил решительные глаза несдавшегося волчонка, когда твёрдо намеревался прикончить его. Но его непримиримость и упрямство всё исправили, дали Наруто шанс. Им обоим.
- Я обязательно выйду на след, - пообещал Итачи. – Но не обещаю, что это будет сегодня или завтра. Я не буду поднимать шума. И постараюсь сохранить всё то, что оберегает Такеши.
Оберегал так тщательно, что Итачи лишь разок увидел, и то на несколько секунд, совершенно случайно. Потом Такеши с ним в кафетерий ходил, поболтали о том о сём, не затрагивая щекотливых тем. Такеши обстановку выяснял и успокоился только тогда, когда убедился, что Итачи никакого дела нет до его драгоценности. И на вопрос, когда Такеши расскажет своим, он просто улыбнулся, увёл в сторону. Итачи тогда хватило намёка. Не его это дело. Но сейчас Юдай требовал. Значит, дело всё же не совсем личное. Да и страх из-за потери сына заставил его зашевелиться, оформить всё как положено.
- Господин Юдай, можете мне ответить? – Итачи сбавил тон, раздумывая, как поделикатнее спросить. – Такеши… он восстановится?
- Станет ли таким, как прежде? Доктора не дают точных прогнозов, но шансов много избежать последствий. Хьюга метко бьёт. Думаю, если бы действительно захотел вывести Такеши из строя, прикусил бы сильнее.
И раздавил бы череп, как скорлупу от грецкого ореха. Неджи не только зверьё под стать подбирает, но и заботится о его физических возможностях. Интересно, можно ли сделать клюв птицы крепким, как сталь?
- Спасибо, что понимаете, - обронил Итачи. – Неджи не такой злодей, каким видит его Такеши.
- У меня была возможность убедиться в этом. Но не жди от меня участия. Мне только на благо пойдёт, если чужак ошибётся. И я устраню препятствие, ты это знаешь.
Открыто, без стеснения, без опасения задеть чувства Итачи. Повисло неловкое молчание. Они никогда не придут к одному мнению насчёт Неджи. И это было горько осознавать. Если бы Неджи просто сидел и не высовывался, но он встал против старшей семьи.
- Спасибо, - повторил Итачи. – Мне ехать надо.
- Езжай, Итачи. И держи меня в курсе.
В курсе всего: не только как продвигаются поиски, но и о планах Неджи. Итачи опять чувствовал себя загнанным в ловушку.
- Да, - ответил он тихо. Не знал, как получится. Он ни в чём больше не был уверен, разрываясь между двумя противными сторонами. Потом разъединился. Некоторое время ещё сидел, похлопывая по рулю ладонями, размышлял, а потом решительно повернул ключ в зажигании.


Теперь Неджи ждал каждую минуту. То и дело хватался за телефон, раз даже аккумулятор сел, пришлось заряжать и ждать, нервно расхаживая по комнате. Неджи мог себе позволить проявить столько эмоций лишь наедине с собой. Он даже при Итачи бы постеснялся. При Наруто, возможно, не стал бы так сдерживаться. Но Наруто всегда был другим. Таким, каким, наверно, не должен быть оборотень.
Неджи остался в квартире, не пошёл на процедуры – не до них сейчас. Предчувствие гнало его за город. Он останавливал себя, ибо до вчерашнего дня не знал о надвигающейся буре. Если бы не Наруто, вообще мог бы не узнать, пока не стало бы поздно. Вопрос в том, подсказало бы предчувствие, если бы никто не предупредил. Но сегодня оно кричало громче обычного. Неджи почти чуял, что сегодня должно что-то произойти, что внесёт окончательный разлад между ним и Сенджу. Юдай не простит. Даже не Такеши настоящий враг. Неджи не знал, вышел бы против Юдая один на один, будучи совершенно здоровым, а тут незажившие раны, едва утихомирившаяся пневмония, в довесок свежая отметина. Всё ещё кровоточила, но края подсохли. Неджи задрал рубашку, рассмотрел её в очередной раз и остался недоволен. Слишком долго. При таких обстоятельствах чревато играть по-крупному. Так, как он собирался сделать. Как говорил Хиаши. Он раздумывал, как лучше вызвать Юдая на дебаты и обговорить условия, которые возьмётся соблюдать каждая из сторон. Не знал, получится ли, ведь он даже не Старейшина. К нему могут просто не прислушаться. Тот редкий случай, когда Неджи жалел о своём статусе. Когда от него зависело не так много, как хотелось бы.
Наконец он решительно поднял телефон к глазам и набрал номер Итачи, тут же сбросил. Итачи упоминал, что обязан заняться поручением, которое дал ему его Старейшина. Негоже отрывать его от столь важного дела и ещё больше разжигать неприязнь окружающих. Он бы позвонил Каэде, но не знал её номера, а спрашивать у Итачи нельзя. Тот сразу бы заподозрил и сделал выводы. Нельзя его втягивать. Придётся обходиться своими силами или другими источниками.
Шисуи – тоже сила. Неджи больше не колебался, позвонил ему. После серии длинных гудков ворвался настороженный голос Шисуи:
- Такеши ещё в больнице, не слишком ли рано поднимаешь тревогу?
- Боюсь, что уже поздно, - ответил Неджи. – Ты можешь отложить дела прямо сейчас и заехать?
- Что? Заехать? – Шисуи из одной просьбы почувствовал серьёзность ситуации. Не знал пока, но обязательно узнает – Неджи позаботится об этом.
- За мной заехать. У меня нет времени изучать карту города и объясняться с водителями такси.
- То есть, тебе личный транспорт нужен?
- Было бы неплохо, но мне больше нужна даже не машина, а единомышленник. Ты согласился, когда…
- Эй-эй, стоп, ладно? – живо перебил его Шисуи. – Когда это я давал согласие?
- Твоё молчание сделало это за тебя. Скоро… - сейчас? Неджи ещё колебался. – В скором времени может произойти что-то плохое, если не остановить его.
- И ты, чужак, не имеющий в этом городе ничего, кроме преданности Итачи, рассчитываешь сам с этим справиться?
- Речь идёт о моей группе, Шисуи! – не выдержал Неджи на миг и тут же сбавил тон. – Просто поверь. Хоть раз. Мне нужен хоть кто-нибудь, кто занял бы место моего сопровождающего. Не из моих парней. Я пока вижу только Итачи и тебя. Итачи занят поручением Юдая. А ты?
- Думаешь, Итачи всё не бросит, едва ты позовёшь? – усмехнулся Шисуи, а потом выдержал паузу, в течение которой стремительно менялся – это было по его дыханию понятно. Напряжение буквально струилось из трубки, Неджи ждал. Шисуи не был готов принять его, но он не мог игнорировать голоса рассудка.
- То есть, твоя стая сюда идёт? – наконец спросил Шисуи уже без пикировок. – Ты её призвал?
- Я не призывал, - покачал головой Неджи, смотря в пустую комнату, ставшую вдруг слишком тесной и мрачной. – Я бы предпочёл перехватить их заранее, но они не отвечают на звонки. И они… кажется… идут сами, избегая любого наблюдения. Если на автобусе или самолёте их можно было перехватить, то сейчас у нас никаких шансов. Я обязан сделать это до того, как кто-нибудь из вас встретится с ними.
Тогда это будет уже чья-то смерть. Они сходу врежутся в армии врага, прольют кровь и потребуют выдачи своего лидера. И тем самым развяжут масштабный конфликт. Следовало бы всё-таки предупредить Юдая. Неджи почувствовал необходимость поступить именно так. Не из-за слов Хиаши, чтобы выдвинуть условия, но из собственных соображений. Всем нутром Неджи понимал, что иногда силу не стоило выпускать на улицы города.
- Только не думай, что это ради тебя, Хьюга. Ради тебя я бы палец о палец не ударил, - предупредил собеседник.
- Я и не думаю, - заверил Неджи. Он опасался, что даже в такой малости, ради собственного спокойствия Шисуи откажет. Неджи, наверно, не стал бы и слушать, как не слушал Итачи в каменных холмах. Теперь жалел, ибо тогда удалось бы обойтись малой кровью. Но в характере любого оборотня игнорировать любые попытки чужака продвинуться.
- Я еду, оставайся на месте, - Шисуи первым прервал связь. Наверно, ждал, что Неджи сосредоточится на многочисленных условиях, а у него даже желания не было. Он просто вздохнул свободно от согласия, хоть и такого хрупкого, первой ступени к доверию.
Неджи вернулся к кровати, сел на краешек. Предстоял ещё один сложный разговор. Наверно, труднее, чем все предшествующие. Хотелось Итачи одёрнуть, позорно спрятаться за его спину, но Неджи давно отказался от младенческих привычек, основанных только на инстинктах. Он больше не котёнок, чтобы перекладывать свою ответственность на других.
Он вызвал номер, на который не ответил. Подсознательно, почти дьявольским чутьём понял, что это номер Юдая, поэтому просто смотрел на него и ждал, пока не прекратится. Ему пока нечего было сказать. Он не сформировал свои требования. Если играть на уровне Старейшин, почему не начать прямо сейчас? Ведь Юдай именно этого и ждал. Он всячески пытался воздействовать на Неджи при обеих встречах. Если бы Неджи поддался, уже находился бы под его контролем, чувствовал бы себя ужасным ничтожеством, тогда как Юдай, напротив, успокоился бы.
Он вызвал неизвестный номер и дождался ответа. Того самого голоса, какого и ожидал:
- Господин Хьюга, что же вы так долго не отвечаете? – угроза и что-то ещё. Может, оттенок паники? Юдай умён, чтобы понять, когда оппонент достиг готовности. И он точно так ж не хотел крови. А если она выльется из вен представителя старшей семьи – это излишние волнения в городе.
- Простите, что не ответил сразу.
- И почему же не ответили?
- Собирался с мыслями, - не стал лукавить Неджи. Тем более, все его действия отчётливо читались в его молчании.
- И к каким же выводам вы пришли? – пауза. Потом Юдай сам предположил и попал в цель. – Советовались.
- Плохим бы я был лидером, если бы не зная бросился доказывать свои идеалы. Тут затронута часть обеих наших семей.
- Разумно, - нотка уважения. Впервые Юдай отчётливо его выражал. Наверно, в этот миг проводил параллель между собеседником и собственным сыном, который не дотянул до выставленной планки. Наверно, жалел, что Такеши не обратился за советом. Неджи сразу же о себе подумал, что он вытворял против Итачи. Тоже ведь ни с кем не советовался – поступок незрелый. Но Хиаши вряд ли стал бы защищать чужака, заметно наследившего в их мире.
- Я не могу принять ваше приглашение, господин Сенджу, - наконец отклонил Неджи и тут же дополнил объяснениями. – Это выглядело бы нехорошо с моей позиции. Вы заставили бы ваших людей думать, что я просто сдался.
Юдай не ответил. Всё это и так было ему известно.
- Я мог бы встретиться с вами на нейтральной территории, но тогда это могло бы выглядеть по-другому, - обосновал Неджи очевидное.
- Не хотите привлекать внимание? – уточнил Юдай. – Поздно спохватились, господин Хьюга. Если вы хотите выглядеть Старейшиной, должны были понять, что эта встреча неизбежна. Осталось только придать ей форму.
Форму агрессии, если они встретятся далеко за городом. Форма подчинения, если Неджи сам прибежит в ненавистный дом Сенджу. И форма встречи двух лидеров, когда они смогут обсудить условия мира. Неджи понимал, что следует выбрать третье. Пускай это вызовет волну беспокойства. Стая всегда чувствует, когда начинает шевелиться сила. Она начала двигаться уже давно, со времени первого визита Неджи в дом Сенджу. Потом все просто ждали, не смея перехватить дело Старейшины и разобраться с ним лично. Или это всего лишь идеализированные предположения, ибо за Неджи просто стоял Итачи, отнюдь не последний человек в местном обществе.
- Я не Старейшина, - напомнил Неджи.
- Но поступаете именно так.
- Потому что не хочу выглядеть в невыгодном свете.
Снова короткое молчание. Неджи с замиранием сердца ждал реплики собеседника. Юдай снова мог перехватить инициативу, а Неджи парировать нечем будет. Просто ждать и бездействовать – худший вариант, но с ним зачастую ничего нельзя поделать.
- Вы ввязались в крупную игру, господин Хьюга, - Юдай упорно продолжал обращаться официально. – Если взялись, продолжайте, иначе это будет выглядеть жалко. Определитесь со своими позициями…
- Уже определился, - осмелился перебить Неджи. – Не считайте меня незрелым юнцом, господин Сенджу, - откровенная прохладца. Даже в разговоре по телефону Юдай хотел повлиять на него, заставить ощутить собственную никчемность. Неджи этот рубеж уже перешагнул, когда был вынужден беспомощно наблюдать со стороны, как Хиаши воцаряется после смерти его отца. Тогда Неджи почти ненавидел его и был слаб перед ним, поэтому вынужден был просто наблюдать.
- И каковы же ваши условия? – Юдай принял его как равного – Неджи почуял это. И шерсть на загривке встала дыбом.
- Никаких условий, если я буду просто мирно сосуществовать. И самому принимать решения, когда и с кем мне обедать, - Неджи не мог предложить громких условий, возмутительных для Юдая. – И понимания в некоторых вопросах.
- Приведите пример, - Юдай насторожился. Уважение в его тоне сменилось скрытой агрессией. Вряд ли ему пришлась по душе отповедь чужака. Он сдерживался. Возможно, из последних сил, но сдерживался, заставлял себя говорить ровно. Неджи поступил правильно, когда сделал ставку на звонок, а не на личную встречу, пускай и на нейтральной территории.
- Давайте пообедаем где-нибудь в восточной части города, - предложил Неджи, делая окончательный выбор.
- Сегодня в пять, - новая попытка командования.
Неджи не согласился. Он бы не согласился даже в том случае, если бы не был обеспокоен спешащей на подмогу командой и не договорился с Шисуи.
- Простите, сегодня неотложное дело.
- Набиваете себе цену? Думаете, я буду бесконечно терпеть ваши выкрутасы?
- Не в том дело, господин Сенджу. У меня действительно важное дело, от которого зависит покой вашего города. Вы же не хотите снова учуять запаха крови?
Юдай опять сделал паузу, тем самым показывая, как и ему нелегко даются переговоры.
- Я узнал только вчера, господин Сенджу, - не дождался Неджи отклика, - стая всегда следует за вожаком. Не хочу, чтобы она вступила в игру не разобравшись.
Повинился в том, что недоглядел, недодумал и сразу же определился с позицией: не станет просить прощения.
- Вы понимаете, что мне придётся сделать? – спросил Юдай.
Неджи ожидал гнева, но оппонент всё ещё держал себя в руках. Опытный игрок, не чета смутьяну-Такеши. От этого становилось зябко и тревожно. Юдай точно не станет размениваться на мелочи и месть. Едва почует, кто причина, сразу устранит её. И тут дело даже не в пролитой крови, а просто в деталях. Старейшина обязан защищать свою территорию.
- У вас больше влияния и возможностей взять под контроль границы, - согласился Неджи, - но меньше шансов остановить первый акт.
Несомненно, враждебный.
- Предлагаете довериться вам?
Безапелляционный довод. Юдай не уступит.
- Я не хочу войны, господин Сенджу.
- Но без крови не обойтись. Предпочитаю, чтобы она пролилась за границами города. Это вы должны были понимать с самого начала, если не хотели выглядеть безответственным. А сейчас утверждаете, что не можете остановить надвигающуюся волну.
Неджи этого не утверждал, но остановить этого действительно не мог. Снова чувствовал себя ущемлённым. И понял, что злится сам. Делает то, чего ожидал от оппонента. Неджи заставил себя успокоиться, глаза закрыл и несколько раз глубоко вдохнул.
- Так вы собираетесь взять на себя вину за своих людей? – поторопил Юдай.
- Они ещё ничего не совершили.
- Но совершат. Из-за вашей неосмотрительности страдают мои люди, господин Хьюга. Почему я должен это терпеть?
- Не должны, - согласился Неджи. – Не должны, поэтому я и предупредил вас о грядущем. И прошу позволить мне развернуться в полную силу. Только если они услышат меня, они не будут ничего предпринимать.
- Теперь вы просите разрешения громко о себе заявить. Не многовато ли требований? И если я пойду на уступки, какие я получу гарантии?
Неджи не мог обеспечить их – и оба это понимали.
- Господин Сенджу, вы не хотите договора между нами?
- Нет, не хочу. Особенно с безответственным мальчиком без опыта Старейшины за плечами, который даже не Старейшина. Что вы можете сделать?
- Господин Сенджу…
- Без высокопарных заявлений и пустых обещаний… что вы можете сделать? Что ИМЕННО вы можете сделать?
Неджи примолк. Не знал пока. Если получится перехватить гостей, несомненно, он мог всё это остановить заранее. Но у него не было возможности просчитать ход своих ребят. От этого становилось жутко. И от того, что Юдай прав. Неджи и сам бы вёл себя так же несговорчиво, если бы на его территории что-то намечалось. Он бы послал команду навстречу, как бы яро виновник ни обещал уладить ситуацию. Он бы не поверил. Точно так же, как не верил Юдай.
- Если вы всё равно собираетесь взять границы под наблюдение, можете выслушать мой совет? – Неджи хотел если не мира, то хотя бы параллельных действий.
- Теперь вы начнёте меня учить вести дела? – Юдай не намеревался больше терпеть. – Держите свои советы при себе, господин Хьюга. Я высказал условия: в случившемся будете виноваты вы. И вам придётся отвечать за это.
И не простит ни единой оплошности. Юдай получал право самолично вызвать чужака, если кто-то пострадает. Необходимость в действии возрастала.
- Хорошо, - Неджи кивнул, забывая, что оппонент не может его видеть. – Я приму к сведению.
И разорвал связь. Не хотел давать противнику шанса нападать безнаказанно. Ещё ничего не произошло, а Неджи уже отчитывают. Он сжал пальцы в кулаки, зубы стиснул. Только сейчас осознал, в каком напряжении пребывал в течение разговора. И испытывал жгучую неприязнь. Наверно, это правильное чувство. Чужая змея всегда вызывает бурю негативных эмоций. Только иногда поделать ничего нельзя. Как нельзя было совершать необдуманных поступков. Снова захотелось предупредить Итачи, но Неджи не стал этого делать. Пусть он выполняет своё задание, не отвлекаясь ни на что другое.


Юдай наконец смог избавиться от рыка, застрявшего в горле. Каких усилий стоило не повысить голос и не швырнуть в собеседника обидных слов. Хьюга вёл себя нагло. Так вёл бы себя старший член семьи – и это раздражало ещё сильнее. Как от члена главенствующего клана, Юдай не мог требовать от него подчинения. Но получал возможность разобраться с ним далеко за городом. Раньше все так и поступали. Но теперь настал век цивилизации – и с ним следовало считаться. Вот когда жалеешь о минувшем средневековье. Оборотни всегда оставались оборотнями, а технологии заставили их заткнуться. Заставили скрывать свою сущность от человечества, потому что оно впадёт в панику. И потому что предки предпочли тайком соединиться с обществом, когда люди ещё могли знать оборотней. Возможно, их приняли бы и отвели место в повседневной жизни, научились бы сосуществовать. Но время решило по-другому.
Юдай не выпустил мобильник из руки, крепко его сжимал, поднялся из кресла и подошёл к двери, чтобы запереть её. Чтобы избежать всяческих сюрпризов. Цунаде обычно чуяла, если наклёвывалось что-то серьёзное. Чует ли сейчас, Юдай не хотел проверять.
Только тогда он набрал ещё один номер и первым заговорил, едва услышал характерный шум в трубке. Уточнил личность собеседника:
- Незаменимая команда Такеши. Какузу, - не вопросом, обычной констатацией факта.
- Господин Юдай? – похоже, звонок насторожил Какузу, но сюрпризом не являлся. Откуда у него был номер Старейшины, Юдай выяснять не стал. Вряд ли он так сходу по голосу узнал. Юдай с ним и его приятелем даже никогда не встречался.
- Такеши в больнице, - об общеизвестном начал Юдай, - его тылы открыты. А где его тылы, там и наши. Нельзя строить две крепости, потому что когда одна рухнет, остаётся брешь.
- Что вы хотите? – Какузу сразу приступил к делу, не размениваясь на виртуозные словесные баталии.
- Мы ждём гостей, - объявил Юдай, - и надо их как следует встретить.
- Мы хотим, чтобы они скомпрометировали себя или убрались восвояси? – резко перешёл к деталям Какузу.
- Вы прямолинейны, - отметил Юдай. – Вряд ли удастся выдворить их. Мне необходимо прощупать почву, прежде чем громко заявлять о себе.
Первая полоса обороны.
- Такеши начал эту войну, но не может сам позаботиться о её ведении, - озвучил Юдай, безжалостно ломая репутацию собственного сына. Но сейчас ему мало дела было до больных мест единичной личности. – Вы ответственны за последний силовой акт. Вы и ваш компаньон. Мне известно, при каких обстоятельствах всё это случилось. И мне известно, какое отношение вы имеете к некоторым нелицеприятным делам в городе, - шантаж. Но Юдаю было всё равно. Он мог отдать приказ и он сделает это.
- Я понял, - Какузу не затеял спора, просто принял к сведению. И принял именно как приказ Старейшины, не интересуясь деталями, от которых могла зависеть его собственная жизнь.
- Благодари небеса за то, что до сих пор я смотрел сквозь пальцы на приключения Такеши, - с оттенком угрозы сообщил Юдай, этим самым заявляя, что не намерен больше закрывать глаза на теневые стороны общества оборотней. Больше нельзя, раз в дело вмешиваются силы куда более могучие, чем обычный чужак со скверной репутацией.
Юдай ничего больше не сказал, повесил трубку. В том, что он призвал в помощь сомнительных бойцов, предпочитающих прятаться в тени и, вообще, не афишировать своего существования, были свои плюсы. Если что и выйдет из-под контроля, оно останется за завесой тайны. И никто не спросит о причине внезапного возмущения в атмосфере. Если никто не будет знать. Этим же и руководствовался Такеши. Юдай молчал, глядя на деяния старшего сына сквозь пальцы, пока не запахло настоящими проблемами. Считал, что команда Такеши однажды может сослужить кое-какую службу, и не ошибся. Словно всегда ждал этого момента.
Хьюга наверняка знал, как поступит Юдай. Расчётливый и скорый на выводы пацан. Что будет, когда он совсем возмужает и остепенится, обзаведётся опытом. Цунаде права: нельзя, чтобы Хьюга Неджи занял место Хиаши.
- Что за силой ты управляешь? – перед собой спросил Юдай, снова хмурясь и почти ненавидя этого мальчишку.
Стук в дверь прервал его размышления. Даже не спрашивая, Юдай знал, кто там стоит. И запах Цунаде ударил в нос с обострившимся от напряжения нюхом. Придётся рассказать сокращённую версию. И придётся прятать ударную силу Такеши в тени. Потом разберётся с деталями. Сейчас важнее предотвратить что-то страшное. И потом стребует с Хьюги объяснения. Даже если придётся почувствовать вкус его крови.


Итачи не хотелось оставлять Неджи в неопределённом настроении и со скрытыми намерениями. С утра Неджи выглядел спокойно. Чересчур. Не температурил, и, кажется, свежая рана заживала лучше предыдущих, хотя ещё заставит помучится несколько недель.
Итачи беспокоило даже не физическое состояние внезапной второй половинки, а его замыслы, коими Неджи отказывался делиться, ссылался на какие-то старейшинские дела. Когда он так делал, Итачи начинал раздражаться. Не Старейшина ещё. Да и будет ли – вопрос спорный. У Хиаши полно наследников, только поднатаскать и хорошенько обучить.
На звонок Неджи ответил сразу, ничуть не изменился с утра, заверял, что всё под контролем, осведомился, как проходит выполнение задания Итачи. У Итачи не нашлось слов, но подозрения укрепили свои позиции. Он позабыл о них лишь в тот момент, когда напал на след искомой фигуры. Фигура, которая могла стать одной из первых величин – всё зависело от того, как распорядится Юдай. Такеши наверняка там мечется, не в силах немедленно вмешаться. Да и Касуми присматривает.
Это была обычная женщина из клана оборотней. Самая заурядная. Итачи даже засомневался сперва, пока не увидел знакомых ребятишек. Надо отдать Такеши должное: он не прятал их в тёмном сыром чулане, заботился, поселил в хорошем доме. Хотя они изначально могли в нём жить, а Такеши просто ворвался в их жизнь. Итачи, не долго думая, захлопнул за собой дверцу машины и двинулся к калитке. Малышня сразу же насторожилась. Трое. Видимо, Такеши сильно любил эту женщину, если раз за разом возвращался к ней, не ограничился одной свиданкой. Случайные дети у всех бывают, и не всегда о них узнаёшь. Такеши оставался верным мужем, хоть и не официальным.
Малыши выстроились в ряд, как сурикаты, вытянулись по струночке и рассматривали незнакомца большими глазами. Потом старший из них что-то сказал младшему – и тот как ошалелый помчался в дом. Итачи полагал, что за матерью. Или бабкой, тёткой – кто там присматривает за ними. И опять же: никаких детских учреждений, где дети могли бы нормально адаптироваться, где оборотни учатся становиться невидимыми для людей. Втолковать малышам – это одно, даже если они твёрдо это усвоят. Тут нужна практика. За привычной вознёй с товарищами обычно разница и сглаживается. И у оборотней не возникает желания тут же обратиться и поцарапать обидчика, отнявшего лучшую игрушку.
- Привет, детишки, - легко бросил Итачи, подойдя к воротам-решётке. – Папа давно не заглядывал?
- Мама сказала, он ранен, - отчитался старший, - а ты кто?
Вот как: маленьким сразу дают взрослые объяснения, не прячутся за мнимыми долгими поездками. Итачи силился вспомнить, говорили ли ему в таком возрасте о несчастьях с членами семьи и знакомыми. Только мешало сосредоточиться присутствие любопытных щенят.
- Меня зовут Итачи. Я по поручению дедушки, - объяснил Итачи, решив, что ничего страшного не произойдёт, если и он покормит детей правдой.
Они переглянулись. Итачи не понравился этот жест.
- Вы не хотите с ним встретиться? – поинтересовался он.
- Папа говорит, что сам познакомит нас, когда дедушка перестанет сердиться на дядю.
Столько сразу информации, что и не переваришь. Придётся делать это потом или просить объяснений. Выходит, Юдай не так уж не знаком с этой семьёй.
- Сердится на дядю? – переспросил Итачи. – А как зовут вашего дядю?
- А ну-ка живо домой! – в дверях появилась женщина. Насколько Итачи помнил – это и была их мать.
Дети сорвались с места и ринулись в разные стороны, оглушительно визжа от восторга. Итачи ждал. Концерт с погоней и выговором так и не развернулся. Дама просто подошла к воротам и отодвинулся защёлку. Итачи думал, его внутрь пустят, чаем угостят, как обычные гостеприимные хозяева, а она наружу вышла.
- Что посланнику Юдая понадобилось здесь? Неужели ему мало израненного сына? Он хочет завладеть и тем, что он хотел бы оставить в секрете?
Итачи сделал паузу, ибо вопросы волной накатывали. Непростая женщина, раз не считает слово Старейшины однозначным приказом.
- И вы, конечно же, не явитесь в его дом по первому требованию, - подытожил Итачи.
- Выпьем пива? – предложила она и просто мимо прошла. Так близко, что Итачи уловил оттенки её личного запаха. Смутно знакомого и незнакомого одновременно. Он принюхался, поздно сообразив, что выглядит это странно. Потом долго смотрел ей вслед, прежде чем сделать первый шаг. Запах не давал ему покоя на протяжении всего пути. И в то время, как они делали заказ в маленькой кафешке, и когда молча сели за круглый столик, потягивая пиво из баночки. Слабенькое совсем, чтобы Итачи мог сесть за руль и не нарваться на штраф. Возможно, безалкогольный. Он покрутил баночку в поисках соответствующей надписи и чувствовал на себе взгляд спутницы. Неприязненный взгляд, полный подозрений. Вот тут Итачи и вспомнил о Неджи и его скрытности. Чем-то они были похожи. Эта женщина, знакомая незнакомка, и гордец-Хьюга. Если бы не обстоятельства, Итачи счёл бы их хорошими знакомыми. Или…
- Ты чужак! – наконец осознание истины врезалось в мозг раскалённой лавой.
Итачи выпрямился, вмиг позабыв о пиве, рассматривал даму напротив, выискивая любое подтверждение первоначальной догадке.
- Смотря что подразумевать под этим понятием, - она оставалась прохладной.
- Ты не чтишь Юдая и не стремишься выполнять установленных порядков. Но ты не выделяешься. Я не вижу другого объяснения, кроме как… - он развёл руками, предлагая продолжить.
Она не вняла его просьбе. Итачи пришлось самому делать предположения:
- Только не говори, что ты какое-то отношение имеешь к клану Хьюга, - снова втянул её запах. Слишком знакомый, но никак не вяжущийся с Неджи.
- Хьюга – это тот выскочка, что позволил заточить себя в клетку? – пренебрежение.
- Такеши делится с тобой деталями, - подытожил Итачи. – Что ещё он тебе доверяет?
- Достаточно, чтобы я узнала тебя, Учиха Итачи.
Наглядный пример того, что первое впечатление обманчиво. Сперва она показалась доброжелательной, обыкновенной, а при чуть более близком знакомстве сразу показала коготки. Видимо, пристрастия Такеши передались и ей. Ошибочное мнение. Так, как видел Такеши и считал правильным.
- Ты одна из тех, кто ушёл из клана и нашёл пристанище в чужом краю, когда невыносимо было больше скитаться, - он продолжил строить свою версию, хоть так рассчитывая добиться правды. Ему мало было просто предоставить Юдаю информацию или привести их в его дом. Итачи хотел рассмотреть позицию с точки зрения Такеши, хоть таким образом отдавая дань старой дружбе. Итачи не хотел рушить его жизни и идеалов. Он переживал за товарища, какой бы легкомысленной ни считал его месть.
- Вместе с братом, - добавил он. – Твой брат, как вожак маленькой стаи, сразу принялся искать для себя лазейки и пытался выяснить, как далеко он может зайти в своём неподчинении. За это Юдай сердит на него. Не вмешался сам, но долго вёл наблюдение, - Итачи не отрываясь смотрел на собеседницу, больше предпочитающую слушать. – Твой брат укрепился за счёт Такеши. Но Такеши не мог просто вдруг взять и довериться чужаку. Что произошло?
Он уже догадывался. Такеши запал на его сестру и под другим углом посмотрел на него.
- Что с ним стало сейчас? – настойчиво потребовал Итачи. – Он стал другом Такеши? Или…
Она ошпарила Итачи отчасти враждебным взглядом и снова не ответила, позволяя делать выводы. Итачи не стал настаивать. Он уже знал. И запах, такой знакомый и немного настораживающий, нашёл аналог в памяти. Он просто сидел напротив с бесстрастным видом и рассматривал незнакомку.
Чужаков прошло много, мало кого Итачи знал. Да и не хотел знать, они его просто не волновали. Некоторые попадали под внимание из-за слов негодующего Такеши. Некоторые становились своими. С некоторыми Итачи сам поддерживал отношения. Не такие тёплые, как с друзьями, но достаточные, чтобы здороваться при встрече.
Итачи не настаивал на дальнейшей беседе. Они молча допили пиво, ничем даже не перекусывая. Так же молча разошлись. Она просто встала и двинулась прочь, ни разу не обернувшись. Она уже знала, как действовать, и уж с фанфарами и улыбкой в дом Сенджу не пойдёт. Итачи, садясь в машину, думал, почему Такеши не развеял её антипатии к старшей семье. Возможно, у него другая корысть была. Из-за её брата. Он не хотел перед отцом светить его, ибо семейка, помимо того, что они влившиеся чужаки, числилась на не совсем хорошем счету в обществе. Судя по её брату… Расчётливому опытному убийце, которого Такеши в своё время сделал одним из своих приближённых. И судя по всему, Такеши сам мог оказать на эту семью влияние. Но намудрил он достаточно, чтобы дать головоломку предкам.
Итачи, не заводя двигателя, набрал номер Касуми. Сперва думал Юдаю позвонить, но вспоминал о таинственных недомолвках Такеши и убеждался, что в первую очередь поболтать придётся всё-таки с ним.
- Итачи? – Касуми словно удивилась.
- Добрый день, госпожа Касуми, - поприветствовал он. – Слышал, вы сейчас всё больше в больнице.
Улаживала ситуацию с сыном и следила за ним, чтобы ни один слух не просочился в массы. Но Такеши и сам не дурак, знает, когда можно показывать зверя, а когда лучше воздержаться. Как знал Неджи, будучи пленённым в личине волка.
- Почему ты звонишь мне? – спросила она сразу.
- Потому что Такеши вряд ли ответит. У него даже телефона нет при себе, - логичный вывод и развёрнутый ответ.
- И ты хочешь, чтобы я позволила вам посекретничать? А не о том ли случае, из-за которого он сейчас скован?
- Нет, не о том, - заверил Итачи. – Пожалуйста, это очень важно.
- Для кого?
- Для меня важно, потому что он мне друг. Для него важно. И для всех нас тоже.
Касуми помолчала. Хотела вопросами закидать, но отказалась делать это прямо сейчас.
- Дело касается его семьи, - пояснил Итачи и подчеркнул, избегая неопределённости, - его… семьи.
- Ты нашёл их, - подытожила Касуми, - но не хочешь делиться.
- Хочу, но не могу просто так вывалить. Я сперва с ним должен поговорить, выяснить его настроение и…
Получить позволение? Такеши никогда не согласится открыться сейчас. Зная, во что замешан брат жены.
- Убеди его, Итачи, - она поняла.
- Даже если не получится, я всё равно обязан представить их нашим семьям. Юдай мне лично поручил.
И Итачи не мог ослушаться. Не мог просто отмахнуться, ссылаясь на невозможность. Всё возможно. Он только хотел найти компромисс, который устроил бы всех. И хотел услышать правду, получить разгадку неприветливости его жены.
В трубке зашуршало, послышались звуки аппаратов: ровное дыхание, ровное сердцебиение, и голос:
- Мам, дай мне наедине с ним поговорить, ладно?
Такеши много чего мог наговорить. Итачи не собирался прямо сейчас выяснять отношения, поэтому первым начал, едва уловил звук дыхания в динамик:
- Такеши, ты до сих пор не отказался от идеи контролировать и теневую сторону?
Резко. Пускай. Такеши полезно подумать, прежде чем рычать. Он не раз пытался захватить негласное лидерство и завоевать популярность. Чтобы получалось видеть все стороны общества. Чтобы заранее знать, что случится.
- Невозможно травить людей исподтишка и оставаться чистым, - подначивал Итачи, рассчитывая на выброс откровенности. Во зле Такеши никогда не врал.
- Что ты знаешь, Учиха? – с вызовом. Таким знакомым вызовом. Итачи улыбнулся, следя сквозь ветровое стекло за снующими мимо прохожими.
- Я видел твою жену, - сразу вломил, - я знаю, кто её брат, и как ты используешь его. Ты не считаешь, что это, по крайней мере, нехорошо?
- Моё дело – как использовать ресурсы, - парировал Такеши. – Ты же себе позволяешь якшаться с влиятельными чужаками.
- Речь не обо мне и не о Хьюге, - сразу указал на дыру в его обороне Итачи. – Я не узнал бы её, если бы ты не натравил своих псов на меня в тот день. Я хорошо запоминаю запахи – ты должен был об этом помнить.
- И полез в мои личные дела? – отчасти враждебно.
Итачи это не смутило:
- Дела становятся общественными, если в них замешаны крупные фигуры. Ты – крупная. Как ты рассчитывал прятать их и дальше? Зачем? Пускай её брат не совсем чист на руку, но девушка… Такеши, никто бы не погнал её в шею, если бы узнал о её родственных связях. Никто – и ты это знаешь.
- Пока она не раскрыла бы рта, - Такеши отказался от спора. – Подожди, ладно? Дай мне самому разобраться.
- И перепрятать их понадёжнее? Не надо, Такеши, не вызывай ещё больше распрей. Пусть всё идёт своим чередом.
- Ты ничего не знаешь, - отрезал собеседник. – Если ты гений, это ещё не значит, что умеешь читать мысли. Если ты видел её, что скажешь?
- Что?
- Своё мнение, Итачи. Твоё грёбаное мнение!
Итачи замешкался. Столько ярости и досады, будто он уже разоблачён. Но он не мог думать, будто отец выгонит его из дома и лишит всех титулов, едва узнает, что первенец выбрал в спутницы жизни чужака с не очень чистой репутацией.
Дело в другом. И Итачи делал такое предположение, но отмахивался от него. Такеши рассчитывал, что за него всё скажут вслух.
- Ты… - Итачи попробовал, даже если рисковал ошибиться и вызвать гнев на себя. – Ты же не угрожал ей? Такеши, ты не настолько ослеп от страсти, чтобы принуждать её спать с тобой, грозя уничтожить её брата, - не вопрос. Итачи предположить не мог, чтобы это оказалось правдой.
Такеши ответил не сразу. И не рассвирепел:
- Я хотел её, Итачи. Но она так ненавидела чужих змей, что не хотела слушать меня. Всегда уходила и оставляла меня с Какузу вдвоём хлебать пиво в баре.
Итачи не понаслышке знал Какузу.
- Я не угрожал ему. Я бы не стал его гнобить, потому что он полезен таким, открытым, сильным… и…
Не мог подобрать слова. Итачи не стал помогать ему. Если человек не гнушается грязными приёмами для достижения благородных целей, сомнительный из него законопослушный гражданин. Для Старейшины это вовсе неприемлемо. Если бы родичи Такеши получили доказательства, что он не отказался от старых связей, они бы сотню раз подумали, прежде чем включать его в список претендентов на трон. Сейчас, если Итачи вот с этим пойдёт к Юдаю, основным кандидатом станет Каэде.
- Такеши, надо найти компромисс, - предложил мировую Итачи. – Забудь о наших прениях и просто постарайся поверить, как раньше.
- Ага, связался незнамо с кем, информацию для него собираешь и ещё просишь какого-то послабления?
- Я приеду к тебе, - не стал спорить Итачи. – Можно?
- Нет! – самый ожидаемый ответ.
- Такеши, пожалуйста, не отвергай меня. Я же простил тебе дырки на своей шкуре. Ты бросил на меня ту парочку, зная, на что они способны. А я тебе больше скажу: они способны не остановиться, когда вцепятся в горло жертве. Ты этого хотел? До конца довести? Меня убить?
Молчание. Такое частое в последнее время молчание.
- Если ты не хочешь порывать со своим прошлым, это твоё дело, - продолжил Итачи, - только больше не получится легко скрываться. Если не я, то кто-нибудь другой приведёт ищеек к дому твоей жены. И они не будут деликатничать с тобой.
Такеши на другом конце глубоко вдохнул. Итачи буквально почувствовал переизбыток воздуха в лёгких, сам задержал дыхание, а когда они вместе с собеседником выдохнули, Такеши наконец принял руку помощи:
- Она ненавидела меня, а я с ума сходил.
И сейчас ненавидит, но терпит, наблюдая за братом. Кажется, Какузу и впрямь принял авторитет Такеши. Ему было комфортно оставаться в тени, легко убирать за другими мусор, всегда оставаться незаменимым. Это тешило его самолюбие, ибо он ощущал, что нужен самому наследнику Старейшины. Только одного он не учитывал: Такеши мог и не получить этого поста.
- Ты с ней разберись, - посоветовал Итачи. – Я не хочу сказать, что однажды она ударит в спину…
- От неё можно ожидать чего угодно. Но я думал, она хоть немного… чуть-чуть…
Привыкла? Полюбила? Это не так – и Такеши это прекрасно видел.
Итачи не знал, как лучше поступить или какой совет окажется правильным. Семья Какузу ставила жирную кляксу на репутации Такеши. Она могла его попросту уничтожить.
Положение выглядело крайне неустойчивым. Эта женщина терпит влияние старшей семьи не из-за большой любви, что было бы даже романтично, а из-за брата, который, кажется, лояльно относился к чужим порядкам. Хотя столько времени прошло, они должны бы уже стать их порядками.
- Такеши, а этот Какузу… ты же держишь его на коротком поводке?
- Зачем? Он нормальный мужик. Ему с самого начала было всё равно, на чьей стороне сражаться. Почему бы не на моей?
- Осторожнее с ним. Если у них семейное – преподносить сюрпризы, то он тоже…
- Оставь Какузу в покое, идёт? Сам с ним разберусь.
Такеши держит его рядом именно потому, что для него нет нерушимых авторитетов. Признал ли Какузу Сенджу или нет – не имеет значения, если однажды он точно так же сорвётся с места в поисках лучшего дома.
- Я думал, он местный, - наконец выдохнул Итачи. – Он давно в твоей команде.
- Когда пацаном ещё был, пришёл, - подтвердил Такеши. – Он уже давно стал местным.
Интересно, из-за него ли, встретив его впервые, Такеши решил испробовать влияние не совсем на светлой стороне закона? Итачи не спросил.
- Так как, Итачи? – не выдержал ожидания Такеши. – Подождёшь моему папаше докладывать?
- Могу отсрочить только на пару дней. Ты подумай хорошенько. Мне тоже не хочется ломать хрупкий мир.
Если наружу полезут нелицеприятные подробности, баланс может пошатнуться – и опять прольётся чья-то кровь.
- Я приеду, Такеши, - настойчиво повторил Итачи.
- Завтра я выкрою для тебя время, - решился собеседник.
- Хорошо, до обеда, - уточнил Итачи и первым повесил трубку.
По сути, всё время у Такеши в больнице свободное, если он не задумал сбежать. С него станется, да страж надёжный. Касуми глаз с него не спустит, пока не закончится интенсивное лечение. И дома проконтролирует. Где упустил бы Юдай, там ни за что не даст осечки Касуми, его обратная сторона, призванная латать все дыры в его правлении. Она бы не стала терпеть опасного соседства, если бы имела столько власти, как у мужа. Она бы давно разнюхала, с кем водит компанию её сын. Хотя в своё время семья всё же взялась выяснять, когда неприятности в городе начались. Тогда у Такеши был не только Какузу. Тогда головы буквально с плеч летели. А Такеши всё равно придержал парочку плохих парней на случай. И именно Какузу, которого не мог просто отодвинуть в сторону. Из-за женщины? Или уже потом начал по ней с ума сходить?
Итачи отмахнулся от фантазий. Завтра спросит напрямую. И завтра же определит дату, когда понесёт новости Юдаю. Вряд ли сегодняшний рейд останется тайным. Час-два – и Итачи начнёт дёргаться от каждого звонка. Осталось как-то объяснить отсрочку Юдаю. Он опасался не найти достаточных доводов и этим самым подвести Такеши. Ещё раз…
Он снова поднял телефон к глазам и набрал Неджи. Снова первым заговорил:
- Я соскучился…

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн