Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Вдохновлялась артом:

(с)

Название: Техника подмены
Автор: Laora
Беты: Glololo, Rileniya
Фандом: Наруто
Пейринг/Персонажи: Недзи, Сакура
Категория: джен
Размер: мини, 1694 слова
Жанр: экшн, ангст, вканонная AU
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: После Четвертой мировой войны шиноби Сакура стала АНБУ, а Недзи — ее напарником.
Примечание/Предупреждения: упоминаются смерти персонажей

Деревню сожгли вчера. Выживших не было, к запаху гари примешивался смрад жженой плоти. Некоторые дома еще дымились — вернее, то, что от них осталось. Обгорелые остовы.

За деревней высилась настоящая гора трупов, сваленных небрежно, кое-как. Огонь пощадил этих людей — их убили другие. Глубокие сквозные раны, рассеченные тела — все было ясно с первого взгляда.

Сакура сдвинула маску АНБУ на лоб, присела рядом с ближайшим трупом, перевернула его лицом вверх. Вздохнула с нескрываемым облегчением.

Нужно было спешить, если они хотели вернуться в убежище до заката.

— Недзи, — сказала Сакура, не оборачиваясь. За несколько лет, прошедшие после Четвертой мировой войны шиноби, она привыкла к напарнику и научилась чувствовать его присутствие безошибочно. Сейчас он стоял у нее за спиной.

— Его здесь нет.

Голос Недзи прозвучал резко, но при этом негромко, будто он специально сдерживал себя. Сердце — на стальные скрепы, и неважно, что они ржавеют от живой крови, эти скрепы, и ржавые шурупы вываливаются один за другим.

После Четвертой мировой Недзи сам был как скрепленный, насильно сшитый, собранный воедино из рассыпающихся частей, которые так и не захотели срастись.

Сакуру он таким, лоскутным, вполне устраивал. Он был хороший напарник, даже лучше, чем прежде, он идеально подчинялся ее приказам, а что прежний опасный блеск из глаз исчез — неудивительно.

Недзи, в отличие от Сакуры, был уверен в своей потере. Недзи смирился, но она — нет. Сакура отказывалась сдаваться, лезла в каждый мало-мальски примечательный конфликт в Стране Огня, надеясь, что где-нибудь встретит его.

Иногда Сакура думала — только потому Недзи и следует за ней, вовсе не из-за того, что его назначили ее напарником. Сам он, скорее всего, предпочел бы уйти из Конохи. Теперь его здесь ничто не держало.

Но одержимость, которую Сакура проявляла в поисках, была зеркальным отражением его собственной погасшей одержимости. Будь у него хоть малейшая надежда, Недзи бы тоже искал. Он понимал Сакуру, как никто другой, и чувствовал за нее ответственность. Считал, что обязан сопровождать ее и удерживать от совсем уж опрометчивых поступков — никто другой не сможет.

Была и еще одна причина.

— Мы не можем знать, пока не проверим. — Сакура стояла на своем, и Недзи, в конце концов, сдался. Он всегда сдавался быстрее, чем можно было предположить.

Какое-то время они растаскивали трупы, и Сакура каждому заглядывала в пустое лицо, ища знакомые черты.

— Их бы похоронить. — Недзи тоже снял маску. Они проверили все тела, и нужного среди них не было, как он и сказал.

Сакура рассеянно кивнула. «Вырыть» подходящую яму она могла при помощи боевой техники, но закапывать все равно приходилось вручную.

— Этих людей убили не шиноби. — Они оба слышали о том, что в этой местности недавно появились разбойники — смутное послевоенное время. Похоже, слухи можно было считать подтвержденными.

— Завтра, — пообещал Недзи.

Верно. Все завтра.

***

Перед Четвертой мировой войной Сакура собственными руками убила отступника Учиху Саске. Подоспевшей к месту его смерти группе шиноби во главе с Хатаке Какаши удалось захватить в плен человека в маске, предположительно — Учиху Мадару. Только вот не Мадара это оказался, а Учиха Обито. На допросе он сдал своего сообщника, Якуши Кабуто — в итоге объединенные силы шиноби вовремя остановили технику Эдо Тенсэй, которую тот собирался применить. Вместо множества оживших шиноби прошлого врагами для объединенных сил стали белые Зецу, справиться с которыми удалось при минимальных потерях.

Из выпуска Сакуры на войне погибла только Хьюга Хината — отчаянная Хината, в пылу боя заслонившая Недзи собой. Она сказала, что его жизнь ей дороже собственной, и умерла у него на руках — на этот раз по-настоящему, не как когда вышла защищать Наруто от Пейна.

Наруто не знал.

Да и знать не мог — он не принимал участия в Четвертой мировой войне шиноби.

Узнав о смерти Саске, Наруто не впал в ярость, не преисполнился желания отомстить Сакуре, не сказал, будто она сделала страшную и глупую ошибку и он никогда ее не простит. По законам предвоенного времени Сакура поступила правильно — и ей хватило сил совершить задуманное. Смерть Саске помогла предотвратить многие другие смерти, даже Наруто не мог этого отрицать.

Со смертью Саске Наруто лишился внутреннего стержня. Это отрицать не могла уже сама Сакура.

Он сдался. Безропотно позволил увезти себя на острова, спрятать как джинчурики, — а по дороге на эти самые острова бежал, и учитель Гай не смог его вернуть. Наруто будто в воздухе растворился.

Сакура знала: он не отправился вслед за Саске. Не такой он был, Наруто.

Сакура была уверена: Наруто по-прежнему сражается, и хотела найти его до того, как потеряет шанс когда-либо увидеть.

«В худших своих кошмарах я вижу, как это будет: я узнаю от кого-нибудь о твоей смерти — будто бы случайно. Я не увижу твоего мертвого тела — хватит и того, что мне полжизни пришлось видеть трупы на операционном столе и поле боя. Ты окажешь мне эту услугу, Наруто, подаришь веру, как раньше, — веру в то, что когда-нибудь, где-нибудь мы встретимся снова.

Ты оставишь мне в наследство Коноху, Наруто. И еще — воспоминания.

Детей у меня не будет. Это я знаю наверняка.

Потому что — просто подруга, для любого, даже лучшего из мужчин. До самого конца».

***

— Эй, — Сакура тронула спящего Недзи за плечо. Он проснулся мгновенно, будто вовсе не засыпал.

В первые годы совместных миссий они часто будили друг друга криками — у обоих были свои мертвые, и, если днем Сакура не винила себя в смерти Саске, ночью вина приходила к ней, нежеланная, нежданная.

Раз за разом ей снилось, что Саске выжил, только потерял руку, что Наруто спас его, что теперь Сакура — жена Саске, и у них подрастает дочь. А Наруто женился на Хинате, на живой, улыбчивой Хинате, которая вместе с двумя детьми ходит на могилу героически погибшего Недзи...

В этих сладких снах было что-то неправильное. Еще не проснувшись, Сакура распознавала фальшь безошибочно, как песок на зубах: она в них ничего не решала. Это Наруто был героем, Наруто распоряжался, жить Саске или умереть, и плевать хотел на то, что из-за Саске могут погибнуть люди. По воле Наруто все создавалось или рушилось, у Сакуры в созданном им лже-идиллическом мирке не было права голоса. Только он, Наруто, мог выбирать.

Так получилось, что выбрала — она, и радость предотвращенных последствий обратилась для нее горечью одиночества.

Сакура по-прежнему ни о чем не жалела: одиночество было лучше, чем чувство, что она не владеет собственной жизнью.

Не жалея, она просыпалась с криком и слышала стоны Недзи. У него были свои кошмары.

Несколько раз она думала — им надо бы переспать, обычное дело, что такого, обоим станет легче, но умом понимала: лучше не будет. Они оба потеряли важных людей, он — Хинату, она — Наруто. И, как техника подмены — обман, чтобы провести врага, так и их секс был бы обманом. Попыткой заполнить пустоту, которая может зарасти только сама, со временем.

Хотя некоторые пустоты ничем не заполнить.

На совместных миссиях с Недзи Сакура понимала это ярче, чем когда-либо, и подозревала: у него — так же.

— Пора? — спросил Недзи хриплым после сна голосом.

Сакура кивнула.

***

Логовом разбойникам служил заброшенный дом в лесу. Заброшенным он, впрочем, был только на первый взгляд: Сакура издалека заметила поднимающийся дымок. Разбойники считали, что им не от кого скрываться.

— Двенадцать человек, — заметил Недзи. Его бьякуган видел на расстоянии километра — неоспоримое свидетельство таланта. Дальше не видел ни один Хьюга, даже из старшей семьи. — Подкрепление?

Он спрашивал скорее для проформы — знал, что Сакура откажется. За годы, проведенные вместе, они не раз рисковали, отправляясь на ответственные дела вдвоем. Испытывали судьбу: обоим было ради чего жить только рядом друг с другом, но причин особенно дорожить собой не осталось.

— Вперед, — сказала Сакура, и они сорвались с места.

Разбойники были вооружены, но нападения не ожидали. За оружие схватиться успели далеко не все. Сакура и чакру поначалу не использовала — била так, как учили в Академии, удар за ударом, полоснуть кунаем, швырнуть сюрикен так, чтобы очередной разбойник им подавился. Это даже не была драка в полном смысле слова, это была бойня. Саске так легко убить не получилось — если бы не помощь Узумаки Карин, которая дернула его тогда за щиколотку, рванула на себя... И Сакура поняла, что нужно делать. Она собиралась убить Саске отравленным кунаем, но не это было ее оружием. Вместо яда, к которому у Саске как воспитанника Орочимару наверняка имелся иммунитет, — честный удар кулаком, усиленный чакрой. Попробуй, увернись, Саске: так наставница Цунадэ когда-то почти убила Джираю-сама.

Сакура на «почти» не разменивалась — единственным ударом она пробила Саске череп, пробралась внутрь его гениальной головы, сминая слабое сопротивление уязвимого мозга. А когда с Саске было кончено, сидела у тела умирающей Карин и пыталась лечить — но руки ей не повиновались.

Карин не держала на нее зла. Карин улыбалась, немного горько, но с чувством выполненного долга, а потом сказала: «Ты все сделала правильно» — и умерла.

Сакура ничего не смогла для нее сделать.

Рядом с ней не осталось дееспособных разбойников. Сакура развернулась, отыскивая взглядом Недзи, и обомлела. Он дрался, но не с разбойником — с полностью черным подобием человека, удивительно напоминавшим...

«Белый Зецу. Но мы же всех этих уничтожили во время войны, и этот... он черный!»

Бой шел явно не в пользу Недзи — противник был слишком вертким, он избегал ударов и готовился нанести свой. Решающий.

«Откуда он тут вообще взялся?!»

Думать об этом было некогда. Сакура не смогла спасти Карин, потеряла Наруто; потерять еще и Недзи она не могла.

Кулак, окруженный смертоносной чакрой, оставался ее лучшим оружием — его-то она и применила, напав на черного Зецу сзади. Враг оказался сообразительнее, чем Саске несколько лет назад, а может, его просто никто не держал за ногу.

Черный Зецу отскочил от удара и, беглым взглядом оценив расстановку сил, пустился наутек. Он практически сразу исчез из поля зрения.

— Что за хрень, — с чувством сказал Недзи. Посмотрел на Сакуру: — Спасибо.

Он тяжело дышал, и она кивнула, принимая благодарность как должное.

— Не нравится мне это. Слишком много разбойников в последнее время.

— Думаешь, он к этому причастен? — Недзи имел в виду черного Зецу.

— Нужно найти его, — согласилась Сакура. — И уничтожить.

— Мы же не его искали.

— Пора взглянуть правде в глаза, — Сакура сжала зубы, — мы не найдем Наруто, если он сам этого не захочет. И он не такой слабак, чтобы его убили какие-то выродки. Мы не найдем Наруто... значит, надо жить в мире без него. И защищать наш мир от таких, как этот. Черный, — уточнила. — Нам понадобится подкрепление.

Недзи промолчал.

— Может, мы еще и встретимся с Наруто, — продолжила Сакура, прикрыв глаза, — но сейчас мечта о встрече с ним — не более чем техника подмены. Нельзя подменять реальность иллюзией, когда очередная беда на пороге. Сейчас мы должны позаботиться о том, чтобы Наруто было куда вернуться — если он захочет.

Посмотрела в опаловые глаза:

— Нужно жить дальше.

Ничего не говоря, Недзи протянул Сакуре руку — и она ее крепко сжала.

«До самого конца».

изображение

@темы: Неджи/Хината, Неджи, Мини, Джен, Арт, Ангст, Laora, Фанфикшн