Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13- -14- -15- -16- -17- -18- -19-

Юдай стоял у окна уже чуть ли не час. Предчувствовал. Не могло всё пройти легко, раз дошло до крайности. Если стая готова к атаке, она атакует. И только от её вожака зависело, как она успеет набедокурить. Юдай сам толком не знал, чего хотел больше: чтобы Хьюга успел или опоздал. Если что-то выйдет из-под контроля, Юдай имел полное право остановить недружественного чужака. С другой стороны, он сам обязан защищать свою стаю. Юдай не мог просто наблюдать, как его соратников грызут насмерть, поэтому швырнул на первую полосу тех, кто давно должен был сгинуть. Они впутали Такеши в неприятности и держали возле себя. Юдай не знал, почему Такеши так рьяно цепляется за них, но собирался положить этому конец. Он изучил информацию, которую для него собрали подопечные. Но даже они не смогли разузнать, что именно связывало Такеши, Какузу и Хидана. Что бы между ними ни возникло, они тщательно это скрывали.
Зловещая тишина душила город. Юдай сам еле сдерживался, чтобы не кинуться на поиски. Это будет несолидно и слишком заметно. Когда на улицы ступает Старейшина, это всегда событие. Это всегда повод для беспокойства. Беспокойство снедало окружающих после атаки на Такеши, в широких кругах считающегося однозначным наследником. Юдай тоже его хотел видеть на своём месте, но Цунаде совершенно отчётливо дала понять, какого она мнения. Да и всем стало понятно, когда всё это случилось.
Ветер донёс слабый аромат неизбежности. Юдай ждал. Наверно, поэтому и отложил все дела, срочные и не очень, и просто стоял возле окна. Ожидание не могло продолжаться вечно. И едва нагрянули перемены в атмосфере, Юдай подобрался, готовый бежать сам. Пусть в его поступке усмотрят угрозу. Он мог бы послать любого члена своей семьи, что тоже выглядело бы весомо. Но любой другой – не то же самое, что Старейшина. А он сам хотел и уже обыгрывал варианты, как это лучше сделать. Главное, как убедить Цунаде. Она ни за что не позволит мчаться не разобравшись. Но едва в воздухе разнесётся запах крови, даже у неё не останется аргументов. Юдай ждал этого запаха. Жестоко желать своим подопечным гибели, но он всё равно ждал. Надеялся, что гостей встретит тот, кого он выбрал. Чужак всегда остаётся чужаком, как бы ни маскировался под местных. А чужак, замешанный в грязных делах – тем более. Какузу всегда оставался нежелательным. Хидана Юдай не знал так хорошо, не знал, откуда он взялся, его пристрастий и целей. На виду всегда оставался Какузу, повсюду таскающий за собой сквернословящего телохранителя.
Цунаде словно прочла его мысли, увидела колебания и сама явилась в кабинет. Не постучалась, просто зашла и плотно прикрыла за собой дверь.
- Я позвонил в больницу, распорядился, чтобы Такеши ввели транквилизатор, - сразу же приступил Юдай.
Объяснять не пришлось. Цунаде сама прекрасно видела происходящее. Она, наверно, тоже приняла бы кое-какие меры, предотвращая опрометчивый поступок внука. Такеши не должен пострадать, он не выдержит раунда с сильным противником. Даже с не очень сильным. Юдай не мог допустить его смерти, ибо слишком сильный шок пережил в прошлый раз. Знал, что из-за не совсем чистых махинаций Такеши мог так и закончить, но не верил, пока этого не произошло.
- Что ты собираешься делать? – Цунаде не начала спорить или объяснять ситуацию. Настроение её было пугающим. Именно так она смотрела, когда собиралась сделать что-то масштабное. Она так же смотрела на противника, когда он стоял напротив неё, скаля зубы, окружённый верной компанией. Она одна не побоялась выйти против самовольных властолюбцев из чужих краёв. Наверно, такие истории происходили в каждом регионе. Рано или поздно находится кто-то, уверенный в своих силах достаточно для того, чтобы бросить вызов чужому вождю. Тогда Цунаде первая начала, сходу тараня первую полосу и безошибочно вцепляясь в глотку зачинщику. Когда прибыло подкрепление, среди которого был и Юдай, она уже прижимала его к земле. Яростная и неукротимая. Её боялись даже самые сильные. Она черпала мощь из самого окружения, она буквально высасывала её из врага.
- Я должен быть там.
- Ты послал разведку, - напомнила она.
Юдай заинтересованно обернулся. Она знала. А он собирался молчать.
- Парни Такеши, которые тоже сделали всё, чтобы заварить эту кашу. Никто не останется безнаказанным.
- С таким же успехом ты мог послать Учиху Итачи, - назвала альтернативу она.
- Итачи не тот человек, которому суждено выступать в авангарде.
- Почему же? Не доверяешь его способностям? – она даже не усмехнулась.
- Он слишком важен. Нельзя жертвовать никем из Учиха.
- А кем можно? – встречный вопрос. Цунаде не одобряла разделения общества на нужных и не очень. Она смотрела на общество, определяя уровень. Сильные всегда становились впереди. – Юдай, ты сейчас судишь предвзято, понимаешь?
Юдай понимал, но опасался действительно потерять Итачи, ставшего почти членом семьи Сенджу. Он так рассчитывал на союз с Каэде, а Итачи в какие-то дебри подался. Итачи, который просто обязан был стоять за спиной Юдая и вместе с ним встречать неприятеля. Итачи с детства воспитал в себе выдержку и ту силу, какую хотелось видеть в собственном первенце.
- Тебе нечего сказать? – потребовала Цунаде ответа. – Нельзя выделять любимчиков. Так не поступает Старейшина. Ты теперь Итачи защищать собираешься?
- А разве Хьюга не делает того же самого? – наконец отозвался он.
- Ситуация другая. А когда разгорается настоящий конфликт, не личный, в бой вступает армия, а не обиженные мальчики или девочки, - пренебрежительно охарактеризовала она несдержанных мстителей, в категорию коих попадал и Такеши.
Итачи – армия. Шисуи – тоже армия. Все те, кто живёт лишь офисной работой и короткими пробежками по выходным – тыл, способный только о раненых и позаботиться. Только не о ком будет заботиться, потому что оборотни не любят показывать ран. Помимо клана Учиха существовало много толковых товарищей по оружию. Только Сенджу, казалось, настолько сблизился с кланом, что не представлял без него никакого значимого рейда. Фугаку всегда стоял в первых рядах, лишь на полкорпуса отставая от Юдая. Все они, разлившиеся полосой прибоя. Даже старики могли показать молодым, на что способен клан Учиха. Они до конца жизни были перед глазами, а когда приходило время, просто исчезали. И Юдай никогда не интересовался, куда они ушли. Учиха, как и Сенджу, редко хоронили родственников. Они лишь могли молча оплакивать их, когда те уходили, не прощаясь, в последний путь. В густые леса, чтобы встретить превосходящего противника. Чаще всего это были обычные звери.
Атмосфера изменилась гораздо быстрее, чем ожидалось. Запах крови ударил в виски. Юдай снова отвернулся к окну, понял, что пора. И Цунаде поняла. Оставалось лишь выждать некоторое время, пока кто-нибудь не посмотрит, что происходит. Пока весть не долетит до дома старшей семьи. Тогда и не раньше Юдай обязан выступить с серьёзным намерением всё это остановить. Но он хотел сейчас. Рвался на свободу, как, наверное, не рвался никогда. Он почти ненавидел этого высокородного мальчишку из клана Хьюга. Он жаждал сам отведать его крови, ибо та капля, что успела попасть на язык, только разожгла аппетиты. Юдай почти мечтал задушить его и ждать, пока он перестанет дёргаться. И даже тогда не разжал бы хватки. Только когда его тело начало бы коченеть. Юдай отдавал себе отчёт, что поддался необоснованному чувству мести, коему легко поддался Такеши. Хьюга достаточно наследил, чтобы вызвать на себя гнев.
- Подожди, - Цунаде подошла, сжала его плечо. – Ты не можешь сейчас.
- Я знаю, - подтвердил он.
- Кого ты выслал навстречу? – насела Цунаде. – неужели даже клан Учиха им уступает? Кто они?
- Хорошая команда, - развернулся он. – Способная потрепать нервишки его шакалам.
Но он не знал, сколько их. От этого волновался ещё сильнее. Не даром же Хьюга нашёл в себе смелости предупредить Юдая. Если хотя бы половина из них обладала силой мальца, встречающей паре не выстоять. И всё же Юдай оставался на месте. Одним выстрелом двух зайцев: избавиться от тёмной половины Такеши и получить право действовать против чужой змеи. Даже кланы Хьюга, Намикадзе и Узумаки не смогут оспорить это право и потеряют шанс на месть.
- Юдай, не делай глупостей, - Цунаде стала грозной, видела каждую его эмоцию, словно мысли читала. – Не поддавайся гневу. Ты не должен думать об этом мальчике, как о враге. Нет, не так… Ты обязан видеть в нём только досадную помеху, которую, если просто отодвинуть в сторону, легко будет игнорировать.
- Хватит, ладно? – он снова смотрел на собеседницу. – Я сыт по горло твоими нравоучениями. Я уже не маленький. И школу Старейшин прошёл на отлично. Ты сама была свидетелем. Чего же ты теперь от меня хочешь? Так заигралась в защитника угнетённых, что любой ценой хочешь вытащить Хьюгу? – только так он мог сейчас вылить гнев. Если не избавится, мысли начнут играть с образом Хьюги Неджи и превращать его в главного врага. Так рождается месть. Зачастую противник не так велик, как кажется.
- Теперь ты пользуешься своим непоколебимым статусом? Юдай, ты забыл, на каких условиях я оставила пост в твою пользу? Ты настолько глуп, что позволишь кланам Хьюга и Намикадзе вторгнуться на нашу территорию? Как ты ИХ прогонишь? Как намереваешься от них избавиться? – она выдержала паузу, ожидая возражений и не получив ничего в ответ.
Юдай вдыхал аромат крови и не двигался. Снова отвернулся и вгляделся в шелестящие на ветру листья, ждал любого сигнала. Не от Цунаде. Он вообще не желал её видеть. Сегодня любое вмешательство воспринималось в штыки. Если она продолжит настаивать, он не сдержится и выскажет. Возможно, они поссорятся. Возможно, первый акт пройдёт без вмешательства старшей семьи. Он ждал. Вдыхал запах, распространяющийся почти на подсознательном уровне, и буквально видел, как стая незнакомцев рвёт Какузу с его подельником на куски. Даже не видя происходящего, он уверился, что это они. Всегда бывает первая полоса обороны. И всегда большинство из отважных бойцов гибнет.
- Юдай, - позвала Цунаде строго.
- Я пойду, когда придёт время, - наконец произнёс он, внутри почти дрожа от сдерживаемого азарта. Ему самому хотелось посмотреть. Давно не приходилось выбираться на настоящую стрелку. Показная грызня – совсем не то. Она не пахнет, даже если соперники ранены. Юдай часто встречался с Касуми и не мог одолеть её в трёх раундах из пяти. Они были равны. Он – чуть сильнее физически, она – вёрткая и чудовищно проницательная. Касуми никогда не оставляла вызов мужа без внимания. Её не останавливала обстановка. Она спокойно наблюдала впоследствии, как прислуга выносит разбитую мебель, равно как вьются мухи над кровавыми пятнами в траве за городом. После схватки у них всегда было что вспомнить. Всегда настолько горячая страсть, что они опасались любого случайного свидетеля. Юдай слизывал её кровь, она забирала её себе, впитывала вместе с его кровью. Она оставалась неистовой и буйной, ломая настрой Юдая одержать верх в этой игре. Касуми сама предпочитала доминировать. А он просто позволял и отдавался неге.
- Я знаю клан Хьюга, Юдай, - не отступала Цунаде, уже не пытаясь подмять Старейшину под себя. Опомнилась, едва получила передышку в споре. Она сама отдала власть другому и ушла. Все думали, что насовсем, а она через полгода вернулась, пышущая жизнью и силой. – Даже если он будет лежать в окружении тел своей стаи, тебе придётся доказывать, что это он затеял. А он изо всех сил старался избежать этого. Только не его смерть, Юдай, слышишь? За Неджи они армию поднимут.
- Даже если он будет лежать, как ты сказала, в окружении своей стаи? Чужаков, вторгнувшихся на чужую территорию с намерением посеять беспорядок? У них не останется выбора, кроме как признать наше право отстаивать территорию.
- Дай бог, чтобы это было так… - будто обронила Цунаде и отступила. Согласилась. Значит, и Юдай не так уж поспешил с выводами. Он снова повернулся к ней, хотел заверить, что не допустит оплошности, но увидел закрывающуюся дверь кабинета.
А потом раздался одиночный волчий вой. После того, как Юдай в полной тишине простоял полчаса или половину суток. Он потерял счёт времени, поглощённый зловещим ароматом. От незнакомого зова он вздрогнул. Никогда не слышал его прежде и не сразу сообразил. То усиливающийся порыв выдраться на свободу, то утихающий, как притаившаяся пума, мгновенно вспыхнул адским пламенем. Юдай знал, чей это голос, не успев подставить образ.
- Хьюга… - крепко сжимая ладони в кулаки, полыхая от ярости, выдавил он в холодное стекло.
Этот юнец посмел оглашать территорию Юдая своими призывными воплями. Будь он рядом, Юдай не задумываясь кинулся бы в стремительную атаку. Ему ответили, совсем отодвигая царствующий клан Сенджу в сторону. Подсознательно Юдай понимал, что Хьюга лишь призывает свою стаю остановиться, но не мог простить. Предпочтительнее видеть в нём врага, желающего натравить своих псов на чужого вожака.
Он едва сдержался, оставался на месте. И чуял запах крови. Его собственной крови. Только когда кольнула отстранённая боль, он поднял ладонь к глазам и увидел пропоротую когтями кожу.
Песнь за окном продолжала звучать. Заунывная и торжественная. Если общество Юдая и ждало до сих пор, сейчас оно соберётся, чтобы отстоять право Старейшины владеть этим миром. В каждом, кто сохранил тягу к свободе, руководил инстинкт защиты территории. Особенно Юдаем. Он успел подумать о Такеши, хотел позвонить поинтересоваться, уснул ли он, как почуял слабый запах жены за дверью.
Касуми всегда оставалась рядом. И в такие моменты он чувствовал её единение. Они вместе – сила непобедимая. Синхронная.
Она остановилась по левую руку и так же молча посмотрела на улицу, показывающую всё тот же двор, те же фонари и деревья, шумящую теми же автомобилями на шоссе.
- Ты пойдёшь со мной? – поинтересовался Юдай, отлично представляя её ответ.
- Сразу после повторного сигнала.
Сигнал – всегда кровь. Неслучайная кровь не ограничивается одним разом.
Юдай крепко сжал её руку в своей, пачкая кровью. Чувствуя, как тонкая струйка тянется по его пальцам, заливается внутрь ладони и с ногтя падает вниз. Точно так же, всем естеством, это же ощущала Касуми.


Неджи сразу понял, что кончился лимит его свободного времени. Исходя из нетерпеливости Юдая, можно было предположить, что он всеми способами пытается устранить чужака. Но только так, чтобы не развязать кровавых разборок. Но без крови уже не получится. Наверно, это стало очевидно после схватки с Такеши. Наверно, Неджи просто мечтатель, надеющийся на лёгкий выход. Только не будет легко.
Неджи остановился на холме и внюхивался в разливающийся запах беды. Опоздал. Не нужно было проверять все до единого подступа, а он понадеялся закрепить систему посланий. Если бы не ночной дождь… Да был бы ливень какой, не так бы обидно, а тут просто пролил и уже к утру всё подсохло. Получается, зря Неджи вчера с Шисуи так старательно патрулировал. А сегодня совершил очередную ошибку. Видел её и жалел. Поздно жалеть, ничего нельзя вернуть. Он уже знал, что происходит. Как бы ни торопился, даже если воздухом, он опоздал. Едва пришёл к выводу, прикинул, кто мог встретить его команду и где Шисуи сейчас. Мог ли он дойти и стать первой жертвой? Или, быть может, это был Итачи? Встревоженный ничуть не меньше, так нежно обращающийся с Неджи, что у него сердце вниз ухнуло. Возможно, не из-за нежности это всё. Возможно, Неджи повёлся за его скрытой силой или уверенностью. За его шармом, в конце концов. Учиха, что так мастерски всё это время ограждал чужака от своего неприветливого мира. Всё вместе, но оно заставило сердце Неджи откликнуться и потянуться к нему. Не ради расчёта, но с целью другой, непонятной, доводящей до отчаяния.
Неджи выпустил из внимания всех остальных. Он переживёт гибель Шисуи, он справится с прямым вмешательством Юдая или Цунаде, но он не хотел потерять того единственного Чёрного Бурана, бураном и ворвавшегося в его жизнь, висящую буквально на волоске. Неджи осознал, насколько сильно привязался к нему. Насколько тянулся и сам пытался приблизить. Они оба поддались чарам невозможной любви. И Неджи понимал, что банально втюрился. Благодаря ли настойчивости Итачи или постоянным мыслям о нём, но это постепенно закрепилось и въелось на клеточном уровне. Теперь Неджи не обдумывал ни одной линии будущего без его участия.
Поэтому не мог потерять его.
Он перетёк в личину чёрного волка, связанную с кучей неприятных воспоминаний. Мог бы и в белого, и в рыжего, но он намеренно избрал тот облик, к которому испытывал неприязнь. Успел чуть ли не возненавидеть его, пока пребывал в плену. Но оборотень обязан бороться со своими страхами.
Он вздёрнул морду вверх и завыл. Только так он мог заставить своих ребят прислушаться. Слишком долго медлил, рисковал опоздать. Если Итачи вышел против них один, от него могло вообще ничего не остаться, кроме истерзанного трупа в крови. Итачи, что вызвал лишь ненависть к своей персоне, шагающий по порядкам мира Неджи, будучи преисполненным активного рвения завоевать золотого кугуара. Его отвергали всеми способами, а он будто не замечал, продолжал идти вперёд и остановился только после того, как Наруто от него отвернулся. Учиха Итачи, который не имел права умереть.
Он выл и выл, прикидывая, достигнет ли его голос другой окраины. Успел две третьих границ оббежать, а всё ещё сомневался. И продолжал сомневаться, пока не услышал многоголосый ответ. Сразу же узнал их голоса, болью резанувшие по сердцу. Неджи не заметил, как влил в свой зов нотку торжества. Оказывается, скучал по ним не меньше, чем по Наруто или родным. Он тянулся к ним. К надёжной защите, с которой он уже не выглядел одиноким и уязвимым. Теперь Юдаю придётся считаться с мнением втиснувшегося в их привычный уклад чужака. Юдай и до того пытался, но чувствовал неоспоримое преимущество. Наверно, оно и сейчас было, ибо за спиной Старейшины армия, устрашившая бы и человечество, сплоченное в тысячу раз меньше. Только сейчас Неджи чувствовал перемены. В кругу стаи он сам становился аналогом Старейшины.
Только спустя несколько минут он понял, что не слышит всех голосов. Двое… Неджи недоверчиво замолк. В этой кровавой стычке погибли двое его ребят? Или же остались там, в родном краю? Или, быть может, уползли зализывать раны?
Он возобновил перекличку и снова не услышал их голосов. От этого оборвалось что-то внутри. Итачи или Юдай? Кто из них встретился с ними первым? Хотелось верить, что Юдай. Что это его люди натолкнулись на отчаянно сражающийся за лидера отряд. Оставшиеся голоса не прерывались. С кем бы ни происходила схватка, она уже закончилась. И там нет важных шишек, способных помешать переговорам старых друзей. Никто не вмешивался. Все слышали и все молчали. Но Неджи рассчитывал услышать и ещё один голос, слышанный лишь однажды, когда Итачи точно так же переговаривался с Наруто.
Чуть позже пришло и осознание происходящего. Если встречающие Юдая пали в битве – а он не послал бы целого отряда – то скоро он сам сделает ход. Неджи мысленно готовился к нему. Это будет акт настоящей силы. Юдай не простит. Найдёт миллион причин, по которым будет иметь право либо уничтожить чужака, либо выдворить его за пределы территории. Не питающий иллюзий Неджи понимал, что скорее первое. Похищение браконьерами давало дополнительный шанс. Пока Неджи остаётся исчезнувшим, до сих пор, это дело старших семей, а не его личное. Юдай тоже понимал это, поэтому медлил. Зато Такеши было наплевать на углубленное изучение ситуации. Даже не имея права на месть, Хиаши пойдёт на неё из-за смерти племянника. Неджи хотелось так думать. Хотелось ощущать его могучую поддержку. Это стыдно – прятаться под широким крылышком опекуна, но порой у каждого проскальзывают моменты слабости. Или это всего лишь тихая семейная любовь…
«Ждите меня», - отчётливо передавал Неджи через расстояние. Прислушивался к окружающему в ожидании врага и продолжал закреплять положение. Нагло подчёркивал свой статус равного. Наносил удар гордости Юдая и Такеши. Но опасаться следовало не только их гнева. Был в семье Сенджу кто-то ещё, холодный и яростный. Наверно, как Узумаки Кушина. Они с Касуми вообще были удивительно похожи по складу ума. И обе они вкладывали в схватку всю свою ярость. Неджи не был уверен, что хотел бы потягаться с Кушиной, тогда как не отвергал кандидатуры Минато и Хиаши. Разумеется, это не была бы борьба за власть.
Ещё оставалась Каэде и Цунаде. Смогут ли они, сравнительно дружелюбно настроенные, оставаться в стороне, пока на их глазах истекают кровью их родные?
Но Неджи отдавал себе отчёт в том, что истечь кровью мог он сам. Группа подготовленных верных ребят уступит численному превосходству. И в армии Юдая будут отнюдь не слабаки. Он мог швырнуть на Неджи Итачи. И тогда никто не знал, чем всё могло бы обернуться. Итачи позволил бы убить себя, но не нанёс бы смертельную рану. Снова в груди сдавило от одной лишь мысли. Неджи замолчал, опустил морду и продолжал стоять, слушая голоса. Все, кроме двух. Начиная скорбеть о них. Все они поступили отважно, но опрометчиво, наплевав на телефоны и комфортабельные условия цивилизации. Предпочтя добраться сами, потратив несколько утомительных дней, и храня всё ту же верность своим идеалам.
Неджи легко взял с места, спрыгнул с возвышенности и мелким галопом помчался в сторону всё ещё звучащей волчьей песни. Они не тронут противника. Возьмут его в силки – выживших – и будут охранять до появления Неджи или отряда Юдая. Неджи хотел надеяться, что придёт первым. А бежать оставалось так много…


Итачи держался своей машины, пока Неджи занимался переговорами с собственной сворой. Смешно донельзя: вожак умасливает стаю. Но вряд ли всё так и обстояло. Итачи нутром понимал, что Неджи объясниться с ними должен, ибо за чужака вступился, на которого сам же их и натравил. А если так, почему они не услышали всей правды ещё там, в каменных холмах? Если бы услышали, не кинулись бы на чужака, всё ещё считая его враждебным, с такой яростью, что у Итачи выбора не осталось, кроме как всерьёз защищать жизнь. Он держался. Думал, чем всё это закончится и когда. В каком состоянии Итачи будет после поединка. И будет ли вообще. Помимо того, что он и так прибыл слегка помятым после схватки с Такеши и его компанией, он мог обзавестись очередным противником прямо там, не сходя с места. Если бы прикончил одного, на его место встал бы второй. Так поступают отчаянные головорезы, лишившиеся руководства.
Итачи только тогда вздохнул спокойно, когда услышал зов Неджи. Сразу поверил, что всё в порядке будет. Стоял, широко расставив лапы, тяжело дышал и просто наблюдал, не пытаясь ничего предпринять. А в двух шагах точно так же замер Шисуи, исторгая низкий рык из горла. Они оба ждали развязки и оба понимали, что она откладывается. Неджи был всё ещё слишком далеко. Он долго выл: заверял, что с ним всё в порядке, и отдавал распоряжения. Его стая ещё тянула после того, как он замолк совсем. Постепенно сводила песнь на нет. И никто из знакомых Итачи не подхватил. Стоило представить, какой хаос творится в городе, раз чужак выступает на передовой. Итачи не совсем понимал стратегии Юдая. Он мог бы и вплести голос на минуту. Он бы показал, что тоже наблюдает, осадил бы прибывших и заодно Неджи. И он бы развеял смуту хоть частично. Каждый оборотень в мегаполисе притаился. Итачи тоже притаился, ждал любого подвоха. И ждал голоса Старейшины. А когда не дождался, с опасением ждал его самого.
Неджи появился спокойно, словно отлучился погулять и вернулся довольный. Он на самом деле выглядел счастливым. Соскучился, наверно. Итачи почувствовал укол вездесущей ревности. Ещё вчера он один владел временем Неджи и самим Неджи. Но пережитки прошлого конфликта догнали их. Итачи хотелось огрызаться на всех подряд, но он держался. Он принимал поддержку Шисуи, его попытки облегчить боль от свежих ран. Итачи позволял. Не обращал внимания на его действия и терпел. Они оба ждали в машине Итачи, ибо свою Шисуи где-то потерял. И они оба наблюдали за происходящим в стороне.
Никто больше не появился. Неджи предоставляли самому себе. Юдаю оказалось достаточно крови друзей Такеши.
- Скверно, вообще-то, - наконец заговорил Шисуи после молчания, казалось, длящегося несколько часов.
У Итачи в горле пересохло, но он не просил пить, терпел.
- Что именно? – уточнил он.
- Юдай не прислал отряд. По сути, позволил Хьюге главенствовать над территорией.
Сегодня произошло одно из тех событий, которые считают либо переломными, либо роковыми. Итачи самого мучил сей факт.
- Он не станет развязывать войну, - не вполне уверенно заявил Итачи, не отводя от Неджи взгляда. Где-то там, за пределами машины, за пределами слышимости, он то исчезал из виду, то появлялся. А Итачи мечтал всё это остановить, ибо не видел больше выхода. Хотел насладиться Неджи, чтобы упасть без сил, но всё равно удерживать его, не выпускать даже во сне.
- Не думаешь же ты, что он стерпит? – от противного пошёл Шисуи.
- Нет, не думаю. И боюсь того, что грядёт.
- Значит, и я не ошибся.
Если бы только Юдай ответил на перекличку…
- Шисуи, я попросить хочу…
- Опять за него?
- Нельзя всё так оставлять. Необходимо отчитаться Юдаю.
- И поэтому ты хочешь, чтобы это сделал я, - констатировал Шисуи. – А ты? Останешься с ними? Они же ненавидят тебя.
- Знаю. Но всё равно…
- Итачи, ты с ума сходишь, ты хоть сам понимаешь это? – пауза, несколько вздохов. – Из-за него ты сам на себя не похож. Ты, вообще, собираешься в себя приходить?
- Если это позволит ещё немножко побыть в сказке, то нет, - без промедления выдал Итачи.
Шисуи только руками всплеснул.
Наконец Неджи отступил в сторону. Оставил своих людей там, за первой полосой редких деревьев. Светлая рощица постепенно превращалась в лес, стоило лишь пару сотен шагов сделать. Далековато же пришлось бежать на стрелку – Итачи осознавал детали произошедшего с некоторым опозданием. Саднило каждую царапину. Слетал азарт – и мир становился реальным. Становилось не по себе от одного только взгляда на всё это. Итачи овладело то же самое тяжёлое ожидание, какое, наверно, охватило всех оборотней в округе.
- Я с ним поговорить должен, - Итачи взялся за дверной рычаг.
Шисуи поспешно ухватил его за локоть, останавливая. Итачи не смотрел на него, только на Неджи, остановившегося на маленьком холмике. Остальные очищали обзор, отодвигались на дальние позиции. Им нельзя появляться в городе, нельзя пользоваться гостиницами или магазинами. Они сразу будут восприняты как армия. А чужую армию следовало встречать соответственно. Юдай не захочет видеть Неджи за столом переговоров. Он вынужден будет смотреть на него как на равного, как на Старейшину. И у них ни за что не получится сгладить ситуацию. Может, поэтому Юдай не ответил? Его голос означал бы хоть хрупкое, натянутое, но всё-таки перемирие.
- Итачи, поехали со мной. Нельзя тебе здесь оставаться.
И засыпать одному, обнимая подушки, представляя на их месте ЕГО. Нет, пожалуй, он сегодня вообще не уснёт. Никто не будет спать. А завтра увеличенный процент оборотней возьмёт больничные листы. Все уже готовы и ждали лишь сигнала. Лишь призывного воя Старейшины. Тогда соберётся армия, способная раздавить маленький отряд Неджи за пару минут. Он не ограничатся поединками. Они будут действовать как в военное время. И тогда останется ждать кланы Хьюга и Намикадзе. Возможно, Наруто тоже прибудет. Маловероятно, но возможно. Итачи едва не вздрогнул. Не хотел видеть его. Особенно после того, как невзначай представил лежащее в луже крови тело Неджи. Итачи не знал, что будет делать. Станет ли он перебирать его слипшуюся шерсть, прольёт ли поток слёз или просто остановится в стороне, в полном оцепенении, с каменным лицом. Только не надо Наруто. Итачи чувствовал, что мог бы кинуться и на него, если бы Наруто захотел сам подойти к Неджи и забрать его с собой. Навсегда.
- Итачи… - повторил Шисуи.
- Подожди здесь, ладно? – не глядя, попросил Итачи и вышел, хлопнув за собой дверцей.
Не было суеты или нервозности. Итачи словно уже овладело это оцепенение. Он двигался ровно, держал себя в руках, словно уже определился с будущей ролью. Он встанет в ряды Юдая, но не нанесёт ни одной смертельной раны.
Он подошёл к Неджи, когда последний из его людей скрылся в лесу. Им проще было найти место для ночлега здесь, где можно обеспечить множество укрытий, где враг не подберётся близко. Итачи поднял руку, намереваясь обнять Неджи, прижать к себе и закопать в его шевелюре лицо. Но он ограничился прикосновением раскрытой ладони к его спине. Нельзя больше.
- Я должен остаться, - первым заговорил Неджи. Приглушённо.
Итачи знал, что так и будет, но всё равно спросил:
- А дальше как?
- Я не знаю, - покачал Неджи головой. Не шевельнулся больше. Он был так похож на растерянного мальчика. Итачи снова подавил в себе желание обнять его. Он бы, возможно, и не попытался отстраниться, но не сделал ничего, что выдавало бы его желания.
- Я должен поехать к Юдаю? – предложил Итачи. Сам только что хотел перевалить эту миссию на Шисуи, но от одного взгляда на поникшего лунного барса хотелось самому действовать. Но действовать не так, не где-то в стороне, а с ним рядом. Хотелось держать его и наслаждаться его горячим телом. Хотелось одержать над ним верх и показать, какой надёжной Итачи может быть опорой. Но Неджи и так это знал.
- Пожалуйста, Итачи, вместо меня…
Посылает на переговоры другого, кого наверняка выслушают, ибо личное появление будет той самой роковой ошибкой.
- Я не вижу другого выхода, - Итачи выдохнул с явной неохотой, - ты уехать должен. Не хочу, чтобы и дальше так продолжалось. А потом…
- Тебя оставить? – перебил Неджи, не дослушав.
Итачи слегка удивился. Обычно он всегда дожидался последнего слова, а тут сразу.
- Ох и заигрался ты, Хьюга, - Итачи подавил желание пригладить его чуть спутавшуюся гриву. В таких условиях не больно-то за внешностью последишь. – Я же не гоню тебя, слышишь? Как только всё выяснится, я тебе позвоню и, будь уверен, в покое ни за что не оставлю.
- Мне бы самому хотелось.
- Что? Сам в дом Старейшины попрёшься?
- Нет, я же не глупец совсем. Подожду, что мне скажешь ты.
Как парламентёр. Итачи хотел съязвить, но уютно не получится. Сейчас любая ирония могла прозвучать как сарказм.
- Можно ведь и на расстоянии.
Тем более, за это время что угодно случиться могло. Итачи предчувствовал и не понимал, как того же самого не чует Неджи. Затем осознал, что и Неджи это прекрасно известно. Хотел своих ребят в узде удержать. Если бы всё так легко получалось.
- Давай я тебе позвоню, как только побеседую с Юдаем. С твоей позиции, Неджи. По крайней мере, у меня есть шанс…
Которого не было у Неджи.
- …а потом, сразу же, сколько бы времени ни было, я тебе позвоню, - и вкрадчиво повторил. – Я. тебе. позвоню. Чего ты так боишься? Что Юдай запрёт меня в подвале и будет ждать повторной присяги?
- Не в этом дело, - Неджи не суетился. Он просто… смертельно устал? Итачи тут же получил подтверждение, ибо Неджи глубоко вдохнул и прикрыл глаза, подставляя лицо свежеющему бризу.
- Тогда в чём? Хочешь следить с ближайших позиций?
- Да.
- Ну не глупо ли? Послушай сам себя. Что ты несёшь? Какие переговоры? Или ты на самом деле намеренно против наших правил идёшь? Юдая хочешь подвинуть?
Неджи не ответил.
- Собираешься отмалчиваться? Опять директива старшей семьи? Простые смертные ничего не должны знать. А я кто, Неджи? Думаешь, меня можно кидать в любую сторону в угоду себе? – Итачи почувствовал укол несогласия, немедленно вырастающего до размеров бунта. Он не постесняется лапой по тонкой человеческой коже садануть, чтобы заставить этого юнца думать. Но Неджи опять увидел, чем это могло обернуться, и выдал самое сокровенное, что, наверное, собирался скрывать под маской вечного спокойствия. Только дыхание выдавало и сердцебиение. Итачи слышал его всего, каждый поток крови в венах.
- Я не хочу вот так уходить, - Неджи повернулся к Итачи и посмотрел совсем как обиженный ребёнок. – Без тебя.
И у Итачи закончились все слова. Он мог бы настаивать, мотивируя тем, что обязательно присоединится. Но он не произнёс ни звука. Ему оказалось достаточно завуалированного признания. Хоть раз Неджи открыто произносил: я люблю тебя? Хоть раз…
Он сам веки опустил. Раны болели, всё тело пульсировало вместе с кровотоком. Итачи чувствовал просто неземную усталость. Она словно передавалась от Неджи, разливалась на них двоих равными дозами. Даже если бы у Итачи оставались сомнения, следовать ли новым путём или остаться в кругу семьи, сейчас он не сомневался.
- Неджи, я ведь догоню тебя, - повторил Итачи.
Больше не стал ждать никаких объяснений. Он и сам понимал, что не стоит тянуть. Юдай обязательно выслушает. Итачи заставит его выслушать.
Он тронул плечо Неджи. Настойчиво, усилием вынуждая его повернуться к себе лицом. И снова эти несчастные глазки. Вечер играл тенями так искусно, что, возможно, Итачи просто обманывался. Или хотел обмануться. Хотел видеть в Неджи того, кто нуждается в его поддержке. Неджи нуждался, но немного не так. Он привык быть первым сам, не рассчитывая ни на какие послабления. Если бы у него не было Итачи, он бы сам помчался в дом Сенджу и загнал себя в ловушку.
Итачи чуть склонился. Ждал, что непокорный хищник остановит его. Видел ведь намерения Итачи и всё равно не шевельнулся. Позволил Итачи губами тронуть его губы, но не разомкнул их. Не хотел показывать никому их личного мира на двоих. Итачи слышал отзвук вздоха Шисуи в машине, прислушивался к происходящему за спиной Неджи, но его команда, если и стала свидетелями, никак не проявила себя.
Итачи чуть отодвинулся и накрыл затылок Неджи раскрытой ладонью, утопая в желании от запаха его кожи, от прикосновения к его шёлковым волосам, от его дыхания на губах.
- Пожалуйста, подожди здесь, - повторил уже установленную истину Итачи. – Не нужно тебе ни с кем встречаться. Я уверен, Юдай тоже ждёт объяснений. Он не пойдёт напролом. Он не может себе этого позволить.
- Всё обойдётся, - подтвердил Неджи уже спокойнее. – Но не проси меня больше уйти. Если и уйду, то с тобой. Мы вместе.
- Хорошо, что ты это понимаешь, - Итачи совсем отодвинулся и испытал укол неловкости из-за Шисуи. Поздно оглядываться назад. Да и незачем: Шисуи и так прекрасно всё знал.
Когда Итачи уходил, отчётливо видел новый сформировавшийся вывод: у них нет шанса ни тут, ни там. Только на нейтральной территории. И то если проклятые выделяющиеся черты Хьюга снова не привлекут ненужного внимания.


На этот раз в кабинете присутствовали Цунаде и Касуми. Цунаде восседала в кресле в стороне, сцепив руки в замок на животе. Старалась выглядеть обычным наблюдателем, но Юдай отлично видел её взгляд. Знакомый взгляд. Таким смотрит хищник, следя за жертвой и делая вид, что ему всё равно. Цунаде сама сдерживалась из последних сил. Может, стоило согласиться с её рвением самой взяться за ситуацию. Может, она наконец увидит в Хьюге Неджи угрозу и лично попытается остановить. Юдай видел в нём угрозу с самого начала. А когда услышал его голос, понял, что не уживутся они вместе. Хьюга уже сейчас отхватывал себе приличный кусок власти. Чужой власти. Власти Юдая. Нагло смеялся в лицо, прикрываясь необходимостью. Юдаю намного легче было бы решить проблему кровью.
Итачи выглядел потрёпанным, бледнее обычного. Он бы без сил свалился на кровать и уснул мёртвым сном, но держался. Запах его крови одуряюще воздействовал на Юдая. Любой дикий хищник захотел бы добить жертву, а оборотни умели контролировать порывы. Более того, Юдай нашёл в себе толику сочувствия. Дрогнул, когда увидел Итачи таким. Снова в центре событий, и снова ранен.
- Так тебе достался первый удар? – наконец прокомментировала Цунаде. Её беспардонность приковала взгляды всех собравшихся. – Мы собираемся таиться и уклоняться? – с угрозой произнесла она, отлично разобравшись в общей реакции. – Шисуи, объясни, в конце концов, что там случилось?
- Почему Шисуи? – тихо вмешался Итачи.
- Потому что ты неадекватен.
- Когда мои раны лишали меня рассудительности? – Итачи пошёл в атаку, явно не намереваясь сдаваться.
- А кто о ранах говорит? – повысила тон Цунаде и стала ещё более угрожающей. – Я не желаю слышать ни одного слова о Хьюге Неджи, если оно не является неоспоримым фактом. Ты, Итачи, не можешь непредвзято смотреть на происходящее. Ты запутался, поэтому, будь добр, пока я не попросила тебя уйти, сиди и помалкивай, - жёстко, с нажимом. Юдай молча поаплодировал ей. Одно из основных препятствий долой.
Итачи промолчал, только кивнул.
- Отлично, - Цунаде не оставила попыток подобрать ситуацию под себя, - объясни, Шисуи, что там происходит? Пока мы не воспользовались основной мерой.
Основная – всегда силовой акт. Сила Старейшин – лучшее решение, но не всегда оправданное. Юдай сотню раз хотел вмешаться. И сегодня вечером тоже. Он бы уже разобрался с сопляком и его шавками. Он посмотрел на Касуми. Она не двигалась, только уголки губ чуть вздёрнула в застывшей улыбке, которая так и не появилась на её лице. Одно из опаснейших выражений, от которого у самого Юдая мурашки по спине пробежали.
Шисуи глубоко вдохнул и выдал одной непрерывающейся тирадой:
- Одна жертва с нашей стороны. Один скрылся. Не думаю, чтобы он вернулся в город. И не думаю, что он никогда не вернётся. Отряд противника под контролем… сейчас под контролем, - Шисуи с опаской взглянул на разбушевавшуюся Цунаде, но не прервался. – Хьюга потерял двоих. Сколько серьёзных ран – неизвестно. Теперь он ждёт результата нашей встречи, - наконец он выдохнул с заметным облегчением и, чтобы смягчить запротоколированный краткий отчёт, поинтересовался. – Я ничего не упустил?
- Если так ждёт, почему сам не пришёл? – Юдай не выдержал, поднялся в полный рост и наткнулся на молчание. Ничего не оставалось, как к прямому заинтересованному источнику обратиться. – Итачи, это ты надоумил его?
Зная, что его здесь ждёт.
Итачи хотел ответить, но его опять опередила Цунаде:
- Полно, Юдай, - тоже встала, оказалась на одном с ним уровне. Ниже ростом, но никак не ниже положением. – Сам знаешь. Лучше давайте решать, что дальше делать будем. Я полагала, у Хьюги Неджи больше благоразумия. Если бы он действительно думал о завершении конфликта, он бы сразу же… не дожидаясь вопросов, развернулся и увёл свою группу прочь.
- Он хотел выяснить обстановку, чтобы сделать это не оглядываясь, - подтвердил её прикидки Итачи.
- И послал тебя? – она неодобрительно поджала губы. – Он же не прячется?
- Змея всегда знает, когда и кого посылать на переговоры, - ввернула Касуми, остающаяся до этого молчаливой тенью. – Я не Старейшина, поэтому вправе сходить проверить лично.
- Нет! – отрезал Юдай.
Цунаде швырнула молниеносный взгляд на него:
- Не думаю, что Хьюга Неджи не понимает своего положения. Он бы выслушал Касуми. Но я тоже против. Если вести переговоры, то на нейтральной территории. Ни в этом доме, ни в их лагере, - отрезала. С этого момента всем стало отчётливо ясно, если они и сомневались, что переговоров не избежать, если стороны всё ещё хотят сохранить шаткий мир. Оскорбление для настоящего Старейшины, когда приходится на равных говорить с юнцом, который, неизвестно ещё, займёт когда-нибудь равное положение или нет.
- Обговариваем условия? – Шисуи пожал плечами.
- Шисуи, - Юдай насел на него, - можно спросить? А ты что делаешь? Какое отношение ты имеешь ко всей этой неприятной заварушке?
Шисуи передёрнуло. Он бы побледнел и нервно задёргал пальцами, если бы не контролировал себя. Юдай не собирался давать ему послаблений, поэтому держал в напряжении, выжимал всё, что мог.
- Или ты тоже попал под его влияние? – поторопил он.
- Нет, - Шисуи быстро тряхнул головой. – Нет, - повторил. – Он просто попросил присмотреть за происходящим, когда…
Молчание сказало Юдаю больше, чем слова. Он как удар под дых получил и предложил свою версию:
- Когда все мы тут будем с ума сходить? Это ты хочешь сказать? – вспыхнул, как спичка, готовый всё тут спалить.
- Юдай! – громко повторила Цунаде его имя. Он резко осадил себя и прислушался к голосу разума.
- Объясни мне подробности, Шисуи, - выдвинул очередное требование. – Почему за моей спиной происходят странные вещи? Что должно было случиться, что ты последовал его зову?
- Я не последовал, - тут же воспротивился допрашиваемый, явно чувствуя себя не в своей тарелке.
- Если ты принял его слова как распоряжение, то подчинился. Ты не знал, что так люди и манипулируют другими? – Юдай над столом наклонился, уперев в него руки. От того стал выглядеть ещё внушительнее. И безгранично сердился. – Почему ты сам не заметил этого? Я всегда считал тебя рассудительным человеком, а ты поддался на сладкие речи чужака!
- Я не обещал ему…
- Но сделал! И что теперь? Просто бросишь начатое? Что ты собираешься делать?
- Юдай, - снова, но уже тише, позвала Цунаде, потом перевела внимание на Шисуи, который не знал, куда себя деть. – Дай-ка я объясню тебе, Шисуи, как это бывает. Я не знаю, что это было, но полагаю, что личная встреча. Он красочно расписал тебе худшее развитие сценария, не выделив ни одной положительной детали в своих объяснениях. Потом показал то, к чему стремится сам, в идеале. Никто не обещал, что так всё и будет. В итоге, ты видишь самое дно и райские кущи, где все довольны и упиваются справедливостью, - она не дождалась подтверждения или опровержения, но по виду Шисуи стало понятно, что как раз на эту удочку он и попался. А Цунаде продолжила. – Но ты вряд ли согласился с его теорией, поэтому ему пришлось надавить на твои личные ценности. А что его держит в нашем городе?
Все взгляды на Итачи, под которыми и он тоже дрогнул. Итачи словно сейчас только проснулся, вперил такой же вопросительный взгляд в кузена, продолжающего отмалчиваться.
- Вряд ли он рассчитывал, что ты прикроешь его от Юдая, - гнула своё Цунаде, - но привёл в пример более покладистый фактор. Кто у нас в резерве? Например, Такеши, который пока сам не способен… - она запнулась и тут же перевела тему. – И конечно же, он клялся тем, что Итачи останется цел и невредим, если ты поможешь ему «сохранить мир». И что мы сейчас видим?
Итачи снова дёрнулся, хотел высказаться, но не посмел перебивать. На всякий случай, Цунаде подчеркнула:
- Не вмешивайся, Итачи. Так что, Шисуи? Кто это был? От кого Хьюга Неджи просил тебя прикрыть Итачи? От кого из нас?
Шисуи смотрел, как загнанный в ловушку зверь. Всё ещё хотел возразить, доказать, что он сам так решил. Юдай глаза прищурил, как от удара по щеке. Болезненно отозвалось упоминание о сыне, беспомощно лежащем сейчас на больничной койке. Не соглашался с таким лёгким заявлением Цунаде, что-де Такеши совсем беспомощный и ни на что не годный. Он ещё всем тут покажет себя, заткнёт глотки и заставить собственной кровью умыться, раз они уже подписали ему приговор, вынесли вердикт «бесполезный слабак». Юдай силой заставил себя проглотить обиду за сына. Не время сейчас.
- Госпожа Цунаде, - наконец Шисуи овладел собой, - вы пытаетесь утверждать, что я за чужака стою? – полный негодования жест, направленный палец в свою грудь.
- Нет, конечно, - отозвалась она тут же. – Неосознанно, я же говорю! Почему никто не слушает?!
- Мы слушаем, - ввернула тихая Касуми, не переставая хищно улыбаться. – Не надо нервничать. Если мы все между собой разругаемся, кто будет дело делать?
Цунаде выдержала паузу, пристально смотря на Касуми. Искала любой подвох, но не находила. Юдай знал, что нет подвоха, и тихонько ликовал за неё, за её сдержанность, когда даже у Цунаде нервы сдали. Он снова вернул внимание к Итачи, пытался понять, о чём он думает. Выглядел таким же спокойным и даже расслабленным. Пожалуй, они с Касуми оба железно себя контролировали.
- Почему Хьюга Неджи к Итачи не пошёл за поддержкой? – насела Цунаде, явно сердясь.
- Ну, потому что… - и Шисуи снова замолк. Хотел объяснить то, что наверняка Хьюга ему объяснил и заставил принять за собственные расчёты.
- Вот, - Цунаде ткнула в его сторону пальцем, - о чём я и говорю. Итачи и так на его стороне. Ему нужна была личная армия, чтобы обеспечить себе свободу передвижений. Двое – уже неплохо. Я просто восхищаюсь гением мальчишки Хьюга. Некоторым бы такого же ума, - явный намёк на Такеши, отчего Юдай снова едва не взвился. Такеши сейчас и по телефону защититься бы не смог: под действием снотворного или в процессе пробуждения, что мало отличается одно от другого – голова всё равно наполовину не соображает.
- Госпожа Цунаде, - подал голос и Итачи, - Неджи, конечно, тот ещё хитрый лис, но он не стал бы манипулировать моими друзьями, - жёстко. Он не постесняется вступить в спор с сильными мира сего и визуально это показывал. В его глазах, как будто случайно, промелькнул жёлтый кошачий глаз, резко сузился и снова стал круглым зрачок – и опять нормальные человеческие глаза. Юдай ждал любого выпада от него. Итачи никто не мог загнать в угол. А он бы непременно стал сопротивляться. Только сейчас он отстаивал отнюдь не свои права.
- Он бы не пошёл ко мне, если бы рассчитывал собрать армию с нуля, - поддержал кузена Шисуи. – Он же знает, что я его еле выношу. А уж подчиняться – это перебор, даже с его стороны. Должен признать, что Хьюга совсем не глуп.
- Ах, он и о тылах позаботился, - одобрительно кивнула Цунаде. – Слушай мою историю дальше. Насколько близко ты с ним знаком?
- Достаточно.
- То есть, он хорошо изучил твою психологию. Он знает, что для тебя дорого, что ты ненавидишь. Он подобрал именно те слова и эмоции, какие ты хотел бы от него получить. Он был слегка растерянным? Запутавшимся? Отчаянно ищущим выход? Спокойным пареньком, который ищет отдушину в этом мире. Он позволил тебе ощутить превосходство над ним… И в итоге ты бежишь по его зову, хотя, я уверена, причина была не той, которую он тебе привёл во время агитации.
Шисуи воздуха в лёгкие набрал и ничего не сказал. Пару секунд спустя так и выпустил его обратно, руки безвольно на колени опустил. Всем видом сник. Если бы Юдай знал его чуточку хуже, он бы принял за чистую монету. Но Шисуи требовалось гораздо меньше времени, чтобы пересмотреть позиции и увидеть дыры в обороне.
- Полно вам, госпожа Цунаде, - снова выдал Итачи, - вы из него прямо какого-то монстра делаете.
- Это обязанность старших – вам, детишкам, показывать на грабли, на которые все вы наступаете. Вроде, взрослые уже люди, умные, смекалистые, а очевидного не замечаете. Я ещё не знаю, что ты в нём нашёл, Итачи, - Цунаде раздосадовано махнула рукой и вернулась в кресло, передавая эстафету. Юдай взял её, сделал жест рукой, привлекая внимание:
- Я понял, - широким смыслом объявил он. – Войны мы не хотим. Надеюсь… - многозначительный взгляд на Итачи, - никто не хочет. Шисуи, раз уж ты взялся, то доводи до конца. Беги к нему и передай всё, что слышал. Посмотри, что он собирается делать.
- Я бы предпочёл остаться, - откликнулся Шисуи.
- Не сейчас, - подтвердил распоряжение Юдай. – Ступай, Шисуи, только на вас, близкое окружение, и приходится рассчитывать.
Шисуи после недолгой паузы кивнул и поднялся со стула, но не торопился уходить.
- В чём дело? У тебя есть вопросы? – поторопила Цунаде. – Просто будь осторожнее с ним.
- Не в этом дело, - сознался Шисуи с долей неловкости. – Моя машина осталась на другом конце города. Мне час до неё добираться.
- О господи! – закатила глаза Цунаде. – Что ещё? Может, тебя заколдовали, и чары мешают работать против Хьюги Неджи? Только не говори, что тоже проникся его доверием!
Иначе отвесит такого тумака, что мало не покажется. Юдай отчётливо это осознал и сгладил острые углы, во внутренний карман залез и вытащил ключи.
- Возьми пока машину Такеши.
Шисуи ловко перехватил брелок и глянул одним глазком. Самое бы время раскланяться, но было слишком неловко, ибо сейчас его чуть ли не судили.
- Ну чего топчешься возле двери? – поторопила Касуми, услужливо отодвигаясь в сторону. Шисуи ничего не осталось, как выйти. Благо, облегчение испытает от того, что выполняет приказ своего Старейшины, а не незнамо кого.
- Теперь ты, Итачи, - обратился к нему Юдай, видел, что Итачи сам не торопится уходить, значит, есть что сказать.
- Я нашёл их, - тихо. Настораживающе тихо.
- Так, в чём подвох? – Юдай тоже вернулся за стол и сел, оторвавшись от спинки кресла и сложив руки в замок на столе.
- Какузу погиб в той стычке. А она… жена Такеши… его родная сестра. Боюсь, она не признала ни клан Сенджу, ни Такеши в частности. Зато она любит брата…
Юдай замер. Только сейчас дошло, какой груз таил Итачи во время громкого разговора. Он возглас издал, не сумев сдержать крайнего изумления. И сразу увидел, что дальше будет. Сразу внутри что-то похолодело. А в стороне сидела Цунаде, зорким глазом наблюдающая за ним, и Касуми.
- Так, задержи её, - распорядился Юдай, едва вернулась способность здраво мыслить.
- Хорошо, - кивнул Итачи, - но у меня остался один вопрос…
- Задавай.
- Вы хотите, чтобы она успела добраться до Неджи? Или чтобы я действительно задержал её?
Юдай не ответил. Не знал, что сказать. Да Итачи и не требовалось разжёвывать и в рот класть. Он раньше остальных сообразил, каким боком может повернуться благо для всех них. Чужак против чужака. Особенно чужак, который не признал местных законов.
Итачи не дождался ответа, молча развернулся и скрылся за дверью.

Дальше

@темы: Неджи/Итачи, Неджи, Макси, katsougi, Фанфикшн, Слэш