18:06 

Клан Хьюга. Глава 23.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Клан Хьюга
Глава: 23
Автор: Shelma-tyan
Персонажи (Пейринг): Неджи/Хината
Рейтинг (для главы): G
Жанр: романс
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежат Кишимото
Саммари: Про Неджи, Хинату и клан Хьюга. После второго экзамена на чунина, Хината в попытке помириться хочет увидеть Неджи. Но он приходит к ней в палату вовсе не за тем, чтобы забыть клановые раздоры и извинится. Как ей не начать ненавидеть, как ему перестать презирать. Все об этом.
Читать на фикбуке: здесь
Предупреждение: ГЕТ/всем бояться/, некоторое АУ от манги, ООС
Разрешение автора на размещение его работы: получено

Главы 1-3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
*23*

Когда она распрощалась на пороге квартала с Кибой и вошла внутрь, то встретила Ко. Он шел из деревни, обнимая обеими руками большой букет белых хризантем.
- Ничего себе! – вместо приветствия присвистнула Хината. – И кто же эта счастливица?
Ко остановился, неловко прикусил губу.
- Доброе утро, Хината-сама.
- Здравствуй, Ко.
После памятного собрания клана Хината ни разу не видела Ко. Ей показалось, что не смотря на то, что она помогла, между ними пролегла холодность.
- Они для похорон.
- Похорон? – улыбка сползла с лица Хинаты.
- Да, старушка Кам отошла в мир иной этой ночью. Мы решили не тянуть и провести церемонию сегодня же.
- Кам? Наша Кам? – переспросила Хината в панике.
- По-моему у нас в клане только одна Кам… - неловко пожал плечами Ко. – Прошу прощения, Хината-сама, меня ждут. Нужно подготовить все…
- Во сколько похороны? – спросила она резче, чем хотела.
- Эм… Она ведь была из побочной ветви, вам не обязательно…
Под взглядом Хинаты Ко осекся.
- Там не будет никого из вашей ветви, Хината-сама. Не стоит. Вы сможете прийти к ней на могилу в любое время…- Ко говорил мягко, и в его словах был смысл.
Никто из членов Главной семьи не почтит своим присутствием такое малозначительное событие, как похороны старой няньки, но это была ее, Хинаты, няня. Ее старушка Кам, что качала ее на руках, трепала Ханаби за ухо, предостерегала ее от Побочной ветви…
- Во сколько? – повторила Хината и сама не узнала свой голос – как холодно и властно он прозвучал.
- В полдень.
- Спасибо.
Хината побрела в сторону своего дома.
Она нашла Ханаби в тренировочном зале и велела ей быть готовой за полчаса до похорон. Ханаби заупрямилась.
- Зачем? Сама знаешь - нас вроде как не звали.
- Это не им решать. Кам хотела бы, чтобы мы пришли. Отец будет на военном совете, так что он точно не пойдет.
- И я не пойду. Да они же нас там испепелят, что мы ворвались на «их» территорию. – Ханаби возмущенно сдула со лба прядку. – И чего ради мне терпеть их заносчивость?
- Ради Кам. И нашей памяти о ней, – сказала Хината. На мгновение взгляд Хинаты остановился на чистом высоком лбу сестры.
«Поставишь ей печать позже, сейчас нет смысла отправлять ее к нашим врагам», - всплыли в голове слова отца. Ханаби, маленькая самоуверенная Ханаби, и не думала, что рано или поздно ее место тоже будет там, в побочной ветви. Может, она считала, что для нее отец сделает исключение, может, надеялась, что для нее она, Хината, сделает исключение…
Хината, пошатнувшись, ухватилась за угол стены. Морщинистые руки Кам, пушистые белые хризантемы, горькая складка в уголке рта отца – все завертелось перед глазами в чудовищном калейдоскопе.
- Хината! Ты чего? – Ханаби подскочила и придержала ее за плечи. – Ну, ладно, ладно, я пойду. Я тоже любила эту старую перечницу. Не надо в обморок, ладно? Эй!
- Спасибо, – слабо поблагодарила Хината. А Ханаби вдруг порывисто и крепко обняла ее, прижимая к себе.
- Не раскисай, – негромко сказала она, погладив Хинату по голове.
- Угу, – отозвалась Хината и вдохнула родной знакомый запах сестры. – Не буду.
Она выпустила Ханаби и вышла из дома. Не глядя по сторонам на кипящую во всех уголках квартала стройку, Хината пошла в деревню, чтобы купить цветов. От их сада не осталось и следа, все привычные пионы и сирень погибли при атаке Пейна, а новые еще не выросли. Отец всерьез подумывал заплатить шиноби, владеющими техниками, ускоряющими рост растений, но в преддверии войны никому не было дела до таких мелочей.
Квартал стоял голый и необжитый, кругом громоздились стройматериалы. Единственное, что более-менее устаканилось - это границы участков и общая планировка зданий. Раньше от ворот улица шла напрямик к их дому, теперь упиралась в обширный Дом Клана. Голая, неприглядная, обросшая временными, на скорую руку сколоченными заборами, без какой-либо зелени, главная улица квартала представляла собой жалкое зрелище. Да еще и упиралась в этот страшный, нелепый, ангароподобный сарай, который сейчас был Домом Клана. Хината с болью вспомнила ту старую улочку, что так живописно и красиво была украшена фиолетовой и белой пушистой сиренью, где заборы и ворота большей частью были коваными – почти произведениями искусства, а вечером так уютно и по-домашнему светились фонарики.
С тяжелым вздохом Хината вышла из квартала.
В деревне по части благоустройства дела были не лучше. Где-то уже успели возвести новые здания, поставили свежие заборы, но кое-где люди так и ютились в шатрах и палатках.
Хината пошла в новый магазин Яманака. Открыли его в одном из домов, построенных техниками Ямато-сана. Никому не было дел до цветов и деревьев в квартале Хьюга, да и в деревне спрос на цветы был невелик, поэтому прилавки были полупустые, а Ино, не смущаясь, почитывала книгу.
- Хината, привет, – недружелюбно поздоровалась она. – У вас там свадьба или похороны?
Хината кисло улыбнулась.
- Похороны.
- Ясно. Тот красавчик, что был с тобой на занятиях по медицине, скупил все хризантемы, что были. Здорово, наверное, иметь такой клановый размах.
Хината, услышав в голосе едкость, неосознанно напряглась и выпрямилась.
Да, размах Хьюга могли позволить себе не все. Давным-давно, где-то на заре вступления клана Хьюга в ряды шиноби Конохи, с руководством деревни было достигнуто соглашение, что на поставки некоторых товаров Хьюга имели монополию. Небольшой экономический бонус, дабы клан мог поддерживать свой престиж. Однако деревня росла, и со временем монополия стала приносить нешуточные доходы. Из-за этого абсолютное большинство женщин Хьюга и не думало утруждать себя боевыми заданиями вне деревни.
В кланах Абураме и Инудзука о подобном могли только мечтать. Семья Ино, чтобы остаться на плаву, держала небольшой магазин цветов, а герой Конохи Узумаки Наруто жил в крохотной квартирке в общежитии…
- Спасибо, – с трудом выговорила Хината. - Я возьму лилии.
- Сию секунду, – откликнулась Ино.
Хината смотрела, как она складывает букет, и не понимала, откуда в Ино вдруг такая злоба. Ведь обычно она искренне наслаждалась флористикой, помогала с выбором и, вдохновленная, подбирала упаковку. Но сегодня она почти швырнула несчастные цветы на прилавок.
Когда букет был готов, она пододвинула его к Хинате, даже не потрудившись взять его в руки.
- Двести ре.
Хината подавила желание развернуться и выйти вон. Да, было ужасно неприятно. Но через четверть часа она должна была прийти на похороны, и взять цветы, кроме как здесь, ей было попросту негде.
Хината вытащила из карманов все деньги, что были, и стала отсчитывать купюры и монеты. Аккуратно положила их на прилавок рядом с цветами.
- Спасибо, очень красивые, – тихо сказала она и потянула букет.
- Стой! - властно остановила ее Ино. Она сорвала упаковку и перепаковала букет по-другому, поправила цветы, обрезала стебли.
- Вот, - хмуро и виновато отдала букет Хинате. – Извини, я злюсь не на тебя, а на Неджи. Я знаю, это он затеял охоту на Саске. И он лезет не в свое дело – так ему и передай.
- Он не спрашивает у меня разрешения, когда что-то делает, – пожала плечами Хината. А сама покачала головой – как забавно, ведь Ино не знает ничего про их близкие отношения с Неджи. Знает только, что они из одного клана, и вот – Хинате достается злость, адресованная Неджи. Ино видит в них нечто общее – Хьюга. И эта внешняя сплоченность, эта нерушимость на поверку трещит по всем швам. Она посмотрела на лилии и вспомнила, что сегодня положит их на могилу старушки Кам, а еще о том, что никто не ждет ее на этих похоронах и для того, чтобы на них попасть, ей придется вторгнутся на территорию Ивао-сана.
- Но я ему передам, - напоследок пообещала она Ино.
Они с Ханаби пришли на клановое кладбище ровно в полдень.
Кладбище Хьюга было местом особым. Здесь хоронили людей с генкаем, а значит, сюда то и дело пытались устроить паломничество мародеры. Уже много десятилетий на гробы накладывали особые печати, а само кладбище привычно охранялось денно и нощно.
После нападения Пейна памятники и убранство снесло, как и все остальное, но могилы не пострадали. Их быстро разметили чем придется – благо бьякуган пригодился и тут – и оставили облагораживание на потом.
Хината несла лилии, Ханаби семенила следом, недовольно пыхтя. Она не была в восторге оказаться в неоднозначном положении почти просительниц на чужом сборище.
Их заметили издалека, поэтому, когда они приблизились к траурной процессии, к ним с легким недоуменным изумлением на лице вышел сам Ивао-сан.
- Хината-сама, Ханаби-сама… Что привело вас сюда? – спросил он с холодной улыбкой.
Множество глаз без зрачков смотрели на них холодно и враждебно. Но Хината видела лишь лбы, прикрытые хитаями и повязками. И почти чувствовала, как ее собственная кожа горит от взглядов.
- Мы хотели бы попрощаться с Кам, Ивао-сан, – сказала Хината, стараясь, чтобы в тоне было достаточно смирения, но чтобы это не звучало совсем уж как постыдная просьба.
- О. – Ивао-сан улыбнулся. – Это очень великодушно с вашей стороны. – Он посмотрел на соклановцев. – Желаете, чтобы мы сделали все как обычно на церемониях?
- Простите?
- Клан, Хината-сама. Обычно, когда присутствуют члены младшей и старшей ветви, их разделяют.– Ивао смотрел на нее надменно, а в его тоне Хината отчетливо слышала самоуверенность и угрозу. - Вы желаете, чтобы мы разделили клан?
Что она могла ответить ему до своего разговора с отцом? Что она сказала бы, если бы не знала все, что знает сейчас?
- Это последнее, чего я хочу, Ивао-сан, - сказала Хината. – Но здесь я оставлю решение за вами. Сегодня мы с Ханаби лишь гости.
- И вы не очень-то гостеприимны, - вызывающе бросила Ханаби.
Кто-то хмыкнул, Хината повернула голову и увидела Мику Хьюга, главного медика.
- Оставь девочек, Ивао. Пусть постоят рядом со мной, давайте уже начинать.
Ивао холодно улыбнулся, но все же покорно склонил голову, словно показывая, что он хочет угодить одной лишь Мике.
Они встали рядом с Микой - Хината с облегчением, Ханаби кипя от гнева.
- Ставлю свою бандану – твой отец не знает, что ты тут, – прошептала Мика, едва шевеля губами.
Хината посмотрела на нее и опустила глаза. Мика усмехнулась, но тут же спрятала улыбку.
Ивао сказал краткую речь, гроб закрыли крышкой и стали забивать гвоздями. Именно в этот момент Хината поняла, что Кам больше нет. Что больше никогда она не придет и не будет ворчать, никогда не приготовит ей лечебную мазь, никогда не будет мучить скучными воспоминаниями о молодости родителей.
Хината утерла слезы.
- Не кисни, Кам-сама давно говорила, что ей пора отдохнуть. Теперь она отдохнет. – Мика положила на могилу белые хризантемы и коснулась земли. – Спи спокойно, бабуля.
Люди постепенно расходились. Ханаби, прошептав что-то раздраженным тоном, тоже ушла. А они с Микой все стояли рядом с могилой.
- Сестрица у тебя не подарок, – заметила Мика.
- Она еще ребенок, – пожала плечами Хината.
- А ты?
- Я уже нет.
- Ну да, я вижу. Я сочувствую тебе насчет отца.
Хината вскинула глаза. Хиаши говорил, что младшая ветвь ничего не знает о его болезни.
Мика постучала пальцем по виску, указывая на бледно-серые глаза без зрачков.
- Я знаю, ну и Ивао, конечно. А вот кому он рассказал, я не ведаю.
- Разве вы не должны скрывать от меня свою осведомленность? – спросила Хината. От всех этих интриг у нее тут же затрещала голова. Ну почему им просто не быть всем едиными? Зачем эта вечная склока и настороженность, эти недосказанности и тайны?
- Должна, конечно. – Мика скривилась. – Но что мне, посочувствовать нельзя? Ты мне, может, симпатична.
- Правда? – удивленно выдохнула Хината и тут же нахмурилась. Что, если это все игра, ловушка, ложь? Что, если Мика просто пытается втереться к ней в доверие по указке того же Ивао-сана?
- Ну да. Ты хорошая девочка, по крайней мере, получше того же Хиаши или Ивао… пока, по крайней мере. Что, уже думаешь, зачем я тебе это говорю, да? Чего добиваюсь, на что рассчитываю? – Мика криво ухмыльнулась, и Хината покраснела.
Хината внимательно посмотрела в лицо Мики. Она, как обычно, была в бандане с протектором, волосы все так же в коротком хвостике, а одета в обычную чунинскую форму. Хината знала, что Мика давно не ходит на боевые задания и все время уделяет службе клану в медицинской сфере.
- Почему вы носите форму? – спросила Хината, сама не зная зачем. Мика на мгновение опешила.
- Э… мне нравится. Удобная. И у меня четверо детей, попробуй побегай за ними в шелках.
Хината усмехнулась, и Мика тепло и искренне улыбнулась в ответ.
- Ладно, мне пора. Бывай, наследница.
- Мика-сан! – окликнула ее Хината, пораженная внезапной идеей. – Вы не могли бы помочь мне с одной техникой?
- Техника – это, пожалуй, не ко мне, – засомневалась Мика, и вдруг они обе увидели, что Ивао-сан наблюдает за ними с края кладбища. – Ладно, ты заходи, там разберемся, – быстро шепнула Мика и торопливо отошла от Хинаты, словно от прокаженной.

На следующий день Хината впервые за долгие годы была приглашена на общее собрание клана. Она снова надела кимоно, теперь с помощью служанок, уложила волосы и степенной походкой вместе с отцом отправилась в Дом Клана. В огромном пустом помещении собрались все те же лица, что и в прошлый раз, но еще и многие джоунины из младшей ветви. Стало еще теснее. Сегодня, в отличие от прошлого раза, ее приветствовали небрежными поклонами и вежливым «Хината-сама».
Хината, еще не привыкшая и не освоившаяся с тем, что ее допустили к таким важным совещаниям, скованно семенила за Хиаши по проходу.
Рядом с его местом для нее услужливо подготовили татами. Хината не смогла сдержать торжествующей улыбки. Ее право быть здесь признали, ее ждали. Однако она заметила, что и слева от отца в этот раз лежало татами.
Она села, оглядела ровные ряды соклановцев. Ивао-сан, негласный лидер побочной ветви, сидел, гордо выпрямив спину, сложив руки на коленях, а рядом вместо Ко в этот раз расположился Неджи. В белой рубашке с собранными волосами и сосредоточенным взглядом. Хината залюбовалась им на мгновение, и собственническая гордая мысль промелькнула в голове: «Мой Неджи».
Она смущенно потупилась. И вдруг вздрогнула. Ее теплый взгляд не укрылся от старика Хизео. Тот снова любовно поглаживал свою трость и с усмешкой поклонился ей в ответ на взгляд.
Сегодня рядом с ним сидел его внук. Хината напрягла память, но не смогла вспомнить его имя. Молодой, красивый и самую толику самодовольный, внук Хизео приветствовал ее вежливым кивком.
- Второе собрание за неделю, - начал Хиаши хмуро, когда все расселись. – Впрочем, в такой ситуации это неудивительно. Хидеки, прошу новости.
Хидеки-сан встал, поклонился и повернулся к клану.
- Пожалуй, все уже слышали, но на всякий случай скажу - Данзо Шимура погиб. Убит Саске Учихой.
По залу пролетел шепот. Хината не удивилась – Киба узнал это от Наруто и Какаши-сенсея чуть раньше, чем весть облетела селение.
- Каков! – хмыкнул Хизео-сан насмешливо, но с восхищением. – Подумать только, какой клан потеряла Коноха! Сопляк убивает Хокаге! Такого позора мы еще не видывали.
- Саске Учиха, очевидно, очень силен, – проговорил Хиаши. – Хината, ты училась с ним вместе, что ты можешь сказать о нем?
Хината оторопела. Все разом посмотрели на нее. О Ками, да что она может сказать о Саске! Она его едва помнит! Но что-то сказать было нужно, и поскорее.
- Он… Он был лучшем в нашем выпуске. Очень способным.
- Им заинтересовался Орочимару, значит, он был перспективен, – сказал Хидеки-сан, не взглянув на нее, но Хината подумала, что он намеренно выручил ее – ведь больше о Саске ей сказать было нечего.
- Не все пешки Орочимару оказались достаточно хороши, не так ли? У нас ведь есть джоунин с проклятой печатью? Как там ее? – проговорил Хизео. Повисла пауза, все поглядывали друг на друга несколько секунд.
- Митораши Анко, – подал голос Неджи. Хизео скривился и отвернулся от него. По его виду было ясно, что он не считает Неджи достойным высказываться на данном собрании.
- Неважно. Орочимару выбросил ее, а Коноха с радостью подобрала.
- Саске убил Орочимару, полагаю, это говорит о его силе больше, чем что бы то ни было, – сказал Хиаши.
- Убил? – подала голос старуха, памятная Хинате еще с прошлого собрания. «Химавари, - мысленно повторила она. – Параноидальная старуха Химавари».
- Очень я в этом сомневаюсь, Хиаши! Вы не знаете Орочимару и на что он был способен. Молоды еще. Когда Орочимару был в силе, ох, что он мог сотворить. Не верю, что какой-то щенок Учиха мог его убить.
- Однако все источники говорят об одном – Орочимару мертв, – вежливо, но твердо сказал Хиаши.
- Мало ли что болтают дураки! Нужно верить своим глазам. – Старуха указала пальцем на свои глаза и обиженно отвернулась.
- Как бы то ни было, - сказал Хидеки-сан своим звучным голосом, – Саске Учиха признан нукенином и подлежит ликвидации на месте. Стоит сообщить всем джоунинам и чунинам информацию о нем. Указания генинам? – вопросительно посмотрел он на Хиаши.
- Сколько у нас генинов в командах? – спросил Хиаши. Все повернулись к какому-то шиноби. Он встал, так как сидел далеко.
- Пятнадцать генинов в действующих командах, Хиаши-сама. Но указания им излишни. В связи с ситуацией, штаб сейчас не принимает задания, все шиноби отозваны в пределы деревни, кроме разведывательных отрядов.
- Ясно. Маловероятно, что кто-то из наших людей столкнется с Учихой… - заговорил Хиаши.
Хината прикусила губу. Ее больно кольнули слова о «наших» людях. Для него «наши» означало Хьюга. Для нее – шиноби Конохи. И он ясно дал понять, что если она хочет когда-нибудь сидеть на его месте, ей нужно изменить свои взгляды.
- Каково состояние Цунаде? – спросил Хиаши.
- Наши медики сказали, что она быстро восстановится. После такого выброса чакры ее каналы были серьезно повреждены. Мика-сан проработала вместе с ее помощницей почти сутки.
- Прекрасная работа. Мика-сан очень талантлива и полезна. Несмотря на то, что в младшей ветви. Стоит ее поощрить, – задумчиво проговорил Хиаши. – Ивао-сан, ее младшему сыну, насколько я помню, уже три?
- У вас прекрасная память, Хиаши-сама, – прохладно отозвался Ивао, сидящий рядом с Неджи. Уголок его губ пополз вниз, словно он предвидел неприятности.
- Думаю, что ее младшие дети могут войти в ряды Старшей семьи за заслуги матери.
Ивао с каменным лицом и прямой спиной не шелохнулся.
- Уверен, Мика будет польщена вашим щедрым предложением, – сказал он.
- Разве я что-то предлагаю? – поднял брови Хиаши и отвернулся к Хидеки-сану. – Еще новости?
- Команда Облака покинула пределы деревни.
- Слава Ками! – тут же высказалась старушка Химавари. Хинате показалось, что по губам отца промелькнула тень улыбки.
- Ну и самое главное, – Хидеки-сан вдохнул, прежде чем сказать, – объявлена полная мобилизация. Мы идем на войну.
Никакого шепота в этот раз не раздалось. Повисла тяжелая внимательная тишина. Хината смотрела на хмурые сосредоточенные лица соклановцев с гордостью. На них не было страха, лишь острое внимание и серьезность.
- А это значит, что мне пора уступить свое место, – сказал отец и величаво, не спеша поднялся на ноги. Хината вдруг оказалась сидящей у его ног, посмотрела вверх. Хиаши, как обычно, показался ей высоким и несгибаемым как скала. Он сделал пару шагов влево и опустился на другое татами.
Теперь между ними двумя, словно пробоина, зияла пустота. Хината, не понимая, что происходит, из последних сил старалась удержать на лице спокойствие и невозмутимость. Что это значит?..
- Неджи, - Хиаши жестом указал на свое место. – Прошу.
И тут, наконец, все встало на места. Все замерли. Тишину, казалось, можно было потрогать руками. И в этой тишине отчетливо прошуршала ткань одежды, когда Неджи, почти так же как Хиаши, спокойно и неторопливо, поднялся. Он медленно вышел в проход между двумя половинами зала и пошел вперед.
Хината замерла и онемела. Она смотрела, как Неджи приближается – высокий, статный и невозмутимый, как плавно и уверенно он движется. С каждым шагом к маленькому пьедесталу он становился выше и выше, и вот, наконец, возвысился над ней, коленопреклоненной. Она не могла отвести от него взгляда, словно видела впервые.
Он шагнул, поднимаясь на крохотное возвышение. Повернулся, вставая лицом к клану. И медленно опустился на колени на месте главы.
По телу Хинаты пробежали мурашки ужаса и восторга. Как тверд и властен был его взгляд, как спокойно лицо. Такого Неджи она еще никогда не видела, и от увиденного захватило дух.
«Это же его место! - поняла Хината мгновенно и без всяких сомнений. – Его. Его и больше ничье!»
В эту секунду она верила в правдивость этой мысли всей душой. Она взглянула на других, словно хотела разделить эту веру. «Разве вы не видите? Вы ведь видите, что он тот единственный, кто достоин!»
Они видели. И их это злило. Лицо Хизео перекосило, его внук кисло усмехался. Хидеки-сан встревоженно и хмуро глядел на Хиаши, Ивао-сан выглядел ничуть не счастливее остальных. Джоунины из младшей ветви смотрели на Неджи, и зрелище похоже причиняло им одну боль и обиду. Хината снова посмотрела на Неджи.
«И он не должен занять это место… - вспомнила она и, наконец, смогла отвести восторженный взгляд. – Никогда не должен он занять его. Вместо него – такого сильного, такого умного – у них буду я. Я - никчемная слабачка. Я – заика и неудачница».
Хината опустила взгляд на сложенные на коленях ладошки.
Неджи заговорил. Что-то про мобилизацию, расформирование команд и про то, что клан должен придерживаться единой специализации, чтобы оказаться в одной роте войск. Завязался какой-то спор, что-то фыркал старейшина Хизео, что-то звучно возражал Хидеки-сан. Они поворачивались к отцу, но тот невозмутимо молчал, и вместо него отвечал Неджи. От этого нового громкого уверенного голоса старики морщились и кривились, почти не скрывая свое недовольство даже ради вежливости. Только взгляд Хиаши заставлял их притихнуть. Ведь, выказывая недовольство, они выказывали недовольство и его решением.
Хината постыдно прослушала весь совет. У нее шумело в ушах, а уверенный и властный голос Неджи, сидящего рядом, заставлял сердце выскакивать из груди.
Она не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, что вот он управляет кланом в свои более чем скромные семнадцать лет, что он лучший. Он сильнее любого в этой комнате. И любой, даже она сама, может сложить одну печать и убить его. Такого сильного, такого уникального, единственного на сотню других обычных ничем не примечательных Хьюга без печатей.
Ей было душно, тесно, невыносимо плохо. В какой-то момент Хината подумала, что не выдержит – встанет и выйдет прочь отсюда, прочь! Неджи краем глаза отметил ее состояние, и кто бы мог подумать, что это возможно, стал еще холоднее.
Но Хината не ушла, выдержала, и даже услышала все принятые решения.
К их порогу пришла война, и меньше чем через две недели они должны были быть в точке сбора союзной армии.
Но как бы далеко их ни увела война, в эту секунду Хината думала, что никогда не сможет выдохнуть из легких этот липкий спертый воздух пропитанный ненавистью. Воздух Дома Клана, где Неджи с издевкой позволили поиграть в Главу, но сами же испугались того, как здорово у него это вышло.
Все закончилось, люди стали подниматься. Хината, замершая словно статуя, сидела по правую руку от Неджи. Тот встал первым, спустился с пьедестала и, не обернувшись, ушел вместе с Ивао-саном.
К отцу подошли старейшины и стали обсуждать что-то. Хината с трудом поднялась, ноги слегка затекли, она пошатнулась.
- Позвольте вам помочь, Хината-сама, – внук Хизео-сана галантно поддержал ее за локоть.
- Благодарю… - она на мгновение замешкалась и тут, наконец, с облегчением вспомнила. – Хирузен.
- Вы помните мое имя, я польщен, – он улыбнулся, и на щеке заиграла очаровательная ямочка. Хината потупилась, смутившись чужой красоты. Хирузен, хотя Хината точно знала, что он в старшей ветви, носил бандану с протектором, закрывающую лоб. Волосы у него, как и у большинства, были длинные, убранные в низкий хвост на спине.
- Позвольте вас проводить? – предложил он.
- Как вам будет угодно, - покорно склонила голову Хината, и они вместе вышли из дома клана. Хината не удержалась и вдохнула полной грудью теплый вечерний воздух.
- Да, душновато там, правда? – сказал Хирузен без улыбки и тоже с наслаждением вдохнул полной грудью. – Может, прогуляемся? Если вы не торопитесь?
Хината заколебалась. Она знала его очень поверхностно, хотя они и были почти ровесниками. Впрочем, друзей из клана у нее никогда не было. А потом она вспомнила слова отца «Помни, где твои союзники». Рано или поздно ей придется узнать старшую ветвь, чтобы возглавить ее. А если от этого зависит жизнь Неджи, она готова сдружиться не только с Хирузеном, но и с его мерзким дедом.
- С удовольствием, – улыбнулась Хината, очень надеясь, что ее улыбка не выглядит вымученной.
- Правда? – радостно удивился Хирузен, и Хинате вдруг стало очень стыдно. Стыдно за то, что она не воспринимала его вежливость за чистую монету. Что уже стала ровнять всех под одну гребенку, даже не пытаясь поверить в искренность.
- Прошу прощения, - с отчетливым ужасом выдохнула она. – Я… я правда буду рада прогуляться с вами, Хирузен-сан.
- Ой! Прошу, не так официально, мы с вами все-таки почти ровесники.
Хината улыбнулась.
- А может, на «ты»? – предложил Хирузен, и Хината, пожав плечами, согласилась.
Они пошли по кварталу в сторону деревни. К удивлению Хинаты, с Хирузеном было легко разговаривать. Они обсудили близящуюся войну, команду Хинаты, его собственную. Нашли пару общих знакомых среди джоунинов. В итоге через пятнадцать минут они оказались в том самом кафе, где Неджи после клановой свадьбы угощал ее данго.
Хината, вспомнив это, замешкалась, садясь за стол. Выглядело так, словно они пришли на свидание. Но это не так – напомнила себе Хината.
Они ели данго, болтая о пустяках.
И вдруг за спиной Хирузена появилась Тен-Тен, привычным жестом приобняла его за плечи и весело заявила:
- Ками, неужели тут, наконец, свидание?
Хирузен обернулся.
Тен-Тен изумленно отшатнулась в сторону.
- Ой, - неловко проговорила она. – Прошу прощения, я обозналась.
Она посмотрела на Хинату.
- Хината, а ты… ты случаем тоже не обозналась? – спросила Тен-Тен и рассмеялась собственной шутке. – Ладно, я, собственно, что хотела сказать…
- Тен-Тен, привет, – сказал Хирузен выпрямившись.
- Привет, – надменно бросила Тен-Тен. – Хината, завтра в шесть бешеная упаковка аптечек для медиков. Все, кто ходил на медицинские курсы, приглашены.
- Ты меня не узнала? – спросил Хирузен, лукаво улыбнувшись. На щеке снова заиграла ямочка, и Хината подумала, что таким красивым быть просто неприлично.
- Почему же, узнала, – холодно отрезала Тен-Тен. Улыбка Хирузена медленно померкла, но он снова предпринял попытку:
- Присоединишься? – предложил он.
- Пожалуй, нет. – Тен-Тен смерила его таким пренебрежительным взглядом, что Хината даже глаза отвела.
- В шесть, Хината, и неизвестно, когда закончим. Хорошего вечера, – сказала она и очень выразительно посмотрела на Хирузена, словно говоря, что вряд ли это возможно в такой компании.
- Рад был тебя увидеть! – сказал Хирузен и, несмотря на уничижительный взгляд Тен-Тен, еще приветливее ей улыбнулся.
Они снова остались вдвоем за столиком.
- Мы учились вместе в академии, – пояснил Хирузен, обмакивая данго в соус. И вдруг повернулся и еще раз поглядел в след Тен-Тен. – Должен заметить, она стала еще симпатичнее с тех времен.
- Если ты учился с Тен-Тен, то… - начала Хината и осеклась, предчувствуя, что тема разговора становится слишком небезопасной.
- Да, значит, я учился и с Неджи тоже. Повезло мне прямо-таки несказанно! – хмыкнул Хирузен. Хината промолчала. Обсуждать Неджи с Хирузеном не хотелось.
- Помню, к экзаменам первого года дед готовил меня самолично три недели. Из додзе выпускал только поесть и поспать. А Неджи отделал меня в три удара. Я шел домой и рыдал как девчонка, думал, дед меня из дома выгонит, – сказал Хирузен и грустно рассмеялся. И Хината понимающе улыбнулась. Она вдруг осознала, что очень хорошо понимает и представляет чувства Хирузена.
- После первого года я тоже плакала, – поделилась Хината. - Хотела сжечь свой табель. Четвертая в группе – несказанный позор.
- Я был второй, а толку-то? – рассмеялся Хирузен. – Второй после Неджи – вот это был позор так позор. Каждый вечер слушал дома о том, что я не могу быть хуже Неджи. А днем в Академии регулярно получал от него на спаррингах. Признаться, ненавидел его всей душой и вел себя как последняя скотина.
Хирузен переставил чашку на столе.
- Гордится нечем. Видела, как Тен-Тен на меня реагирует? Можешь представить, каким я был в Академии засранцем. Ей тоже как-то досталось рикошетом. Она мне, если честно, нравилась, но вот досада, и тут Неджи меня обошел.
Хирузен отчаянно вздохнул и состроил очаровательную гримасу досады. Хината не смогла удержаться от улыбки. Они помолчали несколько секунд каждый думая о своем.
- Неджи ведь здорово избил тебя на экзамене чунина, – сказал Хирузен, словно подначивая ее включиться в разговор о Неджи.
- Да, – негромко ответила Хината. Лгать не имело смысла – эту историю знали все в клане. Но Хината не хотела обсуждать Неджи. Что Хирузен думал, что она скажет? Как сильно она страдала от сравнения себя и Неджи? Конечно, сильно. Но сейчас признаться в этом было равносильно признанию, что она на стороне Хирузена, на другой стороне от Неджи.
- Но вы все равно вроде как дружите… - нахмурился Хирузен. Хината напряженно промолчала.
- Извини, не подумай, что я что-то там выведываю, - тут же пошел на попятный Хирузен. – Просто я уверен, что тебе его гениальностью промывали мозги не меньше, чем мне, чем всем нам – детям примерно его возраста. И он, признай, не способствовал тому, чтобы его, несмотря на это, любили. Скрывать не стану - я его терпеть не могу, придушил бы своими руками, будь возможность. Фигурально, конечно, выражаясь. А ты… ты с ним дружишь. Еще и после того, как в больнице из-за него валялась. Я не могу понять, как так получилось?
Хината на мгновение и сама растерялась – и правда, как так получилось? А потом вспомнила, как впервые в жизни кинулась Неджи на шею на тренировочной площадке.
- Он… может быть милым, – сказала Хината, неловко улыбнувшись.
Хирузен недоверчиво склонил голову набок.
- Это… сложно представить.
Хината со смущенной улыбкой пожала плечами.
- Впрочем, мне кажется, если уж он может быть милым, то разве что с вами, Хината-сама. С вами кто угодно будет милым.
Хината замялась, не зная, как реагировать на такой странный комплимент.
- Потому что вы сами… очень… милая, – неловко закончил Хирузен и посмотрел на нее как-то растерянно, словно, кроме этого, ему нечего было сказать, а сказать что-то было нужно.
- Спасибо. Да, пожалуй, я как раз такая.
- Ну а Неджи не такой, вряд ли вы станете со мной спорить в этом. – Хирузен стащил очередное данго с палочки и с аппетитом прожевал. – Вы знаете, что в клане все гадают, кто из вас кого очаровывает? Даже пари заключают. И вы не в фаворитах.
Хинату словно под дых ударили. Она почувствовала, как по коже пронесся озноб. Она окаменела и замерла.
- Тен-Тен меня ведь с Неджи спутала, да? – Хирузен запил данго чаем. – Значит, она предполагает, что у вас может быть свидание. А ни для кого в клане и не секрет, что между вами что-то такое есть. Всех мучает один вопрос – кто инициатор и кто кем вертит – вы им или он вами? Разумеется, нам бы хотелось, чтобы вы им. Но есть некоторые сомнения.
Хината онемела. Она сидела и смотрела, как Хирузен уплетает данго, лукаво и фривольно глядя на нее через стол, ожидая, что она скажет. А она не могла сказать ничего. Ее язык окаменел, а горло сдавило. От шока. От ярости.
- Я болею за вас, - доверительно подмигнул Хирузен. – Буду счастлив, если этому надменному засранцу разобьют сердце. Он, кстати, неоднократно спал с Тен-Тен, вы знали об этом? Не то чтобы я следил за ней, хотя, может, и хотелось – уж очень она в моем вкусе, – Хирузен мечтательно улыбнулся. - А вот за ним - бывало. Старейшины очень обеспокоены его способностью постигать секретные техники. Вы ведь понимаете – это может далеко завести.
Хината не верила своим глазам и ушам. Человек перед ней словно в одно мгновение снял маску и показал совсем другое лицо.
- Ты побледнела, Хината, – заметил Хирузен. – Что, милый и добродушный союзник тебе больше по сердцу, чем лишенный сантиментов? Ты ведь понимаешь, я - твой союзник, а Неджи твой соперник. И я хочу предостеречь тебя, поверь, из самых лучших побуждений.
- Спасибо, – сквозь зубы выдавила Хината.
- Ну вот, я вижу, ты сразу стала считать меня чудовищем, – рассмеялся Хирузен. – Пора взрослеть, наследница клана. Разве не лучше иметь на своей стороне чудовище, чем пушистого щенка?
Хината не знала, что ответить. Ей было гадко и стыдно, что она поддалась на его обаяние. Ей хотелось выплеснуть остатки чая в его самодовольное лицо. Но она не могла. Потому что как это ни отвратительно – это была правда. Он ее союзник.
- И какие ставки? – Хината вздернула подбородок. Хирузен усмехнулся, глядя на нее с искрой интереса.
- Один к трем, что вы влюбитесь, а он этим воспользуется. Традиционно считается, что девичье сердце ненадежно. А зная Неджи, никто не скажет, что он… чувствительный парень. – Хирузен, скривившись, подобрал эпитет и расхохотался. – Но для вас он очевидно старается. Конечно же, потому что сердце его переполнено страстью, а не потому, что вы последняя преграда на его пути к должности Главы.
- Мне кажется, вы переоцениваете меня, Хирузен. Последняя преграда – звучит очень устрашающе.
- Но это ведь так. Хиаши-сама недолго осталось занимать этот пост, вопрос скоро встанет ребром. Побочная ветвь сильна как никогда, только дураки думают, что мы можем взять и попереубивать их всех печатями. А Неджи знает все секретные техники, видит тенкецу. Очень опасен, объективно сильнейший. Очень весомая фигура. Будь моя воля – я бы убрал его с доски, и дело с концом. Без своего разящего меча младшая ветвь быстро успокоится. Но пока старики не решаются. Их дело. В конце концов, близиться война. Неджи ведь может с нее и не вернуться, верно? – и он с аппетитом прожевал очередной рисовый шарик.
Хината посмотрела на свои руки, лежащие на столе. Они отчетливо дрожали.
- Я запрещаю вам причинять вред Неджи, Хирузен, – сказала она холодно и твердо.
- Я и не собирался. На поле боя, думаю, найдутся и другие желающие.
- Неджи полезный шиноби для клана. Ваши опасения на его счет слишком… завышены.
- А, так значит, ты не влюблена в него?
- Не больше, чем необходимо, – сказала Хината и не узнала свой голос – надменный и насмешливый.
Хирузен посмотрел на нее с искренним восхищением.
- Тогда я поставлю на тебя. Одни к трем – можно обогатиться.
- Не продешевите, – улыбнулась Хината и поднялась. – Мне пора.
- Я провожу тебя, – тут же поднялся следом Хирузен.
- Не стоит. Я должна встретиться со своей командой. До свидания.
Хината торопливо вышла из-за стола и поспешила уйти. Она все еще была в парадном кимоно и неудобных гэта и семенила, как и подобает благовоспитанной девушке. Как же ей хотелось сбросить туфли, разорвать подол, запрыгнуть на крышу и пуститься прочь во весь дух. Добежать до квартала, найти Неджи и трясти его, трясти, трясти и требовать, чтобы он сказал немедленно, что все это неправда! Что их чувства не подделка. Что все Хьюга могут гореть синим пламенем!
Она завернула в переулок и остановилась.
Тен-Тен стояла на ее пути, бледная от гнева, молчаливая и неподвижная, как статуя. Хината медленно приблизилась, внимательно глядя в ее горящие бешенством глаза. И все поняла.
- Хорошо провела время с этой падалью? – поинтересовалась Тен-Тен.
- Ты говоришь о члене моего клана, - заметила Хината.
- О, извини, что обидела твоего друга.
- Ты можешь его ненавидеть, а я не могу. Как бы мне ни хотелось.
- О, твоя ненависть так и хлещет через край, – глумливо улыбнулась Тен-Тен.
- Что ты слышала? – спросила Хината.
- Не больше, чем необходимо, – язвительно передразнила ее тон Тен-Тен.
- Я сказала это, чтобы защитить Неджи. Ты не понимаешь.
- Вот тут ты чертовски права, Хината. Я не понимаю. Но не думай, что из-за каких-то идиотских причин я не расскажу о том, чего я не понимаю, человеку, который все поймет.
Тен-Тен молнией взлетела на крышу, под ее ногой звякнула черепица. Хината покачнулась, оперевшись рукой о грязную стену переулка и крепко-крепко зажмурилась, мечтая, чтобы этого вечера никогда не было.

@темы: Shelma-tyan, Гет, Другие члены клана, Ко, Макси, Неджи, Неджи/Хината, Фанфикшн, Ханаби, Хиаши, Хината

Комментарии
2017-03-20 в 19:09 

ритмичный вирус Шопена
Shush... Don't distract me with your logic!
ох ты ж... и как пережить это ощущение, что все идет по канону и конец уже близок ? ;___;
верю, конечно, в хэ, но это липкое предчувствие не отпускает.

2017-10-27 в 14:31 

Shelma-tyan
brainless freak (c)
ритмичный вирус Шопена, а потому что нужно нагнетать, как иначе )))

     

Hyuuga FanFiction

главная