03:01 

Исчезнувший идальго. Глава 21.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Исчезнувший идальго
Автор: katsougi
Фэндом: Наруто
Рейтинг: R
Пейринг: Неджи/Итачи
Жанр: немножко фантастики, немножко ангста
Предупреждения: ООС, AU
Размер: макси
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Саммари: Когда прошлое не отпускает, а проблемы решаются кровью. Когда единственный шанс выжить - поверить врагу. И полюбить врага.
От автора: Сиквел к "Династии избранных".
Разрешение автора на размещение его работы: получено

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10- -11- -12- -13- -14- -15- -16- -17- -18- -19- -20-

Итачи всю дорогу теребил свободной рукой мобильник, хотел позвонить, но знал, что не стоит. Шисуи сам прекрасно справится с задачей информировать Неджи. Только самому хотелось. С другой стороны, никто кроме него не справится с возложенной Юдаем задачей. Итачи обязан привести в дом Сенджу часть их разросшейся семьи. И сам будет впоследствии принимать участие в их жизни. Наверное, будет. Если тут останется и вообще выживет. В том, что рисовалось впереди, Итачи больше не видел благополучного исхода. Если бы Неджи послушал и увёл своих ребят за пределы охраняемой территории... Но Итачи уже сомневался, что Неджи ничего не припрятал в запасе. Цунаде очень ярко рассказала, каким он расчётливым может быть. Но Итачи ведь и так знал. Просто влияние на Шисуи оказалось настоящим ударом. Всё тайком, всё в обход. Итачи собирался серьёзно потолковать с Неджи на тему взаимного доверия. Обидно чуть ли не до слёз.
Он неудачно тронул локтем дверной рычаг. Боль прострелила насквозь. Итачи едва не вильнул на шоссе. Только и позволил себе поморщиться. Надо быть аккуратнее, тут каждое прикосновение чревато последствиями. Он чувствовал, где раны ещё кровоточат. Не так обильно, но вполне достаточно для полного ослабления организма. Нельзя сейчас терять силы. Самое время бы свернуться калачиком и уснуть на кровати, а Итачи продолжал по городу мотаться. Даже если и получит передышку, уснуть всё равно не получится, ибо тревога гнала в одном направлении. Он понимал, что сестра Какузу не довольствуется скорбью. Она выглядела воинственной и непокорной. Достойная жизни настоящего свободолюбивого оборотня… и поведшаяся на пустые угрозы Такеши расправиться с её братом. Итачи не знал всех деталей, но пока эта версия выглядела наиболее вероятной. Возможно, Такеши психанул бы и действительно располосовал Какузу. Возможно, они сцепились бы не на жизнь а на смерть. Только Итачи казалось, Какузу принял авторитет Такеши и ни за что не пошёл бы до конца. Иначе зачем бы ему вертеться вокруг.
Нет, не вертелся. Такеши сам его разыскивал, если необходимо было провернуть некое не совсем приятное дельце.
Оставался второй, Хидан. Он как испарился в воздухе после появления Итачи. Если бы стоял за старшую семью, уже давно бы информировал Юдая, а Итачи с Шисуи значительно задержались, но сами же и привезли новости. Игры тёмных лошадок Такеши беспокоили Итачи сильнее, чем хотелось. Хотя с такими ранами вряд ли Хидан сразу ринется за местью. Да и вообще, кинется ли.
Он посидел немного перед домом женщины Такеши, испытывая жуткий дискомфорт и поднимающееся раздражение. В таком виде предстояло действовать, тогда как раненый оборотень вообще способен на кого угодно кинуться. Лишь бы не кинуться на неё. Он всерьёз опасался всё испортить. Приспустил окошечко и внюхался, дабы убедиться, что она дома. Запах свежий. Казалось, кровью пахнет сильнее, как в эпицентре схватки. Иллюзия. Она ещё не знала.
Он ещё раз шевельнулся, пошевелил плечами, пару раз выгнул спину, чувствуя острую пронизывающую боль от каждого следа когтя и зуба. От прошлой схватки толком не оправился, а тут другая добавила. Если ещё и третья наметится, Итачи рисковал просто не выдержать натиска.
Наконец он покинул салон авто. Внутри всё сжималось в плотный комок, будто Итачи загонял в него все ненужные сейчас чувства и давил, давил, давил. Прессовал, чтобы они все уместились. Если оболочку прорвёт, случится что-то страшное. Он снова мысленно повторил приказ не кидаться от любого косого взгляда. Он же позволил тогда Наруто, в холмах. Должен бы хоть примириться. Как легко получалось у Неджи не прятать свои раны. Если такова должна быть выдержка старших семей, Итачи был рад, что не принадлежал ни к одной из них. Ему было бы спокойнее одному, вдали от шумной цивилизации, как в средневековье, прятаться и защищать остатки гордости.
Он остановился у калитки. Никого вокруг. Малыши прятались в доме. Наверно, почуяли запах перемен, скрывались в местечке потемнее и ерошили шерсть при любом подозрительном шуме. По крайней мере, Итачи в их возрасте так и делал. Прятался в комнате и молча переживал о происходящем. Нараспашку открывал окна и внюхивался, приняв обличье зверя, готового отражать атаку. Тогда ему казалось, что расправившись с основным противником, враг придёт за ним. За всеми, кто попадётся на пути. А потом появился Саске, и Итачи оставался возле него, собираясь защищать ценой собственной жизни. Родители в такие минуты уходили, понимая и щадя чувства сына, а Итачи по наивности думал, что они не чуют крови. До тех пор дежурил возле кроватки младенца, пока однажды случайно не стал свидетелем разговора родителей. Обсуждали серию кровавых разборок и их причины, готовые встать сразу за спиной Старейшины и идти в бой. Тогда это была Цунаде. Итачи тогда понял, сколько ответственности они на него возлагают, позволяя ухаживать за братом. Итачи ещё больше проникся простой семейной любовью и обращался с Саске с такой нежностью, что боялся насмешек со стороны.
Итачи не стал дожидаться, сам открыл калитку, прошёл по дорожке, смотря под ноги. На последнем шаге до двери почуял чужой взгляд. На самом деле чужой, враждебный. Он поднял голову и встретился с ней. Она просто стояла, придерживая одной рукой распахнутую дверь. Итачи помалкивал, пытался мысленно передать, что он не станет бесчинствовать. Конечно же, она поняла, но всё равно не торопилась доверять. Резкие черты лица, подчёркивающие её неприязнь, плотно сжатые губы, стальной взгляд. Так смотрит чужак на потенциального противника. До мозга костей пробрало. Снова дали знать о себе все полученные раны. Запах собственной крови сводил Итачи с ума, но он ничего не мог поделать. Приходилось держаться. Это он умел. И у него были прекрасные учителя.
Она отступила вглубь дома. Вглубь чёрного зева безразмерного холла. Она не включала света, не поворачивалась спиной, только зрачки её расширились, заняли почти всю радужку, увеличившуюся от резкой перемены освещения. Она уже догадывалась. Наверно, поэтому Итачи было позволено войти в этот дом. Он нёс с собой чёрную весть.
Он остановился посередине помещения и развернулся к ней лицом. Сообразил, как напрягся весь, пока показывал ей спину. Слова Такеши запали в душу. Она могла. Она бы не остановилась, если бы противник всерьёз сдался. Она бы пронзила клыками и человеческое горло, довершая начатое. Женщина из той породы, что могла сломать сильного бойца. Таковой являлась Касуми и Узумаки Кушина. Цунаде тоже, конечно, но от неё и наполовину не веяло тем предостережением, буквально бегущим впереди.
- Извини, - выдохнул Итачи. Совсем тихо. И понял, что больше ничего не требуется говорить.
- Кто это был? – открыто потребовала она ответа.
- Я не могу сказать, - он покачал головой.
- У него не было врагов в городе. По крайней мере, таких, которые могли бы одержать над ним верх, - держалась, не проронила ни единой слезинки, становилась яростной фурией. Итачи не поздоровится, если неправильно подберёт слова. На этот раз действительно могло всё оборваться.
- Это чужак, - подытожила она. – Какузу говорил, что Юдай попросил его кое-кого встретить. Но раз чужак уже здесь, то встречать он пошёл его стаю.
Она знала.
Итачи только глаза прикрыл и воздержался от кивка. Нельзя подтверждать. А ей и не требовалось подтверждение. Она крепко пальцы сжала в кулак. Скорбела на свой лад. Такая сильная и неукротимая. Итачи в этот миг понял, как легко распознать ярость оборотня-мужчины. Открыто и предсказуемо. Даже если противник прятал эмоции, Итачи всё равно видел их. Эта женщина встретила его с эмоциями, но он не мог разобрать, как далеко она готова зайти. От этого становилось не по себе. В последнее время слишком часто это чувство закрадывалось в голову Итачи.
- Подожди, - произнёс он. – Пожалуйста, дай нам самим разобраться.
- Ваша война меня не касается, - отрезала она с ледяной усмешкой.
Итачи понял, что не получится. Если бы он промедлил ещё хоть полчаса, не застал бы её дома. Оставалось благодарить небеса за своевременный приказ Юдая.
- Извини, тебе ПРИДЁТСЯ меня послушать, - надавил он.
Никаких компромиссов. Никакого послабления для убитой горем женщины. Горе превращало её в хищника. Только местью можно было заглушить его, а потом, возможно, где-нибудь в темноте и одиночестве дать волю слезам, раздирая стены острыми когтями от бессилия.
- Я не хочу, чтобы мои дети поклонялись вашему Старейшине. Они никогда не признают его, - отрубила она с предупреждением.
Говорила и чувствовала, насколько несостоятельно её заявление. Такеши больше не мог прикрывать их, оставалось защищать самой. Но идти против силы старшей семьи бесполезно. Она это понимала и всё равно цеплялась за собственные идеалы.
Её глаза полыхали. Итачи мигом прочувствовал все свежие раны и несколько успевших зарубцеваться. Он подобрался, готовый встречать врага лицом к лицу. Она – враг, обладающий некоей неприкосновенностью.
- Просто давай поговорим, - последнее предложение Итачи.
Она предпочла не услышать. С запозданием Итачи вспомнил, что даже имени её не знает. Только и успел подумать перед стремительным броском. Она вся в струнку вытянулась, руки над головой вперёд вскинула и, как в замедленной съёмке их опуская, летя горизонтально полу, перетекла в удлинённого зверя. Итачи замешкался на долю секунды. На ту самую долю, которая стоила ему преимущества. Он потерял возможность уклониться, поэтому встретил врага внизу, на полу. Едва успел перекинуться, как острые клыки пронзили его лопатку. Боль взрывом отдалась сверху донизу. Итачи на миг почувствовал судороги, успел испугаться, что вот так всё и закончится. Молниеносные прикидки и выводы. Но он уклонился. Отшвырнул соперницу и ринулся, прижимаясь к полу, в сторону дивана. Не успел прыгнуть, перекатился, насколько позволяла гибкая спина пантеры. Больше он ничего не контролировал.
Тогда Итачи всерьёз схватился, сам стремясь нанести опасную рану, перестал ощущать боль. Они оба молчали, ограничиваясь лишь вознёй от разбрасываемых и ломаемых вещей, от грохота падающих тел, ударов лап по полу. Несмотря ни на что, Итачи помнил, что должен привести её в дом Сенджу. Добровольно не получится, только силой. Оставалось рассчитывать на мускулатуру, чисто мужское превосходство.
А потом он краешком глаза уловил такое же стремительное движение в стороне. Не успел сообразить, как две молнии врезались в поединок и вцепились всеми зубами в противника. Противник – Итачи. Двое котят ростом со среднюю собаку уже раздирали острыми коготками плоть Итачи. Он едва не взвыл – так резко схватила боль. Попытался отшвырнуть их прочь, но сверху навалилась основная соперница. Итачи оказался в крайне невыгодном положении, на миг потерял свободу действий, прижатый к полу. Она этим воспользовалась и располосовала спину вдоль хребта. Итачи казалось, она всю шкуру там содрала и мясо разрезала, однако, не свалился беспомощным, продолжал рваться из западни. И когда уже не чаял освободиться, удачным ударом отшвырнул жену Такеши прочь. Она остановилась, наблюдала, как её пацанята терзают обессилевшего от ряда стычек и потери крови противника. Не нападёт сейчас. Чтобы воплотить свою месть в жизнь, ей необходима вся сила.
Она знала, что Итачи не посмеет поднять руку на её отпрысков, поэтому просто ушла. Он даже не заметил этого момента. Просто вдруг легко отшвырнул котят прочь, позволяя им удариться о стену, и вскочил на лапы, а соперницы уже не было. Он оглянулся, не переставая бить хвостом разбитую мебель, смотря исподлобья на мелких и ожидая нападения. Вмешавшаяся парочка выбралась из вороха какого-то хлама. Смотрели так же, как их мать, непокорные зверьки, знающие, что против серьёзного соперника не выстоят. Но они всё равно не сдавались. Такие же, как Наруто тогда, в грозу. Совсем щенок ещё, а полагал, что справится с сильным врагом. От ярких воспоминаний ностальгия захватила. Наруто, такой отважный и любящий. Тот, кого Итачи хотел любить всегда, независимо от того, куда они пойдут. А сейчас двое Наруто шагали вдоль стены, выискивая у Итачи слабости в обороне. Не нападали. И следом пришла реальность. Образ Наруто померк от яркого сияния хищника другого, настолько расчётливого, что рычать хотелось. Сейчас Итачи не постеснялся бы и на Неджи кинуться, но не со стремлением добить, а подмять под себя и жестоко принудить к интимной близости. От стучащей крови в висках, от бушующего адреналина, от потери крови Итачи мутило, он видел только кровь. Кровь перед глазами, кровь на полу, кровь, летающую красными кругами над головой.
И удар сзади. Итачи успел заметить его. Третий пацанёнок, самый младший, рассчитывал вцепиться в противника сзади в холку и не выпускать ни за что. Итачи и его отшвырнул, а затем бросился на них троих разом. Так же резко и расчётливо смял их слабое сопротивление, такое же, как у Наруто тогда. Он смотрел на них сверху вниз, прижимая лапами, и скалил зубы. Хотел, чтобы они поверили, будто он их может убить. Жена Такеши хорошо воспитывала в них неприязнь к местным кланам. Придётся повозиться, а пока у Итачи было дело поважнее. Едва мальцы превратились в людей, громадными глазищами смотря в морду Итачи и ожидая своей участи, поверженные, но не хнычущие от страха, Итачи отодвинулся, сам встал человеком и ткнул в их сторону рукой. Глаза его, наверно, всё ещё полыхали. Не избавился от звериной сущности до конца. Он даже не мог посмотреть, сколько времени заняла возня с детишками – часы оказались разбиты. Он взглядом поискал, не выпуская из видимости троицу разъярённых кутят. Потом за телефоном полез, нашёл не сразу.
Неджи не отвечал. После серии длинных гудков оператор сообщил, что абонент недоступен. Внутри сразу всё рухнуло. Итачи хотел тут же мчаться к нему, встать с ним плечом к плечу, защитить от женщины-фурии. И он также осознавал, что не в форме. Причём, очень не в форме. Но с малышами как-нибудь справится.
- Так, собирайтесь, поехали, - скомандовал он.
Только один вариант: отправить их в дом Сенджу. Их мать вряд ли сегодня вернётся на своих ногах. Если она и достанет слабое место Неджи, его команда с ней разделается. Итачи почти ненавидел эту женщину.
- Живо, я сказал! – рявкнул он, вырывая мальцов из неподвижного состояния. Младший первый рванулся, спрятаться захотел, а Итачи в него пальцем ткнул, словно приклеивая к месту:
- Только попробуй. И я тебя в мешке в багажник швырну.
Он ждал. Они снова не двигались. Запах крови окутывал каждый уголок дома, просачивался на улицу и заставлял отчаянно искать выход. Итачи ничем не мог помочь. Всё летело мимо. От него ничего больше не зависело. А если так, то не привезёт ли он детей в пустой дом? Он немного остыл, начал думать в перспективе. Придётся тут задержаться. По крайней мере, пока не услышит хоть каких-нибудь новостей.


Неджи не отрываясь смотрел в одну сторону. Только оттуда мог кто-нибудь явиться. Хотелось верить, что Итачи. Без него становилось беспокойно. Всё время, что Неджи тут проторчал, за спиной стоял Итачи. Наверно, это уже вошло в привычку – рассчитывать на него. Плохая привычка, опасная. Пора что-то менять в жизни. Если оставлять в ней Итачи, надо точно определить его место. Не боевая единица – Неджи сам себе головой покачал, – но и в качестве домашней собачки тоже нельзя. Итачи без раздумий выйдет в авангард, даже если Неджи не попросит. И возьмёт первый и самый сильный удар на себя.
- Нет, - пробормотал Неджи. Не хотелось представлять его в таком свете. Тем не менее, Итачи представлял собой очень мощную боевую единицу, и пренебрегать его способностями унизительно для самого Итачи. Если однажды у них спор на эту тему выйдет, пожалуй, они сцепятся. Одно ясно – отодвигать его в сторону нельзя. Но нельзя и позволять встать в ряды личной армии на территории Сенджу.
Хорошо, что Итачи ушёл. Не место ему в предстоящем.
Нарастающий звук автомобильного двигателя заставил Неджи прервать неопределённые размышления и полностью обратиться в ту сторону. Машина, не принадлежащая ни Итачи, ни Шисуи. Неджи подобрался, готовый отстаивать честь и жизнь. Почуял шевеление позади – это команда пришла в движение. Держались на расстоянии, уважая желание лидера постоять в одиночестве. Чуяли, как ему непросто сейчас. Возможно, не разделяли взглядов относительно Учихи Итачи, но держали себя в руках.
Неджи сам участвовал в погребении соратников. Молча они убрали тела, молча замаскировали улики, так же молча скинули в отдельную яму тело мёртвого противника. Это всё, что требовалось. Никаких особых проводов или тревог из-за властей города. Никто не станет поднимать полицию из-за парочки мёртвых хищников, тайком закопанных в лесу. Возможно, люди зададутся вопросом, откуда они вообще тут взялись, но сошлются на трагедию в зоопарке или станут обвинять какого-нибудь извращённого богатея, что вместо собак предпочитал львов или леопардов. Неджи отмахнулся от мыслей о случайном нахождении. Они хорошо постарались, чтобы никто их не нашёл. Нельзя позволять другим нарушать покой мёртвых товарищей.
Он помял в руках мобильник. Хотел Итачи услышать, но придётся беседовать с кем-то другим. Неджи пока ещё не видел водителя. Авто остановилось слишком далеко, чтобы через отблески на ветровом стекле можно было различить черты лица. Неджи невольно принюхался, но остался на месте, потом убрал мобильник в карман и выдохнул с оттенком разочарования. Это не Итачи. Ждал его и одновременно мысленно просил оставаться в стороне. Не в этой битве. Неджи собирался с ним обсуждать то, что будет, но не в этот раз. Нельзя Итачи участвовать. Он не знает, кому отдать предпочтение, и скорее позволит убить себя, чем сам нанесёт финальный удар. Подчинение старшим семьям сейчас делало его слабым. У него не оставалось выбора, кроме как наблюдать.
Шисуи сам подошёл, оставил машину позади, ни разу на неё не оглянувшись, его удовлетворил короткий сигнал включившейся сигнализации. Он приблизился и встал напротив, изучал выражение лица и искал ответ без единого слова. Неджи сделал непроницаемое лицо и первым заговорил:
- Не думал, что вернёшься так скоро.
- Извини, Итачи не может присоединиться, - ни капли тепла в голосе Шисуи.
- Хорошо, - Неджи кивнул. Они оба понимали, что так лучше всего.
- Юдай сам попросил его не встревать, - изложил подробности собеседник, - он тоже понимает, в каком сложном Итачи оказался положении.
Старейшина не должен испытывать судьбу подопечных всего лишь ради удовлетворения собственного любопытства. Юдай мог приказать Итачи шпионить за чужаком, а потом взять его с собой разруливать конфликт. Юдай этого не сделал. А казался глухим к чужим проблемам. Особенно если это затрагивало честь старшей семьи.
- Я не на твоей стороне, Хьюга, - сразу оговорил Шисуи.
- Да, - короткое подтверждение с ноткой равнодушия. Неджи и не рассчитывал всерьёз на помощь Шисуи.
- Хьюга, ты такая сволочь, - обвинил последний.
Неджи чуть удивился, но промолчал.
- Думал, можешь манипулировать мной? А потом что? Потребовал бы присяги?
Молчание.
- Я никогда не встану в твои ряды. И уж тем более, никогда не последую за тобой, в какую бы беду ты ни попал. Даже если от этого будет больно Итачи.
Неджи выдохнул. Только что сообразил, что полную грудь воздуха набрал и держал его в себе.
- Я сглупил, когда пришёл на твой зов, - Шисуи не унимался. – Если бы знал, что это всего лишь трюки. Всего лишь твой долбаный антураж. А я мог бы и догадаться. Ведь ты же мне прямо в лицо, этими же словами…
Не договорил. Корил себя за покладистость, но не испытывал смертельной обиды.
- Прости, - наконец заговорил Неджи. – У меня не было в мыслях подчинять тебя. Просто… это… само получается.
- Сволочь, - повторил Шисуи и замолчал. Теперь пришло время услышать о планах Юдая. Шисуи не станет скрывать содержание разговора из-за принципов, иначе вообще не приехал бы.
- Ты остаёшься? – понял Неджи.
- Не ради тебя, не надейся.
- Я не надеюсь…
Небо приобретало светлые оттенки. Утро грозило стать мрачным, небо – закрытым кровавыми облаками. Что бы ни решил старший клан – это их последняя капля терпения. Неджи пошёл за Итачи в холмы, когда его чаша переполнилась. Из-за Наруто. Крови Наруто Неджи спокойно вынести не мог. А она могла легко пролиться – Неджи так думал тогда.
- Что он сказал? – спросил Неджи и поймал вопросительный взгляд собеседника, тогда пояснил. – Что сказал Юдай?
Мог бы поинтересоваться мнением Цунаде, но не хотел создать ошибочного впечатления, будто он игнорирует кого-то, особенно главную величину. Какой бы великой ни была Цунаде, она давно и добровольно отошла от дел.
- Ничего, - ответил Шисуи, поджав губы. Всё ещё сердился, не мог простить так скоро за попытку подмять его под себя.
- Ничего? – выделил удивление Неджи.
- Ничего. Или, ты думаешь, они будут информировать тебя, как собираются поступить?
Они. Шисуи тоже думал о Цунаде. Наверно, они вместе выслушивали отчёт явившихся Учиха.
- Не думаю. Но они должны хоть как-нибудь подчеркнуть свою позицию.
- Ты её знаешь. Зачем передёргиваешь? – Шисуи ткнул в него пальцем. – Или надеешься на чудо?
Чудес не бывает, кроме тех, что создаются собственными руками. Единственное чудо, которого не мог объяснить ни один оборотень – это нарушение закона сохранения массы, когда требуется перекинуться в зверя помельче или покрупнее человека. Раньше это называли магией. Сейчас, когда доказано обратное, это просто исключение из правил.
- В таком случае, куда направили Итачи? Ты же не будешь утверждать, что он спокойно домой пошёл?
- А ты рассчитываешь на его участие? А не поубавить бы тебе эгоизма?
- Я просто спросил, - перебил незавершённую тираду Неджи. – Разве мне нельзя знать, что с дорогим мне человеком? Что тут вообще происходит?
Шисуи хотел ответить. По блеску в его глазах, по изменившемуся лицу Неджи понял это. Но собеседник сдержался, не затеял спора:
- Юдай посчитал, что ему не место в предстоящем. Даже если ничего не случится. Надеюсь… - снова пальцем в грудь. Неджи опустил взгляд, изучая прикосновение визуально, но не отстранился и не прокомментировал. – Надеюсь, ты сделаешь всё, чтобы не развязать бойню.
Неджи сделает всё, если это будет в его силах. Управлять ситуацией легко в своём мире. И то не всегда всё идёт по плану. В чужом краю предусмотреть все мелочи просто невозможно. Другие оборотни, другие ценности, другие взгляды.
- Ты можешь проследить, чтобы он не вмешивался? – спросил Неджи отчасти отстранённо, не пытаясь давить.
- А если нет, ты снова включишь режим властелина? – съязвил Шисуи и тотчас же ответил на поставленный вопрос. – Я и без тебя собираюсь держать его подальше. Если начнётся заваруха, я прижму его к земле и буду удерживать силой. Если понадобится, вырублю его. С его-то ранами и чрезмерным усердием вступить в твою шайку это не будет так уж сложно.
Умолчал о том, что даже с такими ранами с Итачи не каждый справится. Особенно Такеши. Неджи усмехнулся столь дерзкой мысли и заставил себя погасить улыбку.
- Хорошо, - выдохнул он. – Ты пришёл наблюдать? Так наблюдай. Только не проси меня помогать тебе.
- И не отберёшь телефон? – Шисуи демонстративно повертел мобильником в ладони.
- Следовало бы пресечь твои попытки докладывать Юдаю в реальном времени обо всём, что я делаю, - снова усмешка.
- Шутишь? – Шисуи немного расслабился.
- Ничего личного, Шисуи, - повторил избитую фразу Неджи. – Я, правда, не думал вербовать тебя красивыми речами. Я просто пытался тебе объяснить, и ты понял. И если бы не поверил в мою правоту, ни за что не сказал бы «да».
Он первым пошёл в сторону своей команды. Если Юдай не счёл нужным даже Шисуи в курс своих планов ввести, то, очень даже возможно, сам не совсем уверен, как действовать. Но он, совершенно точно, ждёт ошибки противника. Говоря об отсутствии личного, Неджи слегка покривил душой: у них с Юдаем давно зашло за эту черту. И только сознательность и сдержанность не позволила им смахнуться сразу же после боя с Такеши. Юдай тогда первый отступил, даже будучи уверенным в победе.
Он не успел продумать план действий с учётом того, что услышал от Шисуи. Считай, не услышал ничего, но зато получил точку опоры. Молчание – тоже результат. Если противник молчит, можно смело готовиться к худшему раскладу. По крайней мере, Юдай мог бы предложить Неджи встретиться на нейтральной территории.
Неджи не успел распределить роли своих людей в случае того самого худшего расклада, как почуял нарастающее напряжение. Новый запах в нос, неслышный шорох, крадущаяся поступь и затем слабый-слабый оттенок запаха крови Итачи. Неджи моментально забыл о текущих делах. Ждал Итачи, а увидел выметнувшуюся из кустарника тигрицу. Хищница с окровавленной мордой и подмазанной кровью шерстью. Не её кровью. Её только царапина на плече и ссадина на задней лапе. Ветерок дунул с её стороны и принёс волну знакомого запаха. Запаха Итачи. Раненого Итачи. Резкий аромат, заставивший Неджи самого чуть ли не зарычать. Он хотел знать, что она сделала. Он хотел знать, кто она и по чьей наводке действует. Если это Юдай, то он точно переступил черту. Принёс в жертву Итачи и подготовил камикадзе. Неджи буквально взъярился. Сам не заметил, как ярость охватила его с головой. Что угодно, но только не досада. Нельзя плакаться и размышлять, как так получилось. Он собирался выбить из явившейся демонессы правду, прежде чем уничтожить её.
- Неджи! – между ними ринулась одна из подопечных. Любимый образ – волчица. Но в схватке предпочитала барса, как и большинство из них.
- Не вмешивайся, - он сделал шаг, намереваясь обойти её.
- Ты же сам говорил, что нельзя необдуманно! – попыталась дозваться она.
Неджи вспомнил и поверил. Запах крови ещё не означает труп. Итачи не слабак, не сдался бы без боя, а эта женщина даже не ранена. Только было в её образе что-то опасное. Знакомое и чужое. Запах странным образом настораживал. Её собственный запах. Неджи принялся мысленно перебирать всех здешних знакомых. Он мог пройти мимо неё в магазине и не обратить внимания. Но инстинкты кричали, что дело тут не в магазине. Это враг. А Неджи всегда мог распознать врага.
Прежде чем он успел что-либо предпринять, тигрица сама бросилась на него. И тут он понял. Запах недавней жертвы. Немного другой, индивидуальный, но похожий до взъерошенной шерсти на спине.
Соратница тоже поступила инстинктивно, бросилась ей наперерез и взяла противника Неджи на себя. Он хотел вмешаться, но схватка с первых секунд развернулась настолько яростная, что разнять их могла только превышающая сила. Неджи хотел попытаться, но поймал краешком зрения Шисуи. Он просто наблюдал. И будто пример подавал. А Неджи продолжал раздумывать, чей же на самом деле это бой. За что или кого? Без объявления и озвученных причин. В любом случае, следовало хотя бы подождать, пока соперницы разлетятся в разные стороны, чтобы перегруппироваться.
- Неджи, - его молчаливые метания заметил один из парней, сзади подошёл, руку на плечо опустил. – Не надо. Все это понимают, и ты должен.
- Не могу отделаться от ощущения… - отозвался Неджи и не договорил.
- Нельзя тебе самому. И раненым нельзя, - словно не услышал подопечный. – На тебе противник куда более серьёзный. Это же не возня в песочнице за лучшую формочку.
Справедливое замечание, от коего Неджи всё же поёжился. От незнакомки вообще мурашки побежали. Стоило оценить её первый натиск и отточенные движения. Эта леди якшалась не со сливками общества, а в настоящих боях участвовала. Она могла и уделать подопечную Неджи. Он невольно вперёд шагнул, едва осознал. Хватило двух смертей верных соратников. Если бы они кучей навалились, сами бы отправили неприятеля в преисподнюю, а они по чести старались. Кого сам противник выбрал, те и вступили. Остальные только периметр отмечали, расхаживая туда-сюда.
- Не надо, - повторил совсем тихо соратник, не разжимая руки. Напротив, сильнее стиснул, железной хваткой.
Он был всецело прав. Нельзя растрачивать силы, если предстоит кое-что посерьёзнее, чем рядовая схватка с кем-то неизвестным. И вторая полоса Юдая это не могла быть. Тут что-то личное. Неджи опустился на четыре лапы, вытекая из-под руки подопечного, но не двинулся с места. Он был готов в любой момент взять соперника на себя и остановить это безумие. Не знал, чьи это происки. Но чьи бы ни были, он грозил толкнуть Юдая на решительные действия. Неджи больше всего опасался такого расклада.


Итачи утихомирил их. Троица сидела смирно, не принимая больше звериного облика. Разница в возрасте не больше года. Младшему не больше двух. Друг за другом буквально родились. Такеши на славу постарался. Все они смотрели на Итачи громадными заинтересованными глазищами. Боже, как у Наруто! Итачи головы коснулся. Поздно сообразил, как выглядит его жест, но останавливаться было поздно. Он зачесал чёлку назад. Волосы спутались и, наверно, кровью пропитались. Он не мог больше молчать:
- Вы знаете, кто ваш папа? Кем он является в этом городе?
- Он Старейшина, - без колебаний выдал самый младший.
- Не совсем Старейшина, - поправил Итачи, наконец находя ниточку доверия. – Но он очень важный человек. Вы тоже будете важными, надо только показаться его семье.
- Папа не хочет, - замахал головой старший.
- Знаю, - Итачи подошёл и совершил самый непредсказуемый для малышей поступок: растрепал его волосы, совсем как у Саске. И снова почувствовал укол застарелой боли. Никогда он больше не прикоснётся к брату так легко и непринуждённо.
- Мама велела не разговаривать с незнакомцами, - продолжил старший.
- Я не незнакомец. Просто вы пока меня не знаете. И мне очень нужна ваша помощь, пока мама не вернулась. А она ведь не ушла бы, если бы считала меня плохим человеком.
Сердце к горлу подскочило и забарабанило в ускоренном ритме. Не знал, что происходит прямо сейчас, но тревога усилилась. Тревога и не исчезающий запах крови: иллюзорный, означающий схватку, и собственный, перебивающий тот самый зловещий. Мать этих сорванцов могла вообще не вернуться, если последовала велениям вендетты и сцепилась с Неджи. Но Неджи ещё Юдая встречать лицом к лицу. Он не выстоит, если будет ослаблен. Прошлая битва и незажившая рана в животе и так ослабляли его защиту. Да ещё только с больничной койки из-за его долбанной пневмонии и огнестрела. Итачи едва в волосы не вцепился – так хотелось взвыть от отчаяния. Он сидит тут и ничего сделать не может.
- У нас есть бинт, - тихонько затеребил Итачи за рукав младший. Средний жался в уголок, смотрел волком, открыто проявлял недоверие. Дикий волчонок, совсем как Наруто.
Наруто снова и снова возвращался в мысли Итачи, заставлял сравнивать и испытывать горечь сожаления. Не хотел уже его рядом держать, а всё равно переживал. Привязался к Неджи, но тень Наруто постоянно нарушала спокойствие. Итачи почти ненавидел его.
- Не такие уж серьёзные раны, - Итачи изобразил вымученную улыбку и точно как старшему растрепал волосы младшему. – Мне отлучиться надо. Я позову свою подругу, чтобы она присмотрела за вами, пока…
Не договорил. Отчётливый смрад опасности словно на плечах лежал. Что бы ни задумала их мать, она уже достигла места и вступила в бой. Итачи разрывался между стремлением участвовать в основных событиях и присматривать за мальцами. Нельзя сейчас их одних оставлять. Они и сами рвануть могли на улицы города. Чего доброго, погибли бы на дорогах.
- Она не оборотень, - продолжил Итачи с новой темы. – Вы же знаете, что нельзя людям показывать нашей сущности?
Они знали. С младенчества родители учат своих чад скрываться. А эти достаточно сообразительные, чтобы усвоить урок, порой преподающийся жёстко. Тут любые способы использовались, лишь бы доступные для понимания детей. Такие, какие заставляли их внять словам взрослых. Итачи тоже не понимал, пока отец жестоко не оттрепал его за холку, к земле прижал и держал зубами, а потом, когда Итачи подрагивать начал, он поднялся в полный человеческий рост и сказал, ничуть не заботясь о психике малыша:
- Если люди узнают, кто ты, они убьют тебя.
Развернулся и ушёл, оставив Итачи зализывать позорные раны. Итачи обижался и думал. До тех пор дулся, пока не усвоил урока. Так отец заставил его отбросить все остальные мысли и думать только о контактах с людьми. Потом Итачи просто влился в спокойную семейную жизнь и никогда не упомянул о методе Фугаку.
Из сидящих напротив мальцов, пожалуй, только самый младший мог совершить ошибку. Слишком мал. Но он тоже понимал.
Старший кивнул, подтверждая, что урок тоже получил. Средний продолжал неприязненно зыркать на вторженца. Итачи сам виноват, что сразу с угроз начал, зато заставил их прислушаться. Теперь сглаживал. Он бы и на кухню сгонял приготовил что-нибудь вкусненькое, лишь бы смягчить их, несмышлёнышей.
- Ну извини, я же только-только из зубов твоей мамы вырвался, вот и нагрубил, - он хотел коснуться среднего брата, но тот отодвинулся. Не зарычал, но и смотреть исподлобья не переставал. – Я бы не стал засовывать вас в мешок. Честно, - Итачи сделал подтверждающий клятву жест. Настолько детский, что даже задумался, использовал ли он его хоть раз.
Средний ещё на шажок отодвинулся, не вставая, так и сидел, елозил на пятой точке. А когда совсем до подлокотника добрался, вцепился в него обеими руками.
- Ладно, я сам виноват. Но надеюсь, что ты простишь меня, - Итачи не стал больше затягивать, отошёл с телефоном к окну и набрал рысь. Долго слушал длинные гудки, переживал, ответит ли. Она никогда не предъявляла завышенных требований, но могла и обидеться, зная, что её используют как запасной вариант.
Она ответила:
- Итачи?
- Да, я, - совсем тихо подтвердил он. – Ты можешь приехать? За детьми присмотреть.
Она промолчала.
- Не за моими, - сразу оговорился он. – Это дети моего старого друга, но их мать в опасности, а я ничего сделать не могу…
Он знал, что следующей её репликой будет просьба назвать адрес. Он только взглядом поискал, где можно посмотреть номер дома. Ничего не оставалось, как глянуть снаружи. Но он уже не сомневался, что малыши будут ждать, чуя то же, что и он. Возможно, они ещё не могли верно расценить запах крови, но они не обделены чутьём. Да и родители достойны.
- Назови адрес, Итачи, - рысь не подвела.
- Сейчас…
Он задержался перед дверью, держась за её ручку, посмотрел на малышей, словно подтверждения искал. Младший совсем смягчился. Раскаивающийся взрослый вызвал в нём, явно, симпатию. Он улыбался во весь рот, но оставался на месте. Старший помалкивал, сделал глаза ещё больше, вернуться хотелось, но Итачи пересилил себя, остался на месте. Средний не двигался, крепко держась за подлокотник дивана. У Итачи подозрение проскользнуло: не задумал ли чего. Саске в его возрасте сообразил, как интересно нарушать установленные взрослыми правила и скрываться с места преступления. Если его заставали, то отчитывали, а когда и тумака давали. И Саске всегда бежал прятаться к Итачи.
- Извини меня, - попросил в трубку Итачи, когда очутился на крыльце, под козырьком крыши. – Я знаю, что постоянно исчезаю, ничего тебе не объясняя. Но это моя жизнь. Я не могу по-другому.
- Я понимаю, - совсем тихо ответила она. – Скоро ты совсем уйдёшь.
- Что? – он встрепенулся.
- У меня же есть глаза и уши, Итачи. Ты никогда не любил меня…
Он стоял на месте, совершенно позабыв об оставленных щенках. Что ему чужие отпрыски, когда женщина, спасающая его раз за разом, несколько лет подряд, вдруг решила попрощаться. Он чуял это. И она не стала уточнять.
- Прости, - выдохнул он.
- Если хочешь, звони мне иногда, но не жди, что я останусь верной только тебе. У меня тоже есть гордость.
Так хотелось назвать её рысью.
- Я могу тебе помочь? Хоть чем-нибудь.
- Ты и так всё время помогал мне, - впечатление её улыбки, - когда мне совсем плохо было, а ты просто приходил и забирал мою боль себе. Когда я хотела с моста кинуться, а ты позвонил. Когда у меня было тяжёлое время. Мы оба нуждались друг в друге.
Он набрал воздуха, но не успел произнести ни слова.
- Ты больше не нуждаешься во мне, - подытожила она.
- А ты? – совсем тихо.
- Я ведь могу позвонить тебе, если будет совсем плохо?
- Да…
И они продолжали молчать. До тех пор слушали дыхание друг друга в трубку, пока Итачи не вспомнил причину своего звонка. Тогда спустился по ступеням на траву и огляделся, безошибочно вычислил спрятавшийся за углом номер дома и двинулся к нему.
Наверно, так и надо расставаться, оставаясь друзьями, как бы банально это ни звучало. Сначала он попрощался с Наруто, теперь с рысью. Впереди остался только Неджи. Значит, пути назад точно нет. Если биться за любовь, то до конца. Биться с идеальным хищником за право сжать его в объятиях и никогда не выпускать.
Никогда.


Атмосфера не успела измениться после прошлой схватки, а уже снова накалилась. Юдай ждал этого. Одна его половина, сознательная, желала предотвратить, но индивидуальная, никак не связанная с постом Старейшины, надеялась. Теперь можно действовать открыто. Теперь никто не осудит за развернувшиеся боевые действия. Он надеялся, что Хьюга выбрал местечко вдали от города. Он не собирался прощать. Только не наглеца из чужой старшей семьи. И только не того, кто в последствии мог составить конкуренцию, заняв одно с Юдаем положение. Всё выходило как нельзя лучше. Беспокоила только кровь. Но ни одна серьёзная разборка не обходится без крови. Юдай надеялся, что тот неведомый пока смельчак был один. Тот, кто спровоцировал цепную реакцию. И дальше Юдай не позволит никому делать его дела. Разобраться с главой противника – дело Старейшины, как ни крути. Хьюга сам загнал себя в угол.
Видимо, атмосфера широко разошлась по диаметру. Наверно, запах крови достиг тех уголков, что находились за сотни километров, а то и тысячи. Аура надвигающегося конфликта. Или это был не просто конфликт, а настоящая война. Меньше всего сейчас Юдай думал о заинтересованных сторонах. Сейчас важно только то, что происходит перед глазами.
Телефонный звонок вырвал его из сосредоточенности. Юдай уже начал прикидывать, кого призвать на предстоящую встречу. Тут не ограничиться парочкой соратников. Тут необходимо собрать достаточно сил для демонстрации и последующих событий. Чтобы у противника ни шанса не осталось. По словам очевидцев, у Хьюги не такая уж большая армия. Несколько прихвостней, которых он чем-то очаровал настолько, что Старейшину не послушались и двинулись за младшим Хьюгой в чужие земли.
Звонок звучал преувеличенно настойчиво. Казалось, даже тональность становилась требовательной. Юдай выждал ещё несколько секунд, думал, Цунаде и тут поучаствует. Его начинало раздражать её вечное вмешательство. Она собиралась за руку его водить до старости.
Он поднял трубку и услышал голос незнакомца:
- Сенджу Юдай.
Только имя. Даже не вопрос, а констатация факта. Обманчивое впечатление, будто собеседник видит сквозь пространство.
- Могу я услышать, с кем имею честь? – спокойно. Всегда и во всём следует сохранять спокойствие. Голос не принадлежал мальчишке. Это был голос степенного человека, такого же, как сам Юдай. И с ним стоило говорить соответственно, со всем уважением. Юдай буквально чувствовал его значимость. Нельзя допускать никакой дерзости или приказного тона.
- Хьюга Хиаши, - идентифицировался тот и сразу отбил желание задавать вопросы. – До меня докатились слухи о том, что ваши армии зашевелились. Можно поинтересоваться причиной?
Хиаши прекрасно знал причину. Юдай не сразу ответил. Думал, стоит ли отвечать вообще. Не простой звонок. А главное, причина не в обычном интересе или слухах. Как бы они ни катились, всё равно искажались порой до неузнаваемости. Но Хьюга никогда не позвонил бы, опираясь на пустые сплетни.
- Я не стану отчитываться, - Юдай не собирался опускаться до оправданий, хотя властный голос оппонента давил аурой даже на расстоянии. Юдай невольно прикинул, сколько между ними километров. И как далеко дошёл запах крови Хьюги Неджи, если его опекуны зашевелились.
- Никто этого не требует, - ответил Хиаши.
- Тогда в чём причина вашего звонка.
- Хочу договориться.
Договориться? Юдай крепче трубку сжал, чуял подвох. Собеседник как угодно мог назвать свои действия, но сути оно не меняет.
- Вы знаете, при каких обстоятельствах пропал мой племянник, - продолжил Хиаши, всё так же стремясь раздавить морально, - вы позволяете на своей территории беспредел по отношению не только к людям. Мне всё равно, что вы там у себя делаете, но я не прощу, если ваш недосмотр коснётся моей семьи.
Вот и суть. Хиаши не привык юлить или смягчать. В одной фразе припомнил всё с самого начала. Упрекнул за охоту на оборотней и предупредил насчёт Неджи.
- Это угроза? – Юдай тоже говорил прямо.
- Это предупреждение.
Предупреждение, пришедшее через значительное расстояние. Только особые причины могла заставить Хиаши позвонить. Он скорее прибыл бы лично, если бы действительно питал ненависть к обидчикам племянника. Хотелось ему нагрубить, швырнуть вызов и унизить. Но с Хиаши это не пройдёт. Юдай ещё мог рассчитывать поиграть с его племянником, но сейчас перед ним человек куда более подкованный в подобных вопросах. Человек, стоящий на одной ступени и смотрящий прямо в глаза, вынуждающий смотреть в ответ.
- Неужели вы разослали шпионов по всей стране? – осторожно поинтересовался Юдай.
Вряд ли по всей. Возможно, Хиаши сделал это сразу, едва узнал место нахождения племянника. Или создавал иллюзию вечного наблюдения. Шпионства чужака не потерпел бы ни один Старейшина.
- Или ваш племянник хочет поддержки могучего родственника? – тут же, не думая, швырнул Юдай. Поздно спохватился. Он хотел это сказать, но понимал, что нельзя. Выставлял Неджи слабаком, не способным без большого папика постоять за себя. Однако, поздно было смягчать удар. Это превратилось бы в жалкие оправдания.
Хиаши ничем не показал, как глубоко его кольнуло явное оскорбление его семьи.
- Простая воинская этика, господин Сенджу, - спокойно. Жутко вежливо. – Если такова ваша позиция, то нам не о чем разговаривать, в принципе.
- Что вы хотите? – Юдай подобрался, как пригнулся для прыжка, - подробностей о ходе накала страстей?
- Нет. Я отлично представляю, как это бывает. Но позвольте мне поинтересоваться, господин Сенджу, вы когда-нибудь теряли своих родственников из-за территориальных конфликтов? Лично вы, будучи Старейшиной.
Намёк? Хиаши провоцировал Юдая. Умело манипулировал чужими эмоциями, создавал тот самый проклятый антураж, о котором говорила Цунаде. Юдай едва сдержался, почуяв в вопросе настоящую угрозу и ответный выпад на пренебрежительный отзыв о Неджи. Он не поддался эмоциям, выждал достаточную паузу и так же спокойно произнёс:
- Нет. Но вы не можете поставить мне это в вину.
Мелкие нападки не в счёт. Юдай помнил парочку, но никогда не выходил целой армией, когда теряют людей одного за другим. Он слышал, что такое было в краю, где правили Хьюга и Намикадзе. Хиаши имел право говорить об этом.
- Молите богов, чтобы вы никогда не узнали, каково это, - Хиаши не обвинял, он просто предупреждал, как и говорил. Самыми тяжёлыми словами, самыми красочными описаниями.
- А вы способны швырнуть мне вызов?
- Переход на личности – самое жалкое зрелище в споре, - парировал Хиаши не менее обидно, чем до этого высказал сам Юдай. Хотел атаковать в ответ, припоминая эти самые личности в предыдущем вопросе оппонента, но сдержался. Вынужден был фильтровать будущие слова. Нельзя допускать ошибок в этом разговоре.
- Извините, если задел вас, - уклонился Юдай. – Но вы не можете диктовать мне свои условия, основываясь только на личном опыте. Ситуации и разные бывают.
- Позвольте этой ситуации развиваться самой, - ухватился Хиаши. - Я уверен, Неджи не стал бы лишний раз тревожить ваш покой. По крайней мере, не до такой степени, чтобы его делами заинтересовались лично вы.
- А он вам подробно рассказал, что тут происходит? – Юдай отказался от вызова. Просто интересовался. Если бы вынашивал другую корысть, эмоции всё равно выдали бы. От Хиаши бежали мурашки по спине. Не тот противник, которого хочется видеть, особенно ради самоутверждения. Юдай давно пережил переходный возраст и просто понимал, что значит схватка равных величин, на которые обращено множество глаз. Он не собирался конфликтовать ещё и с этим человеком.
- Скажем, я хорошо знаю Неджи с младенчества. Всё, что у него в голове, я могу прочесть, как книгу. Поэтому просто выражаю просьбу повременить с активными действиями.
- По-вашему, сколько я могу игнорировать кровь на своей территории? – обезоруживающий вопрос. Хиаши и сам бы не стерпел, однако, продолжал требовать, облачая требования в вежливую форму.
- Остановите всех недовольных – и ситуация разрешится сама.
Совет чужака. Юдай хотел усмехнуться, но снова сдержался.
- Пожалуйста, господин Сенджу, хотя бы один день, - требование Хиаши превратилось в просьбу. Хиаши умел играть как словами, так и эмоциями. Юдаю стало неуютно, ибо он не смог сразу разобраться, где истина прячется за показушностью.
- Извините за беспокойство, - снова опередил собеседник и прервал связь.
Юдай недоверчиво держал трубку у уха и слушал короткие гудки, потом тишину и наконец опустил руку с мобильником вниз. Он сердился. Хотел сейчас же обратиться и растерзать всю семейку. Желания редко совпадают с возможностью. Нельзя идти против всех. Никто не одобрит. А если и начать контрнаступление, поднимутся все, и развернётся кровавая бойня, какой современное человечество ещё никогда не видело.
Юдаю просто нельзя было выдвигаться за пределы территории в такой момент, ни в какую сторону. Даже дипломатический визит не прошёл бы как причина.
Тихонько открылась дверь. На пороге появилась Цунаде. Кажется, она по выражению лица Юдая и блеску его глаз поняла, что противник нанёс ответный удар.
- Они взяли под наблюдение всю округу, - сделал напрашивающийся вывод Юдай, повернувшись к Цунаде полностью, и уточнил. – Клан Хьюга. Не знаю как, но они точно знают, что происходит.
- А что происходит? – холодная и опасная Цунаде. – Ты же не собираешься действительно бросаться в бой?
- Всё зависит от обстоятельств, но посмотреть я должен, - он не садился больше. И Цунаде не останавливала.
- Пожалуйста, Юдай, сделай так, чтобы ни капли твоей крови не пролилось.
- А ты… - не договорил. Последнее наставление Цунаде как прощание. – Только не говори, что ты собралась снова уйти. Только не сейчас.
Она покачала головой и села в кресло, приняла расслабленную позу и посмотрела на Юдая, как госпожа:
- Как ты и говорил: я не буду водить тебя за руку до самой смерти. Решение есть, найди его. То, которое устроит всех.
И ни намёка, из чего Юдай заключил, что она даже не думала над этим решением.
- Оно всегда есть, - он так и не сел, продолжал ждать ответа. Если Цунаде уйдёт, снова посыплются вопросы, на которые невозможно ответить.
- Ну так найди, - настойчиво повторила она.
- Цунаде! – словно поражаясь её недогадливости, выпалил Юдай.
- Да куда я денусь? – она сложила руки замком на животе. – Может статься, ещё и прийти посмотреть придётся, если ты вздумаешь всё испортить. Я не дам тебе уничтожать мир, за который я насмерть дралась, - строго, резко, палец в грудь Юдая.
Он не ответил, просто прошёл мимо и закрыл за собой дверь.

Дальше

@темы: katsougi, Макси, Неджи, Неджи/Итачи, Слэш, Фанфикшн

   

Hyuuga FanFiction

главная