Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Клан Хьюга
Глава: 31
Автор: Shelma-tyan
Персонажи (Пейринг): Неджи/Хината
Рейтинг (для главы): R
Жанр: романс
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежат Кишимото
Саммари: Про Неджи, Хинату и клан Хьюга. После второго экзамена на чунина, Хината в попытке помириться хочет увидеть Неджи. Но он приходит к ней в палату вовсе не за тем, чтобы забыть клановые раздоры и извиниться. Как ей не начать ненавидеть, как ему перестать презирать. Все об этом.
Читать на фикбуке: здесь
Предупреждение: ГЕТ/всем бояться/, некоторое АУ от манги, ООС
Разрешение автора на размещение его работы: получено

Главы 1-3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30

*31*

Проснулась Хината ранним утром от того, что сонный Неджи толкнул ее коленом. Спросонья она секунду не могла понять, где она и что происходит. А потом Неджи поворочался, устраиваясь поудобнее, и обнял ее, притягивая к себе.
- Спи, еще не рассвело, - хрипло прошептал он куда-то ей в волосы.
- Угу, - сонно отозвалась Хината и честно попыталась заснуть. Грудь Неджи мерно ходила под ее щекой, приподнимаясь от дыхания, и Хината завороженно слушала стук его сердца.
Спала она в эту ночь совсем плохо. Сначала они долго ласкались, болтая в темноте о всяких глупостях и целуясь. Потом, наконец, Хината задремала, но спать в новом месте, да еще и не одной, было так непривычно, что она просыпалась от любого шороха.
Неджи, напротив, казалось, отключился намертво, довольный и усталый, а просыпался только чтобы обнять ее покрепче, поцеловать и снова провалиться в сон.
Хината закрыла глаза и боролась с собой некоторое время, а потом поняла, что уже не заснет.
За окном медленно светлело небо, чирикали первые утренние пташки, а Хината лежала, слушая тихое дыхание Неджи.
- Мне нужно идти, - шепотом сказала Хината, и Неджи, даром, что секунду назад казался крепко спящим, тут же прижал ее к себе.
- Нет, - ворчливо буркнул он, не открывая глаз.
Хината вздохнула с улыбкой. Ей было ужасно приятно, что Неджи не хотел ее отпускать, да и самой ей ни капельки не хотелось никуда идти. Но…
- Неджи, - укоризненно протянула Хината. – Тебя, чего доброго, накажут за соблазнение наследницы.
- Меня? – фыркнул он все так же, не открывая глаз. – Скажу, что выпил вина на вечеринке… - сонно забормотал Неджи. - А дальше все как в тумане. Проснулся, а тут ты… обнимаешься… - Неджи сладко зевнул. – Ничего не понимаю, и как это могло случиться… - Неджи повернулся на бок, прижимая Хинату к себе. – А твоя версия? – улыбнулся он, наконец, открыв глаза.
Хината только улыбалась, глядя в его такие близкие и такие сонные глаза.
- Скажу… что жажда твоего юного тела затмила мне разум, и тебе пришлось подчиниться, хоть ты и яростно… – Хината особенно растянула это слово - …сопротивлялся.
Неджи придушенно рассмеялся.
- И как же тебе удалось меня заставить? – развеселился он. – Я, еще вчера, по крайней мере, был джоунином и, по слухам, не плохим.
- Животный магнетизм, - важно сказала Хината. Они оба тихо-тихо рассмеялись.
- От тебя вином пахнет, - прошептал Неджи мечтательно.
- Ужас! – Хината вяло попыталась прикрыть рот рукой, но Неджи перехватил ее и поцеловал пальцы.
- От меня наверняка тоже…
- Представь себе, нет! Ты у нас идеален, как всегда, – обиженно заметила Хината.
- Это потому, что ночью я использовал свои навыки шиноби, бесшумно прокрался в ванную и почистил зубы, – серьезно прошептал Неджи, словно открывал страшную тайну.
- Вранье.
- Да, - спокойно согласился Неджи. - Но, представив себе эту картину, легче пережить, что от тебя слегка попахивает винными парами, а ведь ты у нас хорошая девочка…
Хинату это слово вдруг вогнало в краску. Девочка. Она ведь теперь как раз не девочка…
Она смущенно прислушалась к себе. Тело чуть ломило, причем в таких местах, что румянец только разрастался, но в общем Хината не ощущала себя как-то иначе.
Она задумчиво прикусила губу.
- Что такое? – Неджи с улыбкой наблюдал за ней.
- Знаешь… Об этом так много разговоров, а на деле ничего особенного, – сказала Хината, пожав плечами.
Неджи расхохотался так, что за окном вспорхнули птички, примостившиеся на подоконнике.
- Тише! – Хината закрыла ему рот ладонью и сама обомлела от того, как легко сейчас было прикоснуться к Неджи, так естественно и просто.
- Знай я тебя чуть хуже, принял бы это на свой счет и жутко оскорбился, – продолжая смеяться, проговорил Неджи.
- Перестань, ну пожалуйста! – Хината ужасно смутилась громкого смеха.
- Нельзя смеяться над тобой?
- Да нет, просто не так громко… Вдруг кто-то услышит…
- Никто не услышит. И никто тебя тут не найдет… - Неджи злодейски навис сверху. Его длинные волосы свесились с плеча и защекотали Хинате щеку.
- Я все жду, когда же включится твоя застенчивость, – поддел Неджи. – В душ вместе пойдем?
Хината вспыхнула.
- Н-нет! Это… ох, пожалуйста, нет. Это слишком.
Неджи снова рассмеялся, опустился ниже и коротко поцеловал ее в губы.
- А вот и она. Хината-скромница. А мне понравилась нескромная Хината, можно мне ее буквально на полчаса? – Пальцы Неджи игриво скользнули по бедру Хинаты под одеялом.
- Нет. - Хината отстранила его и, кутаясь в простынь, стала подниматься. – Мне нужно идти, ты же знаешь…
- Поверь, все и так заметили, что ты отсутствовала. Еще пара часов ничего не изменят.
Хината от этих слов похолодела. Заметили… Ох, да конечно заметили, они же Хьюга, в конце концов. И мало того, что заметили, еще и наверняка искали ее и нашли…
- О Ками… А что если кто-то подглядывал?.. – Хината обернулась, сидя на краю постели. Ее попытки стянуть тонкую простынь, которой они укрывались вместо одеяла, оставили Неджи почти полностью обнаженным.
- Представь себе, что чувствуют обычные коноховские обыватели, живя рядом с Хьюга, – усмехнулся Неджи и упрямо попытался стянуть с нее простынь и вернуть в постель.
- Неджи! – Хината снова покраснела, отталкивая его руки.
- Ну, хорошо-хорошо. Иди в душ совершенно одна, как полагается скромной девушке. Но хоть кофе-то мне дозволено будет тебе сварить?
- Ладно, - буркнула Хината, попыталась встать и поняла, что край простыни сползает с бедер Неджи. Она неловко замерла.
- Да-да, - ухмыльнулся он. – Я совершенно голый под этой простыней. Так что решай: или сама обнажись, или придется увидеть…
- Ох, ты невыносим! – Красная как рак, Хината вскочила с постели. Не обернувшись, она умчалась в ванную, под тихий смех Неджи.
Приняв душ, Хината прокралась в комнату все в той же простыне, молниеносно оделась, слушая, как Неджи звякает чашками на кухне. Кое-как поправила растрепанные волосы и, вздохнув, пошла к нему.
К радости Хинаты, Неджи все-таки дал себе труд одеться в домашние шорты и футболку – видимо, решил не смущать ее больше. Он забрал волосы в хвост и деловито следил за туркой, в которой варил кофе.
Хината зашла в кухню и смущенно остановилась, не зная, куда себя деть. Почему-то именно сейчас ей стало жутко неловко. Именно сейчас, когда они снова были чинно одеты и не касались друг друга, Хинате все произошедшее показалось таким страшно смущающим и даже… стыдным. Хината вспомнила все те вечера, когда они сидели на кухне Неджи в его старой квартире, сидели и просто разговаривали, почти как брат и сестра. А теперь между ними случилось… это. И правильно ли это? Может быть, это все совсем и неправильно? И какими будут их отношения теперь? Хината опасливо посмотрела на Неджи.
- Хината, подойди-ка, - Неджи нахмуренно глядел на кофейную пенку.
Хината подошла и тоже уставилась в турку.
- Что?
- Ничего, - улыбнулся Неджи. – Просто хотел, чтобы ты подошла.
Он привлек ее к себе и чувственно и долго поцеловал. И все сомнения и страхи Хинаты растаяли дымком. Да, ничего не будет как прежде. Да, они теперь совсем не брат и сестра. И да, это именно то, что правильно.
- Убегает, - выдохнула Хината, разрывая поцелуй. Кофе шипящей волной хлынул через края турки.
- Черт с ним, - сказал Неджи, привлек ее к себе и снова поцеловал.
Потом они вместе вытерли плиту и сварили новый кофе. В уютном молчании, в ярком свете утреннего солнца, залившего кухню, выпили его.
Когда пришла пора прощаться, Неджи усадил ее на шаткий табурет в прихожей и сам надел босоножки, аккуратно застегнул ремешки и поцеловал щиколотку.
- Когда придешь? – спросил он, не выпуская ее стопу.
- Я… я не знаю… - честно ответила Хината.
- Так не пойдет. Сегодня вечером.
И Хината расплылась в улыбке и кивнула.
- Сегодня вечером.
Неджи вложил ей в руки ключ от двери и сам согнул ее пальцы.
- Я буду ждать, - серьезно сказал он. – Обещай, что придешь.
И у Хинаты сладко защемило сердце от искренности в его голосе. Словно он назначал ей самое первое свидание.
- Обещаю, – сказала Хината и сама поцеловала его на прощание.
Неджи галантно открыл ей дверь и с мечтательной улыбкой, которую Хината так редко видела на его лице, шепнул «До вечера».



Хината жалела, что надела неудобную обувь. Да и в красивом платье нестись по крышам казалось как-то неправильно. Поэтому она просто пошла пешком к кварталу Хьюга.
Коноха просыпалась, наступал новый день. По улицам уже сновали тележки, торговцы открывали лавки, кто-то спешил на работу, шиноби в штаб, ученики академии бежали на уроки.
Какой-то мужчина у лотка с фруктами протянул ей яблоко и с улыбкой отмахнулся от ее лепета о деньгах.
- Ах, какие пустяки, когда утро начинается с такой красоты, – подмигнул он. Хината смутилась, но яблоко все же взяла.
Пожалуй, что-то все-таки изменилось в ней – раньше ее так не замечали, но сегодня, наверное, что-то в ее улыбке все же выдавало, и встречные мужчины провожали Хинату взглядами.
В квартале Хината ускорила шаг, чтобы не попасться кому-нибудь на глаза, но, к сожалению, утро уже было в разгаре, и Хьюга, как и все, торопились на службу, так что главная улица квартала была не безлюдной.
На мгновение Хината в ужасе подумала, что все без исключения знают, что она провела эту ночь не дома, что она идет во вчерашнем платье, потому что этой ночью спала с мужчиной.
Но с ней здоровались, и только.
Хината вошла в ворота дома и вознамерилась прошмыгнуть в свою комнату, словно загулявшаяся школьница, но отец встретил ее на крыльце. Он сидел на веранде в кресле, рядом на столике стоял чай, и пар медленно клубился в прохладном утреннем воздухе.
Хината медленно, словно на эшафот, поднялась по ступенькам.
- Доброе утро, – промямлила она, чуть живая от ужаса. В одной ее руке было яблоко, а в другой ключ от квартиры Неджи. Хината подумала, что все очевиднее некуда, и покраснела.
- Где ты была? – строго спросил Хиаши.
Хината вросла в землю. Она судорожно сглотнула, прочищая горло.
- Вечеринка не повод пропускать тренировки. Ты должна быть в додзе в шесть. Я не помню, чтобы отменял это правило.
Хината изумленно посмотрела на отца.
- Я… прости, отец.
Хиаши помолчал, выдерживая паузу.
- Ты была с Неджи? – спросил он вдруг, и Хината мучительно покраснела еще сильнее. Все, что она смогла, - это понуро кивнуть. Ох, как же было неловко и стыдно признаваться в этом отцу.
- Ты уже взрослая, Хината, и я не собираюсь тебя отчитывать. Но ты просто исчезла. Ни я, ни те, кому я велел найти тебя, это сделать не смогли. Я опасался самого худшего. Желание приватности вполне понятно, тем более для вас с Неджи. Но это не повод покидать селение и устраивать переполох в клане.
- Я не… - начала было Хината, и осеклась. Покидать селение? Не смогли найти?
- Я не подумала, отец. Я прошу прощения. Этого больше не повторится… - «Обещай, что придешь». - То есть… не повторится твоего беспокойства. Я взрослая и… я могу за себя постоять. Я не нуждаюсь в опеке и слежке. Просто… просто доверяй мне.
Хиаши снисходительно усмехнулся.
- Не знаю, какого именно эффекта юные девы ожидают, говоря что-то подобное своему отцу. Лично мне хочется запереть тебя в комнате лет на десять, а Неджи отправить-таки в Суну. К сожалению, ни то, ни другое не в моей власти. Уже нет.
Он взял в руки чашку и пригубил чай.
- Твоей матери с нами нет, а я не мастер нравоучительных бесед о птичках, пчелках и противозачаточных средствах. Просто скажу, что ты должна быть осторожна. Неджи не может причинить тебе вреда, пока ты сама этого не позволишь. Помни об этом. Он ничем не рискует, ты – другое дело. Ты рискуешь своим положением в клане, своей репутацией и своим будущим в целом. Стоит ли оно такого риска?
- Кому какое дело до меня и Неджи! – зло выдохнула Хината. – Это наше личное дело!
- Не будь ребенком, а то я и вправду запру тебя в комнате, – без улыбки одернул ее Хиаши. Хината проглотила гневные слова. Ей очень хотелось бросить в лицо отцу, что она любит Неджи, и пусть все на свете катятся к жабам на гору Мебоку. Но… Хината понимала, что такое отношение отцу понравится еще меньше. Наверное, он посмеется над ней, и только. Любовь! Да что она может знать про любовь в восемнадцать лет, впервые разделив постель с Неджи? Несколько лет назад она думала, что любила Наруто, и что теперь? Где она, та любовь?
- Что ты от меня хочешь? – спросила Хината понуро.
Хиаши снова отпил чай.
- Я хочу не от тебя, – устало ответил он. – Я хочу для тебя. Спокойствия и безопасности. Уверенности в твоем положении. И ничего из этого тебе не сможет дать Неджи. К сожалению, не сможет. Просить у влюбленной девочки проявлять осторожность глупо, поэтому мы стараемся думать за тебя. Но ты не прислушиваешься, как я вижу. Если Неджи для тебя так важен, что ж – для вас есть выход.
Хината удивленно и радостно посмотрела на отца.
- Ты будешь главой до восемнадцатилетия Ханаби. Раз уж ты решила не ставить ей печать. Когда ей исполнится восемнадцать, вы сможете объявить о ваших отношениях с Неджи, если, конечно, они еще будут иметь место. Ты примешь печать и отправишься в младшую ветвь. А Ханаби станет главой вместо тебя. Этот вариант тебя устраивает?
Хината онемев, смотрела на отца. Устраивает? Нет, не устраивает. Она знала это всей душой, но произнести не решалась. Ведь тогда выходит… что ее должность ей важней Неджи?
- И как ты думаешь, Неджи он устроит? – сказал Хиаши с холодной насмешкой. - Ты ведь твердо решила не ставить Ханаби печать, не так ли? А это значит, у нас всегда будет прекрасный кандидат тебе на замену. Или мы можем все-таки поставить Ханаби печать, когда она вернется, и тогда твое положение будет не так шатко, даже если ты будешь продолжать встречаться с Неджи. Что скажешь?
- Я должна дать ответ немедленно или можно хотя бы позавтракать? – раздраженно сказала Хината.
- Какой же ты ребенок! – презрительно скривился Хиаши. – Готова кидаться громкими словами, но как дело доходит до решения чем-то пожертвовать, сразу щетинишься как еж. Иди, завтракай и утешайся мыслями про свою запретную любовь. Если ты не хочешь принимать решения, Хината, их примут за тебя.
И Хиаши гневно отвернулся, показывая, что разговор окончен.
Хината шагнула было к дому, но вдруг обернулась:
- А с Ханаби ты эти перспективы обсуждал?
- С какой стати?
- Ее мнение не хочешь узнать? – Хината чувствовала, что все так же глупо и по-детски злится, но ничего не могла с собой поделать.
- Может, мне еще с садовником посоветоваться о том, как вести дела клана? – съязвил Хиаши ледяным тоном.
Хината отвернулась и ушла в дом.


Вечером, прежде чем идти к Неджи, Хината пересилила себя и спустилась к отцу. Он был в своей комнате на первом этаже, ведь теперь с тростью ему было слишком тяжело подниматься на второй. Хината постучала в дверь и дождалась приглашения, прежде чем войти.
Хиаши возился с блистером таблеток, сидя в кресле у окна.
- В чем дело? – неприветливо спросил он.
Хината привычно глядела в пол.
- Я ухожу. Пришла предупредить, чтобы ты не волновался.
- Как мило, – раздался щелчок, и таблетка от неловкого движения отлетела куда-то в сторону окна.
Хината подняла глаза. Комната Хиаши напоминала больничную палату. Около кровати на тумбочке стояли мази и пузырьки с лекарствами. Даже капельница здесь была. Хината не знала, как часто ее применяют. Хиаши не желал демонстрировать свою болезнь, и Хината очень смутно знала о том, как именно она протекает.
- Дай я помогу, - смягчилась Хината, пересекла комнату и налила в стакан воды. Подала его отцу.
- Спасибо, - хмуро поблагодарил он. Хината аккуратно выдавила таблетку ему на ладонь.
- Как ты себя чувствуешь?
- Банальный вопрос для умирающего. Где ты будешь? На случай, если тебя придется искать.
- Я… я точно не знаю, - ушла от ответа Хината. – Но я не покину пределы деревни, об этом не беспокойся.
- Замечательно. Это все? – Хиаши, казалось, не терпелось отделаться от общества дочери.
- Все, - расстроено подтвердила Хината и пошла к двери.
- Хината! – окликнул ее отец. – Все, что я делаю, я делаю для твоего блага. Ты должна это понимать. У меня нет других целей, кроме защиты тебя и Ханаби.
Хината кивнула, и отец взмахом руки отпустил ее.
Пока Хината на этот раз по крышам добиралась до квартиры Неджи, слова отца крутились у нее в голове. А у нее есть другие цели, кроме защиты себя и Ханаби? Она не могла так просто ответить на этот вопрос. Ее занимало благополучие клана в целом, оскорбляло и злило неравенство, сложившееся между двумя ветвями. Ее пугало то, что кто-то из старшей семьи может снова попытаться убить Неджи. Но все это не было целью, лишь загадкой, которую ей никак не удавалось разгадать. Она хотела сделать что-то, но что? Как именно она могла исправить сложившееся положение? У Хинаты не было ни единой идеи на этот счет.
Неджи открыл дверь, прежде чем она постучала.
- Привет, – поздоровался он, пропуская ее внутрь.
- Привет, - смущенно улыбнулась Хината.
Неджи закрыл дверь и поцеловал ее.
- Надеюсь, ты голодная?
- Ну… не знаю, я перекусила…
Хината стащила сандалии с ног и пошла за ним на кухню. И обомлела. На столе стоял настоящий сервированный ужин. Только свеч и цветов и не хватало.
- Ками… мне стоило надеть платье… - шокировано прошептала Хината.
- Я тоже не при параде, как видишь, - Неджи дернул за ворот обычную домашнюю футболку. – Но я же тебя ждал. Вот и приготовил ужин.
- Сам? – еще больше изумилась Хината.
- Эм… скажем так, заработал на него сам. Заказал в ресторане.
- Неджи, ты меня так избалуешь.
- И что? Я, может, этого и добиваюсь. – Неджи галантно отодвинул ей табуретку. Хината села.
Прежде чем отойти, Неджи чувственно поцеловал ее шею.
Они устроились и принялись за еду.
Хината поковыряла палочками яства и поняла, что не может расслабиться, пока не выяснит то, что ее тревожило.
- Мой отец сказал, что искал меня вчера…
- Да?
- И не нашел. Он подумал, что я покинула деревню.
- Видимо, он плохо искал.
- Не думаю. Он сразу понял, что я была с тобой. Полагаю, он проверял твою квартиру…
Неджи увлеченно жевал, не глядя на нее.
Хината нервно отложила палочки.
- Ты усовершенствовал свою технику, не так ли? Ту, которая скрывает от взгляда бьякугана.
Неджи посмотрел на нее через стол.
- Ты ведь уже все поняла, так зачем спрашивать.
- Это… это потрясающе, Неджи. Я посмотрела сегодня сюда и… иногда ты был внутри, иногда нет. И сейчас, пока шла… Никаких следов, что техника наложена. Здорово.
- Днем она и не была наложена. Я использую ее… нечасто.
Повисло тяжелое молчание. Неджи нервно шевелил еду палочками, видимо, ожидая дальнейших расспросов.
- Думаю, отец был бы не против нас, если бы знал, сколько твоих секретов я узнаю невзначай, – попыталась пошутить Хината, чтобы сгладить момент.
- Да, а другие были бы очень даже против. «Мои» будут не в восторге оттого, что я слил тебе существование этой техники. Но… что делать, у всего есть цена. Естественно, если ты сохранишь свое знание в секрете, я буду благодарен, но, наверное, я не вправе просить об этом.
- Я никому не сказала. И не скажу… без крайней нужды. – Хината вздохнула и заметно скисла. Романтическое свидание угрожало перейти в очередной гимн клану Хьюга.
- Ты используешь ее все так же? Для тренировок?
- Угу, - кивнул Неджи, уплетая за обе щеки.
- Я не против этого. Так что… используй на здоровье.
- Благодарю, Хината-сама. Это официальное разрешение от главы клана? – ухмыльнулся Неджи, но тут же смутился. – Извини. Мне не стоило так говорить.
-Да, не стоило, – нахмурилась Хината. Ей стало досадно, что Неджи снова намекал, что глава она скорее номинальная, чем настоящая.
- Прости. Просто я надеюсь, что однажды тренировки младшей ветви все-таки легализуют. Нечестно скрывать сильнейшие техники от большей части клана, ты не думаешь?
- Думаю, – согласилась Хината. – Да, думаю, – вдруг с жаром добавила она. – Это глупо, нерационально и нечестно. И моны. Еще они меня страшно возмущают!
- Моны? – удивился Неджи.
- Да! То, что вам нельзя носить мон Хьюга.
- А… - протянул Неджи. – Ну, эта ерунда меня не интересует. Красивые картинки на одежде можете оставить себе.
- Вообще-то это знак статуса… - смутилась Хината. Она отчего-то придавала значение и этому, и вот, пожалуйста, для Неджи, оказывается, вовсе это не важно.
- Да-да, как чунинский жилет или всякие водовороты на рукавах. Может, это для кого и важно, но не для меня. Я ношу то, в чем мне удобно и привычно. Никогда не носил чунинский жилет, и когда выдали, он тут же нашел свое место в самом дальнем углу шкафа. А потом и джоунинская форма отправилась туда же. Правда, ее таки пришлось достать на войну. И… прямо скажем, удачи она мне не принесла.
- Да уж! – усмехнулась Хината. И вдруг снова скисла. Она вспомнила, что именно случилось на войне. Кто-то из старшей ветви пытался убить Неджи. Не унизить или командовать… убить.
- А мы с тобой можем не обсуждать клан? – сморщилась Хината.
- Можем, конечно. Но придется постараться. Чем ты сегодня занималась?
- А! – Хината закатила глаза. – Клановые скучные дела. В основном торговые договора. А ты?
- Тренировался, написал отчет по миссии, отсидел свои допросные часы в штабе…
- Что, прости?
- Допросные часы. А… это джоунинская привилегия. Нужно пять часов в месяц участвовать в допросах всякого отребья. В основном те, кто убивают на заказ или продают что-то на черном рынке. Кто-то неизменно попадается, и их допрашивают. А раз уж Хьюга могут видеть ложь, то с болтунами легче использовать нас, чем применять серьезные техники дознания. Такие пускают в ход, когда клиент неразговорчив.
- Ух ты, как все серьезно.
- Естественно, твой парень все-таки джоунин.
Хината прыснула.
- Мой парень?
- Эм… - замялся Неджи. – Полагаю, что да, раз уж мы тут ужинаем, и я рассчитываю снова не отпускать тебя до самого утра.
Хината зарделась.
- Это… все так официально… - замямлила она.
- Тебя это смущает?
- Как сказать… я не привыкла к тому, что у меня есть парень.
- Привыкай, – лаконично ответил Неджи.
Когда они расправились с ужином, Неджи скомандовал:
- Я готовил, тебе мыть посуду.
- Что? – возмутилась Хината. – Ты не готовил!
- Ты понимаешь, что сейчас показываешь себя не с самой домовитой стороны?
- Не буду я мыть посуду! – упрямилась Хината.
- Как же сложно с этими принцессами! – горестно вздохнул Неджи и сам стал убирать тарелки.
И Хината со смехом стала помогать. Посуду они так и мыли, тесно прижавшись к друг другу у раковины, в четыре руки. От близости Хината раскраснелась, и когда Неджи закрыл кран и притянул ее к себе, она уже совсем не смущалась.
- Позвольте отнести вас в спальню, принцесса Хината? – поддразнил Неджи между поцелуями.
- Сама дойду, – выдохнула Хината и притянула его ближе.


Незаметно пролетел месяц. Самый счастливый месяц на памяти Хинаты. Они с Неджи проводили почти все вечера вместе в его квартире, и Хината все больше привыкала спать в обнимку, ужинать вдвоем и к тому, что ночью они занимались любовью.
Дважды Неджи уходил на миссии, и Хината уныло считала дни до его возвращения. Из страны Камня пришли вести о том, что Ханаби успешно прошла два этапа экзамена. Хината и не сомневалась. Теперь сестре предстоял самый последний – индивидуальные поединки. Хината была уверена, что Ханаби привезет с собой заветный зеленый жилет.
Дни как обычно были заполнены делами клана, утром Хината тренировалась, но порой задавала сама себе вопрос – для чего?
Миссии для нее были под запретом, в деревне ее всегда охраняли бдительные джоунины из старшей ветви. И все же прекратить тренировки Хината себе не позволяла. Ей даже в голову не приходило перестать тренироваться. Может, виновато было давление со стороны клана – слабак не может возглавлять Хьюга. Может, все дело было в привычке, но Хината продолжала каждое утро упражняться в додзе.
Отец не мог быть ее спарринг-партнером, Неджи тоже она не просила в силу обстоятельств. Так и вышло, что частым гостем в ее доме стал Хирузен, который заменил ей Неджи в тренировках.
До уровня Неджи ему было далеко, но и самой Хинате с Хирузеном справиться было непросто. Иногда получалось, иногда нет. Порой Хинате казалось, что он щадит ее, улещивая ее самолюбие или отдавая дань ее статусу.
Сегодня Хината согласилась на вечернюю тренировку с ним, поскольку Неджи снова ушел на миссию. Хината выложилась в додзе сполна и на дрожащих ногах стояла напротив Хирузена в последнем спарринге, когда дверь открылась, и вошел отец.
- Хиаши-сама, - тут же склонился Хирузен. – Добрый вечер.
- Добрый, – прохладно поздоровался отец. – Прилетела птица. Ханаби прошла последний этап и возвращается домой.
Хината улыбнулась, но неискренне. Гнусный червячок зависти точил ее изнутри. Ну конечно прошла, Ханаби же талант. Не то, что она. Сама Хината с первого раза даже до индивидуальных поединков не дошла.
- Чудесная новость, – улыбнулся Хирузен. – Я слышал, что Ханаби-сама самым лучшим образом показала себя на экзамене.
- Это так. Наши наблюдатели отметили ее. Полагаю, что и наблюдатели других стран тоже. Конечно, о присвоении рангов будет объявлено позже, но, полагаю, она может рассчитывать на чунина.
- Ханаби молодец,– сказала Хината и стала собирать разбросанные кругом сюрикены и кунаи.
- Что и ожидалось, – сухо констатировал отец.
Хинату вдруг прожгло знакомой искрой. На нее смотрели бьякуганом, и не кто-нибудь, а Неджи.
- Благодарю за тренировку, Хирузен, – вежливо попрощалась Хината и вышла из додзе, чтобы за первым же поворотом коридора активировать бьякуган и встретиться глазами с Неджи, который был в своей квартире.
Он поставил на кухонный стол две коробки из раменной, снова активировал бьякуган и показал ей палочки.
«Бегу», - одними губами произнесла Хината и молнией помчалась в душ.
Только по пути в квартиру Неджи она поняла, что две тренировки в день измотали ее.
Неджи тоже был уставшим, и они ели рамен, забравшись на постель.
- Устал как собака. Сплошная беготня, – поделился Неджи. – А ты?
- Все ломит, – пожаловалась Хината. – Сегодня две тренировки.
- Бедняжка ты моя, - улыбнулся Неджи и поцеловал ее в испачканные соусом губы.
Хината надела сорочку, которую оставила в квартире Неджи. Они, толкая друг друга локтями у раковины в ванной, одновременно почистили зубы. Хината бросила зубную щетку в стакан и на мгновение замерла. Как много всего изменилось. Они с Неджи… прямо как самая настоящая пара… Ее зубная щетка в его квартире, но если подумать о будущем… Ох, лучше о нем не думать. Неджи прополоскал рот, обнял ее со спины и нежно поцеловал за ухо.
- Пошли спа-ать, - зевнул он.
Они прошлепали босыми ногами до постели и улеглись.
Хината усмехнулась, устраиваясь у Неджи под боком.
- Кажется, наши отношения остывают, – серьезно посетовала она.
- М? – Неджи сонно приоткрыл один глаз.
- Мы просто ложимся спать, как старые супруги.
- Пять дней на болотах, ненасытная ты женщина, – проворчал Неджи. – Спи.
Хината улыбнулась, поцеловала его в острый нос и закрыла глаза.
Но от ломоты в мышцах заснуть долго не получалось. Неджи давно мирно посапывал, а Хината все ворочалась, никак не находя удобную позу.
Ночь была темная, безлунная и очень душная. Хината скинула покрывало, надеясь, что сквозняк остудит ее, но скоро замерзла и снова забралась в тепло.
Наконец, сон сморил ее, но был полон каких-то неясных пугающих сновидений. Бесчисленное количество раз она вздрагивала, просыпаясь, и никак не могла заснуть снова.
Духота душила. Стрекот кузнечиков звенел в ушах назойливо и тревожно.
Она проваливалась в сон, словно в глубокий колодец, сама безотчетно боясь этого падения. И все же заснула.
В доме явно намечалось торжество. Кругом стояли свежие цветы в вазах, служанки носились с подносами еды, и так много народу толпилось в их гостиной, что Хината едва могла протиснуться.
- Хината! – окликнул ее отец. – Где она? Время идти в храм.
- Я не знаю где, - попыталась оправдаться Хината. – Вот видишь, я ее ищу.
И Хината показала отцу, что она несет в руках шелковое кимоно – розовое с языками пламени.
- Найди ее и отдай кимоно, – приказал Хиаши.
И Хината искала и искала, но никак не могла найти. Она бродила по дому, заглядывая во все комнаты, но никак не могла найти. Она должна была отдать кимоно. Так нужно было сделать, так отец велел, но где же… Никак не найти… Кому же отдать?
Хината обошла весь первый этаж, весь второй и, наконец, пришла к лестнице в подвал, где хранили съестное и разные ненужные в данный момент вещи.
Хината открыла скрипучую дверь и стала спускаться по крутым ступенькам.
В подвале было темно, хоть глаз выколи. Из открытой двери струилось немного света, и Хината распахнула ее, чтобы видеть ступеньки.
Она спускалась, и навстречу ей дохнуло сырым подземным холодом. Кругом громоздились корзины и коробки, но Хината увидела большой прямоугольный стол, обычно заставленный свежими продуктами, а сейчас пустой. За краем света, падающего из распахнутой двери, кто-то сидел.
- Ханаби! – с облегчением выдохнула Хината. – Почему ты не идешь? Время идти в храм. Вот кимоно. Я его тебе принесла.
Ханаби сидела неподвижно.
- Не пойду я в храм, – ответила она.
- Но все ждут… и отец… - растерялась Хината и еще раз подняла руки. – Кимоно вот же…
- Пусть ждут, – резко, в своей привычной манере, ответила Ханаби. – Посиди со мной немного.
Рука выскользнула из тени и похлопала по столу.
Хината растеряно озиралась вокруг. Но как же… отец ведь сказал… и все гости…
- Хината, брось ты это кимоно, не нужно оно мне! – рассердилась Ханаби.
- Но ведь… там весь клан… они ждут… и отец…
- Да-да, клан, – примирительно сказала Ханаби. - Ничего, подождут немного. Ну ладно-ладно, давай его сюда.
Хината отдала кимоно, и оно тут же исчезло в непроглядной тени.
- Садись.
- На стол?
- На стол.
Хината послушно залезла на стол. Он был высокий, ее ноги не доставали до земли.
- Жилет! Ты получила! – увидела Хината краешек зеленого.
- Ага! – гордо подтвердила Ханаби. – Видела бы ты, как я выступала. Эх, жаль, не видела. Я была в ударе.
- Здорово, – покивала Хината.
- Завидуешь? – усмехнулась Ханаби из темноты.
- Я… да, немножко завидую…
- Да брось, ерунда это. Хоть он мне и идет страшно. – Ханаби провела рукой по жилету, Хината едва различила это движение в темноте. - Уж точно лучше этого кимоно.
- Я не вижу. Подвинься на свет.
- Не-ет… - усмехнулась Ханаби и оттолкнула руки Хинаты. – Потом… это потом… Слушай… Хината.
Ханаби вдруг умолкла, комкая в руках розовое кимоно.
- Ты молодец. Да... Молодец. И никому не верь, кто скажет иначе, ладно?
- Л-ладно… - пролепетала Хината.
- И не бойся ты этих старых пердунов! Что они тобой раскомандовались?! Тоже мне… - фыркнула Ханаби.
Сверху донеслись взволнованные голоса. В проеме двери замелькали фигуры.
- Ханаби, надо идти в храм. Ты должна надеть кимоно, папа сказал… - заволновалась Хината.
- Да-да, сейчас-сейчас. Хината… Хината… - Ханаби запиналась, словно никак не могла вспомнить, что она должна сказать. - Что еще… не знаю даже… моя команда! Черт, как же классно мы с ними сработались на этом экзамене! Настоящая командная работа. Я раньше и не знала, как оно бывает.
- Команда?.. Да, это здорово… - Хината в страхе озиралась на распахнутую дверь. Света становилось все меньше, потому что все больше и больше фигур вырастали в дверном проеме.
- Ханаби, пожалуйста, пожалуйста, пойдем. Там все ждут, надо идти, и кимоно…
- В общем, они тоже молодцы, – продолжала Ханаби, совсем ее не слушая. - Мы так круто прошли второй этап. Так всем и скажи.
Хината закивала, не совсем понимая, что именно она должна делать.
- Да-да, скажу, только, пожалуйста, пожалуйста, пойдем. Надо идти в храм, папа сказал… - взмолилась Хината
- На, ты иди, а я не пойду. – Ханаби всунула ей в руки кимоно.
- Но ты должна! – в ужасе запричитала Хината и залилась слезами. – Ты должна пойти, пожалуйста! Папа сказал, надо идти в храм! Пожалуйста, надо идти! Ты же должна стать главой клана!
- Вот упрямая! Сама и иди в свой храм!
- Нет, ты должна, так сказали, ты должна надеть кимоно… - Хината попыталась стащить сестру со стола.
- Ох, ладно-ладно, ты иди, а я сейчас поднимусь. Скажи там всем пока, что я иду, хорошо? – сказала Ханаби мягко и нежно.
- Правда, пойдешь? Правда, поднимешься?
- Да конечно пойду! Иди-иди. Давай.
Хината, хлюпая носом и постоянно оборачиваясь, стала подниматься по лестнице. Ханаби за ней не шла, а Хината очень хотела подняться вместе. Чтобы никому ничего не нужно было объяснять и оправдываться. И Хината шла очень медленно, еле переставляя ноги. На каждом шаге ей хотелось побежать вниз и силой вытащить упрямую сестру из подвала, но она все шла и шла, пока не поднялась наверх.
В дверях ее встретил грозный Хиаши и еще пара десятков человек.
- Где она?! – разъяренно спросил отец.
- Она поднимается, сейчас придет, вот скоро уже…
- Я же сказал, что она должна надеть кимоно! – Хиаши схватил ткань и вдруг еще сильнее озверел. – Что это? Ты испортила кимоно?!
Хината в ужасе поглядела на ткань. Она вся была в буро-красных пятнах.
- Нет, это не я!.. Я не портила!.. - заплакала Хината.
- Ты специально это сделала! – буйствовал Хиаши. – Ты бестолочь! Бесполезная! Еще и сестре все портишь!
- Это не я! – зарыдала Хината. – Нет! Я не хотела портить! Ханаби, скажи им! – Хината бросилась обратно к лестнице и тут проснулась.
- Хината! – Неджи тряс ее в темноте. – Проснись!
- Н-неджи… - просипела Хината и машинально, еще не до конца проснувшись, утерла глаза. Она плакала и наяву.
Тяжело дыша, Хината села в постели.
- К-кошмар… просто кошмар…
Неджи прикоснулся было к ней, но Хината вскочила с постели и стала расхаживать по комнате, пытаясь окончательно прогнать ужасные остатки сна.
- И-извини, пожалуйста… - пролепетала Хината.
Неджи тоже поднялся и попытался остановить ее метания.
- Успокойся. Хочешь чего-нибудь? Воды?
- Воды? Да… нет… только не уходи!
- Никуда я не уйду, успокойся, – он обнял ее, и Хината, наконец, выдохнула, уже привычно греясь в его крепких объятиях.
- Ужасный сон… такой мерзкий сон…
- Просто сон, – проговорил Неджи, положив подбородок ей на макушку. – Все, он уже прошел… уже все…
Хината вздрогнула, и Неджи крепче обнял ее.
- Хочешь, пойдем на кухню вместе?
- Нет, нет-нет. Ты устал, тебе надо отоспаться…
- Успею я отоспаться.
- Нет, давай ложиться, я в порядке, правда. Просто глупый сон. – Хината тряхнула головой, и они снова легли, закутавшись.
- Хочешь рассказать? – спросил Неджи, перебирая ее волосы. – Говорят, это помогает.
- Да… глупости. Все как всегда. Вместо меня назначают главой Ханаби, а она идти не хочет. И отец… и кимоно… и… кровь еще какая-то… фу! Мерзость.
- Понятно.
Несколько минут они пролежали в молчании, каждый думая о своем. Хината не могла отогнать образ руки, появляющейся из темноты и приглашающе похлопывающей по столу. Сейчас, наяву, это казалось гораздо страшнее, чем разъяренный Хиаши.
- И часто тебе такое снится? – спросил Неджи.
- Нет. Я почти никогда не помню сны. А ты?
- Редко… Иногда старый дом снится, родительский… а так… всякая ерунда. Ты вот иногда…
- Мне показалось или я в разряде ерунды? – уточнила Хината со смешком.
- Тебе показалось.
Хината лежала щекой на груди Неджи и не видела его глаз, но была уверена, что он их показательно закатил.
- Спокойной ночи, Неджи, - сказала она.
- Спи и ничего не бойся, – сказал Неджи и обнял ее.
И Хината заснула крепким сном без сновидений.


Ранним утром она, как обычно, быстро собралась, поцеловала Неджи на прощание и помчалась на тренировку. Все это становилось таким привычным, таким обыденным, что иногда Хината жалела, что живет в своем доме, а не с Неджи. И в то же время мысль об этом пугала. Жить вместе… в их ситуации это, конечно, невозможно, но даже если бы и было… Это казалось Хинате слишком скоропалительным и серьезным шагом.
Она потренировалась с Хирузеном, обсудила со старейшинами ежемесячное распределение обязанностей среди младшей ветви и после обеда вышла на веранду глотнуть свежего воздуха.
Отец сидел тут же в своем кресле, с чаем и книгой. Сегодня он даже не пришел на собрание. Хината понимала, что это значит. С каждым днем ему становилось все хуже и хуже.
Хината подошла к перилам веранды, но не стала окликать Хиаши, чтобы не отвлекать от чтения.
Вокруг их дома снова начинал расти сад. Прижились посаженные деревца, зазеленели свежей травкой газоны, и уже что-то проклюнулось на клумбах. Скоро снова тут будет пушистые пионы, раскидистые кроны и благоухающая сирень.
Хината вдохнула полной грудью теплый послеполуденный воздух и увидела, как в ворота дома зашел Хатаке Какаши.
«Что ему тут понадобилось?» - разморенная жарой, вяло подумала Хината.
Какаши прошел по дорожке в своей привычной медленно шаркающей манере. Хинате показалось, что сегодня он был еще более нетороплив, чем обычно.
Хокаге дошел до крыльца и остановился, поднял на нее взгляд.
Хината выпрямилась.
- Добрый день, Какаши-сан, – сказала она осторожно, напрочь забыв, что перед ней Хокаге.
Какаши ничего не ответил. Он вздохнул и так же медленно отсчитал ступеньки крыльца.
- У меня для вас новости, и новости не из приятных, – сказал он и показал зажатый в руке свиток. Такой прикрепляли к лапкам почтовых птиц. Какаши посмотрел на нее, потом на Хиаши, отложившего книгу. Он колебался, не зная кому отдать послание.
Хината, онемев и заледенев, протянула руку.
В ее ладонь упал крохотный свиток. Хината посмотрела на него. Маленький свернутый в трубочку кусочек бумаги, совершенно безобидный на вид.
Хината недрогнувшей рукой развернула письмо.
«Обнаружены мертвыми Команда 24. Предварительный мотив: похищение бьякугана. Ждем указаний».
Хината несколько раз моргнула. Глупый листок бумаги, чуть помятый, с торопливо выведенными, некрасивыми иероглифами. Какая-то нелепица. Чушь какая-то.
- Что там? – властно спросил Хиаши.
Хината отдала ему свиток. Он прочел. Прочел и еще несколько секунд так же, как Хината, просто смотрел в бумажку.
- Если я что-то могу сделать… - сказал Какаши, но умолк, когда Хиаши поднялся.
- Сделайте то, что должны и что можете, – ответил отец. – Благодарю вас, что доставили это лично.
Он прошел в дом и закрыл за собой дверь. Трость осталась у кресла – Хината отметила это с досадой. Ох, неужели отец так печется о том, как он выглядит перед Хокаге. Вот глупость какая! Какая чушь!
- Я соболезную, – сказал Какаши.
Хината посмотрела на него. «Что?.. Ничего не понимаю, – стучало у нее в голове. – Что?..»
- Ты знаешь, где меня найти. Я буду держать вас в курсе. – Он развернулся и спустился с крыльца.
«Держать в курсе чего?» - тупо подумала Хината. Она простояла на крыльце в полной неподвижности несколько минут.
«Ничего не понимаю… не понимаю…»
Листок! Что-то там в этом листке, что она не поняла. Что-то в нем… что в нем было написано? Что-то про команду Ханаби…
Хината вошла в дом и прошла к комнате Хиаши. Открыла дверь.
Он сидел в кресле у окна и смотрел на улицу. Листок лежал перед ним на столе.
Хината не спросив разрешения, зашла в комнату, взяла свиток и снова прочла.
«Обнаружены мертвыми Команда 24. Предварительный мотив: похищение бьякугана. Ждем указаний».
«Указаний?.. - вертелось и вертелось в голове Хинаты. - Каких еще указаний. И что там про команду 24? Это команда Ханаби, вот и бьякуган тут. Так что там… никак не могу понять… нет, не могу… не понимаю… никак…нет… нет. Нет. Нет».
Хината забормотала это вслух. Снова и снова, словно монотонную мантру.
- Нет. Нет. Нет. Это… чушь какая-то… глупость какая-то… пап, что они… - Она вдруг задохнулась слезами. – Что… что они пишут тут про Ханаби? Папа… что они… - Она чувствовала, как слезы начинают бежать по щекам, а голос срывается.
Она посмотрела на отца. Хиаши медленно отвернулся от окна и посмотрел на нее.
И Хината все поняла. Крохотное послание из мятого свитка, наконец, смогло достучаться в ее мозг. Хината выронила листок, в котором на самом деле было всего два слова.
Ханаби умерла.

@темы: Хината, Хиаши, Ханаби, Фанфикшн, Неджи/Хината, Неджи, Макси, Гет, Shelma-tyan