Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Игры судьбы
Автор: Laora
Фандом: Наруто
Пейринг/Персонажи: Недзи/Хината
Категория: гет
Размер: мини, 1425 слов
Жанр: романс
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Хината хотела бы верить, что ей удалось измениться.
Примечания: школьная AU, возможный ООС; к фику примыкают еще два драббла, "Мир и музыка" и "Половинки". Действие всех происходит в одной и той же АУ, события "Мира и музыки" - перед тем, как Хината поступила в старшую школу, "Половинки" следует читать после этого текста)

Началось все с младшей школы в новом городе, куда они переехали. В этой школе Хинате понравилось куда больше, чем в предыдущей — здесь никто не пытался толкнуть ее так, чтобы упала в шикарную осеннюю лужу, подставить ногу или запустить мячом на физкультуре.
Зато тут на нее регулярно набрасывались с просьбами, которые Хината никак не могла удовлетворить.
— Хината-тян, познакомь нас со своей старшей сестрой! — упрашивали одноклассники. — Она такая красивая...
— С... сестра? — Хината краснела. — Но... это... у меня нет старшей сестры...
— Познакомь! — наседали мальчишки. Дослушивать Хинату они не собирались, а она никогда не была достаточно смелой, чтобы настаивать на собственной правоте. Что там, Хината даже собственную фамилию в первой школе писала неправильно, ведь именно так ее написала учительница. Кабы не Недзи-нии-сан, вовремя заметивший ошибку...
В Недзи-нии-сане и крылся корень всех проблем. Что поделать, если он с детства отращивал волосы, в отличие от Хинаты, которую мама регулярно стригла. Да еще и приходил встречать кузину из школы — с видом гордым и независимым, так, что познакомиться с ним самый смелый бы не решился. Что там — заинтересованные мальчишки не рисковали даже подойти достаточно близко для того, чтобы пол Недзи-нии-сана определить. Было у него это... особая убийственная аура. На Хинату она, впрочем, не действовала. Наоборот, с Недзи ей было в разы спокойнее, хотя они даже особо не разговаривали. С Недзи было хорошо молчать: он замечал Хинату, не пытался от нее отвязаться и при этом не приставал с вопросами об ее учебе, не давил ожиданиями, не обвинял. Просто принимал такой, какая есть, и ее общество ему скорее нравилось, чем наоборот. Даже напряженные обычно уголки губ чуть приподнимались.
Однажды Недзи пришел забирать Хинату из школы немного раньше, чем обычно — и застал ее, окруженную настойчивыми одноклассниками. Это был первый раз на памяти Хинаты, когда ее уравновешенный двоюродный брат по-настоящему разозлился.
Он рявкнул на мальчишек так, что с девочкой его бы и слепой не перепутал — во всяком случае, Хинате такие девочки не встречались. Сказал — если еще кого рядом с кузиной увидит на расстоянии ближе метра, изобьет. Только перья полетят. Причем тут перья, Хината поняла не совсем, но слова Недзи сработали. Одноклассники от нее отцепились, взамен принявшись игнорировать. Ей стало легче — и одновременно очень грустно.
Хината осталась одна.
Конечно, был Недзи-нии-сан. Но его она видела разве что после школы и за общим ужином, вечером: после смерти своего отца Недзи жил с семьей Хинаты. А младшую сестру Ханаби — только за ужином. Она тренировалась в тех же секциях, что и Недзи, по усиленной программе; как и Хината, занималась с кучей репетиторов, но училась гораздо лучше. Родители решили — семейный бизнес унаследует именно Ханаби, и уделяли ей большую часть свободного времени.
Начавшись с младшей школы, игнор со стороны одноклассников продолжился и в школе средней. Может, Хината и сумела бы войти в их сложившуюся компанию, но для этого она была слишком стеснительна — и ничего не могла с собой поделать, как бы ни старалась.
В старшей школе все изменилось. Одноклассницы по-прежнему не желали иметь с Хинатой ничего общего и поглядывали на нее свысока, но вот одноклассники... Предупреждение Недзи давно забылось, да и он теперь не встречал Хинату после школы — считалось, что она взрослая и вполне способна дойти до дома сама. Так оно и было, но легче от этого не становилось. Хината чувствовала себя так, будто последняя ниточка, связывавшая ее с миром, готова оборваться. А может, дело было в чем-то еще.
Стихи, которые она начала писать еще раньше и после нескольких неудавшихся попыток старалась никому не показывать, стали для Хинаты отдушиной — как и посиделки с Недзи на крыше их частного дома. Он делился с ней наушником от своего ай-фона, и они молча слушали музыку: обоим нравились одни и те же группы.
Одноклассники Хинаты предпочитали музыку попроще, и они выбирали не молчать с ней, а говорить — пока один из них, наконец, не решился пригласить Хинату на свидание. То, что она в ответ двух слов связать не смогла, пригласившего ее парня ничуть не смутило. Он был достаточно настойчив, а Хинате так хотелось разбить окружавшую ее скорлупу отчуждения, выйти из зачумленного круга одиночества, что в конце концов она согласилась.
На свидание пошли в город — Хината соврала родителям про дополнительные занятия в школе, краснея и заикаясь. Учитывая, что ей, несмотря на всю старательность, уже приходилось оставаться раньше, эта ложь подозрений ни у кого не вызвала.
Первое для Хинаты свидание стало форменным кошмаром. Не успели они с одноклассником дойти до кинотеатра, куда направлялись, — как столкнулись с Недзи. Хината слишком поздно вспомнила, что додзе, которое он посещает, находится где-то в том же районе.
Тогда-то Недзи впервые и посмотрел на Хинату так. Он сразу же отвернулся и прошел мимо, будто ничего не заметив, но Хината почувствовала себя предательницей. Это чувство не пропадало весь киносеанс, наверное, поэтому в ответ на предложение о следующем свидании Хината только рассеянно кивнула.
Тем вечером она ждала Недзи на крыше, но он так и не пришел. Наверное, был слишком занят.
Во время второго свидания, которое Хината с одноклассником на этот раз решили провести в другом районе, ее не отпускало чувство, будто кто-то смотрит в спину. Единственным, что Хината запомнила из фильма, который видела на свидании первом, был шпионский трюк с зеркальцем — с его помощью можно заглянуть себе за спину. Зеркало у нее с собой было — поправить волосы, попробовать улыбнуться. Хината, правда, редко в него смотрела. Не нравилось выражение собственных глаз. Без живого блеска, постоянно уставшие. Может, блеск и появлялся — но не тогда, когда она решала на себя посмотреть.
На этот раз Хината смотрела не на себя, а себе за спину. И Недзи-нии-сан был там — выглядывал из-за ближайшего фонаря. В районе, где быть его сейчас никак не могло.
Для того, чтобы следить за ней, Недзи пропустил тренировку.
Сердце Хинаты взволнованно забилось. Она была ему настолько важна, что... Почему?
Кусая губы, она кое-как дотерпела до конца свидания и не смогла отказать однокласснику в третьей встрече. Несмотря на настойчивость на словах, он был неплохим парнем и вел себя с Хинатой так, будто она была хрустальной. Кроме того, когда она начала с ним встречаться, все в классе стали смотреть на нее иначе. Теперь Хината чувствовала себя своей. Это проявлялось в мелочах и здорово упрощало жизнь, но... оказалось вовсе не таким важным, как она предполагала. Встречи с Недзи на крыше были важнее.
Он оказался дома, когда она собиралась на третье свидание.
— Куда идешь? — спросил, скрестив руки на груди.
Хината вздрогнула, будто ее застали на месте преступления. Обернулась, полузастегнув один сапожок:
— Недзи?..
— Ты хоть понимаешь, что он тебя просто использует? — прозвучало резко, даже грубо. Раньше Недзи никогда с ней так не говорил, и Хината задрожала. — Повстречается и бросит... когда получит то, что ему нужно.
— А ты... зачем... — Хината хотела спросить, почему Недзи это так волнует, если видятся они в последнее время только на крыше, и то всегда молча, если у него самого наверняка было много девушек, и неважно, что она не видела ни одну из них. Вместо этого с языка сорвалось: — Ты так себе никогда никого не найдешь, нии-сан! О себе бы подумал, — и это было совсем не то, что она привыкла говорить, она сама была не той, вовсе не потому, что начала с кем-то встречаться. Просто... наверное... повзрослела.
На своем третьем свидании она постоянно заглядывала в зеркало, но Недзи так и не увидела.
Может, потому от свидания четвертого отказалась. «Нам лучше расстаться», — пролепетала, не поднимая глаз, и стояла на своем, что бы ни говорил одноклассник. Если честно, она даже не помнила, что именно он говорил. Хотелось остаться одной. Когда он наконец ушел, Хината вздохнула с облегчением и поехала домой — одна.
Теперь по-настоящему.
Как ни странно, одноклассники больше не сторонились Хинату. Даже тот, с кем она пыталась встречаться. Похоже, ей наконец удалось влиться в коллектив.
— Ты очень сильная, — однажды сказала Ханаби с восхищением. — Не боишься нарушать родительские запреты.
Она имела в виду крышу, с которой Хината только что спустилась.
Недзи больше не говорил с ней. Теперь во время строжайше запрещенных родителями вылазок на крышу Хината не слушала музыку — смотрела в небо, думала, вспоминала.
Недзи впервые поцеловал ее, когда ей исполнилось двенадцать лет. Был ли этот поцелуй братским?
А когда два месяца назад, проходя мимо его комнаты, Хината услышала свое имя, прерывисто выдохнутое, в случайно приоткрытую дверь? Было ли это то, о чем она тогда подумала в первую очередь? Хината, конечно, убеждала себя, что нет, спрятала тот случай в памяти... как множество других.
Недзи боялся, что кто-то отберет ее.
Обращаясь к собственной памяти, Хината не могла трактовать его поведение иначе, и слова, которые она ему сказала, казались теперь ужасно жестокими. Неправильными.
Все это время судьба играла с ними обоими, и они оба были слишком нерешительны — каждый в своем.
Хината хотела бы верить, что ей удалось измениться.
Поэтому она подкараулила Недзи после очередной тренировки, встретила его, как он встречал ее раньше — чтобы сказать:
— Я хочу ходить на свидания только с тобой.

***

@темы: Гет, Laora, Мини, Неджи, Неджи/Хината, Фанфикшн, Хината