18:25 

Клан Хьюга. Глава 25.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Клан Хьюга
Глава: 25
Автор: Shelma-tyan
Персонажи (Пейринг): Неджи/Хината
Рейтинг (для главы): PG
Жанр: романс
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежат Кишимото
Саммари: Про Неджи, Хинату и клан Хьюга. После второго экзамена на чунина, Хината в попытке помириться хочет увидеть Неджи. Но он приходит к ней в палату вовсе не за тем, чтобы забыть клановые раздоры и извинится. Как ей не начать ненавидеть, как ему перестать презирать. Все об этом.
Читать на фикбуке: здесь
Предупреждение: ГЕТ/всем бояться/, некоторое АУ от манги, ООС
Разрешение автора на размещение его работы: получено

Главы 1-3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

*25*

- Девочки, подъем! – Командный голос Мики-сан раздался в душном воздухе прогретого шатра.
Хината открыла глаза и с трудом приподнялась. Жесткий спальник почти не спасал от холода, пробиравшегося от земли ночью, а соседство сотни других девушек, сопящих, ворочающихся, похрапывающих, очень мешало Хинате выспаться.
Кругом зашевелились, заговорили. Рядом скатывала и затягивала ремнем свой спальник сосредоточенная Ино.
- Ты как? – дружелюбно поинтересовалась она.
Хината выдавила улыбку и кивнула.
В их переходе из Листа к Облаку была всего лишь одна ночевка, но даже она задержала их почти на двенадцать часов. Хината скатала спальник и бросила его в кучу у выхода из огромного шатра, в котором они ночевали.
Они – то есть девушки. Мужчины, как истинные джентльмены, предоставили прекрасному полу возможность поспать в эту предвоенную ночь под крышей, а сами расположились под открытым небом. Везти палатки и спальники на всех было слишком хлопотно и затратно.
Шиноби шли на войну налегке. Сухие пайки, стандартные наборы медикаментов, джоунинские жилеты и оружие, которое сам предпочитаешь. Никакого особого обмундирования не было, не было и четкой организации. За долгие годы мира военная машина Листа заржавела, и сейчас раскачивалась с неохотой.
Связь была налажена плохо, из-за огромного числа шиноби, передвигающихся одновременно, то и дело путались отряды. Кто-то терял своих в сутолоке, кто-то отставал. Все это за один день создало такой хаос и неразбериху, что Армия Листа временами больше напоминала толпу неорганизованных дилетантов. Но, к счастью, были «снабженцы» и АНБУ.
Когда Хината вышла из шатра, снабженцы уже суетились вокруг - шиноби, недостаточно сильные, чтобы участвовать в бою, но необходимые, чтобы поддерживать армию в боевом состоянии. Они следили за тем, чтобы была вода, чтобы было что съесть и где поспать. АНБУ же следили за порядком, направляли отряды, потерявшиеся в неразберихе, знали, где командиры и когда и куда нужно двигаться. Они имели свой особый способ связи с Хокаге и между собой, поэтому могли решить возникающие сложности быстро и не сходя с места.
Хината увидела, как снабженцы складывают шатры, загружают спальники и коврики в повозки, подсказывают девушкам, где взять воду для того, чтобы умыться, а где – чтобы попить.
- Пошли, умоемся, – позвала Ино, и Хината послушно последовала за ней.
Мимо прошли несколько девушек, уже посвежевших и расчесывающих влажные волосы.
- Дамы, - фривольно прикоснулся к протектору один из проходящих мимо ниндзя Песка.
Лист и Песок шли вместе. К Облаку им было по пути. Ниндзя Песка были в пути уже третьи сутки и временами вели себя так, словно шиноби Листа – это юные новобранцы, которых им следует натаскать.
– Чего бы я не отдал, чтобы ночевать сегодня в этой палатке! – со смехом толкнул джоунин своего приятеля, и они рассмеялись, глядя на Ино.
– Пф! Мужики! – фыркнула Ино презрительно, но польщенно. – Только об одном и думают.
Хината промолчала и слегка покраснела. Вчера вечером она имела неосторожность активировать бьякуган, чтобы посмотреть, где находятся остальные члены ее клана. И то, что она увидела, ее немало смутило.
В последний тихий вечер перед объединением армий всех деревень немало шиноби Листа и Песка предпочитали коротать время в укромных уголках леса между стоянками и… не в одиночестве.
Хината, вспомнив это, не успела одернуть себя и подумала о Неджи. Могли бы они тоже… нет, не то самое, но… побыть вместе? Кто знает, что ждет их там, впереди, когда война начнется. И обнять Неджи напоследок, побыть с ним рядом вдали от чужих глаз было бы здорово. Но…
Неджи руководил Кланом, и ему было не до нее.
Хьюга выступили как и мечталось старейшинам – едиными. Младшая и Старшая ветвь, казалось, забыла на время о своих недомолвках и обидах, и когда отряд двигался слаженно, дружно, у Хинаты замирало сердце от гордости и восторга.
Хьюга не терялись, а если терялись, то всегда могли легко найти своих командиров. Хьюга не отставали, а если отставали, то всегда знали, куда нужно мчаться, чтобы догнать остальных.
В сутолоке и мельтешении толп шиноби Хьюга благодаря бьякугану всегда могли сориентироваться.
В жесткой субординации военного положения не осталось места приказам Старшей семьи. Все они стали в какой-то мере равны перед войной. Хината в последние мирные дни с любопытством наблюдала за этим феноменом. Вот бы так было всегда… только без войны.
- Давай, – вырвала ее из воспоминаний Ино.
Хината подставила ладони, и Ино полила на них воды из ведерка. Хината умылась, помогла сделать то же самое Ино, и они пошли туда же, куда устремлялись после нехитрых утренних процедур все прочие девушки.
Завтрак был скуп и питателен. Каша, хлеб, вода и все, что сможешь раздобыть сам.
Они с Ино присели на поваленные бревна и стали есть, молча разглядывая неумолкающую сутолоку вокруг.
Вот АНБУ несется куда-то со свитком, а вот шиноби, на ходу уплетая последние ложки каши, несут посуду. Снабженец – грозный дядька с бородой, но ужасно хромой, - собирает посуду и отдает ее мыть, а через пять минут уже снова накладывает в нее кашу и…
- Восьмой отряд, десятиминутная готовность! – командует Какаши-сенсей, собирая своих. – Изумо! Где твой приятель? Выдвигаемся.
- Какаши-сан, ну отошел он направо, мы догоним.
На стоянке армии из-за неустроенного быта работает привычное походное правило: девочки налево, мальчики направо.
- Кого вы догоните, за нами следом сразу идет отряд Гая…
Они скрываются за повозкой, которая везет спальники и сложенные шатры. Лошадь трясет гривой напуганная обилием снующих кругом людей.
- Черт, надо поторапливаться. Я в двенадцатом, значит у меня минут пятнадцать, не больше. – Ино быстро доедает и сует миску Хинате. – Скинешь этому дядьке, ладно?
- Ага, - Хината вяло жует безвкусную крупу.
Секунда, и Ино отходит, чтобы тут же затеряться в круговерти сборов.
Хината знает – ее отряд двадцать четвертый, а значит, у нее еще есть немного времени.
Через минуту к ней подбегает Акамару, радостно лает и трется об ноги.
- Эй, привет! – улыбается Хината и треплет его за ухом. Киба плюхается рядом на бревно и, отерев о жилет, протягивает ей яблоко.
- Держи, у песчанников выменял на противоядие, – он с аппетитом откусывает от своего яблока.
- На противоядие? Яблоки? – изумляется Хината.
- Ага. А что? Мне еще выдадут, хоть десяток. Наши медики песчаным не чета. У них там с медициной не очень.
Хината смотрит на спелое круглобокое яблоко и с грустью понимает, что на это Киба выменял ампулу, которая может спасти чью-то жизнь.
Она вертит яблоко в руках и вдруг подносит ко рту и кусает – не чинно и осторожно, как обычно, а жадно, с хрустом, как и сам Киба.
Напарник усмехается, глядя на нее, и они молча жуют сочные яблоки под неумолчный гомон разговоров и команд.
Хината смотрит на Кибу в непривычном зеленом жилете и вдруг замечает, как он вырос, каким широкоплечим стал и что на щеках у него уже проступает темная щетина.
- А знаешь что, - говорит она. – Нашел бы ты себе девушку, Киба.
Напарник чуть не давится яблоком от смеха.
- Эй, а кого я яблоками угощаю, по-твоему?
- Да не меня же! – в этот момент далекая от всякого женского тщеславия, смеется Хината.
- Ну да, ты у нас нарасхват. Куда уж мне!
- Глупый, - нежно улыбается Хината.
- Вот-вот, история моей жизни, – смеется Киба, по-дружески пихая ее локтем.
- Киба! Пора! – кричит его сестра с другой стороны поляны, и Киба вскакивает на ноги.
- Увидимся на точке сбора. Пока! – Он машет рукой уже на ходу, людская круговерть подхватывает его и уносит. Хината на секунду думает - а что, если им больше не суждено увидеться? Война еще призрачная, еще далекая, пока что ощущается только как предвкушение и возбуждение, но не пугает так, как следовало бы.
Хината, жуя яблоко, активирует бьякуган. Она осматривается и находит свой клан, что так же, как и прочие, доедает кашу, рассовывает по карманам и ножнам оружие и непринужденно болтает.
Словно все это лишь игра, словно они идут не биться с врагом, а просто участвуют в масштабных учениях. Словно не будет ни смертей, ни крови, а лишь доблестные победы.
Но несколько серьезных лиц Хината все же отмечает. Старейшины и Неджи обсуждают что-то в стороне от остальных.
И ей нужно быть с ними. Хината поднимается, сдает посуду и целенаправленно идет к клану, лавируя между людьми, повозками и деревьями.
Она подходит ближе, ее не замечают, не кланяются и не здороваются – не до того.
- Сенсоры по статистике самые долгоиграющие. Больше шансов, что выживут многие, – говорит Хирузен. Его дед в силу почтенного возраста все же остался в Конохе, и внук ведет себя так, словно тут он имеет его вес, и не меньше.
- Бьякуган не то чтобы стопроцентная гарантия того, что ты годишься в сенсоры, Хирузен. – Отец, словно рядовой шиноби, сидит на бревнышке и ест кашу из миски. – Хината, – первый замечает он ее.
Все поворачиваются к ней и кивают.
- Доброе утро, – негромко здоровается Хината.
- Мы обсуждаем разделение, Хината. К какому роду войск стоит примкнуть. Хирузен за сенсоров. – Хиаши говорит с набитым ртом, и Хината не может сдержать улыбки. Эта война делает с ними всеми что-то невообразимое.
- Ближний бой – наша самая сильная сторона, – замечает Хината.
- Да, но по статистике потери бойцов ближнего боя в разы превосходят сенсоров, – отвечает ей Неджи и вдруг смотрит на недоеденное яблоко в ее руке. – Откуда? – с напускным возмущением спрашивает он, и Хината смеется.
- Секрет, – лукаво улыбается она и откусывает еще кусочек.
Она понимает, что это пьяное безумие войны делает с ними что-то невообразимое. Что Неджи шутит с ней на глазах у старейшин главной ветви и Хиаши. Что она сама только что заявила Кибе, что ему нужна девушка. Что отец, величавый Хиаши Хьюга, выскребает со дна миски остатки каши алюминиевой ложкой.
Напряжение витает в воздухе, все смеются, разговаривают, признаются друг другу в чем-то сокровенном. Потому что завтра… война. И что будет там, на поле боя, никто не знает. Как не знает, суждено ли вернуться.
- А вы, Хидеки-сан, что думаете?
- Рано говорить, посмотрим, кто будет командиром. Говорят, все каге собрались в Облаке и решают, кого поставить командовать дивизиями. Это немаловажно.
- На поле боя вряд ли будет так уж важно, кто командует, – пожимает плечами Неджи. – А если мы будем с сенсорами, то две трети клана не окажутся на поле боя вовсе.
- Выдвигаемся! - кричит Ко, мимо которого промчался один из АНБУ.
- Значит, решим на месте. Но решить нужно вовремя. – Хиаши поднимается и оставляет миску на бревне.
- Десятерых уже забрали в разведывательные отряды. Я уверен, Хокаге будет настаивать на разделении клана Хьюга. С ее точки зрения, это рационально. – Неджи поправляет хитай и подпрыгивает, проверяя, крепко ли держатся ножны и сумка. Он снова собран и сосредоточен.
- Выдвигаемся! – командует он и запрыгивает на ближайшую ветку дерева. Шиноби клана, побросав все, слаженно следуют за ним. Хината выбрасывает огрызок и одна из многих вливается в размеренный ритм. Их отряд – двадцать четвертый. Двадцать пятый – тоже Хьюга под предводительством Хидеки-сана – еще сто двадцать человек.
За ними двадцать шестой, Хината видела из знакомых Шикамару и Чоуджи. Их много, и все они готовы к войне.
Но, перепрыгивая с ветки на ветку, Хината видит впереди только спину Неджи.
«Мне все равно, в какой дивизии, в какой роте и с какой специализацией, – думает она. – Я буду сражаться рядом с тобой».

Стоянка объединённой армии поразила Хинату своим размером. Все шиноби из всех стран собрались в одном месте, и это было огромное столпотворение.
Рельеф страны Облака был неприветлив. Песчаные дюны, камни и скалы. Вдалеке было море, но даже отголосок прохлады не доносился оттуда до лагеря. Им повезло. Шиноби Конохи расположились в небольшом лесу, что давал тень и слабое подобие укрытия.
Каге совещались, шиноби после дороги отдыхали и откровенно скучали. Командиры обсуждали положение, но главный и основной вопрос был неясен – с кем им предстоит сражаться?
- Нет, правда? – Киба выложил на пенек вальта. Шино невозмутимо покрыл его дамой. – Все шиноби здесь. Кого эти Акацуки планируют выставить против?
Хината посмотрела в свои карты. Три короля, валет и дама. Комбинация что надо, она надеялась победить.
- Это узнаем мы на поле боя лишь. Если разведка не узнает заранее. Готовиться стоит к худшему.
Шино сходил, Хината отбилась с легкостью.
- Надоело, – фыркнул Киба, бросая карты. – Торчим тут третьи сутки. Скука.
- Эй, там, ужин готов. – Ино, проходя мимо, заглянула в карты Хинаты. – Ставлю на тебя.
- Эй! – Хината возмущенно прижала карты к груди. Киба рассмеялся.
- Ужин – это дело. Пошли?
Они собрали карты – уже потрепанные и засаленные от частого использования и редкой возможности толково помыть руки.
У походной кухни толпились оголодавшие шиноби Листа. Тен-Тен стояла рядом с Ли и, заметив Хинату, презрительно отвернулась.
- Рыба! – радовался как ребенок Чоуджи Акамичи. – Шика! Я чувствую, пахнет рыбой!
Хината огляделась и увидела, как у соседнего костра сидит Ко, приканчивая свою порцию.
Получив в руки миску с рисом и рыбой, Хината отошла от Шино с Кибой и неуверенно пошла к нему.
- Хината-сама! – Он радостно помахал ей рукой. - Присаживайтесь.
Ко галантно подвинулся, уступая ей место.
- Как дела? – спросила Хината.
- Скучаю, как и все. Вы тоже гадаете, с кем же нам придется воевать?
- Разумеется, – робко улыбнулась Хината.
- Неджи считает, что, если бы не было информации, то Каге не стали бы собирать всех шиноби. Может быть, они просто не хотят распространяться. – Ко отпил воды из чашки.
- Не могут же они скрывать это от своих шиноби. – Хината осторожно принялась за еду.
- Отчего же. Еще как могут. Кто знает, столько народу, может, среди нас есть шпионы.
Хината кивнула. Да, это было вполне возможно. Основа военной тактики – внедрить кого-то во вражеские ряды. У альянса не было такой возможности, ведь никто не знал, где эти пресловутые «вражеские ряды» и из кого они состоят.
- Со специализацией еще не решили?
- Пока нет, но я думаю, что Неджи будет настаивать на ближнем и бое средней дальности. В отряд сенсоров никто из нас не пойдет.
- Никто? – удивилась Хината. – Я думала, что старейшины, наоборот, хотели отправить туда большую часть клана.
- Его лидером назначили какого-то джоунина из тумана… - Ко отпил еще воды. – С нашим кланом у него точно не будет слаженного взаимодействия.
Хината вопросительно посмотрела на Ко. Тот нехотя пояснил.
- Он носит бьякуган в левом глазу.
Хината почувствовала, как ее руки и ноги похолодели.
- Не может быть!
- Может.
- И Хокаге допустила, что такой человек командует ротой?!
- Видите ли, Хината-сама…
- Хокаге – не единственная, кто теперь принимает решения, – раздался у них над головами строгий голос.
- Неджи! – Ко вскочил и как-то виновато засуетился. – Садись, я принесу тебе поесть. Нет, нет, я уже закончил.
Неджи сел на место Ко, Хината оглядела его хмурое сосредоточенное лицо.
- Где ты был? – спросила она.
- У Хокаге. Ей кажется, что мы слишком много о себе мним. Что, отказываясь работать в отряде сенсоров, мы не соблюдаем субординацию и подвергаем ее приказы сомнению.
Хината в страхе замерла. Она вспомнила свой ужас и страх перед Цунаде, когда однажды посмела войти в тот кабинет в госпитале.
- И ты…
- Я предложил ей представить, что у этого Ао на шее ожерелье из пальцев Шизуне-сан. Тогда она поймет, как мы себя чувствуем и почему не можем воевать под его командованием.
- Нет! – в ужасе выдохнула Хината. – Ты так не сказал! Ведь, правда же?
- Сказал, – удивленно пожал плечами Неджи. – Потому что это правда. Быть может, он и не убивал Хьюга, но тогда он купил этот глаз у тех, кто убивал. Скорее всего, это глаз сына Хидеки-сана. Его убили четыре года назад, достаточный срок, чтобы вживить и научиться пользоваться. В конце концов, все решила Мидзукаге. Она сказала, что всегда рада любым Хьюга в своей деревне – и живым, и мертвым. И если нам так не нравиться быть под командованием Хокаге, она с радостью пригреет нас на своей груди. На какую-то секунду мне даже показалось, что это был какой-то странный флирт. – Неджи растерянно нахмурился, но тут же тряхнул головой. – В общем, Цунаде решила не развивать тему и позволила нам взять ближний и средний бой. Еще несколько человек в диверсионную роту и отряды разведки. Но в целом… будем все рядом.
Ко принес миску с едой и отдал Неджи.
- Утряс все? – спросил он. Неджи кивнул.
Хината сидела на бревнышке, глядя, как Неджи ест, а Ко скучающе рассматривает проходящих мимо шиноби.
Недалеко разгорелась какая-то потасовка. Неджи отставил миску.
- Сиди, я разберусь. – Ко пошел туда, куда уже сбегались несколько шиноби.
- Постоянно кто-то с кем-то сцепляется, – посетовала Хината.
- Тут собрались враги, которым приказали стать союзниками. – Неджи указал на свой хитай со знаком союзной армии и снова взял в руки миску. - Все не так просто. Вчера... – он осекся. – Впрочем, неважно. Чем скорее мы выступим, тем лучше. Нервозность и страх толкают людей на глупые стычки.
Хината неосознанно приложила руку к жилету в районе сердца. Да, это было глупо, сентиментально и непрактично, но когда всем им выдали новые банданы, она нехотя сняла свою с шеи. Она так и носила его хитай. Тот самый, который Неджи отдал ей бесконечно давно. За годы использования пластина на краях потемнела, один раз Хината даже самолично заменила ткань, но расстаться с этим хитаем она не могла. Он стал ей самым лучшим талисманом. Иногда на миссиях, когда она особенно скучала по дому, семье и Неджи, Хината сжимала пластину с гербом Конохи, и она казалась ей теплой, как объятие родного человека. Когда она сняла хитай Неджи, то почувствовала тревогу, словно ей не позволяли взять на поле боя самое привычное и мощное оружие. Поэтому немного стесняясь своего порыва, Хината тайком засунула хитай под жилет и там и носила.
Хината посмотрела на Неджи, непривычного, строгого Неджи в джоунинском жилете и темно-синих брюках. Он мрачно и сосредоточенно жевал, глядя, как Ко вместе с одним из джоунинов утихомиривает забияк.
Он повернулся, заметив ее взгляд.
- Что?
- Значит, Мидзукаге флиртовала с тобой? – Хината лукаво склонила голову набок.
- Ревнуете, Хината-сама?
- Естественно. Такая эффектная женщина. Кто угодно потеряет голову.
- Пожалуй… вы правы, – улыбнулся Неджи, и Хината со смехом ударила его в плечо.
Они вместе посмотрели, как Ко разнял драчунов, махнул им рукой и ушел. Хината потупилась. Словно он… хотел оставить их вдвоем.
- Ко славный, – улыбнулась Хината, глядя ему вслед.
- Пытаетесь и меня заставить ревновать? – поднял брови Неджи.
- А это возможно? – живо заинтересовалась Хината.
- Еще как. Вы все время проводите с Инудзукой. Я ревную. – Неджи состроил скептичную гримасу. – Ну не то чтобы сильно, это же Инудзука…
- Ну и скверный же у тебя характер, ты знаешь?
- Знаю, но что поделать. Такова моя суть.
Они помолчали, тепло глядя друг на друга. Кругом сновали шиноби, кипел походный быт. Кто-то из Облака хвастался техниками молний перед гогочущими джоунинами Камня. Вокруг было столько шиноби, что они с Неджи были лишь маленькими песчинками. И, казалось, никому не было до них дела.
- Пойдем пройдемся? – предложил Неджи и встал, отряхнув брюки. Хината, оробев, встала следом и подняла его и свою миску.
- Нужно вернуть, я сейчас…
Она отошла к очереди, где сдавали посуду. Перед ней две куноичи в форме джоунинов Камня тихо переговаривались.
- Ты посмотри, какой хорошенький. Такой молоденький, а говорят, уже глава клана. Наверное, большой талант.
- Пф, а где-то еще сохранились кланы? Думала бы ты лучше о войне.
- Война войной, но у нас в деревне такие не водятся.
- Хм, хлипкий на вид, то ли дело наши парни.
- Ой, горы мышц без капли мозгов, как этот твой Кицучи.
- Он вообще-то командующий дивизией! – возмутилась девушка. – А этот глазастый все равно не твоего поля ягодка. Он же с генкаем, такие на простых девочках не женятся.
- А кто говорит про свадьбу?..
В этот момент подружки сдали посуду, повернулись и заметили, наконец, стоящую сзади Хинату.
Одна из них покраснела, вторая даже и не подумала.
- Ой, а вот и девочка с такими же глазами! Скажи-ка, милая, этот симпатичный хмурый парень – он ведь твой родственник, да? У него девушка есть?
- Нет, - отрезала Хината, отдавая миски снабженцу. – Потому что у него скверный характер.
И в этот момент Хината увидела подошедшего к раздаче Кибу.
- Присмотритесь лучше к Инудзуке. – Хината кивнула в его сторону.
- Тот с собакой? Ну не знаю…
- В тебе вообще нет стыда! – возмутилась подруга.
- А что, стоит? – загораясь интересом, куноичи Камня проигнорировала возмущение подруги.
- Он имеет… определенную репутацию, – с самым загадочным видом шепнула Хината и пошла обратно к Неджи, с трудом сдерживая рвущийся наружу смех.
- Что? – удивился Неджи.
- Ни-ничего. Просто… я, кажется, сосватала Кибу.
- Вы же напарники – это твой святой долг. Желаю ему повеселиться. Пойдем, я знаю одно живописное место.
- Пошли.
Они отошли от стоянки и углубились в лесок. Неджи молчал, и Хината тоже. Говорить было не о чем. Про войну – слишком утомительно и все уже обговорено сто раз, про клан… слишком тревожно и больно. Хотелось забыть о том, что после войны они снова будут по разные стороны баррикад. Хинате хотелось быть здесь и сейчас и не думать о том, что будет завтра или через месяц.
Она устала думать обо всем на свете.
Тропинка кончилась, и Неджи повел ее куда-то в гору.
- Еще пару минут.
Хината вдруг отчаянно покраснела. Как это выглядело в нынешних реалиях? Они с Неджи уходят от стоянки в лес? Только вдвоем… О, Ками, да если кто-то это заметил, то точно подумал, что они ушли… чтобы… побыть вместе.
Хината на мгновение остановилась, подвластная стыду и смущению. Неджи пока не заметил это и продолжал идти вперед, отодвигая с дороги веточки.
Хината поспешила следом за ним.
Ну и что? Даже если и так - то что? Хината почувствовала, как краска заливает ее лицо. Ужасные стыдные мысли. Но что она могла поделать? Она любила Неджи и хотела быть с ним… во всех смыслах.
Близость войны пробуждала в людях сокровенные тайные желания, многие хотели напиться сладостью жизни словно напоследок. А что, если завтра ты умрешь? Что, если завтра среди сотен и тысяч ты один из многих упадешь, чтобы не подняться уже никогда? Что, если это их последняя ночь?
- Неджи!
- Почти пришли... – Он обернулся и замер. Потому что Хината кинулась ему на шею и поцеловала.
Их губы столкнулись слишком сильно от ее порыва, но Неджи тут же обнял ее и прижал к себе, чтобы поцеловать жадно и страстно, так, как Хината хотела.
Руки Неджи скользнули по ее телу, по жесткому джоунинскому жилету, по плотной ткани брюк на бедрах.
- Нет! - вздрогнул он и замер. - Мы не можем… - прошептал он сбивающимся голосом и медленно отстранил от себя Хинату, глядя в землю. – Я дал слово. Если мы будем вместе, я никогда не смогу… И я дал слово, чтобы защитить тебя.
- Что?! – Хината выдохнула это сиплым истерическим шепотом. – Что ты сказал?
- Хината! - Неджи, тяжело дыша, схватил ее запястья, отстранил руки и так и застыл. – Не будем говорить об этом сегодня. Не хочу вспоминать наш клан. Не хочу… и ты не хочешь тоже. Пожалуйста, забудем этот разговор. Просто насладимся чертовым последним вечером перед войной. Мы почти пришли…
И он хмуро пошел вперед.
Хината, сглотнув слезы, пошла следом. Не думать, не думать, не думать… Не думать о том, что и кому пообещал Неджи, и что и кто грозится с ней сделать, если он это слово не сдержит.
Хината вспомнила Хирузена и его слова: Неджи ведь может с войны и не вернуться. И она может не вернуться… и тогда… Ханаби… О, Ками! Не думать, не думать, не думать!
Они вышли на верхушку утеса. Под ними раскинулся лагерь союзной армии. Тут и там горели фонари и костры, сновали люди, но уже не в таком огромном количестве. Лагерь замирал, все укладывались спать.
- Уже завтра тут будет пусто, – сказал Неджи, не глядя на нее. – Пустая, утоптанная земля да редкий мусор. Можешь себе представить?
Лагерь тянулся и тянулся вдаль. Десятки тысяч сейчас находились в нем.
- Да, вполне. Так же, как тут не было никого до нашего появления, так же не будет и после.
- Попахивает фатализмом, – прищурился Неджи и неуверенно улыбнулся. Хината поспешила улыбнуться в ответ. Не думать, ни о чем не думать. Не говорить, не задавать вопросов…
Неджи сел на землю, прислонившись к дереву спиной, и Хината устроилась рядом. Они сидели молча, наблюдая, как лагерь потихоньку успокаивается. Все, что позволила себе Хината, так это положить голову ему на плечо, а Неджи мягко, почти по-братски приобнял ее за плечи и иногда поигрывал прядками волос. То гладил невесомо, словно задумавшись, то аккуратно заправлял за ухо.
Они сидели так долго, пока сумерки полностью не спустились на лес.
- В какую дивизию ты пойдешь? – нарушила, наконец, молчание Хината.
- Мы пойдем. Во вторую, ближний бой. Командир – какой-то джоунин из камня.
- Хорошо, – кивнула Хината. Это действительно хорошо, что она будет рядом с Неджи.
- Обещай, что не будешь геройствовать. – Неджи строго посмотрел на нее сверху вниз. – Будешь думать в первую очередь о себе.
- А ты?
- Я могу себе позволить немного думать и о других. Ты – нет.
- Как всегда скромен, – улыбнулась Хината. – Здесь красиво. Спасибо, что показал. – Она посмотрела на затихающий лагерь с грустью.
- Ты у нас любишь все красивое. Когда увидел, сразу подумал, что тебе понравится.
Хината счастливо улыбнулась. Как же приятно знать, что Неджи думает о ней.
- Нужно возвращаться. Пора спать.
- Да.
Но они продолжали сидеть на краешке скалы, глядя друг на друга с тоской и нежностью.
- Пойдем, Неджи. Нужно выспаться. Завтра тяжелый день. – Хината понимала, что говорила общими фразами, но не могла остановить. Потому что сказать то, что на душе, было нельзя. Нельзя было кинуться Неджи в объятия и шептать слова любви, нельзя заставить его рассказать все, что его тревожит. Они все еще были соперниками там, за границами войны и общего дела. И даже война не смогла изменить этого.
Они шли по лесу в молчании, ночной холодок настойчиво пробирался Хинате под жилет. Их тихие неслышные шаги звучали для нее странным пугающим набатом. Стало холодно. Хината шла за Неджи и смотрела на него со странным потусторонним страхом.
- Неджи…
- М?
- Пообещай, что тоже не будешь геройствовать.
- Беспокоишься за меня? – улыбнулся он. – Не волнуйся. Мне есть за что сражаться.
Есть… за что…
Ками, те самые слова! Хината в страхе схватила Неджи за руку.
- Почему ты сказал так? – в испуге спросила она.
- Как так? – удивился Неджи.
- Как тогда... Ты помнишь? Тогда, давно…
- Нет… Я уже говорил это?.. - Он нахмурился, припоминая. – Когда?
Хината стояла, глядя в его глаза с болезненным вниманием. Нет, он не помнил. А она помнила. Помнила, что он сказал ей это, а потом чуть не погиб… И тогда у нее тоже было это странное холодное ощущение надвигающейся беды.
- Ты будешь осторожен, правда? С тобой ведь ничего не случится, правда? – спросила она и поняла, как жалко и по-детски звучат ее слова. Но это были искренние слова, от самого сердца.
Неджи посмотрел на нее именно так – нежно и снисходительно, словно на испуганного ребенка. Он притянул ее к себе и обнял.
- Ничего не бойся, – сказал он, утыкаясь губами ей в волосы.
- Скажи! – упрямилась Хината. – Скажи, что ничего не случится!
- Ничего не случится, – послушно повторил Неджи. – Со мной ведь рядом будешь ты. Я могу ни о чем не беспокоиться. Учиха Мадара убежит в ужасе, как только увидит ту твою технику… Ну ту, мою любимую, которая со львами. Хотя, возможно, он даже не побежит, а просто удавится от зависти…
- Ах, ты! – Хината толкнула его в живот и отстранилась. Неджи смеялся. И Хината рассмеялась тоже.
- Все, дальше я иду одна! – заявила она воинственно. И тут же стушевалась, услышав что-то недоброе в собственных словах. Одна?.. Нет, одна она не сможет. Ни за что не сможет без Неджи.
- Я провожу тебя.
- Не нужно. Не стоит, нас увидят и...
- А что, если с тобой что-то случится? – настаивал Неджи, и Хината поняла, что это его упорство – ничто иное, как желание продлить их странное свидание.
- Мой рыцарь, - улыбнулась Хината. – Я не такая беспомощная, как ты себе представляешь. Забыл? Ты же сам меня тренировал.
Неджи улыбнулся.
- Тогда… спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Неджи.
Они нехотя разошлись. Огни лагеря виднелись сквозь деревья, и заблудиться Хината не боялась. Но в паре сотен метров от края леса она услышала странный шорох и насторожилась. В мгновение взгляд бьякугана пронизал ночную тьму леса, и Хината увидела шиноби, бродящего по поляне, а рядом – какую-то странную конструкцию, излучающую слабое сияние чакры.
- Кто здесь? – раздался строгий властный голос, и шорох, что услышала Хината, стал отчетливее.
Что-то схватило ее за ногу, сандалия увязла в земле, Хината почти потеряла равновесие.
- Казекаге-сама! – успела она крикнуть, прежде чем упала на землю. Хината – не Неджи, и выпускать чакру всем телом не умела, но ногу она вырвать из песчаной ловушки могла. Она отпрыгнула в сторону и застыла, выставив вперед руки.
- Кто ты? – спросил Гаара, лицо которого едва виднелось в темноте.
- Хината Хьюга, – выдохнула Хината, гадая, что может ее имя сказать главе деревни Песка и их главнокомандующему по совместительству. Гаара подошел ближе, чтобы разглядеть ее. Конечно, она-то прекрасно видела его еще загодя, но у Гаары не было бьякугана, и для него она была всего лишь тенью, крадущейся в ночном лесу.
- Хьюга… - задумчиво повторил он, а Хината в шоке таращилась на легендарного Гаару… который на поверку оказался не выше Неджи. – Это клан Конохи… которые с бьякуганом.
- Да, - выдохнула Хината и увидела, как песок медленно обступает ее со всех сторон.
- Продемонстрируй! – строго приказал Гаара, и Хината зажгла в глазах бьякуган. Гаара смотрел все так же настороженно, и Хината не могла его винить. Найти ночью, в лесу, у стоянки лагеря девчонку и не проверить кто она – это было бы уже с его стороны подозрительным поведением.
А великий и ужасный Гаара тем временем завел за спину руку и спросил:
- Сколько пальцев я показываю?
- Один, – ни на секунду не замешкавшись, ответила Хината. – А еще у вас в кармане леденец.
Гаара моргнул и хмыкнул.
- Сестра дала, – сказал он, словно оправдываясь. - Извини, я не разглядел тебя в темноте. Я не стал бы… - Он кивнул на песок, что мягкой волной откатился обратно к хозяину, и умолк. Хината помнила все слухи, что ходили о нем раньше, и слово «нападать» повисло в воздухе.
- Разумеется, Кадзекаге-сама. Я сама виновата, я была неосторожна.
Хината чувствовала, что Гааре было неловко, но она и вправду не винила его. Подкрадываться к ниндзя – себе дороже, этот урок она знает.
- Из Конохи, значит… - сказал Кадзекаге задумчиво. – Знаешь Наруто?
- Да, он мой друг.
- Он никогда не говорил о тебе, – заметил Гаара, и Хината подумала, что когда-то эти слова могли ее ранить в самое сердце.
- Эм… возможно, для меня он более близкий друг, чем я для него. Это же Наруто… его нельзя не любить.
- Хм, пожалуй, ты и правда его знаешь, – он кивнул и отошел обратно в тень к своей тыкве, которая стояла прислоненная к дереву.
Хината с облегчением выдохнула и сделала несколько шагов, полагая, что разговор закончен.
- Хьюга! – вдруг повторил Гаара. – Постой.
Хината застыла по стойке смирно. В конце концов он – главнокомандующий союзной армией шиноби. Он Гаара Песчаный, Кадзекаге. Хината никогда не разговаривала в своей жизни ни с кем таким важным, кроме Хокаге.
- Я… кое-что потерял, можешь найти?
- Э… да, наверное… - Хината нервно заправила за ухо прядку. – Что-то конкретное?
- Пряжку от ремня, – он кивнул на тыкву. – Не могу закрепить. Где-то здесь, но темно, и я не могу найти.
- Разве у вас нет запасной? - отважилась уточнить Хината.
- Есть, в палатке. Но до нее нужно идти. А я не хочу показаться… несобранным. Я же… главнокомандующий. – Он сказал это так, словно сам еще не привык к этому звучному титулу.
Хината почувствовала, как уголки ее губ задрожали в улыбке, а ореол страшного Гаары растаял. «Он ведь такой же, как и мы, сколько ему лет? Да не больше, чем Неджи, – подумала Хината. - И вот он, вдруг, главнокомандующий».
- Сейчас найду, Кадзекаге-сама. Одну минуту. – Хината решительно вышла на поляну и сложила печать.
- И темнота тебе нипочем, значит? – поинтересовался Гаара.
- Нет, бьякуган видит даже в полной темноте.
- И… полный обзор?..
Хината увидела, как у нее за спиной выросла песчаная плетка и осторожно приблизилась к голове. Но вместо того, чтобы обернуться, Хината посмотрела Гааре прямо в глаза, приподняв брови в немом вопросе.
- Извини… - Плетка упала на землю и, мягко скользя, откатилась к Гааре. – Любопытно.
- И полный обзор, - подтвердила Хината, умолчав, что кончик плети таки попал в ее слепое пятно.
Она прошла через поляну, подняла пряжку, присыпанную землей и ветками, и отдала Гааре.
- Спасибо. Здорово, наверное, иметь такие глаза.
- Да, - Хината улыбнулась, но вдруг вспомнила Ао из Тумана и погрустнела. - Жаль только, что многие хотят их иметь, не будучи Хьюга.
Гаара подошел к тыкве и привычным движением закрепил пряжку на ремне, легко закинул тыкву за плечо. Хината удивилась - то ли он такой сильный, то ли она ничего не весит. Он застегнул ремень и поправил его, устраивая тыкву поудобнее.
- А вы… - Хинате тоже было любопытно, и она решила, что имеет право спросить. Откровенность за откровенность. - Все время носите ее с собой?
- Да, - просто ответил он. – Я могу использовать любой песок или землю, но этот…
- Пропитан чакрой, ясно.
Гаара внимательно посмотрел на нее.
- И вижу чакру, – кивнула Хината его догадке.
- Пойдем, – приказал он, и Хината не посмела возразить. Они вместе молча вышли из леса, и тут из-за ближайшей палатки вывернули двое шиноби.
- Гаара, куда ты запро… - джоунин Песка, смутно знакомый Хинате по экзамену на чунина, посмотрел на них в шоке.
- Привет… - подхватила его сестра Темари, которую Хината не раз видела в Конохе.
- Д-добрый вечер, - попыталась быть вежливой Хината и вдруг поняла, как это выглядит. Поздней ночью она и Гаара вдвоем появляются из леса.
- Это Хината Хьюга, – представил ее Гаара, и Хинате стало очень лестно, что он запомнил ее имя.
- Очень-очень приятно познакомиться, Хината Хьюга, – расплылась в улыбке Темари. – Темари и Канкуро, брат и сестра этого хмурого типа.
- Рада знакомству. – Хината поклонилась. – Прошу прощения, мне пора.
- Зачем пора? – тут же спохватился Канкуро. – Мы же только познакомились. Гаара, не отпускай ее так быстро.
Гаара посмотрел на своих родственников и явно не понял, к чему они клонят. Зато Хината поняла отчетливо.
- Прошу меня извинить, Кадзекаге-сама… - Хината смущенно попыталась откланяться.
- Можешь называть его Гаара! – тут же вставила Темари. – Она же может называть тебя Гаара, да? – спросила она у брата. И великий и страшный Гаара Песчаный под давлением сестры совершенно растерялся.
- Эм… да? – уточнил он, и, получив красноречивый взгляд от сестры, тут же исправился. – Да. Разумеется.
- Мне пора, – продолжала пятиться Хината.
- Хорошо, - безразлично кивнул Гаара. – Спасибо, что помогла мне справиться с пряжкой.
Хината прикусила губу. Ох, в этом контексте фраза прозвучала более чем многозначительно.
Канкуро отчётливо ухмыльнулся в кулак. Темари посмотрела куда-то в ночное небо, явно едва удерживая себя от того, чтобы хлопнуть ладонью по лбу.
- Мой маленький брат такой романтик…
Хината, опасаясь, что ее снова втянут в разговор, торопливо скрылась за ближайшей палаткой.
- И с какой такой пряжкой она помогла тебе справиться, а? – услышала она глумливый смех Канкуро.
- С пряжкой ремня, – ответил Гаара, явно не улавливая подвоха.
- Гаара, ты что, с ума сошел, такое говорить девушке? – возмутилась Темари. – Тем более, при нас…
Хината, хлопнув себя по лбу, отправилась спать, надеясь, что Гаара таки донесет своей родне, что это была за пряжка.
Проходя мимо одного из костров, она увидела знакомых подружек из Камня, устроившихся на спальниках. Та, что понаглей, заметила Хинату.
- Эй! Глазастенькая! Выпьешь с нами?
- Нет, благодарю. Я спать…
- Да брось! Лучшие запасы Ивагакурэ! Один глоток.
Хината, колеблясь, подошла ближе. Подруга этой нагловатой особы уже дремала, закутавшись в спальник, а эта же девушка была бодра и весела. И явно навеселе.
Она налила Хинате из бутылки красного терпкого вина и отсалютовала.
- За нашу неизбежную победу!
Они тихо столкнули кружки. Хината осторожно понюхала напиток. Неистребимое осторожное отношение к еде и питью, полученным неизвестно откуда, вышколенное со скамьи академии, не дало ей попробовать вино, пока она не убедилась, что девушка осушила свою порцию.
Напиток оказался и правда удивительно вкусным.
- Ну как? – спросила девушка.
- Очень вкусно, спасибо.
- Ну должна же я отблагодарить тебя за наводку, - девушка сально подмигнула Хинате. – После такой ночки и умереть не жалко. – И она томно и сыто потянулась на спальнике.
Хината медленно поняла, о чем она говорит… вернее, о ком.
- Н-не за что, – едва справляясь со смехом, выдавила из себя Хината. «А ты полон сюрпризов, Киба», – с улыбкой подумала Хината.
- Вы не собираетесь спать? Завтра выступаем.
- Да, выступаем… - как-то странно подтвердила девушка. – И нет, спать я не собираюсь.
Хината вопросительно подняла брови. Девушка продолжала усмехаться, но что-то горькое почудилось Хинате в ее улыбке.
- У тебя бывают предчувствия, глазастенькая? – полушепотом спросила она, словно они были двумя подружками, которые делились секретами.
В живот Хинаты упал камень. Улыбка сползла с ее губ, и она снова вспомнила слова Неджи и свой потусторонний озноб.
- Бывают, - удовлетворенно заметила девушка из Камня. – Вот и у меня бывают. – Она встряхнулась, снова дерзко усмехаясь. – Поэтому я не буду спать! Я буду пить, и смотреть на звезды, и на костер… Словом, заниматься всякой романтической ерундой под храп моей дорогой сестренки. Потом я, конечно же, неизбежно засну тоже. Составишь компанию? – она приглашающе показала на полупустую бутылку.
- Нет, – с холодком отрезала Хината. – Нет, я пойду спать. Мы должны быть в форме завтра.
- Ну конечно же, должны, - ухмыльнулась девушка и налила себе еще вина.
Хината торопливо пошла прочь. Страх снова сжал ее сердце ледяными тисками. Эта девушка, ее слова… напугали Хинату. Она не должна быть такой мнительной. Она не должна искать в случайных словах и совпадениях какой-то тайный смысл!
Но сколько бы она себя ни убеждала, она не могла успокоиться. Впервые с объявления войны Хинате стало действительно страшно.
Она зашла в шатер, где уже спала добрая сотня девушек. Висела парочка лампочек, чтобы темнота не была совсем непроницаемой. Кто-то тихо разговаривал в дальнем углу.
Хината взяла спальник и расстелила на свободном месте. Сняла обувь, размотала ленты на голенях, сняла ножны. Сложив все вместе аккуратной стопочкой, Хината расстегнула жилет.
На спальник упал хитай. Это было так неожиданно, словно из-под жилета выпорхнула птичка. Хината изумленно посмотрела на поблескивающую в неровном свете пластину с гербом Конохи.
Хината осторожно прикоснулась к ней. Та была, как и всегда, теплой.
Хината сняла жилет, забралась в спальник и прижала хитай крепко-крепко к своей груди. Страх отступал. Она снова почувствовала себя сильной, умелой и способной что-то сделать.
Нет, она не будет поддаваться мрачным предчувствиям, как эта девчонка из деревни Камня. Она, Хината Хьюга, сможет защитить тех, кого любит. Обязательно сможет, или… или ей незачем побеждать в этой войне.

@темы: Хината, Хиаши, Фанфикшн, Неджи/Хината, Неджи, Макси, Ко, Другие члены клана, Гет, Shelma-tyan

Комментарии
2017-06-06 в 15:07 

Сцена Хинаты и Гаары такая вкусная. Автор вам очень удаются гетные пейринги. Сразу захотелось прочитать побольше про Хинату и Гаару) Хотя Нейджи и Хинату обожаю

URL
2017-10-27 в 14:28 

Shelma-tyan
brainless freak (c)
Гость, Спасибо )) я вообще хотела Гаару вырезать потому что на тот момент мне казалась их встреча бессмысленной для сюжета :laugh: Но нет, не поднялась рука.

     

Hyuuga FanFiction

главная